А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Живи, пока можешь" (страница 35)

   Глава 71
   Эпилог: через шесть месяцев

   – Нарь, получается ерунда. Смотри: транспорт с техникой уже на подходе, а с завербованными, как только что сообщили, еще и не стартовал. Там у них какие-то неурядицы. Техника сядет – а кто станет ее разгружать? Мы с тобой? И, кстати, чем будем платить? У нас одних процентов на кредит набежало уже…
   – Для разгрузки запустим механизмы – из нулевого наследия. Какая идет техника?
   – Машины для расчистки. Кто будет ими управлять? И еще – сборные дома. Очень хорошо – только ставить их некому и селить в них некого. Получается…
   Резкий, тревожный звон заставил Река вместо продолжения воскликнуть:
   – Неблагополучие: неизвестный корабль в ближнем пространстве!
   У экрана внешнего наблюдения Нарин оказалась первой. Всмотрелась. Всплеснула руками:
   – Рек, как здорово! Еще ближе, чем транспорт, – два больших корабля. Включи определитель класса. Быстрее!
   – Сделано. Святой Адмирал! Он показывает ерунду! Этого быть не может! Смотри: два боевых транспорта! Это атака, Нарь! Кто-то решился, хотя у нас все права…
   – Переключи на «Принадлежность»!
   – Готово. Ох!.. Знаешь, чей первый корабль? Он под флагом Мадига!
   – А… постой, постой… а второй – не Леганы ли?
   – Угадала.
   – Запроси названия. И сразу же передай: «Посадка запрещается. Можем принять малый катер с представителем». Обоим.
   – Отвечает автоматика. Назва… Ох, черт!
   – «Покоряющий» и «Неодолимый», не так ли?
   – Они. И оба идут на посадку. Но нет никаких враждебных маневров, вроде бы драться не собираются. Может быть, хотят сразиться тут, на тверди?
   – Сигналь: «Будем вынуждены открыть огонь на поражение»!
   «Экипаж недееспособен. Необходима помощь. Посадка вынужденная, отказ не допускается. Работает программа жизнеобеспечения».
   – Это сигналит автоматика, Рек.
   – Уловка?
   – Наверное, все-таки нет. Однажды в истории уже… Но сейчас не до объяснений. Значит, это все-таки правда…
   – Интересно: нас атакуют призраки. Что делаем? Уничтожаем?
   – Да ни в коем случае! Пусть садятся. Места хватит. Ответь: «Посадка разрешена». Ага, вот и второй. Тот же текст.
   – Как сговорились.
   – Да нет – однотипные корабли, на них – серийные схемы с серийными программами. Все логично. Второму – тот же ответ.
   «Просьба включить посадочный привод».
   – Видишь? Значит, люди не ведут корабли. Только автоматы.
   – Но эти корабли ведь погибли! У нас на глазах! Оба!
   – Нет. Они исчезли – верно. Исчезнуть – не всегда означает погибнуть. У Простора – своя логика.
   – Не представляю – как это могло получиться.
   – Раньше получалось, Рек. Самое малое, однажды.
   – Правда? Когда же? Я не слыхал…
   – Ничего удивительного. Это очень закрытая информация. Надежно запертая в самой обширной памяти, какая есть у Конфедерации: в памяти разведки. Ведь на самом деле только она располагает фактами, остальные же, даже самые высшие власти, получают только нашу интерпретацию – или вообще не получают ничего.
   – Почему?
   – Ради безопасности. Самые властные, как правило, не самые умные, а если умные, то часто не самые добрые. Разведка – современная каста жрецов, Рек.
   – Не думал, что женюсь на жрице. Приоткрой мне – хоть немного. Я добрый. С той минуты, когда перестал быть солдатом. Чтобы стать добрым, Нарь, нужно, наверное, пережить серьезные потери. Я пережил.
   – Знаю, Рек. Ну, что же… Как думаешь, почему в твоем мире, на Редане…
   – Бывшем моем.
   – Бывшем. Почему там так и не знают, как назывался тот корабль, чья посадка положила начало этому миру?
   – Почему? Ну, как-то… не сохранилось.
   – Сохранилось. У нас в Корпусе. Он назывался «Двуглавый тигр».
   – Постой. Где-то я слышал… Да! Погоди: выходит, что…
   – Вот именно. Он совершил посадку после того, как, атакованный, исчез в Просторе и был сочтен погибшим. А через полгода объявился в Нормали, и… остальное тебе понятно.
   – Вот так раз! Как же это получается, каков механизм?
   – Этого пока не знаем даже мы. Предположим, какие-то действия корабля, или кораблей, несовместимы с физикой Простора. Или, может быть, с его моралью? И он принимает свои меры. Хулигана сажают в камеру. На определенный срок. Такое сравнение кажется мне уместным.
   – А потом выпускают – и отправляют к нам?
   – Возможно, Простор отправляет их по трассе, которая использовалась кораблями нашего пространства в последний раз. А последними были, видимо, мы. Так что их направили по нашим следам.
   – Но людям полгода не продержаться. Будь там только экипажи, но у них на борту ведь – армии! Нарь, они давно умерли с голоду. Корабли привезли трупы. Мумии. Зачем они нам?
   – Рек, на всех кораблях, тем более перевозящих людей, – надежная телеметрия.
   – Ну и что?
   – Значит, люди живы. Если на борту нет живых – корабль можно посадить лишь принудительно, это заложено в полетные программы. Другое дело – люди действительно могут находиться не в лучшей форме.
   – Ну, все. «Покоряющий» первым идет на посадку. Теперь мы уже ничего не можем сделать.
   – Почему же? Можем встретить по всем правилам протокола. Где наша лицензия на владение? Возьмем с собой. Кстати, а где корабль с провизией – далеко?
   – В сутках хода.
   – Хорошо. Нам, как хозяевам, придется заботиться о пропитании гостей. А потом – кормить работников.
   – Ты думаешь?..
   – Скоро увидим.
   – Думаешь, мы сможем попасть на борт?
   – Для спасения жизней? Глупо было бы не впустить нас.
   – Знаешь, мне немного не по себе. Снова встретиться с командующим…
   – Как сказать. Это ему сделается не по себе. Вот увидишь.

   Глава 72
   «Что же мне делать с армией?»

   – Здравствуйте, командующий!
   Юкан Маро, потирая ладонью лоб, смотрел на Нарин и Река и часто моргал. Похоже было, что он еще не проснулся как следует.
   – А, это вы, разведчик Нарин? Странно. Разве вы живы? Какими судьбами? Простите, я как-то ухитрился уснуть. Что там за чертов шум?
   – Это садится «Неодолимый», адмирал.
   – Садится? Кто позволил? Надо было взорвать его в воздухе, если уж не получилось раньше. Стоп, а куда он садится? Вообще – где мы?
   – В космопорте мира Левид.
   – Простите, я все еще чего-то не понимаю. Мы на Левиде? Значит, мы победили? Какого же черта лезет сюда «Неодолимый»?
   – Разрешите вопрос, командующий: вы помните, когда вы уснули?
   – М-м… Да. Собственно, тогда я решил, что умираю. Мы потеряли свои антенны, и… Значит, я просто уснул. И проспал никак не менее шести часов.
   – Почти верно, адмирал. Только не часов, а месяцев.
   – Бред.
   – Но не сумасшедшего. Столько же проспали все ваши люди. И сейчас испытывают примерно то же, что и вы. Наверняка на «Неодолимом» – такая же картина.
   – Но он садится позже!
   – И что?
   – Приоритет у нас! И мы проснулись раньше. Сейчас я скомандую тревогу, и мы разделаемся с ними, еще не дав прийти в себя. Вы, угол, как вас там? Немедленно найдите капитана и…
   – Командующий, – сказала Нарин, не повышая голоса. – Позвольте, как и полагается разведчику, ввести вас в курс дела. Вы находитесь на территории независимого королевства Левид на правах потерпевших бедствие. Человек, к которому вы только что обращались, – не угол, а его величество король Левида. Так что прошу вас соблюдать протокол.
   – Король? Угол? Чушь.
   – Будьте любезны, взгляните. Вот лицензия правительства Конфедерации, не так ли? И тут ясно сказано и о признании королевства, и о тех, кому здесь принадлежит власть. На территории независимого государства, как вам известно, не допускаются никакие военные действия. И всякое нарушение или пренебрежение лицензией Конфедерации влечет за собой серьезные неприятности для нарушителей. Стоит мне послать сигнал – и вы знаете, что Эскадра Порядка будет здесь уже через несколько часов.
   – Вы хотите сказать, что я не могу воевать? Вообще-то, конечно, наш боезапас за это время – если действительно прошло полгода – мог пострадать, батареи имеют свойство терять заряд…
   – Не волнуйтесь: у «Неодолимого» то же самое.
   – Но у меня же армия, черт возьми! Если не драться – то что же мне с нею делать? Пять тысяч человек! А я не смогу даже отвезти их на чертов Редан: мои антенны – помню – были искалечены…
   – Как и у вашего тогдашнего противника.
   – …и я не способен хотя бы войти в Простор. А если ползти в Нормали, надо обладать бессмертием, чтобы долететь хоть куда-нибудь.
   – Знаете, адмирал, это не беда. Здесь, в этом новом мире, очень много работы. Даже и объединившись с армией Леганы, вы не закроете всех рабочих мест. У нас – прекрасный климат, много работы, и, честное слово, будут очень неплохие заработки. Потому что…
   – Я знаю почему. Протид. Но это не подлежит оглашению.
   – Ну, в узком кругу можно. Итак, командующий: мы – его величество и я – считаем, что сейчас самым уместным будет – встретиться всем вместе, включая командование и старших офицеров Леганы, и выработать соглашение. С ним мы потом обратимся к личному составу обеих армий и предложим им наши условия. Нам нужны подданные, нужны рабочие руки, мы готовы хорошо платить, наделять землей – ее на планете достаточно.
   – Хорошо платить, вы сказали? Если не секрет – кто вас кредитует?
   – Это коммерческая тайна. Впрочем, могу сказать, какой банк станет нашим источником денег уже через несколько часов. Кредитное товарищество «Сириуса» на Шеворе. Знакомое название, не так ли?
   – Гм… Э… Кажется, приходилось слышать в какой-то связи.
   – Может быть, от однокашника – командующего Тустаса?
   – Не понимаю вашего вопроса. И вообще…
   – Хорошо, об этом мы еще успеем поговорить.
   – Гм. Гм. Гм. Ну, допустим… Впрочем, ко мне лично это не имеет отношения: я не собираюсь получать у вас какие-то деньги. Кстати, и мои пять тысяч воинов тоже. Все мы раз и навсегда присягнули Мадигу. И с этим вы ничего не сможете поделать. Воспитанники Редана очень серьезно относятся к подобным вещам.
   – Вы правы: мы здесь бессильны. Зато у вас, принимавшего присягу, есть полное право и освобождать от нее. Такова традиция, не так ли?
   – Вряд ли я захочу сделать что-либо подобное.
   – Конечно, вы вправе отказаться. Но в таком случае у вас возникнут, самое малое, два крупных осложнения. Первое: мы снимаем с себя всякую ответственность за судьбу ваших людей. Вам самому придется, к примеру, их кормить… Нам не под силу содержать армию, а тем более – чужую.
   – Но у армии может иметься другое мнение по этому поводу.
   – То есть, у вас.
   – Ну, поскольку я ее возглавляю… И за моей спиной – вся мощь Мадига…
   – Огорчу вас: это продлится недолго.
   – Какие-то странные намеки.
   – У нас нет соглашений с другими мирами о выдаче преступников. Но никто не обидится, если мы по своей воле осуществим, скажем, передачу вас властям Конфедерации…
   – Чушь!
   – …вместе с доказательствами того, что на торговой сделке с Реданом вы обманным путем присвоили пятьсот миллионов баллов из денег Мадигского казначейства. Возможно, на Мадиге это и сошло бы вам с рук, но не в Конфедерации. Угодно вам полюбоваться на эти доказательства?
   – Разумеется. И, если можно, без третьих лиц.
   – Милости прошу на базу, командующий, – пригласил Рек.
   Разговор командующего с правителями Левида не затянулся. Уже через несколько минут он сказал, не улыбаясь:
   – Вынужден признать, что ваша взяла. Я сделаю то, чего вы хотите.
   – И совершенно правильно. Первое: эту сумму вы немедленно переводите на государственный счет Левида в Первом Терранском. Только эту сумму. Мы не станем раздевать вас до белья. И второе: освобождаете ваше войско от присяги.
   – Ну а вы?
   – Мы, в порядке ответной любезности, сохраняем наше соглашение в секрете и даем вам возможность покинуть Левид на первом же корабле. На Мадиге вряд ли выдвинут к вам серьезные претензии: вы не выиграли войны, конечно, но ведь вы ее и не проиграли. Этим может похвалиться далеко не каждый полководец. Итак – вот дальняя связь, и вы можете немедленно передать распоряжение в «Сириус».
   – Придется так и сделать, черти бы меня взяли.
   Переговоры с банком по вневремянке заняли несколько минут.
   – Ну вот, – заявил, закончив, Маро, – поздравляю вас с богатством.
   – Лишь с половиной его. Предстоит еще разговор с Тустасом.
   – Если не секрет: сколько он… заработал?
   – Ровно столько же. Хотя вряд ли вы сговаривались. Просто созвучное мышление.
   – М-да. Кстати о мышлении: в ваших планах, уважаемая… как теперь к вам обращаться?
   – Как к королеве этого мира.
   – Ваше, гм, величество, в этих прожектах я вижу колоссальную брешь. Прореху. У вас нет женщин. У нас – только, как вы знаете, мужчины. А в такой обстановке вам не удастся…
   – Вы правы, адмирал. Но стоит кликнуть клич, рассказать о прекрасном мире, где живут десять тысяч женихов – и ни единой невесты, как наше небо потемнеет от кораблей, на которых примчится пятнадцать тысяч невест. А то и все двадцать.
   – Пожалуй, вы правы. Что же: разрешите мне готовиться к отъезду?
   – Разумеется, командующий.
   – Благодарю вас. Вынужден признать: здорово вы провели эту операцию!
   – Что вы имеете в виду?
   – Вывели из игры наши армии вместе с кораблями, захватили Левид, ограбили и меня, и Тустаса, а теперь еще и используете всех людей, за которых не заплатили ни гроша. Это достойно описания в учебниках!
   – Мы польщены высокой оценкой, адмирал! И – счастливого пути! Правда, корабль будет только завтра.
   – Гм… а не хочется ли вам еще поразмыслить?
   – Мы только этим и занимаемся. О чем еще мы должны задуматься?
   – Короли всегда нуждались в хороших правительствах. В умелых министрах. Вы будете продавать протид. Уверяю вас: это очень непросто. Не обойтись без министра торговли – опытного, неглупого… между прочим, и зависящего от вас… И – я бы сказал – умеренного в своих запросах.
   – Адмирал! Вы хотите обезглавить Вооруженные силы Мадига?
   – Да их ведь больше не существует! И Мадигу понадобятся годы и годы, чтобы набрать денег на создание новой армии. А время идет…
   – Обещаю: мы рассмотрим ваше предложение.
   – Я вас понял. Благодарю. Интересно, а что вы предложите Тустасу? Мы с ним в свое время вместе кончали Академию Стратегии на…
   – Подумаем. Например, предложим стать Верховным Судьей. Или создадим парламент. Возможностей много.
   – Да, – признал Маро. – Возможностей действительно немало.

   – Нарь, но он же ворюга! Хочешь, чтобы он нас обкрадывал? Или считаешь, что побоится?
   – Будет бояться, и воровать, конечно, тоже будет. Но меньше, чем любой другой. Такова реальность, Рек. Я понимаю, что вас этому не учили. Солдат должен быть идеалистом. Иначе он тоже станет воровать.
   – Да что он может украсть?
   – Хотя бы собственную жизнь.

   Несколько шагов проделали молча.
   – Нарь, попасть сюда – это и был твой план?
   Нарин улыбнулась:
   – Честно говоря, не мой, а моей бабушки. Она с детства называла меня только «королевой». И я однажды задумалась: а почему бы и нет? В Галактике столько миров! Неужели ни один из них – не мой? Вот и… А разве получилось плохо? Кстати, не забудь вызвать сюда твою сестру.
   – Конечно. Ну, что делаем сейчас?
   – Рек! Впереди – разговор с леганцем, на подходе транспорт с техникой, скоро придется как-то кормить армию – выскрести все запасы до последней крошки, потом… Ага, на «Неодолимом» уже проснулись. Даже выходят на грунт понемногу. Пойдем туда. Тустас на очереди.
   Они приблизились к кораблю, когда Река окликнули:
   – Эй, ты! Попугай крапчатый! Ты тоже здесь? Ну и дела! Я думал, тебе кранты. А ты раньше нас поспел. Здесь-то ты кем?
   – Получилось так, Пул, что самым главным: королем.
   – Ну да? Мне всегда казалось, что проку от тебя не будет. Умный отказался бы. Но не зря я говорил: чурбакам нечего делать в Вольной Охоте.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация