А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 28)

   – Мозна, – снова улыбнулся Дракар. – Только вам сначала нужно научиться слушать. Если вы не будете слышать то, что говорите, то правильно говорить вы не научитесь.
   – Ваше ухо должно научиться различать все четыреста тридцать восемь звуков и произносить их, – объяснил Амфи. – Потом нужно научиться произносить и распознавать отдельные слова и фразы. После того, как вы овладеете этой способностью в совершенстве, вы сможете услышать не только то, что мы говорим, но и то, что мы чувствуем, когда говорим.
   – Вы говорите очень медленно, – продолжил Дракар. – И одновременно с этим думаете. Поэтому ваши слова идут от ума, а не от сердца. И, получается, вы умеете говорить то, что думаете, но не то, что чувствуете. Те, кто в совершенстве владеет вашим способом говорения, наверняка умеют ещё и говорить не то, что думают.
   – А некоторые ещё и умеют делать не то, что говорят, – вставил лягушонок.
   – А, знаем! – махнул лапой Дракар. – Такие существа у вас называются поллютики.
   – Политики, – поправил его Амфи.
   – Да, да, точно, – согласился Дракар. – Хотя по смыслу первое подходит больше. Так вот. Если человек не использует свою способность чувствовать, он вообще забывает о ней. Такими людьми легко управлять, потому что они сами не знают, чего хотят на самом деле. Если им сказать… по этому…, – он щёлкнул пальцами, – … по телевизору, что им нужно делать что-то ненужное, кушать что-то вредное, смотреть и слушать что-то бесполезное, они действительно скоро начнут это делать, кушать, смотреть и слушать. И при этом думать, что им именно этого и хочется.
   – Это ещё не все, – добавил Амфи. – Много проблем возникает между людьми из-за того, что они не умеют сказать о том, что чувствуют. Они прячут свои чувства так глубоко, что забывают о них и потом не могут найти. Люди говорят друг другу совершенно не то, что чувствуют. И поэтому теряют друг друга.
   – И это всё из-за нашего способа говорить? – удивился Гучок.
   – Наверное, не только из-за этого, – произнёс Амфи. – Просто, мы заметили, что, когда люди поют, в их словах настоящих чувств намного больше, чем когда они говорят. А ещё люди искренни в танце. Слова у людей служат для того, чтобы скрыть свои чувства.
   – Я петь ни умею, – разочарованно произнёс Игорёк.
   – Ну и ничего страшного, – заверил его Дракар. – Зато, хорошо танцуешь. Просто слушай свои чувства, говори, что чувствуешь, и делай, как тебе подсказывает сердце.
   Друзья замолчали, как будто, пытались вслушаться в свои чувства. Первым почувствовал дракоша:
   – Я, кажется, чувствую.
   – Что чувствуешь? – поинтересовался Дракар.
   – По спине кто-то ползёт, – шёпотом ответил Кеша, как будто боясь спугнуть того, кто полз. – Гляньте, что у меня там?
   Из-под носка на шею дракоши выполз… муравей. Пока было холодно, он спал в травяной сумке у Кеши на поясе. Теперь в «пельмене» ему стало тепло, и он выполз наружу.
   – Да это же наш Компас! – закричал лягушонок. – Мы про него совсем забыли. Компасёнок!
   Гоша посадил муравья себе на лапу и погладил его. Все обступили лягушонка и стали разглядывать крохотное существо с таким многообещающим именем.
   – Так эта настаясий компас или плоста аднафамилец? – с сомнением спросил Игорёк.
   – Конечно, настоящий! – пыхнул дракоша. – И, даже, настоящее настоящего! Он нам на север показывал, когда мы сами путешествовали. Компас, где север?!
   Муравей послушно повернулся головой к северу, противоположно тому направлению, куда они сейчас летели.
   – Вот, видишь! – радостно крикнул Кеша.
   Недоверчивый Игорёк посадил себе на руку муравья и стал его проверять, бегая между креслами и кувыркаясь на полу в разные стороны. Но Компас всегда показывал правильное направление точнее любого компаса. Наконец, запыхавшийся от беготни и кувырканий мальчик устало упал в кресло.
   – Ну, как? – довольно спросил дракоша.
   Игорёк вытер пот со лба и, с уважением глядя на муравья, устало выдохнул:
   – Нас целовек!
   Солнце уже перевалило за полдень и потихоньку стало клониться к земле. Спрятавшись от полуденной жары, в тени высоких сосен отдыхала лесная живность. Но отдыхали далеко не все. В муравейнике жизнь кипела, разве что не булькала. Летом у муравьёв работы невпроворот, поэтому бездельничать некогда. Каждая пара лап на счету.
   Шустрая белка, перепрыгивая с ветки на ветку, сунулась в незнакомое дупло и тут же стремглав выскочила обратно. Дупло уже было занято. Недовольная сова, проснувшись на самом интересном месте, сердито щурилась на яркий свет и ругала это рыжее невоспитанное создание. Вдруг один глаз совы широко раскрылся. Над озером бесшумно двигалась уже знакомая ей летающая миска.
   – Снова к нам купаться… Небось, в городе опять теплосети на ремонте, – проворчала сова и, отвернувшись от света, заснула на самом интересном месте.
   Илсемьдесятшестой, медленно приблизившись к муравейнику, опустился на землю рядом с ним. Из появившегося в его стенке отверстия вышел дракоша и, подойдя к муравейнику, протянул к нему лапу. С лапы, как по трапу, вниз спустился Компас.
   – Ну, пока. Передавай привет королеве, – сказал Кеша на прощание.
   Компас козырнул и тут же был отправлен на разведку, появившимся, как из-под земли, своим начальником-муравьём.
   – Даже чаю с дороги не попил, – ухмыльнулся дракоша, провожая взглядом муравья.
   С лёгким шуршанием Илсемьдесятшестой вновь поднялся в воздух и быстро скрылся из виду.
   Гучок и Игорёк сидели в креслах и молча смотрели на проносившиеся внизу леса и поля. Мысли ребят были о доме и о встрече с родителями. Хотя о встрече с родителями думать было немножко страшновато.
   – Кажется, мы на месте, – произнёс Амфи, глядя вниз. – В город залетать не будем, а то нас на сувениры разберут. Сядем на окраине.
   «Пельмень» опустился на поляну между высокими деревьями недалеко от дороги. Друзья выгрузили свой багаж и стали прощаться с Амфи и Дракаром.
   – Спасибо вам за то, что подвезли, – поблагодарил их Кеша. – Если бы не вы, мы бы сейчас с белыми медведями в кёрлинг натирали.
   – Вот вам от нас подарок, – произнёс Гучок, протягивая своим новым друзьям банку тушёнки. – Последняя! Если, вдруг, ваш материализатор поломается, чтобы голодными не сидели.
   – Или мысли не будут конструкцироваться, – добавил Гоша.
   Амфи и Дракар поблагодарили за подарок и с любопытством стали его разглядывать.
   – Если будут плаблемы с насим языком, – Игорёк посмотрел на Дракара, – плилитайте ка мне, лесý!
   – Какую лису? – не понял Гоша, хватанув языком пролетавшую мимо мошку.
   – Плаблемы лесу, – терпеливо объяснил Игорёк, сердито посмотрев на лягушонка. – С языком!
   Помахав на прощанье, друзья расстались. Когда Илсемьдесятшестой исчез за кромкой леса, ребята погрузили заметно полегчавшие рюкзаки на велосипеды и выехали на дорогу.
   Въехав в город, они разглядывали его, словно видели в перый раз. Город тоже с интересом разглядывал своих новых старых жителей, приветливо кивая им верхушками деревьев и зажигая свои огни. Его приятно удивило то, насколько сильно они повзрослели. Это были по-прежнему маленькие, но уже совершенно самостоятельные молодые люди с большим опытом человеческих и нечеловеческих отношений, способные по-взрослому посмотреть на свои проблемы и готовые полностью принять ответственность за себя и за свои поступки. Далеко не каждый взрослый житель города мог таким похвастаться.
   Но ребята не считали себя героями. Они не ставили цель измениться. Их путешествие, сложившееся столь удивительным образом, незаметно заставило их стать такими, какими они вернулись из него. Когда заканчивались подсказки, шедшие изнутри, появлялись подсказки снаружи. Нужно было всего лишь навсего это всё увидеть и услышать. Теперь они это умели.
   Никто не обращал на путешественников никакого внимания. Друзья благополучно доехали до дома Игорька. Возле дома Игорёк обнял по очереди каждого из них.
   – Мне интелесно, это всем путисественикам так визет, или тока нам? – как бы рассуждая, спросил мальчик. – Стока интелеснава павидать, стока новых длузей заиметь и так паумнеть!
   – Я думаю, всем, – ответил Гучок. – Иначе в походы никто бы не ходил.
   Игорёк потащил велосипед к подъезду, а Гучок с Гошей и Кешей в рюкзаке поехали дальше. Возле двора своего дома они остановились. Лягушонок и дракоша с Простомашей спрыгнули на землю.
   – Мы тут с Кешей решили…, – начал немножко волнуясь лягушонок. – Вообщем, ты иди домой один. А мы построим себе жилище где-нибудь недалеко. Ты будешь каждый день приходить к нам, и мы вместе будем гулять и играть.
   – Идёмте, – начал уговаривать их Гучок. – Я поговорю с родителями, чтобы они вас оставили жить в квартире!
   – Не нужно, – просто ответил Кеша. – Не будем отбирать у мамы спокойную жизнь.
   Аргумент был убедительным.
   – А как же вы зимой будете на улице жить? – растерянно спросил Гучок.
   – После такой прогулки на полюс, – подмигнув Кеше, ответил Гоша, – да ещё в папиных носках… О чём ты говоришь…
   – А есть что вы будете?
   – После такой прогулки на полюс, – подмигнув Гоше, ответил Кеша, – да ещё в папиных носках… О чём ты говоришь…
   Гучок улыбнулся. Да, теперь все они чувствовали себя намного уверенней перед любыми трудностями и сложностями. Хотя… Какие тут ещё трудности и сложности?! Ведь, они всегда только в голове! А в жизни это просто… просто жизнь.
   Хлопнув по рукам и лапам, они расстались.
   Оставшись одни, Гоша и Кеша, обняв друг друга за плечи, пошли по улице. Дракоша посмотрел на Простомашу, которую держал за талию.
   – Знаешь, что? Я её разговаривать научу!
   – А, может, не надо? – с сомнением посмотрел на него лягушонок.
   Дракоша почесал шею и посмотрел куда-то глубоко в себя.
   – Может, и не надо, – согласился он и с удивлением спросил. – Слушай, откуда ты так хорошо знаешь женщин?
   – И сам не знаю, откуда я их знаю, – с сарказмом произнёс Гоша. – Я с ними просто живу и в походы хожу.
   – Может, она уже всё поняла, – неуверенно произнёс Кеша.
   Но лягушонок был непреклонен.
   – Знаешь, сколько ещё таких походов надо, чтобы она всё поняла! А вспомни маму Гучка.
   – Ну, да, – согласился Кеша и, шмыгнув носом, с уважением посмотрел на друга… – Стоп! У меня тоже спина так выгорела?
   – А ты думал!
   Тут дракошу осенила новая мысль.
   – Значит, мы изменились, пока были в походе! – шлёпнул он себя лапой по лапе. – Может, и мама Гучка изменилась?
   – Ты думаешь, у неё тоже спина выгорела?
   – Это у нас с тобой выгорела, а у неё, наверняка, загорела.
   – С чего бы это она изменилась? Мы то в походе были. А она где?
   – Она тоже ходит в походы. У неё это… шоппинг называется. …Ну, иногда пляжинг.
   – Мм. Ну, да, может быть, – согласился лягушонок. – У каждого свои походы…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация