А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Живи, пока можешь" (страница 14)

   Глава 23
   На Редане все близко

   Летели недолго: час с небольшим. Контейнер оказался куда более скоростным средством передвижения, чем погибший ракапс Нарин.
   Окон в длинном бабушкином сундуке – как без всякого уважения именовали контейнер его нынешние пассажиры – не предусмотрели, их заменяли экраны, так что любоваться простирающейся внизу местностью можно было с любого места. Нарин так и делала, и чем дольше они летели, тем легче становилось у нее на душе.
   Потому что ее хорошо тренированная память сохранила для пользования все, что запомнила в ночном, так неожиданно прервавшемся полете и теперь без труда узнавала поселения, дороги, полноводную, быструю реку, небольшие, аккуратные поля… И это означало, что исполнялось главное на сегодня ее желание: она возвращалась туда, где находился ее корабль, ее нынешняя служба – и главное задание. Почти на родину возвращалась.
   Правда, до «Покоряющего» еще придется добираться: мало надежды, что ее довезут до самого места и позволят беспрепятственно скрыться за надежной корабельной броней. Но таких планов Нарин и не строила. Рассчитывала на другое: что ее увидят с корабля и заберут каким-то образом. Хотя дальняя связь погибла вместе с капсулой, но ближний-то маячок остался при ней, давно уже вживленный под кожу там, где даже при внимательном осмотре заметить его было бы весьма трудно. Маячок был крохотен и надежен, и Нарин не то чтобы надеялась, но была уверена в том, что даже вся сумасшедшая минувшая ночь ничем не смогла повредить его – хотя раз-другой руки Река находились почти рядом с ним. Сигнал крохотного чипа можно было принимать на расстоянии не более десяти километров, и пока она находилась в ЦОСе, рассчитывать на его помощь не стоило. Зато теперь они еще не успеют приземлиться, как на дисплее ближней связи «Покоряющего» возникнет ее значок, и после этого все нужные действия будут совершать уже люди с корабля. Ей останется только ждать.
   До места еще заведомо больше десяти километров. Но здесь, на экранах с прекрасной разрешающей способностью, стало можно уже сначала угадать, а потом и достоверно увидеть две вертикальные черточки, словно две воткнутые во что-то спички, или, пользуясь более современным сравнением, – две подкалиберные иглы, вынутые из магазина игломета ближнего боя. Неплохое оружие, кстати, но применяется только при полицейских действиях на поверхности планет; боевую космическую капсулу и даже боевой скаф такая иголка не пробивает. Хотя, наверное, скоро сделают такие, что будут пробивать.
   Видны корабли, оба. Отсюда кажется, что они стоят рядом, хотя на самом деле они – на противоположных концах СФ-станции. Высота кораблей, и одного, и другого, известна; значит, не составляет труда вычислить, сколько еще остается пролететь до них. Ага: двадцать пять километров. Контейнер уже уменьшил скорость, готовясь к посадке. Получается, что уже минуты через три связисты корабля смогут…
   Вот как просто разрешаются даже сложные проблемы.

   Глава 24
   Как заслать диверсанта

   – Командующий, разрешите доложить…
   Юкан Маро не любил, когда его отрывали от серьезных размышлений. А сейчас он думал именно очень серьезно, уточняя тактический рисунок предстоящих переговоров. Как-никак, придется, отстаивая интересы своего мира, лавировать между хитрыми реданскими торгашами и бесчестными и злобными врагами с Леганы. И лицо главы делегации, обратившееся к вломившемуся в неурочный час начальнику связи, выражало крайнее неодобрение.
   – Ну, что там у тебя: конец света? Какого именно? Название его!
   – Наша девушка возникла по ближней связи!
   – Что? Когда?
   – Пять минут назад получен сигнал.
   – Почему же докладываете только сейчас?! Спали там?
   – Просеивали через фильтры, думали – может, наводка…
   – Думали? Не корабль, а прямо академия. Докладывайте по порядку. Где она?
   – Похоже, в движении. Появилась на расстоянии в десять километров, но пока мы фильтровали, оказалась уже рядом. Судя по вектору – в воздухе. Вроде бы прилетела на чем-то.
   – Дьявол. Значит, сходила благополучно. Хотя… как знать. Может быть и так, что ее все-таки повязали. Кто тут летает, кроме хозяев? Думаете, кто-нибудь из наших бортовых пилотов решился пойти на поиск без приказа?
   – Никак нет, наши все на месте. И с «Неодолимого» никаких стартов не замечено.
   – Я и говорю: ее взяли.
   – Разрешите возразить, командующий?
   «Вы только поглядите, до чего дошло! Полное падение нравов. Никакой дисциплины, ни малейшего уважения!»
   – Ну, попробуй, разрешаю.
   – Если бы ее взяли – первым делом прогнали бы сквозь большой грохот. И отсеяли все, выступающее за пределы естества. И маячок в том числе. Он же сигналит непрерывно.
   «Прямо чудеса: связист – а соображает. Хотя – я только таких и беру в свою команду».
   – А ты подумал – может, они и отсеяли, и воспользовались?..
   – Для чего? Это же чип всего лишь, ни для какой игры не годится, и вся его информация – «я здесь», ничего более ни из него не выкачать, ни в него не вложить.
   – В таком случае… Да!
   «Не командный центр, какой-то проходной двор. Ломятся все кому не лень».
   – Командующий, разрешите доложить!
   Помощник вахтенного начальника.
   – Вы приказали докладывать, когда начнется доставка здешнего товара. Только что приземлился первый контейнер. Похоже, полный пакет при оружии и снаряжении. Идет высадка.
   – Благодарю. Свободен. – И связисту: – Уж не оказалась ли наша красавица в составе этого блока? Она такая – всего можно ожидать.
   – Скорее всего, так и есть. По времени совпадает, по вектору – тоже.
   – Так. Сейчас нам, покупателям, должны предъявить товар. Но контингент только еще начал прибывать, так что до полного построения пройдет еще, полагаю, не менее двух часов. Этим временем мы и располагаем, чтобы отыскать Нарин и… ну да, получить информацию. Если она даже изменила внешность – а скорее всего она так и поступила, женщины в товарные контингенты Редана никогда не включались, – маячок не позволит ошибиться. Капитан, задача ясна?
   – С ее обнаружением сложности вряд ли возникнут. А вот каким образом вытащить девицу из строя без скандала – мне не совсем понятно.
   – Разве я говорил – переправить? Нет. Перетащить ее сюда можно будет и потом. Сейчас главное – не она сама, а та информация, которой она обладает. Следовательно, сейчас необходимо обеспечить немедленную связь с нею. Обстоятельства ее возвращения заставляют предположить, что своих средств нормальной связи она лишилась вместе с ракапсом – другого объяснения не вижу. А поэтому все, что вы должны сделать немедленно – это передать ей коммик, самую компактную модель. Для этого вы без промедления выделите десять человек, членов экипажа, а не нашей делегации. Снабдите их какими-нибудь подарками для прибывших для продажи солдат. Что-нибудь этакое – лакомства, сувениры с Мадига, карманная троника и тому подобное. И вручите эти знаки внимания, скажем, трем десяткам прибывших, без особого отбора. Но одной из тридцати должна оказаться Нарин. И ее сувениром окажется именно коммик, а не шоколадка. Одновременно передать ей устно мое приказание: без промедления сообщить нам все, что успела выяснить при выходе. Сейчас передать, не дожидаясь развития событий.
   – Ясно. Разрешите вопрос?
   – Вам что-то еще неясно?
   – Только одно, ваша смелость. А если при разделении контингента она попадет все же к противнику? Будем отбивать?
   Командующий пожал плечами:
   – Зачем? Разве лишним будет – иметь своего человека в войсках противника? Совсем не худшая перспектива. Ну, действуйте – хватит болтовни, время уходит!
   «Конечно, нет уверенности в том, что она действительно „крот“. Всего лишь предположение. Подозрение, скажем так. С этими разведчиками никогда не знаешь, что на самом деле у них за душой. А мысль родилась хорошая, и в самом деле, мы думали: как заслать на борт противника своего диверсанта? Больше и думать нечего: если девица окажется там – ничего лучшего и желать не придется».

   Глава 25
   Женщина обижена

   Контейнеры прибывали с десятиминутным интервалом, и на большом плац-параде становилось все многолюднее. Но команды на общее построение пока еще не подавалось, передвигаться по плацу можно было свободно. Этим необходимо было воспользоваться.
   Нарин не старалась держаться поближе к Реку, однако он далеко ее не отпускал. Наверное, в нем уже утвердилась мысль: она принадлежит ему и только ему, как бы ни выглядела, кем бы ни казалась. Ей это было приятно, и не только потому, что ласкало ее самолюбие; ей ведь и самой не хотелось потерять его. Однако действия, какие следовало предпринять, чтобы остаться вместе, представлялись ей, конечно, совсем не так, как Телану. Свой корабль был так соблазнительно близко…
   – Рек, я отойду к кромке плаца, ладно? – Она проговорила это негромко, почти шепотом, но с такой интонацией, что подразумевала: желание совершенно естественное, в рамках правил, и если она испрашивает на то разрешение своего ведущего, то лишь из вежливости. Он, однако, насторожился:
   – Это еще зачем?
   Похоже, все-таки боялся того, что она вдруг исчезнет неизвестно куда – так же, как появилась вчера неизвестно откуда.
   – Тебе обязательно знать? Мне нужно. Рек, начинай привыкать: у женщин многое происходит не так, как у вас.
   Тут возразить ей было нечего.
   – Иди, конечно. Только быстренько. – И тут же поспешил объяснить: – Ты не думай, что я… Просто в любой миг могут скомандовать построение, а на опаздывающих всегда обращают особое внимание.
   Рядовой Нар улыбнулся; маска улыбалась совсем не так очаровательно, как подлинное лицо Нарин, но Рек по-прежнему за тонкой пленкой видел ее, неповторимую ее.
   – Не задержусь. Да и бегаю я быстро. Позволь, я оставлю снаряжение тут, около тебя?
   – Что ты! Ни в коем случае! Сразу бросится в глаза.
   – Ладно…
   Пока шел этот разговор, Нарин боковым зрением заметила: небольшая группа людей приближалась к плацу извне – с той стороны, где в отдалении находились СФ-столы. На одном из них помещался ее корабль. Лиц отсюда было не разглядеть, но в одном она уже сейчас не могла ошибиться: каждый из них носил форму Высокого флота Мадига. Словно бы кто-то наверху услышал ее желания, да не желания даже, а понял необходимость!
   Она взглянула на Река и вдруг подумала, что видит его, может быть, в последний раз. Так и будет, если удастся осуществить внезапно возникший план. Люди с корабля, зачем бы они ни шли сюда, вскоре возвратятся на борт. Их, похоже, человек десять или двенадцать; разглядывать их пристально она не могла, тут, среди солдат, наверняка есть сотрудники спецслужб – кто-нибудь некстати обратит внимание на ее чрезмерное любопытство. Но так или иначе, затесавшись в эту группу, прикрываемая ими, она могла бы, пожалуй, беспрепятственно вернуться на «Покоряющий», доложить результаты, отдохнуть в привычной обстановке, снять напряжение… Жаль, конечно, что сама она не в форме Мадига – но летный комбинезон закопан под кустом на глухой улочке в ЦОС-18.
   А как же Рек?
   Да просто: находясь на корабле, она сумеет, конечно, устроить так, чтобы свободный охотник Телан оказался отобранным в мадигскую часть контингента, никак не в леганскую. А уж тогда…
   Она шла – не слишком быстро, скорее прогулочным шагом, как бы разминая ноги после построения и полета, и направление держала не прямо на приближавшихся, шла галсами, то левее, то правее, но расстояние между ними сокращалось. И оставалось до группы не более двадцати шагов, когда она вдруг стала распадаться, составлявшие ее люди разошлись, всякий выбрал для себя новое направление. Нарин невольно оглянулась; каждый из флотских, как показалось, пошел на сближение с одним из реданских солдат, бродивших, как и сама женщина, неподалеку без всякой видимой цели. Теперь было видно, что каждый человек с корабля держал в руках какие-то пакетики, коробочки, флажки… Вот один из флотских поравнялся с солдатом, окликнул его. Оба остановились. Флотский протянул солдату то, что держал в руке, и оба стали разглядывать это. Что бы это могло?..
   – Восьмой!
   Услышав это слово, произнесенное совсем рядом, она вздрогнула. Повернулась. Один из людей корабля оказался совсем рядом. И негромко произнес ее номер по экспедиционному расписанию. Восьмерку. В следующую секунду она узнала его: сублейт из Боевой части-2: кваркотронная служба. Офицер протягивал ей что-то, по размеру сопоставимое с коробочкой, ларчиком для дорогого перстня.
   – Первый приказал передать вам. Воспользуйтесь немедленно, нужна полная информация.
   Вот так – торопливо, без предисловий, зато с дружеской улыбкой – для наблюдающих со стороны.
   Ладно – и мы так можем.
   – Сублейт, доложу лично на борту. Обеспечьте…
   Продолжая улыбаться, он едва заметно качнул головой:
   – Таких указаний не имею. Выполняйте приказ. Наверное, по связи вам объяснят.
   Повернулся и пошел назад. Через три шага обернулся, помахал рукой, изображая дружеское прощание.
   «Как?! Это уже другая операция. Меня швыряют в нее, не спросив? Об меня уже и ноги стали вытирать?
   Как расценить это? Просто как пренебрежение? Или… как удобный способ отделаться? По возникшим подозрениям? Или просто потому, что нас нигде не любят, потому что мы не подчинены временным начальникам до конца, а только нашему Корпусу?
   Обидно. Однако сделаем вид, что все в порядке вещей. И поступим по схеме: сперва выполни приказание, а потом можешь обижаться хоть до заворота кишок. И принимать нужные решения. Потому что тут возникает интересный вариант…
   Вся информация готова к немедленной скоростной передаче. Прямо сейчас. Пока ты медленно возвращаешься к своему месту подле Река. На ходу как бы разглядывая неожиданный подарок будущих, возможно, хозяев.
   Подключить свой чип. Нажать кнопочку.
   Все так просто. Но… нет.
   Во-первых, не все, чем ты занималась на корабле, должно стать известным командующему – вообще никому на «Покоряющем». Иначе тебе просто не удастся вернуться домой. Вместо тебя прилетят сожаления и обещания вечной памяти. Как вместо твоего коллеги, что был прикомандирован как раз к «Неодолимому» и – как пришлось услышать – погиб в результате случайной разгерметизации при тренировочном выходе в скафе. Прискорбный случай, все дико сожалеют. Но ведь это, в конце концов, война, вы же понимаете – войны без потерь не бывает. Вот что получит Корпус вместо парня.
   Это первая причина. А вот вторая – на чипе запечатлелось слишком много личного. О чем докладывать ты не хочешь и не станешь.
   Так что выдвинем условие: информация – избранная – только при личном докладе, вам, командующий. Или…
   А что, собственно, «или»?
   Или – открытое неповиновение, разрыв связей. И вместо «Покоряющего» – леганский корабль. Где я всего лишь рядовой, никакой не разведчик…
   Что же: есть выбор».
   На приборчике трижды мелькнул зеленый, с булавочную головку, индикатор. Борт требует передачи.
   Простите, ребята, но на общение с вами времени не остается. Все зашевелилось. Значит, сейчас объявят построение. И товар будет предъявлен на осмотр.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация