А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сети обмана" (страница 7)

   – Со Снежаной или как ее там. Вы ехали к ней домой…
   Я отвернулась. Думать о том вечере было неприятно. Между ними ведь ничего не было? Я же в это верю? Или все-таки не очень? Откуда-то сбоку раздался тихий смешок. Сергей уже сидел на лавочке, склонив голову набок. И смеялся!
   – Ты серьезно приревновала меня к… к Колокольчику?
   – Ну да. Кто бы на моем месте не приревновал, интересно? – возмутилась я.
   Он вообще представляет себе, как это все выглядело со стороны? Как она держала его под руку, как соринки с его пальто стряхивала. А он еще и смеется. Надо мной! Мне захотелось вот прямо сейчас развернуться и уйти домой. Еще дверью хлопнуть на прощание. Нет, сначала хлопнуть Сережу по голове, а потом уже дверью об косяк.
   – Насть, ну это просто смешно. Ты могла бы спросить меня, поговорить, как взрослые люди. А не устраивать сцены по телефону. – Он привычным жестом убрал лезущую в глаза челку.
   – Ничего я не устраивала. – Комочек земли наконец поддался и улетел куда-то в кусты. – Будто бы ты поступил бы иначе.
   – Я думаю, что объяснился бы с тобой по-человечески. Как минимум, лично. Мне бы в голову не пришло расставаться с девушкой при помощи мобильного.
   Вот теперь мне стало действительно стыдно. О чем я думала? Ведь если бы это я была на его месте – я бы прямо посреди аудитории умерла. От ужаса, от стыда, от того, что меня сочли недостойной даже личной встречи. Да, я повела себя как идиотка. Он теперь меня до конца жизни ненавидеть будет.
   Я молчала, обхватив себя руками. Какой же холодный ноябрь в этом году. Зато уши не отмерзнут – они горят, как от пожара. Что же сказать, как теперь оправдаться?
   – Как ты думаешь, почему ее зовут Колокольчик? Потому что стукни Снежану по голове – и услышишь звон. Я более бестолкового и ленивого человека в жизни не встречал. Настя, это просто оскорбительно – могла бы ревновать к кому-нибудь поумнее. – Он улыбался. Мне! Несмотря на мое идиотское поведение, он, кажется, даже не злился…
   – Ну, я тоже, прямо скажем, не гений. – Я со вздохом опустилась на лавочку рядом с Сережей. – Потом ты ее еще и в друзья вконтакте добавил. – Кажется, он собирался что-то возразить, но я уже и так знала, что он скажет. – Да, теперь я понимаю, что это ничего не значит на самом деле, у меня самой больше сотни друзей, но тогда… Ты прости меня, пожалуйста. Я правда вела себя глупо, я понимаю. Но уж такая я туповатая.
   Я спрятала горящее лицо в шарф. Ох Настька, балбеска в натуральную величину. От крашеных корней волос до френча на ногтях ног.
   – Ничего ты не туповатая. – Сережа тепло улыбнулся и обхватил меня за талию. Я положила голову ему на плечо, надеясь, что моя горящая щека не прожжет чуть влажную ткань пальто. – Немного наивная, очень импульсивная, но это часть твоего очарования.
   – Значит, ты считаешь меня очаровательной?
   Вместо ответа он меня поцеловал. Я чувствовала его дыхание, теплые, мягкие губы, руки на моей талии, нежные щекочущие прикосновения светлых волос – ноябрь будто отступил, так тепло и хорошо мне стало. Сережа считает меня очаровательной! Это ведь почти признание в любви!
   Сумка, Студенточка и даже моя собственная глупость вдруг перестали казаться непреодолимыми препятствиями. У меня есть любимый человек, есть любимые подруги. Так что никакие неприятности мне не страшны. Надо только уточнить, что такое «импульсивная». Но мне показалось, что это комплимент.

   Глава 7

   Никто не станет рассказывать сплетни, если некому слушать.
Марлен Дитрих
   Что я там говорила про неприятности? Врала. Или просто не до конца себе представляла, о чем речь.
   А ведь день начался так чудесно. Мало того что пятница – последний учебный день перед выходными, так еще и воспоминания о вчерашнем вечере приятно согревали, несмотря на погоду. Пусть Сережа не признался мне в любви – после того, что я натворила, я бы сама себе в ней не призналась, но если бы он ничего ко мне не чувствовал, он ведь меня бы и не простил?
   Снег валил хлопьями, а мне было все равно. Я выглядела на 32 балла минимум – новый вязаный берет, который идеально подходил под красное пальто, теплые колготки в сеточку, сарафан в клубном стиле и новый парфюм – мама решила привезти его больной дочери. Мне даже не попало за то, что я школу прогуляла без причины, – когда я рассказала о своих злоключениях с Сережей маме, опустив нелицеприятные подробности вроде стычки из-за сумки, свидания с другим парнем и шантажа несчастной Снежаны, мама была так довольна, что у нас с Сережей все хорошо, – даже ругать не стала. Сказала, что теперь радуется тому, что в их с папой времена Интернет был не так распространен и у молодежи было меньше поводов делать глупости. Да, кто бы мог подумать, что развитие науки и техники так скажется на отношениях между парнями и девушками. Еще мама почему-то решила, что помирились мы исключительно благодаря Женьке. Что хоть и правда, но все-таки немного оскорбительно. Даже мама не верит, что я могу свою жизнь самостоятельно наладить.
   – Помирились, значит, – заметила Женька, едва я подошла к нашей «ожидальной» лавке. Мы встречаемся там каждое утро, чтобы вместе ехать в школу.
   – Ой, Женька, он такой замечательный и понимающий! Только ты мне скажи, импульсивная – это девушка, которая поступает, как велит ей сердце, а не разум? – уточнила я.
   – Ты хотела сказать, которая сначала делает, а потом думает. Впрочем, совершенно идентичные описания, ты права.
   Точка иронично улыбнулась. Ну и пусть издевается, сегодня мне даже не жалко.
   – Расскажем девчонкам про вчера?
   Я помнила, как Женька переживала из-за своего нового титула шантажистки, но очень надеялась, что она не запретит мне рассказывать о произошедшем Ярику с Варькой. Потому что я еще могу хранить от них секрет насчет Женькиного Влада, но два секрета одновременно? У меня голова взорвется…
   – Придется. Все равно от твоего сияющего вида снег тает на два метра вокруг. Подружки же иначе не отстанут. О Студенточке больше ничего не слышно?
   Я поежилась.
   – Умеешь ты, Женечка, настроение испортить.
   – Есть моменты, когда все удается. Не ужасайтесь, это пройдет, – вздохнула Точка в ответ. – К английскому готова?
   – Я что, выгляжу как девушка, которая всю ночь зубрила идиотомы?
   – Идиомы, гламурная ты моя. Пошли скорее, на автобус опоздаем.
   …Сегодня, несмотря на привычное Женькино ворчание, мне все казалось красивым. Даже усыпанная снежными хлопьями школа, даже толкотня в фойе, нелюбезный охранник, даже, сама не верю, что это говорю, – наша Лепра, с которой мы столкнулись в дверях. Кажется, я ей улыбнулась – иначе отчего она так споткнулась, что чуть ботинок не потеряла.
   Подруги ждали нас у гардероба.
   – Я тебе говорила, что они помирятся, – вместо приветствия заявила Варвара, глядя на Ярика. – Это же любовь.
   – Любовь любовью, но надо же и гордость иметь. Неужели ты в самом деле его простила?
   – Нечего было прощать. Наша сообразительная Настя, как всегда, чего не поняла, то додумала. Впрочем, любовная история всегда должна сопровождаться препятствиями и затруднениями, действительными и вымышленными.
   – Ой, Жень, красиво сказано, это откуда? – подхватила Варвара.
   – Скорбь Сатаны. Автор – Мария Корелли. Не путать с Корелли Арканджело, он писал музыку, да и вообще мужчина.
   Я наступила Женьке на ногу. Нужно же было ее как-то заткнуть – скоро звонок, а я еще ничего не успела рассказать.
   – Этот Колокольчик, кстати, Сережа говорит, что она очень глупая… – начала я.
   – Супер! Его типаж, – влезла Женька. Ярик и Варька возмущенно на нее посмотрели.
   Я, кстати, тоже.
   – Так вот, они вместе играют ансамбль. И просто репетировали! Ничего не было!
   Ярик закашлялась:
   – И ты это… серьезно поверила?
   – Ну, я уж не совсем дурочка, что бы Женька вам ни говорила. Нет, все было не в таком порядке. Короче – я была в кафе, зашла в туалет и тут слышу…
   Когда прозвенел звонок, я только начала рассказывать, как земля ушла у меня из-под ног, едва я увидела Сережу у подъезда. Варька слушала меня как завороженная, Ярик временами качала головой – кажется, часть, где мы построили Снежану, заинтересовала ее гораздо больше, чем все остальное. Женька сосредоточенно читала учебник.
   – Опоздавших Дуля вздернет! – предупредила Точка. Так что пришлось пообещать дорассказать вчерашнюю историю на перемене.
   Я со вздохом поплелась на английский. У нас была запланирована контрольная работа, но я не очень переживала – Женька всегда успевает сделать два варианта, просто спишу у нее свой. Варька спишет у меня – круговорот знаний в природе.
   Но моим планам не суждено было осуществиться. Едва мы расселись по местам (мы с Точкой сидим на первой парте в левом ряду), как Дуля велела мне поменяться местами с Веркой Назаровой. А та, между прочим, сидит прямо перед носом у училки! Пришлось пересаживаться, а Дуля все не унималась:
   – Козарева, насколько мне известно, ты считаешь, что английский тебе в жизни пригодится, только чтобы названия на флаконах косметики читать? И вообще изучать иностранные языки нужно только тем, кто в России себе мужа найти не может? Вот и проверим твои знания в отрыве от Волоточиной. Вдруг у нас в стране тоже не найдется идиота, желающего повести тебя под венец.
   Класс захихикал. Особенно громко ржала Лепра. Да, сегодня Дуля даже злее, чем обычно.
   Контрольная началась. Я даже вопросы не стала читать – безнадежно. Лучше подумать, как буду объяснять маме очередную двойку. Вообще родители у меня в этом плане нормальные, но в этом месяце я уже схлопотала двояк по физике, а это даже еще не тридцатое число. Эх, правду говорят: не везет в учебе, повезет в любви. Женька мне теперь ничем помочь не могла, даже записку с ответами написать: Назарова не дремлет, сразу настучит. Вот гадина, будто Дуля ей за это оценку повысит.
   – Почему не пишем? – поинтересовалась Фаина Георгиевна, глядя на меня сквозь толстенные стекла очков.
   – А она вопросы понять не может! – заржала Лепра.
   Птица немедленно посоветовала той заткнуться. Елена Прекрасная осеклась – Ярославы она с недавних пор откровенно боится.
   Я покраснела и уставилась в тетрадку. Ну и пусть издеваются. Зато у меня вчера было самое лучшее свидание на свете!
   Звонок должен был избавить меня от мучений. Но когда он прозвенел, Фаина Георгиевна вдруг распорядилась:
   – Козарева, задержись на минуту. Остальные освободите класс.
   У меня дыхание от ужаса перехватило. Лепра, ежесекундно поглядывая в сторону Ярославы, выскользнула в коридор. Женька постучала меня по плечу – держись, мол. Деревянная дверь захлопнулась, и я осталась наедине с самым страшным своим кошмаром. Фаина Георгиевна невзлюбила меня прямо с пятого класса – хотя кого она вообще «взлюбила», кроме Лепры? Та подмазываться умеет, может, и мне попробовать? Похвалить ее укладку? Брошку на лацкане пиджака? Нет, судя по плотно сжатым губам нашей Дули – даже пытаться не стоило. Я замерла у учительского стола.
   – Я так понимаю, что английский язык тебе совершенно неинтересен? Зачем же ты ходишь на мои уроки?
   Почему учителя так любят задавать подобные вопросы? Ясно же, что на уроки я хожу, потому что они есть в расписании. Кто-то может подумать, что я каждое утро по собственной воле встаю в половине восьмого – исключительно потому, что мне нравится забитая автомобилями утренняя Москва?
   – Или ты думаешь, что мне это нужно? Что твое незаинтересованное лицо – это и есть то самое, ради чего я на работу каждое утро прихожу? На прическу твою полюбоваться?
   Дуля все повышала голос. Я вцепилась пальцами в парту. И рядом никого – ни Женьки, ни Варьки, ни Ярика. Вместе мы сила, подружки бы нашли, что сказать, они бы за меня заступились. Женька бы начала права качать, Варька бы поддержала, а Ярик вышла вперед и закрыла спиной – как настоящий самурай или кто у них там. А сейчас я совершенно одна. Только бы не заплакать.
   – Я не хочу видеть тебя на следующем уроке. Мне нужны ученики, которых интересует мой предмет, а не предметы моего гардероба. Можешь идти.
   Из класса я практически выползла.
   – Что, что она сказала?
   – Насть, с тобой все в порядке?
   Подружки окружили меня плотным кольцом – видимо, по лицу было понятно, что я сейчас разрыдаюсь, а пускание соплей в коридоре не лучший способ заработать славу самой гламурной девушки школы.
   – Она… Выгнала меня. Сказала на второй урок не приходить, – всхлипнула я.
   – И хорошо. Сдвоенные уроки вообще какие-то садисты придумали. Будто бы за сорок пять минут английского у меня в голове от всех этих вспомогательных глаголов образуется недостаточно каши! – Кажется, это Варвара так пыталась меня поддержать.
   – А чего Дуля взъелась-то? Что она говорила? Может, ей Лепра что-то нашептала? Напрашивается наша Леночка, мало ей… – Ярик угрожающе хрустнула пальцами.
   Я на всякий случай отошла на шаг. А то вдруг решит новый прием показать, укладку мне испортит.
   – Да я сама мало что поняла. Что-то про мои волосы и про то, что меня английский не интересует. Остальное вы сами слышали.
   Подружки обменялись непонимающими взглядами. И только Женька опять смотрела куда-то в стенку. Она у нас информацию анализирует чисто как компьютер. Только песочных часов в глазах не хватает: мол, «процесс идет, подумаю и выдам все, чего вы хотели».
   – Может, с Настей останемся? Ну его, этот английский? Я погадаю…
   – Нет-нет, вы идите. Не хватало, чтобы она еще и на вас наехала.

   Конечно, разыгрывать из себя героическую школьницу, которая не хочет подставлять подружек, – гораздо проще, чем быть такой на самом деле. После звонка я немного порыдала в туалете, потом подправила макияж и села списывать домашнее задание по физике. Вообще пятница – день не очень удачный: сначала два английских с Дулей, потом сорок пять минут физики с Пушком, и прозвище у нее вовсе не от мягкости характера, потом литература – тут можно хоть чуточку расслабиться, Анна Петровна у нас нормальная, никогда не оскорбляет, и ее приятно слушать. А потом история – и домой.
   Сегодня вечером мы с Сережей договорились пойти в кино на новый фильм, так что все у меня будет хорошо. Только школу бы вытерпеть.
   Большую часть физики я пялилась в окошко, пока нам объясняли что-то про законы механики. Вот зачем они мне в жизни могут понадобиться? Я что, в автослесари собираюсь?
   Женькин локоть, воткнувшийся мне под ребра, быстро вернул меня с небес на землю. Прямо передо мной стояла Марина Александровна Пушная собственной персоной. Я могла поклясться – ее седые, всклоченные волосы шевелились, как у тетки на логотипе дома Версаче.[6]
   – Я так вижу, Козарева, физика тебя не очень интересует? Может быть, расскажешь нам закон сохранения импульса? Или в твоей голове никакие образовательные импульсы не сохраняются? Все, на что хватает ума, это оскорблять людей в три раза старше тебя, пользуясь собственной безнаказанностью? Ну давай, продемонстрируй нам глубину своего интеллекта.
   – Э… Закон сохранения импульса заключается в том… в том, что…
   – Растеряла весь богатый словарный запас? Или в школе ты не такая смелая? Садись, два. Возвращаемся к теме урока…
   Я рухнула на стул практически без чувств. За что она на меня наехала? Что за день такой?
   – Ни фига она в тебя вцепилась. Железные челюсти.
   – Насть, ты чем так Пушка раздразнила?
   Две ручки – красная с каким-то анимешным уродцем у Ярика и черная блестящая у Варьки – одновременно воткнулись мне в спину.
   – Да не знаю я. Честное слово!
   – А вот у меня есть идея… Но надо проверить. Черт, никак не привыкну модем с собой носить, зачем только покупала… Где у нас тут беспроводной инет поблизости есть? – Женька будто бы разговаривала сама с собой. Чистый робот. – Вот что, после урока возьмите мне в столовой салат и ждите.

   Так мы и поступили. Сразу после звонка Точка унеслась на улицу, а мы потащились в буфет. Даже мыслям о Сереже было не под силу развеять мое пасмурное настроение. Да, он меня простил, но значит ли это то, что я думаю? Ведь три заветных слова так и не прозвучали. А если о любви не говорят – как же ты узнаешь, что она есть?
   Так, в столовой главное – уговорить себя не есть эклеры от расстройства. Вот что, Настя, без эклеров ты гарантированно войдешь в серые джинсы скинни и даже сможешь в них сесть, не опасаясь, что штаны по швам разойдутся. А вот после пары пирожных…
   – Как говорится, самые грубые ошибки набраны самым крупным кеглем, – сообщила Женька, роняя рюкзак на стул. В руках у нее был любимый оранжевый нетбук. – Смотри и радуйся.
   Она повернула ко мне монитор. Первым, что я увидела, были сердечки и цветочки. Много. Ах да, это же фон моего раздела на сайте. Это и есть мой раздел! Чего я там не видела, интересно?
   Ярик, которая быстро пробегала взглядом по строчкам, будто бы я ее в друзья не добавляла, удивленно присвистнула. Чего это они?
   Я тоже принялась читать.
...
   Нельзя сказать, что я ненавижу школу. Но это напрасная трата времени. Что я, мало старых дев на улице вокруг себя вижу, еще и на уроках на них любоваться??? Допустим, наша обожаемая Дуля – да, она может сто восьмой раз рассказать мне об артиклях, но я и сама могла бы ее научить волосы потщательнее прокрашивать. Вот если бы она вместо написания планов, или чего там учителя делают типа, подкрасилась, сделала подтяжку и все такое – нашла бы себе мужа, может даже иностранца. Должен же ей где-то английский пригодиться))))))))))
   Или вариант еще хуже – Пушок. Вы не подумайте, это не собака. Хотя как знать))) Волосы вечно торчком, очки заляпаны, я даже не знаю, что у нее там с личной жизнью, но, наверное, не очень сладко. Чему они могут меня научить? Как не ухаживать за собой?
   – Но я… я же это месяц назад написала, – только и смогла пробормотать я, словно это что-то меняло.
   – Вот Лепра дрянь! Я ей ноги вырву и в руки вставлю, – прорычала Ярик.
   – Да при чем тут Лепра! – вздохнула Женька. – Вечно у вас семь бед – один ответ. Думаете, Лепра настолько интересуется Настей, пристально следит за ее дневником, но потом месяц выжидает, прежде чем настучать? Да у нее память, как у золотой рыбки, – три секунды и здравствуй, новый мир. Не льстили бы уж человеку. Есть еще один, гораздо более подходящий вариант.
   Три пары глаз непонимающе уставились на Точку. Она вздохнула и хлопнулась на стул рядом.
   – Кто у нас не любит Настю и хочет ей нагадить? Кто у нас готов использовать для этого Интернет? Кто у нас честно сообщил, что внимательно читал Настин раздел и нашел в нем много интересного?
   – Студенточка… – охнула я. Вот это удар. – Нет, ну какая гадина. А главное – что делать-то теперь?
   – Вспоминать всех, о ком нелестно отзывалась в «Болтушках», и превентивно извиняться, – хохотнула Женька.
   – Как-как извиняться?
   – Заранее. Ладно, я шучу. А насчет что делать – вы разве не соображаете, какая рыба к нам в руки попала? Мы ей теперь настоящий экстерминатус сделаем!
   – Жень, я не понимаю твоих морских метафор сегодня, – призналась Варька.
   – Плюс один.
   – Плюс два, – поддержала я Ярика.
   – И откуда вы такие балбески на мою голову свалились? Все-то вам нужно разжевать и в рот положить. Мне шестнадцати нет, а у меня уже трое бестолковых детей. Вся жизнь насмарку. Вы запись читали? Видели, что там написано? Дуля? Пушок? Соображаете?
   Мы не соображали. Я вяло жевала остатки салата, косясь на Варварино пирожное. Стащить кусочек или не надо? Подруга-то простит, а вот весы могут не понять и резко отреагировать.
   – Студенточка могла найти у Насти в инфе номер школы – это верно. Но откуда ей знать, у кого из учителей какое прозвище? Допустим, про Пушка можно по фамилии догадаться. Но Дуля… нет, это требует погружения в среду. Плюс – ну неужели наши уважаемые педагоги вот так просто поверят человеку с улицы и окрысятся на Настьку?
   – Ну вот, теперь на животных перешла. Вывод-то где? – Ярик совершенно не умеет внимательно слушать длинные объяснения. Мне тоже хотелось, чтобы Точка уже перешла к сути.
   – Вывод – тадам! Студенточка училась в нашей школе!
   Женька торжествующе уставилась на нас. Наверное, ожидала, что мы захлопаем в ладоши и пустимся в пляс. Тоже мне счастье – в стенах моего учебного заведения не одна стерва в виде Лепры, а целая серия.
   Точка продолжала объяснять:
   – Студенточка знает прозвища учителей – раз. Учителя ее знают и доверяют ее мнению – два. Ведь это так просто – навестить любимую учительницу, бросить в разговоре, что вот старшие классы сейчас ох, а были-то огого, и вот она бы никогда не позволила себе в Интернете писать такое… А для нас это шанс Студенточку вычислить и поговорить с ней по-дружески.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация