А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Живи, пока можешь" (страница 16)

   Глава 28
   Если опоздаем, со счастьем возникнут сложности

   Рек Телан спросил своего прикрывающего:
   – Ну, и куда же мы с тобой, как думаешь?
   Одновременно к ним приблизился Вин Сит – и, похоже, принял прозвучавший вопрос и на свой счет. И уверенно ответил:
   – Мадиг, конечно. Леганы – просто авантюристы. У Мадига чувствуется все же солидное основание. Фундаментальный мир. А Легана – вчера их еще не было, где гарантии, что они будут и завтра? Бери оружие, Рек, и идем туда. Нечего тянуть. Первых всегда запоминают. А мы с тобою – не мальчики с задворок, черных углов в нынешнем выпуске не так уж богато. Идешь?
   После секундной паузы Рек покачал головой. Может быть, потому, что мгновением раньше точно такое же движение сделала Нарин.
   – Иди, – сказал Рек затем, – забей местечко, да и ты, по-моему, еще без прикрывающего?
   Вин ответил – после вроде бы паузы:
   – Ну, гм… в общем, так.
   – Вот и хватай, пока еще есть свободные. А я минуту-другую подумаю.
   – Ну, смотри, – ответил на это Вин. – Ладно, и в самом деле побегу. Будь славен. Живи, пока можешь.
   – Живи, пока можешь, – вдогонку ему эхом откликнулся Рек. – Еще увидимся.
   И перевел взгляд на стоявшую в двух шагах, глядевшую в сторону, словно ее тут ничего не касалось, Нарин. Почувствовав его взгляд, она повернулась к Реку и выговорила лишь одно слово:
   – Нет.
   Сказано это было таким тоном, против которого не всегда решишься возражать. Рек только спросил:
   – Нарь, что «нет»?
   Рисковал, конечно, называя ее подлинным, женским именем. Но никак не мог отказать себе в таком удовольствии. Тем более что говорил он тихо, рядом никого в тот миг не было, а и оказался бы кто-нибудь – вряд ли обратил бы внимание, погруженный в решение своей личной судьбы.
   – «Нет» – значит мы не пойдем к Мадигу. Выберем Легану.
   Ему, по сути, было все равно: Мадиг, Легана – один черт. Но достоинство требовало хотя бы задать вопрос:
   – Почему?
   – Ну… хотя бы потому, что, как я поняла, и ты, и он – свободные охотники экстра-класса. Я не ошиблась?
   – Все совершенно точно. И он, и я.
   – Значит, особые солдаты. И если оба окажетесь в одной команде, то волей-неволей начнете конкурировать. Бороться за первое место. Или ты, может быть, согласен быть вторым?
   Рек секунду подумал, прежде чем ответить решительно:
   – Нет. Я ничем не хуже.
   – Я думаю, ты лучше. Но если окажетесь рядом, соперничество будет отвлекать вас от главного – от службы, отнимать силы, энергию… Тебе это нужно? Свободный охотник – дело очень сложное…
   Он удивился:
   – Откуда ты так хорошо разбираешься в наших делах?
   Нарин заранее знала, что такой вопрос последует – чуть раньше или чуть позже, она все равно, не уследив за собой, чем-нибудь да выдала бы свое хорошее знакомство с военными делами. И ответ у нее был заготовлен. Нет, она не собиралась, конечно, сказать ему: «Милый, я вовсе не туристка, отставшая от группы, я, в первом приближении – мадигский разведчик, и мне приказано сейчас использовать возможность внедриться в лагерь противника. Мне это совершенно не нравится, я обижена, но приказание выполню, а дальше видно будет. Прикрывающий свободного охотника – очень выгодная позиция для такого дела. Хотя бы потому, что по принятым в армиях правилам охотник и его прикрывающий живут не в местах общего размещения, но пользуются привилегиями медиалов, хотя по званию лишь углы, а не круги. А это значит, что я смогу скрывать свой пол достаточно долго – хотя бы до тех пор, пока не решу, что нам делать дальше. „Нам“ – потому, что я и в самом деле не хочу терять тебя, так уж получилось, неожиданно для меня самой. И, насколько понимаю, ты тоже не стремишься расстаться со мной, верно? Если я не ошиблась, то поменьше спрашивай и поступай так, как я буду подсказывать. Тогда все будет в порядке». Сказать ему нечто подобное было просто невозможно – и не потому, что помешало бы ее замыслам, но мгновенно развело бы ее с Реком в разные стороны – и, скорее всего, безвозвратно. Поэтому ответ она приготовила самый простой – и в этих условиях непроверяемый:
   – Просто я – из военной семьи, отец носит спираль («Ого!» – уважительно удивился Рек), брат – уже два круга. Так что и нагляделась, и наслушалась всего. А ведь армии – так говорит папа – все похожи друг на друга. Разве нет?
   – Это мы скоро увидим. Послушай… но ты-то сама с какой радости решилась впрячься в эту лямку вместо того, чтобы улететь домой и жить в покое и безопасности?
   – Мне надо объяснять? – сказала она. – Твоего понимания не хватает?
   Дать тебе зеркальце, чтобы увидел причину?
   Улыбка, как Рек ни старался удержаться от нее, растянула его губы до ушей.
   – Правда? Нарь, я счастлив…
   «Осталось две минуты для решения!» – раскатилось над плацем.
   – А вот если сейчас опоздаем, – сказала Нарин, – то со счастьем возникнут сложности.
   – Успеем, – уверил ее Рек. – Готова? Бегом – марш!
   Побежали.

   Глава 29
   Полное впечатление даст поединок

   В конференц-зал – так именовалась самая большая комната в офисном доме Государственной внешнеторговой комиссии Редана, с удобной мебелью и всей необходимой аппаратурой – обе торговые делегации вошли одновременно и заняли места на противоположных длинных сторонах прямоугольного стола. С короткой, торцовой, уже расположились представители производящей и продающей стороны, все тот же дуэт.
   С полминуты протекло в молчании – люди исподволь поглядывали по сторонам, осваиваясь в новой обстановке, пытаясь почувствовать – насколько она для них благоприятна или же, наоборот, таит какие-то неприятности, если да – то какие именно. Все присутствующие были опытными переговорщиками и давно уже убедились в справедливости суждения о помогающих стенах – а если они помогают, то могут и мешать, и не только домашние, но и любые стены обладают какими-то средствами влияния на людей. Потому-то и возникло в первые секунды некоторое напряжение. Но уже через эти самые полминуты все, кто явно, кто затаенно, вздохнули с облегчением. И глава Лизинговой комиссии не стал более терять времени.
   – Итак, господа, – начал он, улыбаясь открыто и благожелательно, как если бы за столом собрались, после долгой разобщенности, лучшие друзья, – только что вы имели возможность свободно и неограниченно ознакомиться с выставленным на продажу товаром. И пришли, я надеюсь, к выводу: товар стоит очень немалых денег, но сколько бы вы за него ни отдали, истинная цена его всегда будет выше…
   И так далее. Его слушали вроде бы внимательно, на самом же деле большую часть говорившегося пропустили мимо ушей, понимая, что это всего лишь рекламная атака, без которой не обойдешься, но всерьез принимать ее не следует. Серьезная схватка начнется, когда будут названы цифры. Язык коммерции – прежде всего математика, а не риторика.
   Впрочем, цифры не заставили себя ждать. Правда, это были еще не суммы, а лишь числовые характеристики товара.
   – Обе предъявленные вам партии товара, – заявил Начальник Учебно-строевого коммандата Редана средний генерал Лиз Берот, – как вы уже убедились, абсолютно равнозначны. Каждая насчитывает в своих рядах ровно по пять тысяч сто шестьдесят человек, поскольку именно такое количество людей могут принять на борт ваши корабли при полной загрузке. Так же равнозначны обе партии по спецификации и квалификации предлагаемой живой силы, по количеству и качеству как офицерского, так и унтер-офицерского и рядового состава. Переданные вам перед смотром личные файлы контрактуемых со всеми данными о каждом из них смогли, я надеюсь, убедить вас в том, что предложенный вам товар является действительно первоклассным, как по уровню и качеству образования, так и по боевой выучке. В цифрах это выражается следующим образом:..
   Лиз Берот мысленно облизнулся, прежде чем перейти к цифрам: они были гораздо убедительнее любых слов, поскольку каждое слово может быть двусмысленным, цифра же всегда выражает одно и то же значение, ясное и неопровержимое. И уже вдохнул побольше воздуха, чтобы выпустить, с рассеиванием по фронту и в глубину, длиннейшую цифровую очередь, как вдруг…
   Вот так: ему просто не позволили это сделать. Не успел он закончить вдох, как прозвучало с двух противоположных сторон, совершенно синхронно, одно и то же:
   – Не надо.
   И столь же синхронно представители обеих покупающих сторон приподняли со стола футлярчики с кристаллами, на которых было заранее записано именно то, что генерал и собирался сказать. Записи эти были любезно предоставлены покупателям десять минут тому назад, и с ними уже успели ознакомиться.
   – Однако же, господа… – проговорил генерал в некоторой растерянности. – В таком случае, что же вам угодно?..
   Ответом было молчание. Все взгляды обратились к главам обеих торговых делегаций, потому что именно им принадлежало только что прозвучавшее отрицание. Оба достойных руководителя, располагавшиеся за столом друг напротив друга, сохраняли полную неподвижность и, устремив один на другого свирепые взгляды, медленно краснели – потому что каждый набрал полную грудь воздуха, чтобы сделать свое заявление, но ни тот, ни другой не собирались предоставить право первого слова противнику, а выступать одновременно было бы просто смешно и превратило бы серьезные переговоры в комический номер.
   Однако выход из возникавшего тупика был мгновенно найден многоопытным Государственным советником Номом. Продолжая улыбаться, он встал, чтобы проговорить:
   – Глубокоуважаемые господа! Мы, представители Редана, на котором, напоминаю, и происходят наши переговоры, с великим и искренним уважением относимся к политике каждого из ваших миров, в настоящее время находящей свое выражение во взаимных военных действиях. Но считаю своим долгом напомнить, что Редан является – во всяком случае, в данном эпизоде – глубоко нейтральной территорией, и взаимоотношения ваших миров остаются за пределами не только нашей атмосферы, но и всего прилегающего, согласно Галактической конвенции, припланетного пространства. А поскольку вы, следовательно, не можете продолжать здесь военных действий друг против друга, то приходится прибегнуть к единственной возможной альтернативе, то есть если не к миру, то хотя бы к перемирию. Далее: мы отлично понимаем ваше нежелание пойти на малейшие уступки, даже в очередности выступлений и заявлений. Однако в наших общих интересах провести и завершить переговоры и, несомненно, произвести окончательные расчеты как можно быстрее: не забудьте, господа, что десять с лишним тысяч человек ждут нашего решения под открытым небом, приближается время их обеда, а по предварительным расчетам эту кормежку следует проводить уже вам, таково правило. Не думаю, чтобы вы хотели создать у людей, которым предстоит отстаивать с оружием в руках ваши интересы, неблагоприятное впечатление о их будущих хозяевах, или, говоря деликатнее, командирах и начальниках. Мы не должны затягивать процесс, уважаемые друзья.
   Поэтому решаюсь предложить вам следующее. Немедленно заключается перемирие на все время совершения сделки. Вы оба, господа руководители, для реализации этого перемирия занимаете места рядом друг с другом за свободной стороной стола, прямо напротив нас с генералом. Между вами там же расположится некое нейтральное лицо – просто один из наших сотрудников. И не только для того, чтобы вам не пришлось соприкасаться одному с другим, но в первую очередь для выполнения серьезной функции: доводить до нашего общего сведения те заявления, какие вы сможете согласовать между собой. Таким образом, никто из вас не получит никаких преимуществ, и одновременно ничьи права не будут нарушены и никто не понесет ни малейшего ущерба. Если у вас не найдется серьезных возражений, мы сможем продолжить работу уже через минуту. Наш человек – назовем его вашим общим секретарем – ждет в соседней комнате.
   – Согласны! – прозвучало опять-таки совершенно одновременно. И лица глав делегаций начали возвращаться к своему нормальному цвету.
   Принятая система заработала, едва главы уселись на своих новых местах. Две минуты приглушенного обмена мнениями – и секретарь провозгласил для всеобщего сведения:
   – Мы желаем заявить: вся цифровая сторона операции нам известна и ясна. Однако для создания полной уверенности мы желаем провести проверку возможностей товара в действии.
   – Как это вам представляется? – спросил генерал Берот.
   – Мы считаем, что проверять надо наилучших бойцов, представителей самых сложных специальностей. Если в их действиях проявятся недостатки, то легко можно будет представить, до каких размеров они вырастут у худших.
   – Я не об этом. Что и как вы хотите проверить?
   Секретарь выслушал то, что в оба уха бормотали ему главы делегаций. Откашлялся.
   – Судя по вашим данным, в составе каждой из групп имеется представитель такой воинской специальности, а именно – Вольный пространственный охотник. Воин высочайшей квалификации. И мы предлагаем проверить их в поединке – разумеется, на имитаторах, создающих полную иллюзию настоящего боя. Мы полагаем, что здесь у вас имитаторы вряд ли имеются, здесь ведь не учебный центр; однако нужными устройствами обладают оба наших корабля, достаточно вывести их на общий экран, чтобы бой можно было наблюдать со стороны. Как вам известно, бои в Просторе протекают скоротечно. Поэтому предложенный нами тест не затянет сделки – ну, разве что на какие-нибудь полчаса. Зато после этого у нас будет гораздо более четкое впечатление того, что мы получаем за свои деньги и какие именно деньги стоит за это заплатить. Таково наше согласованное мнение.
   Советник вопросительно глянул на сидевшего рядом генерала. Начальник Учебно-строевого коммандата проговорил:
   – Ну, что же – предложение следует охарактеризовать как остроумное и соответствующее обстановке. Есть, однако, одно замечание: вольный охотник всегда работает в паре с прикрывающим. Возникает вопрос: будем ли мы проверять лишь первые номера или посмотрим, как работают звенья? Взаимодействие, слетанность, все такое. Поединок звеньев даст гораздо более полное представление о положении вещей. Как считают уважаемые главы делегаций?
   Снова минутные приглушенные переговоры в конце стола. И секретарь огласил ответ:
   – Согласны на поединок пар. Наши имитаторы дают такую возможность.
   – Благодарю вас, – сказал генерал и даже изобразил полупоклон. Повернулся к советнику. Советник кивнул:
   – Видите, как быстро и элегантно вы нашли выход из положения. Поэтому объявляю передышку. Можно выпить кофе, тем временем наши техники подготовят большой экран, а ваши люди, господа покупатели, объяснят задачу участникам схватки и усадят их на места. Перерыв!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация