А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обольщение мисс Джонс" (страница 11)

   Марта полагала, что такой вариант предпочел бы и сам Карлос: быть отцом и сохранить свободу. Тогда почему он вдруг замолчал? Почему замерло его сильное тело? Марта сделала к нему шаг и остановилась. Его тяжелый взгляд предупредил ее не приближаться. И только тогда она поняла, что уже подняла руки, желая коснуться Карлоса, но этот жест остался незавершенным.
   – Это все, о чем ты просишь? – хрипло поинтересовался он.
   Слова прозвучали как обвинение, как самое худшее оскорбление, которое он мог бросить ей в лицо.
   – Да. Это все.
   – И ты собираешься сама со всем справиться? Но я не понимаю… у тебя нет ни работы, ни дома. Тебе нужна помощь.
   – Я справлюсь.
   – По крайней мере, позволь мне поддерживать тебя финансово… нет? – спросил он, когда Марта покачала головой.
   – Нет, Карлос. Я действительно ничего от тебя не хочу. Денег у меня и самой достаточно. Вполне.

   Глава 11

   – У тебя?..
   На лице Карлоса отразилось сильное изумление, и Марта вдруг почувствовала, как у нее подкосились ноги. Ей нужно было присесть, хотя бы на кровать.
   «А чего я ожидала?» – спросила она себя. Что отказ выйти замуж за Карлоса, все эти вопросы, напряжение привели бы к предложению совсем другого рода? Что он действительно мог сказать…
   Неужели Марта была слишком глупа и думала, что их ссора каким-то непостижимым образом приведет к объяснению в любви? Глупая надежда. Нужно быть чокнутой, чтобы мечтать об этом.
   Услышав предложение Карлоса помочь ей финансово, Марта почувствовала слабость, голова закружилась, и ее затошнило, как на первой неделе беременности.
   – Это на самом деле и было причиной, по которой я собиралась замуж, хотя в то время я этого не понимала. Я выиграла семь миллионов в лотерею, – объяснила Марта. – Гэвин знал об этом, но я думала, что он сделал мне предложение из-за любви. И только утром в день свадьбы я поняла, что…
   – Что он спит с твоей подругой, – закончил Карлос.
   Он вспомнил, каким несчастным было ее лицо, когда она рассказывала о случившемся, какая боль была в ее глазах. Именно тогда он начал понимать, как много Марта для него значит. Он испытывал сочувствие к ее страданию и ненависть к предавшему ее жениху.
   Эта печальная история затронула тайные струны в его душе, и Карлос просто не знал, как справиться со странной тяжестью в груди. И потом когда они занимались сексом…
   – Значит, у тебя есть деньги? – произнес он.
   Карлос пытался найти выход. Марта отказалась выйти за него замуж. Сколько раз можно спрашивать и получать один и тот же ответ – нет? Она не станет его женой, не станет носить его имя и находиться рядом. Марта хотела, чтобы он заботился о ребенке, но ей самой от него ничего не было нужно.
   Деньги были его последним козырем. Единственное, что он мог ей дать и сделать таким образом ее жизнь легче. Марта получила бы пользу от его предложения. Но, оказалось, она и сама не была бедна.
   Но если так, тогда что еще ей могло понадобиться? В глубине души Карлос знал ответ на этот вопрос. Марте хотелось, чтобы он нуждался в ней. Она и сама нуждалась в нем.
   – Итак, когда ты приехала в Аргентину, чтобы найти меня…
   – Ты действительно думал, что я примчалась сюда из-за денег? Что меня соблазнила вся эта роскошь Эль-Сьело?
   Карлос заслужил порицание, отражавшееся в ее прекрасных глазах, почувствовал укол горечи и вины. Он мог даже ощутить, как смущение и даже стыд жгут кожу его щек, но его это не волновало. Марта злилась на него не без причины, и сейчас он познавал всю силу ее обиды и гнева.
   – Я был дураком, решив так. Я должен был понимать, что женщина, оставившая пачку банкнотов в номере гостиницы, желая помочь нищему, как она думала, путешественнику, у которого не было и ломаного гроша за душой, не могла оказаться охотницей за состоянием. Это, наверное, сильно оскорбило тебя. Мне очень жаль, Марта. Я искренне извиняюсь за свою глупость. Не понимаю, как такая идея вообще пришла мне в голову.
   Марта моргнула. В ее глазах стояли слезы, капля медленно катилась по нежной щеке. Она резко кивнула, светлые локоны упали на лоб.
   – Спасибо тебе за это. Я приехала сюда только затем, чтобы рассказать тебе о ребенке. А теперь мне нужно… – Марта не закончила – ее голос сорвался.
   Она встала, и это движение заставило ее грудь покачнуться под свободной туникой. Встретив ее здесь в первый день, Карлос сразу заметил, как Марта похорошела, как соблазнительно округлились ее формы. И ему понравилось увиденное. Но в тот момент он еще ничего не знал. Как он мог не догадаться об истинной причине ее приезда?
   Потому что Карлос был выведен из равновесия, удивившись тому, что она так внезапно оказалась здесь. И тому, что она легко поладила с Хавьером. Возможно, все дело было в Эль-Сьело. Карлос даже заподозрил, что Марта имеет какие-то виды на старика, но глубоко внутри знал, что не прав. Он просто ревновал и волновался из-за ее присутствия. Поэтому и вел себя подобным образом.
   – А теперь я уезжаю, – сказала Марта.
   Она подняла что-то с пола: это было платье, которое она уронила несколько минут назад. Когда Марта наклонилась, Карлосу открылся обзор ее крутых бедер, полушарий ягодиц. Его тело тут же отозвалось, затвердев быстро и горячо, затормозив мышление.
   – Уезжаешь? Ни за что! – воскликнул он.
   Марта повернулась к нему: в ее взгляде читался протест. И в ту же минуту – слишком поздно – Карлос заметил неподалеку раскрытый чемодан со стопкой одежды. Марта говорила, что не нуждается в нем, и это оказалось правдой.
   Но она была нужна ему.
   – Хватит, Карлос, что еще мы можем сказать друг другу? – печально спросила она.
   Неужели так все и закончится? Ведь должны же быть какие-то слова, которые образумили бы ее, заставили изменить свое решение и не бежать от него.
   – Я говорил с Хавьером. Он сказал, что передумал и хотел бы оставить Эль-Сьело мне. – Фраза вырвалась у Карлоса прежде, чем он смог остановить себя.
   Он увидел, как изумление расцвело на лице Марты и смятое платье вновь полетело на пол. Выражение искренней радости осветило ее изнутри. Серые глаза сияли, губы раздвинулись в искренней улыбке.
   – Правда? О, это прекрасно! Так вот, значит, почему он позвал тебя сюда. Разве нет? – удивилась Марта, когда он медленно покачал головой.
   – Нет.
   Она нахмурилась. Этот слегка меланхолический изгиб ее губ вызвал у Карлоса желание схватить ее в объятия. Но сейчас было неподходящее время. В самом деле, Карлос начал уже сомневаться, наступит ли когда-нибудь подходящее время. У него даже не было возможности осмыслить новость о ребенке… Скоро он станет отцом.
   Его ребенок…
   Взгляд Карлоса переместился от линии ее бедра к животу. Внутри рос его малыш. Разве он думал, что когда-нибудь станет мечтать об отцовстве? Но сейчас… О боже, сейчас…
   Его собственная семья. Семья, которой Карлос не имел, но всегда хотел. Осознание того, что он приблизился к желаемому так близко, кружило ему голову. Но была там и другая мысль, которая подействовала как холодная вода и вернула его к жестокой реальности.
   Так близко и так далеко. Хавьер сказал кое-что еще, и это могло сделать его мечту неосуществимой.
   – Но Эль-Сьело и должно быть твоим, как ты и сказал. Ты очень много сделал для поместья, помогал его строить.
   – Но я не могу принять предложение дедушки, – тихо произнес Карлос.
   В его голосе звучало разочарование. Именно его он почувствовал, когда Хавьер предложил ему то, о чем он когда-то мечтал так неистово. В тот момент Карлоса обуревало бессилие. Старик объявил свою волю, а Карлос мог думать только о новой цели, которая быстро и незаметно заменила все предыдущие стремления.
   – Хавьер решил оставить поместье мне, потому что видел, как я забочусь об этом месте. И еще я знаю лошадей, понимаю толк в их разведении. Он думал, под моим руководством дела пойдут в гору, хозяйство окрепнет. Конечно, рентабельность этого места всегда была важна для него.
   – Я не понимаю. Если Хавьер и собирался кому-то завещать поместье, то только тебе. Другого пути нет.
   В этом-то как раз и заключалась проблема. Было одно условие, выполнив которое Карлос мог получить наследство. Но теперь ему было нужно совсем другое – настоящая семья. Марта и их ребенок.
   Она снова принялась собирать вещи, и Карлос, отчаявшись окончательно, шагнул вперед и яростно вырвал одежду из ее рук.
   – Все не так! – крикнул он.
   Карлосу нужно было это произнести. Марта должна была знать правду.
   Она недоуменно покачала головой:
   – Но почему?
   – Я не могу принять наследство.
   – Не можешь? – переспросила она. – В смысле, ты отказался добровольно?
   – Да, отказался, потому что это было бы неправильно.
   Ответ ошеломил Марту.
   – Как такое возможно? – удивленно пробормотала она.
   – Приняв предложение Хавьера, я уже не смогу попросить тебя выйти за меня замуж. – Карлос произносил слова медленно и четко. Ему было нужно, чтобы Марта действительно поняла смысл – самую важную вещь, которую он когда-либо говорил. – А я собираюсь задавать этот вопрос снова и снова при любой возникшей возможности до тех пор, пока не получу ответ, который мне нужен. Но, вступив в права наследника, я никогда не смогу доказать, что женился по стоящей причине.
   – И что это за причина? – Неужели этот срывающийся хриплый голос принадлежал ей?
   Марта была удивлена. Горло пересохло, каждое слово давалось с трудом.
   – Потому что я встретил женщину, которая изменила мою жизнь. Которая заставила меня чувствовать, думать о будущем, в то время как раньше я пытался лишь убежать от прошлого. Она смогла предложить мне новую – настоящую – личность вместо той, утраченной. А теперь я стану отцом, частью настоящей семьи. Это счастье, и я никогда не думал, что мне удастся познать его.
   Это звучало так прекрасно. К глазам Марты снова подступили слезы. «…я встретил женщину, которая изменила мою жизнь. Которая заставила меня чувствовать, думать о будущем, в то время как раньше я пытался лишь убежать от прошлого». Но ей пришлось напомнить себе, что Карлос говорил о некоем идеале и должны быть конкретные причины, по которым он хотел жениться именно на ней. Вдруг Марта осознала, что, задумавшись, прослушала его следующие слова. Затем раздался его приглушенный смех.
   – Что ты сказал? – спросила она.
   Карлос внимательно посмотрел на нее. В его зеленых глазах Марта увидела смесь искренности и смущения.
   – Я спросил: знаешь ли ты, сколько мисс Джонс живет на севере Англии?
   – А что… ты искал меня? – Марта просто не могла в это поверить, но подобное предположение было единственным объяснением.
   – Я не должен был дать тебе так просто уйти из моей жизни. Не следовало мне тогда убегать. Я должен был остаться, поговорить, признаться во всем и попытаться решить проблему. Вместо этого проявилась моя слабость. Я был зол на себя за неспособность устоять перед тобой. Я всегда контролировал ситуацию, мог отказаться, но с тобой… Я не смог сказать «нет» и был так поражен своим поведением – своей слабостью, – что должен был выйти проветрить мозги. Я думал, ты останешься. Какой дурак! Если бы ты знала, что я почувствовал, когда вернулся и увидел пустую постель и эти деньги!
   Он пропустил пальцы сквозь волосы, отбросив их со лба. Марта видела всю его искренность, отпечатавшуюся в каждой черте этого прекрасного лица.
   – Я хотел, чтобы ты осталась. – Не было никакой фальши ни в его словах, ни в выражении лица, ни в голосе.
   Марта была потрясена.
   – Ты хотел?.. – начала она.
   Карлос медленно кивнул. С каждым мгновением его таинственные зеленые глаза затягивали ее все глубже и глубже. Неужели это действительно случилось? Мог ли он говорить?..
   – Я убегал, когда встретил тебя. Убегал от того, на что не хотел смотреть, от того, что изменило мое представление о самом себе. Ты заставила меня захотеть остановиться. Я не знал, кто я, но с тобой это не имеет значения. С тобой я могу просто быть.
   – Я хотела остаться, – призналась Марта. – Но решила не навязываться.
   Реакция Карлоса была неожиданной: на лице появилась улыбка, первая настоящая улыбка с тех пор, как он вошел в комнату.
   – Черт, а тебе не пришло в голову, что, возможно, я хотел этого? Чтобы когда я вернулся, мы поговорили бы и положили начало чему-нибудь новому. Вместо этого я обнаружил пустую комнату, смятое платье и пачку банкнотов. И никакой возможности найти тебя.
   – Ты правда хотел найти меня? – Марта смотрела на него широко раскрытыми глазами.
   Карлос кивнул:
   – Я вернулся на то место, где мы встретились, – на дорогу. Единственная зацепка, которая у меня была, – ты планировала сыграть свадьбу недалеко от того места, где я подобрал тебя. Я разыскал Хаскетт-Холл, получил твой адрес, но к тому времени, как обнаружил твою квартиру, ты уже уехала, оставив ее агентам по недвижимости.
   – Боже, неужели это правда? – Она до сих пор не могла поверить в услышанное.
   Марта думала, что Карлос хотел избавиться от нее, и ушла. Но что тогда означали его слова?
   Она снова и снова прокручивала их в голове: «Ты заставила меня захотеть остановиться. Я не знал, кем я был… Рядом с тобой я мог просто быть…»
   А до этого: «…я встретил женщину, которая изменила мою жизнь. Которая заставила меня чувствовать, думать о будущем, в то время как раньше я пытался лишь убежать от прошлого…»
   – Карлос… – начала она, но голос затих, в горле застрял ком.
   – Я хочу, чтобы ты была частью моей жизни, Марта. Я почувствовал это в тот день, когда мы встретились. Не знаю, что произошло, но это стало нашей судьбой. Это было чем-то серьезным. Я отреагировал… как дурак – ушел. Я потерял контроль и испугался. А еще этот презерватив… Ты могла остаться со мной против воли, и от этой мысли мне становилось тошно. – Карлос рассмеялся почти неслышно.
   Марте захотелось прижаться губами к его рту.
   – Немало времени прошло, пока я понял, что мои чувства – это и есть любовь или, по крайней мере, ее начало. Там, на дороге, я встретил свою принцессу. Но был слишком слеп и не заметил очевидного. Я не хотел давить на тебя. Мне нужно, чтобы ты осталась со мной по собственной воле. Как жаль… мы потеряли столько драгоценного времени…
   – Я хотела… – тихо произнесла Марта.
   Казалось, Карлос изумился ее ответу. Он откинул голову, глаза его стали темными и глубокими, и Марте показалось, что она в них утонет. Но погружаться было уже некуда. Они достигли самого дна.
   – Я хотела быть с тобой, Карлос, и не только из-за ребенка. Я хотела тебя. И надеялась, ты увидишь это. Я специально оставила деньги, желая дать понять: мне интересен ты, а не твое положение. Мужчина, которым ты являешься и которым был – прекрасным незнакомцем с пустынной дороги, появившимся из ниоткуда и спасшим меня…
   Марта не договорила, потому что Карлос бросился к ней и заключил ее в стальные объятия. Его губы встретились с ее губами, отметая последние сомнения, предлагая счастье, красноречиво говоря о любви. Слова не способны были выразить весь спектр чувств. Марта неистово отвечала, вложив в поцелуй свою душу, выражая любовь каждым движением языка.
   – Я должен кое-что сказать тебе, – наконец произнес Карлос, когда буря эмоций немного улеглась и они присели на кровать, держась за руки.
   «Наверное, что-то важное», – подумала Марта, и ее сердце забилось быстрее от тревожного предчувствия. Карлос упоминал, что не сможет жениться на ней, если примет наследство Хавьера. Неужели в предложении старика действительно был какой-то подвох?
   – Хавьер сказал, что я могу унаследовать Эль-Сьело только при условии, что женюсь на тебе. Что я должен поступить как мужчина: сделать тебя своей женой, а ребенка законнорожденным. И только тогда он снова включит меня в свое завещание.
   Теперь Марта поняла раздражение и печаль, кипевшие в нем некоторое время назад. Карлос чувствовал себя загнанным в ловушку людьми, которых хотел любить и которым следовало отвечать ему взаимностью.
   – Я понимаю, – сказала она тихо, крепко сжав его ладонь.
   – Я знал, что ты поймешь. – Карлос мягко улыбнулся. – Теперь ты знаешь, что я не могу принять Эль-Сьело, если надеюсь жениться на тебе. Я хочу иметь семью, но если я выполню условия Хавьера, то ты не будешь уверена, хочу ли я тебя и ребенка или просто использую вас для достижения собственных корыстных целей. Эх, если бы все было так, как в тот день, когда мы встретились. Но вернуться в прошлое невозможно. Теперь нас будет трое.
   Еще один поцелуй – уверенный, но более нежный, чем первый, прогнал прочь беспокойство Марты. Мягко обхватив ладонями лицо Карлоса, она заглянула ему в глаза и увидела там все, что хотела.
   – Это случилось в тот момент, когда Хавьер изложил свои условия, – прошептал Карлос, погладив ее по щеке. – Я почувствовал невероятное отвращение к тому, что он делает, и отверг его предложение, не задумываясь. Потому что в тот момент я понял: все, чему ты меня учила, правда.
   – Все, чему я тебя учила? – едва выговорила изумленная Марта. Ей трудно было поверить, что она могла оказать на Карлоса такое сильное влияние.
   – О да, – уверил он ее. – Ты показала мне, что семья не связана с кровью, именем или местом, которое ты считаешь своим домом. Это не то, чем ты владеешь, не то, что ты наследуешь. Семья строится на другом – на любви. А любовь не имеет условий и категорий, правил и директив. Она просто есть. Хавьер не может купить мои чувства даже с помощью Эль-Сьело, и мне не нужно поместье или что-то еще, чтобы любить тебя. Я хочу любить тебя без всяких условий.
   – Не надо судить Хавьера слишком строго, – ответила Марта. – Возможно, это то самое предложение мира, на которое ты так надеялся.
   – Возможно. Он, как и я, понял, что узы любви сильнее, чем кровь. Но я по-прежнему не могу принять Эль-Сьело, если будут какие-то сомнения насчет моих чувств.
   – Сейчас уже ничто не может заставить меня сомневаться в них, – уверила его Марта. – Я тоже хочу выйти за тебя, Карлос. И я абсолютно уверена, что ты женишься на мне по любви.
   Карлос мог отказаться от того, что долгие годы так много для него значило, – дома. Потеряв его, он отправился в путь и заехал на холодную, мокрую, пустынную дорогу, где повстречал ее. У Марты не могло быть сомнений – все это Карлос сделал ради нее.
   – Настоящее богатство не измеряется деньгами или землей, – сказал Карлос между поцелуями, словно никак не мог в достаточной мере выразить ей свою любовь. – Все, что нам нужно, – это мы и наш ребенок. Эль-Сьело может и правда рай на земле, но если цена его будет слишком высока, я не буду за него бороться. Вместе с тобой у меня есть целый мир, а без тебя у меня нет ничего.
   – Мы создадим нашу собственную семью, наш собственный дом и наполним его любовью, – улыбнулась Марта. – Вдвоем у нас будет целый мир.
   Она положила руку Карлоса на свой живот, где рос их ребенок, и увидела, как его лицо озарилось восторгом и изумлением.
   – У нас есть все, что нам нужно, любовь моя. Все, что имеет для нас значение. Мы вместе построим наш собственный рай и проживем долго и счастливо.


   Devil and Мiss Jones
   © 2012 by Кate Walker
   «Обольщение мисс Джонс»
   © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013
   © Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация