А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уже не игра" (страница 3)

   Глава 3

   – Аллегра!
   Ее разбудил звонок телефона, и у нее не было времени, чтобы собраться с мыслями, прежде чем ответить.
   – Аллегра, это я, Эйнджел. Что, черт возьми, происходит?
   – Подожди минутку, – ответила она. – До меня пытается дозвониться кто-то еще. – Посмотрев на дисплей, она увидела имя своего брата Лео и одновременно с этим кольцо на своем безымянном пальце. В следующую секунду раздался звонок в дверь.
   О боже!
   – Эйнджел… – Они были подругами и говорили о разных вещах, но сейчас она не могла ничего объяснить сводной сестре. – Ко мне пришли. Я тебе перезвоню.
   Только она прервала соединение, как ей снова позвонили, на этот раз отец. Она не стала отвечать.
   Ей хотелось собраться с мыслями, прежде чем идти открывать дверь, но посетитель был очень настойчив. Он вдавил кнопку звонка, и дребезжащий шум не прекращался ни на секунду. Соседские дети часто баловались подобным образом, поэтому она включила видеофон, чтобы посмотреть снимки камеры наружного наблюдения… и увидела лицо Алекса. Он был бледен и небрит.
   «Пусть забирает назад свое кольцо», – решила Аллегра. Их дурацкая игра вышла из-под контроля.
   – Сейчас открою, – произнесла она в переговорное устройство на стене.
   Включив электрический чайник и накинув халат, она открыла входную дверь и впустила Алекса в квартиру. У него был ужасный вид. На нем был вчерашний костюм, под глазами залегли тени.
   Ей было невыносимо видеть его таким, поэтому она направилась на свою маленькую кухню:
   – Мне нужен кофе и, судя по вашему виду, вам тоже.
   Ее мобильный телефон звонил не переставая. У нее не хватило духу ответить, поэтому она его отключила.
   – Вы можете забрать свое кольцо, – сказала она последовавшему за ней Алексу, насыпая в кружки растворимый кофе.
   – Вы не можете пойти на попятную. – Услышав в его голосе гнев и предупреждение, Аллегра повернулась. – Уже поздно что-либо менять. – Он продемонстрировал ей газету. – Полагаю, вы еще не читали свежих газет и не смотрели новости.
   Увидев фотографию на первой полосе, она похолодела. На снимке были они с Алексом. Он держал ее руку и рассматривал кольцо, которое для нее купил.
   – По крайней мере, нас не сфотографировали немного позже, когда мы целовались, – произнесла она, стараясь сохранять спокойствие.
   – То, как я целую женщину, вряд ли может кого-то заинтересовать, – ответил Алекс. – Но вот тот факт, что кронпринц Сантины купил женщине кольцо…
   – Это была ошибка, – сказала Аллегра. – Мы можем сказать… – она задумалась на мгновение, – что мы друзья, и я просто показывала вам…
   – Я только что разговаривал с Анной.
   Он не стал вдаваться в детали. Разговор был трудным, и он не хотел его вспоминать. Когда Аллегра спросила, как дела у Анны, он покачал головой:
   – Почему-то я сомневаюсь, что она была бы вам благодарна за беспокойство. Я также поговорил со своими родителями.
   – Они все знают?
   – Да. Это от них я узнал про статью, – ответил он. – На нас работают люди, которые постоянно просматривают прессу и сводки новостей.
   Неужели она не поняла, что он всю ночь решал эту проблему?
   – Я жду звонка из дворца, чтобы узнать, как нам вести себя дальше.
   В присутствии Алекса Аллегра не могла мыслить здраво. Он напоминал ей об их вчерашнем поцелуе.
   В дверь позвонили, и она подошла к монитору видеофона и нажала на кнопку. Алекс последовал за ней.
   – Это мой отец, – сказала она, испытывая некоторое облегчение. – Он придумает, что делать…
   – Я думал, вы ненавидите скандалы, – перебил ее Алекс.
   – Мы просто скажем…
   – Похоже, вы меня не поняли, – отрывисто бросил он. От обаятельного мужчины, с которым она вчера познакомилась в баре, не осталось и следа. Сейчас она имела дело с надменным принцем Алессандро Сантиной. – Назад дороги нет.
   – Вы не можете меня заставить. – Она издала нервный смешок. – Мы оба знаем, что все, что произошло вчера, было ошибкой.
   В дверь еще раз позвонили, и она протянула руку к кнопке переговорного устройства, но Алекс ей помешал, схватив за запястье. Она, как и вчера, дала ему понять взглядом, что физический контакт нежелателен, но сейчас это не сработало.
   – Вы согласились на это, Аллегра. Деньги лежат на вашем счете. – Он посмотрел на газету. – Конечно, мы могли бы сказать им правду. – Он небрежно пожал плечами. – Уверен, у них есть и фотографии того, что произошло позже.
   – Это был просто поцелуй.
   – Очень дорогой поцелуй, – заметил Алекс. – Интересно, что раздули бы из этой истории газетчики, если бы узнали, что вчера я купил ваши услуги.
   – Вы не сделали бы этого.
   Аллегра ужаснулась, представив себе скандальные заголовки со своим именем.
   – О, Аллегра, – произнес он с обманчивой мягкостью, – еще как сделал бы. Слишком поздно идти на попятную.
   Глубоко вдохнув, он вспомнил печальные слова Анны: «С любовью не поспоришь».
   Он не может допустить, чтобы Аллегра передумала. Если Анна узнает, что он заплатил другой женщине, чтобы не жениться на ней, она почувствует себя опозоренной.
   Отдернув руку, она открыла дверь.
   – Что здесь происходит, Аллегра?..
   Бобби Джексон резко замолчал, обнаружив, что его дочь в квартире не одна. Она хотела подойти к нему, но Алекс ее опередил:
   – Мистер Джексон, прошу меня извинить за то, что мы с вами встретились подобным образом.
   – Значит, это правда?
   Аллегра увидела во взгляде отца скептицизм. У Бобби Джексона не укладывалось в голове, как его серьезная и довольно заурядная дочь могла стать невестой принца. Ее уязвило, что отец не верил, что такой мужчина, как Алекс, мог заинтересоваться женщиной вроде нее.
   Обняв ее рукой за талию, Алекс сказал ее отцу:
   – Мы собирались нанести вам визит сегодня днем. Я хотел официально попросить у вас руки вашей дочери.
   Глаза Бобби расширились от изумления. От необходимости отвечать его спас мобильный телефон, зазвонивший в кармане Алекса. Извинившись, тот пошел на кухню ответить на звонок.
   – Боже мой! – Бобби состроил гримасу. – Он не из твоих обычных…
   – Нет. Футбол его нисколько не интересует, – произнесла Аллегра с некоторым раздражением, потому что парни, которые приглашали ее на свидания, больше интересовались ее отцом, чем ею самой. – Послушай… – она сглотнула, – мы не собирались торопиться с помолвкой, но ситуация неожиданно вышла из-под контроля…
   – Вот что происходит, когда в дело вмешивается пресса.
   – Я знаю, что тебя это шокировало, папа, – сказала Аллегра. – Мне жаль…
   – Жаль? – рассмеялся Бобби. – Не понимаю, какие тут могут быть сожаления. Он строгий, но…
   В этот момент в комнату вернулся Алекс, и он замолчал.
   – Я только что разговаривал со своим отцом, мистер Джексон, – сказал Алекс, взяв Аллегру за руку. – Принимая во внимание тот факт, что новости уже просочились в прессу, мои родные считают, что нам следует официально объявить о помолвке. В ближайшее время по этому поводу состоится прием.
   – Прием?
   Аллегра почувствовала, как пальцы Алекса крепче сжали ее руку.
   «Нет!» – хотела крикнуть она. Дело было не только в том, что их игра зашла слишком далеко. Он понятия не имеет, какое стихийное бедствие представляет собой ее семья.
   – Вечеринка! – Глаза Бобби загорелись, и Аллегра поняла, что крепче сжимает руку Алекса. Соглашаясь вчера на его предложение, она даже не подозревала, что все может так далеко зайти.
   Встретившись с ним взглядом, она произнесла охрипшим от волнения голосом:
   – Думаю, нам не следует устраивать торжественный прием.
   – Не говори ерунды, – ответил Бобби. – Почему ты не хочешь как следует отметить свою помолвку, Аллегра? У меня полно знакомых, мы найдем отличное место…
   – Место уже выбрано, – перебил его Алекс, и черты Бобби слегка напряглись. – Мы будем очень рады, если ваша семья прилетит на Сантину, чтобы вместе с нами отпраздновать нашу помолвку.

   Глава 4

   – Твои родственники вели себя ужасно, – тихо сказал Алекс Аллегре, когда они возвращались в свои комнаты.
   – Это было именно то, чего ты хотел, – ответила она. – Именно по этой причине ты позаботился о том, чтобы на вечеринке был фотограф, который запечатлел каждый неприятный момент. Надеюсь, ты доволен.
   – Думаю, я могу найти множество других слов, чтобы описать то, что я сейчас испытываю.
   На самом деле Алекс испытывал противоречивые чувства. К своему стыду, он был вынужден признать, что действительно надеялся на небольшой скандал. Хотел, чтобы его родные и жители Сантины увидели, как плохо они с Аллегрой друг другу подходят. Он никак не мог поверить, что его родители так хорошо восприняли новость о его помолвке. Когда он приехал домой, его мать расплакалась от радости, а отец, который всегда был скуп на эмоции, отвел его в сторону и сказал, что испытывает чувство облегчения от того, что его сын готов взять на себя больше королевских обязанностей. Он не говорил о своем здоровье, но Алекс прочел между строк, что оно ухудшилось. Уже не в первый раз, приезжая на Сантину, он понимал, что пришло время вернуться домой и взять на себя роль, к которой его готовили с рождения. Правда, ему придется сделать это без поддержки Анны – женщины, которая была знакома с дворцовым укладом и знала, что нужно этой стране и ее народу.
   Итак, завтрашние газеты будут наперебой рассказывать о выходках Джексонов на официальном приеме в королевском дворце, и, разумеется, все это отразится на нем. Его родные, должно быть, решили, что он спятил. Маттео пришел в ужас. Хассан, лучший друг Алекса, прямо спросил его, не сошел ли он с ума.
   – Они были не так уж и плохи, – ответила Аллегра.
   Да, ее родные с момента своего прибытия на остров вели себя шумно, но таким образом они выражали свою искреннюю радость за нее. В отличие от них, гости со стороны королевской семьи держались холодно и надменно. Сейчас, когда счастливая пара покинула вечеринку, все остальные тоже стали расходиться по своим комнатам.
   Внезапно Аллегре захотелось плакать.
   – Твои были не лучше.
   Остановившись, Алекс повернулся к ней:
   – Что это значит, черт побери? Мои родные были любезными.
   – Они смотрели на моих свысока.
   Она прекрасно понимала, что коридор не лучшее место для подобных разговоров, что репортер из журнала «Скандалы» еще находится во дворце, но ей было все равно.
   – Маттео оттащил Иззи от микрофона, когда она всего лишь захотела спеть для своей сестры на ее празднике.
   – Это королевская помолвка, а не вечеринка в караоке-клубе. Мы поговорим об этом позже, – ответил Алекс, с трудом сохраняя спокойствие. Дворец никогда прежде не знал ничего подобного. Он не понимал, почему Аллегра возмущается. В конце концов, это ее семья устроила здесь балаган. Сначала ее вульгарная сестра взяла микрофон и попыталась спеть, затем ее подвыпивший отец попытался произнести речь.
   Она не хотела идти в комнату, в которой торчала с того момента, как прибыла на Сантину. Она почти не видела Алекса, то есть Алессандро, как ей было велено его называть. Сейчас они впервые оказались наедине. Завтра пресса разнесет ее семью в пух и прах, и в данный момент она меньше всего настроена играть на камеру.
   – Я никогда не встречала таких холодных и высокомерных людей, как твои родные и друзья. – Алессандро смерил ее ледяным взглядом, но она его проигнорировала. – Мой отец, по крайней мере, пожелал нам счастья.
   – Он был пьян, – отрезал Алекс. – Я не помню точную цитату, но он сказал, что очень рад, что ты так хорошо устроилась.
   – По крайней мере, он старался быть любезным.
   Алекс не поверил своим ушам:
   – Старался? Да он не смог даже добраться до отеля и сейчас спит в комнате для гостей. Я распорядился, чтобы наш шофер съездил в отель и привез его вещи.
   – Таков мой отец, – сказала Аллегра. Объяснять этому высокомерному человеку, что дома в Англии многие считают ее бесшабашного отца очаровательным, было бесполезно. – По крайней мере, он не смотрел свысока на других и не…
   Она не договорила. Сделай это, она бы расплакалась и выставила себя полной идиоткой. Этот вечер – ошибка. Ее приезд на Сантину ошибка. Когда самолет приземлился на острове, Алекса словно подменили. От обаятельного мужчины, с которым она познакомилась в Лондоне, не осталось и следа.
   – Ты изменился, – произнесла она с осуждением.
   – Разумеется. Здесь я наследный принц.
   Алекс держался так же холодно и отчужденно, как его отец. Даже когда сегодня вечером она преобразилась для встречи с королем, он удостоил ее лишь брошенным вскользь комплиментом. Стилисты нарядили ее в темно-красное платье и уложили волосы в элегантную прическу, но она все равно не произвела должного впечатления. Король еле заметно фыркнул, остальные родственники Алекса бросали на нее неодобрительные взгляды. Будь она по-настоящему влюблена в Алекса, она не вынесла бы такого отношения к себе.
   – Ты получил то, чего хотел, – сказала Аллегра.
   Алекс не хотел продолжать этот разговор, но ее слова сбили его с толку, и он, забыв об осторожности и правилах хорошего тона, снова остановился и схватил ее за запястье:
   – Что ты имеешь в виду?
   – Ты это спланировал.
   Не желая выяснять отношения в коридоре, он открыл первую попавшуюся дверь, чтобы затащить Аллегру в комнату, но увидел внутри пару, занимающуюся любовью. К счастью, мужчина и женщина были слишком увлечены друг другом и не заметили их.
   – О боже, – возмущенно пробормотал Алекс, закрыв дверь, – могли бы запереться ради приличия! – Он ожидал увидеть на лице Аллегры ужас или замешательство, но она лишь закатила глаза и криво улыбнулась.
   – Ты думаешь, что это смешно?
   – По крайней мере, эти двое получают удовольствие от сегодняшнего вечера.
   – Увиденное не вызывает у тебя отвращения?
   – Нет. Им хорошо вместе. Что в этом плохого?
   Алекс не стал ничего ей объяснять, чтобы не отклоняться от темы их разговора.
   – Итак, что ты имела в виду, когда сказала, что я это спланировал? Никто не стал бы такое планировать!
   – Ты позвал фотографа.
   – Чтобы показать всем, что мы безумно влюблены друг в друга, – произнес он с сарказмом.
   – Ты хотел, чтобы мои родные предстали перед всеми в невыгодном свете, и твои родители сочли бы меня неподходящей партией.
   – Твоя семья сама прекрасно позаботилась о том, чтобы произвести на всех не лучшее впечатление, – ответил Алекс, испытывая небольшое чувство вины. – Пойдем.
   – Я хочу с тобой поговорить.
   – Мы поговорим.
   – Я не хочу откладывать на завтра.
   – Мы не будем откладывать, – сказал Алекс. – Теперь, когда мы официально помолвлены, мы будем спать вместе.
   – Мы не будем вместе спать, черт побери!
   – Я поспорил со своими родителями. Я пытался им показать, как устарели многие обычаи и какими нелепыми они кажутся сейчас, в двадцать первом веке.
   Глаза Аллегры расширились, рот приоткрылся. Он чувствовал, как внутри ее нарастает волна гнева.
   – В действительности я имел в виду выбор родителями женихов и невест для своих детей, – успокаивал он ее. – Мои родители попытались доказать мне, что они тоже идут в ногу со временем, заявив, что они не видят ничего предосудительного в том, чтобы я спал со своей невестой, после того как мы официально объявили о помолвке.
   Ее реакция была мгновенной.
   – Нет! – воскликнула она. В следующую секунду Алекс услышал позади себя какой-то шорох, повернулся и увидел фотографа в месте пересечения двух коридоров – Если ты хотя бы на секунду подумал, что я буду с тобой…
   Был лишь один способ заставить ее замолчать, и Алекс не преминул им воспользоваться. Он накрыл ее губы своими, но она, не поняв его намерений, резко повернула голову. Ему пришлось прижать ее к стене, взять ее лицо в ладони и поцеловать снова.
   Алекс был намного сильнее Аллегры, поэтому она была вынуждена открыть рот. Ее возмущению не было предела. Да, он ей заплатил, но не за это!
   Ей было все равно, видит их сейчас фотограф или нет. Если да, то он может сделать отличный снимок. Дочь Бобби Джексона умеет за себя постоять. Она подняла колено, готовясь нанести удар в самое уязвимое место.
   У Алекса была отличная реакция. Он отстранился на доли секунды раньше, чем ее колено дернулось вверх.
   – Не смей, – произнес он тоном, не терпящим возражений.
   Аллегра встретилась с ним взглядом.
   – Какая молниеносная реакция. Беспокоишься о королевских регалиях? – язвительно прошептала она ему на ухо. – Меня удивляет, что они не защищены. – Она заметила камеру видеонаблюдения и осталась на месте. – Или, может, они ненастоящие? – Издав гортанный смешок, она принялась медленно опускать руку, словно собираясь проверить то, о чем шла речь.
   Алекс схватил ее за запястье. Он сделал это вовсе не из-за камеры видеонаблюдения на стене. Не из-за того, что наследник престола не мог допустить, чтобы его лапали в коридоре. Из-за того, что он был возбужден.
   Он заглянул в ее зеленые глаза, сверкающие от ярости. Ее дыхание было учащенным, грудь прижималась к его груди с каждым вдохом. Здравый смысл оставил его. Ему захотелось бросить ей вызов. Он отпустил ее руку, но ее смелость куда-то улетучилась. Ее рука осталась неподвижной.
   – Я думал, ты собиралась проверить мои… э-э… регалии.
   – Там камера.
   – Мы не попадаем в поле видимости.
   – Ты отвратителен.
   – Да, я могу быть таким.
   Он больше ничего не сказал, а даже если бы и сказал, она бы все равно это не услышала из-за стука в висках.
   Когда дворецкий открыл дверь в частное крыло, они прошли несколько комнат и очутились в его спальне. Это была красивая комната с высоким потолком, деревянными панелями на стенах и изысканной мебелью. Деталей Аллегра не рассмотрела, потому что ее привел в ужас вид огромной кровати. Ей хотелось посмотреть Алексу в глаза, высказать ему все, что она о нем думает, выплеснуть на него свою ярость, но присутствие горничной не дало ей этого сделать. Девушка отвела ее в гардеробную, очевидно предназначенную для будущей жены принца. Алекс направился в другую.
   Аллегра чувствовала себя неловко, когда горничная расстегивала ей платье.
   – Дальше я сама справлюсь. Вы можете быть свободны, – сказала она, но девушка никуда не ушла.
   Когда Аллегра сняла платье, она протянула ей короткую ночную рубашку. Аллегра не помнила, чтобы покупала нечто подобное.
   – Я правда справлюсь. Спасибо, – поблагодарила она горничную.
   – Разумеется, – ответил та. – Мне нужны ваши драгоценности.
   – Прошу прощения?
   – Я положу их в сейф.
   Оставшись наконец одна, она прислушалась к разговору за стенкой. Алекс говорил своему слуге, что он наденет для завтрашнего званого обеда. Очевидно, он привык переодеваться по нескольку раз в день.
   Сняв белье, она надела ночную рубашку, испытывая одновременно ярость и волнение. Ей хотелось пойти в свою комнату, свернуться калачиком на кровати и вспоминать его поцелуй, который доставил ей огромное удовольствие, несмотря на то что это была всего лишь игра на камеру.
   Алекс поблагодарил своего слугу и отпустил его.
   – Завтрак подашь в семь, – приказал он. – И не забудь про газеты.
   Услышав, как закрылась дверь, Аллегра осталась стоять на месте.
   – Аллегра?
   Она ничего не ответила.
   – Теперь мы одни.
   Она не хотела, чтобы он увидел ее волнение, поэтому решила выплеснуть на него свой гнев. Она чувствовала себя неловко в кружевной ночной рубашке до середины бедра. Если она начнет ворочаться в постели, тонкие бретельки могут оторваться. Обычно она ложилась в постель в футболке или пижаме, читала перед сном книгу, после чего засыпала в полном одиночестве.
   Когда она вышла из гардеробной, Алекс сидел в постели и просматривал сообщения в своем телефоне. Он был обнажен по пояс, нижняя часть его тела была накрыта одеялом. Услышав ее шаги, он поднял на нее глаза, затем продолжил читать.
   – Представляешь, горничная ожидала, что я буду раздеваться в ее присутствии. Затем забрала мою одежду и драгоценности.
   Алекс ничего не ответил, и это разозлило ее еще сильнее.
   – Этого не было в договоре, – произнесла она дрожащим голосом.
   – Я знаю, – отрезал он, – но сейчас с этим нельзя ничего поделать. Не беспокойся, я буду спать на диване.
   Правда, увидев ее в сексуальной ночной рубашке, он возбудился и решил, что ему следует на какое-то время задержаться под одеялом.
   Аллегра опустилась на край кровати.
   – Как будто я собиралась сбежать посреди ночи с королевскими драгоценностями, – продолжала негодовать она.
   – Ты – нет, но от твоего отца этого вполне можно было бы ожидать, – рассмеялся Алекс. – И от Шантель. Ты говорила, что она когда-то владела рыночным ларьком. Что, если… – Он попытался пошутить, чтобы разрядить напряженную обстановку, но, увидев на ее лице возмущение, понял, что должен немедленно извиниться. – Прости, Аллегра. Это была…
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация