А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 27)

   Внук Мороз чуть не затанцевал от радости.
   – Вот, теперь я молодец! У нас у всех есть подарки!
   Все стали собираться в обратный путь и прощаться. Игорёк снова установил клюшку-мачту и натянул парус. Внук Мороз запряг медведя в свои ледяные санки. Друзья по очереди обняли мальчугана и ещё раз поблагодарили за подарки. Санки тронулись в разные стороны.
   – Ты к нам на новый год приедешь? – крикнул Гучок.
   – Конечно!
   – С мидведем? – поинтересовался Игорёк и, заметив замешательство друга, сразу заверил. – Халадильник мозна не блать! У нас есть!
   – Ну, если без холодильника, тогда с медведем!
   – Тагда, ты будис пелвым Дедом Малосом на мидведе-е!..
   Может Внук Мороз что-то и крикнул в ответ, но друзья его уже не услышали. Они помахали ему руками и лапами. Ветер и медведь тянули их в разные стороны, и расстояние между ними становилось всё больше и больше. Красная точка на горизонте становилась всё меньше и меньше и вскоре исчезла совсем.

   А сова не обманывала…

   Теперь ветер нёс путешественников на юг. «За рулем» по-прежнему был Игорёк. Санки ехали, весело подлетая на маленьких и больших неровностях, которых здесь хватало. От некоторых таких взлётов у друзей захватывало дух. Они крепче прижимались к санкам и, как всегда, громко в четыре голоса орали букву «А». Этот крик застывал в воздухе в виде множества заледеневших пузырей, которые тут же уносились ветром. Когда какой-нибудь такой пузырь подлетал к белому медведю, тот осторожно обнюхивал его и с детской непосредственностью тыкал в него носом. Проткнутый пузырь с недетским криком «А!» лопался, а перепуганный медведь пускался наутёк, обещая себе больше никогда не совать нос, куда не следует.
   С короткими перерывами друзья быстро добрались до края ледяного материка. Гучок вовремя заметил тёмную полоску воды, и Игорёк мастерски затормозил на самом краю льдины. Тормозил он по способу, придуманному Кешей. То есть, просто опрокинул парусанки на бок.
   Друзья обтрусили с себя снег и осмотрелись. Горизонт был чист. На океанской глади виднелись несколько льдин, дрейфовавших в неизвестном направлении.
   – А где шлюпка? – поинтересовался дракоша, выискавая глазами их плавательное средство.
   – Нету, – коротко прокомментировал Гоша и почесал затылок. – Может, она не здесь?
   – Надо идти искать, – предложил Кеша.
   – Так мы можем всю жизнь тут шлюпку искать, – ответил Гучок. – И не найти. Её могло в море на льдине унести. Видите, – он показал на крупные и мелкие трещины вокруг, – кусок льда вместе с шлюпкой мог отколоться и уплыть.
   Глянув под ноги, друзья стремглав рванули подальше от края.
   – Нузна звать кита, – переведя дух, сказал Игорёк и старательно выговорил. – Канцельянбабасьянйоксельмоксельсена. Где лаковина?
   Гучок порылся в рюкзаке и передал раковину лягушонку.
   – Пусть, лучше, он позовёт. А то, позовёшь какого-нибудь Канцельяна, и приплывёт сюда какой-нибудь лапоть без руля. …Нам нужен надёжный корабль.
   Лягушонок взял говорилку и, осторожно приблизившись к кромке льда, принялся звать кита. Друзья уселись на санки и стали терпеливо ждать.
   Прошло неизвестно сколько времени, но от кита ответа не было. Гоша охрип и присел рядом передохнуть.
   – Не отвечает, – устало прохрипел он.
   В голову полезли нехорошие мысли. Взгляды мальчиков встретились. Оба нахмурились и отвели глаза. «Странные животные – люди…», всплыла в голове у Гучка фраза, сказанная моржом. Они смотрели в беконечный горизонт, не надеясь что-нибудь увидеть, а, просто, чтобы смотреть туда, где ничто не ограничивало их взгляд. По щекам Гучка пробежали слезинки. Он вытер их и заметил, что Игорёк сделал то же самое.
   Нужно было как-то возвращаться на материк. Вариантов было немного. Садиться на отколовшуюся льдину было опасно. Она могла треснуть в любой момент. Да и, к тому же, неизвестно, куда течение могло её унести.
   – Интелесно, а белыи мидведи свелху плавать умеют? – спросил как-то Игорёк.
   – Не знаю, – пожал плечами Гоша. – Снизу умеют точно. А у тебя есть план?
   – Есё не знаю. Пака, плосто, теалетицески лазмысляю. Тут зе кломе льда и мидведей больсе плавательных следств нет. Вот я и падумал: лёд плавать умеит, а мидведи?
   – Я тоже уже думал, – отозвался Гучок. – Вот, только, чем кормить это плавательное средство? Нам самим уже есть нечего.
   Дракоша вспомнил о подарке Внука Мороза – параплане – и стал его испытывать. Параплан легко тянул его вверх, и Кеша быстро научился им управлять. Но всех четверых, да ещё и с рюкзаками, он поднять не мог – слишком тяжёлым был груз. Дракоша решил всё же продолжать свои полёты в надежде увидеть с высоты какой-нибудь корабль или просто что-нибудь интересное.
   И что-нибудь интересное не заставило себя долго ждать. На третий или четвёртый оборот солнца Кеша, облетая ближайшие окрестности, вдруг заметил летящий прямо на него предмет странной формы, похожий на аккуратно сделанный пельмень. Дракоша был незаангажированным потребителем всякой чепухи про НЛО, поэтому сравнение с тарелкой даже не пришло ему в голову. Зато, пельмень подходил как нельзя лучше.
   Этот полуфабрикат серебристого цвета пронёсся мимо, едва не задев нашего аэронавта. Пролетев ещё немного, «пельмень» резко остановился и плавно вернулся назад к дракоше. Похоже, появление здесь Кеши для него было таким же удивительным событием, как для Кеши – появление ещё одного летающего.
   Подлетев к параплану, «пельмень» развернулся вокруг своей оси и вытаращил на дракошу свои иллюминаторы. Кеша осторожно стал на плоский край жестянки, подошёл к одному из них и попытался рассмотреть, что внутри. Из иллюминатора на него смотрел… он сам. «Зеркало!», разочарованно подумал дракоша и почесал голову, соображая, как же вскрыть эту консервную банку. Зато его отражение продолжало рассматривать свой оригинал, как ни в чём не бывало.
   «Это уже интересно!», решил Кеша и поднял правую лапу. Отражение не шелохнулось. «Откуда у них моя фотография?! Да ещё в полный рост!», продолжал удивляться дракоша. В этот момент «фотография» куда-то исчезла. Дракоша озадаченно смотрел в иллюминатор.
   Вдруг в стенке «пельменя» рядом с иллюминатором появилось прямоугольное отверстие.
   – Ну, наконец-то! Хоть, зайти пригласили! – громко сказал Кеша и заглянул внутрь. Внутри оказалась совсем маленькая комнатка. Когда дракоша затащил за собой параплан, то в ней стало даже немного тесно. Дверь так же тихо закрылась, как и открылась. Неожиданно стенка, на которую Кеша опёрся спиной, исчезла, и дракоша благополучно грохнулся на пол. Параплан накрыл его с головой и хвостом.
   – Не понимаю, как они здесь живут? – возмущённо бухтел он, выбираясь из-под параплана. – Жилплощади толком нету! Дырки в самых неподходящих местах! Того и гляди, вывалишься на лету!
   Дракоша поднялся с пола и обомлел. Перед ним стояли… Гоша и он.
   – А-о-о-е-е-а? – только и смог промычать он, выпучив глаза на «Кешу» и тыкая лапой то в Гошу, то куда-то вниз.
   Учитывая сложившуюся ситуацию, это означало «А он что здесь делает?». То, что рядом с Гошей стоял ещё один он, дракошу удивило меньше. То есть, это уже было нормально. Нормальным уже было и то, что он разговаривал с ещё одним собой.
   «Гоша» с «Кешей» переглянулись, и что-то пропев друг другу, подбежали в иллюминаторам. Их разговор был похож больше на мелодичное переливающееся пение, чем на отдельные слова или звуки. Дракоша поспешил за ними. Внизу на льду виднелись три точки, стоявшие неподвижно и, похоже, тоже рассматривавшие зависший в воздухе «пельмень». «Гоша» стал радостно тыкать лапой вниз и что-то возбуждённо петь «Кеше».
   Дракоша не мог поверить своим глазам. Гоша был одновременно на льду и здесь внутри «пельменя». То есть они с лягушонком были в двух экземплярах!
   Летательный полуфабрикат стал плавно снижаться прямо к тому месту, где стояли три тёмные точки. Пока они спускались, дракоша осмотрелся. Внутри совершенно ничего не было, даже углов. Пол, потолок и стены с иллюминаторами. «Да, с мебелью у них туговато», посочувствовал хозяевам Кеша. «Зато в банкобол можно свободно играть».
   Потом он стал разглядывать свой второй экземпляр. Поразительно, но второй совсем не отличался от первого. Почти не отличался. Если бы не одна маленькая, но очень важная черта характера дракоши: он был в папином носке!
   Вот, как раз по этому последнему отличию друзья и смогли отличить «своего» дракошу от «несвоего». Когда пассажиры летающего «пельменя» вышли наружу после приледнения, и у Гучка, и у Игорька, и у лягушонка автоматически открылся рот. Реакция на вторые экземпляры Гоши и Кеши у них была примерно такая же, как сначала у дракоши. Дракоша с удовольствием наблюдал за лицами друзей, представляя своё собственное несколько минут назад. Хозяева летательного полуфабриката с детской непосредственностью тоже изучали друзей.
   – По-моему, у меня размножение личности, – пробормотал лягушонок.
   – Не переживай, – проговорил Гучок, успокаивая друга. – У вас носки разные. У тебя есть, а у него нет…
   – Это точно. Главное, чтобы у него под диваном таких же не было, – ответил Гоша.
   – На этот счёт будь спокоен, – отозвался дракоша. – Дивана там нет.
   Ещё несколько секунд они искали отличия, но так и не смогли найти.
   – Помнис саву из леса, католая нам пла летаюсюю миску ласказывала? – пробормотал, наклонившись к Гучку, Игорёк, переводя взгляд то на незнакомцев, то на Гошу с Кешей. – Аказываеца, ей это не плиснилось! Всё сходица!
   – А там внутли больсе никаво не была? – обратился он к дракоше.
   – Ты думаешь, там и наши экземпляры есть? – понял вопрос друга Гучок.
   – У них там и никого и ничего, – ответил Кеша. – Пусто! Даже табуреток нет!
   – Мозет мы где-та в длугом месте есть? – задумчиво проговорил Игорёк.
   Его размышления прервал голос Гучка.
   – Чего мы тут болтаем, давайте знакомиться!
   Он шагнул к «Гоше» и «Кеше» и показал им открытые ладони.
   – Гучок! – громко и внятно сказал он, приложив руку к своей груди.
   Таким же образом он представил остальных своих друзей. Их новые знакомые с интересом наблюдали за этой церемонией. Потом «Гоша» и «Кеша» тоже показали им открытые лапы и, по очереди показав на себя, пропели:
   – Амфи!
   – Дракар!
   Друзья опешили.
   – Это вы на каком языке сказали? На нашем или на своём?! – ошеломлённо спросил Кеша.
   – На вашем, на вашем, – рассмеялся Амфи. – Мы ваш язык недавно расшифровали и выучили. Кстати, он очень простой. Сорок два основных звука и плюс несколько промежуточных. В нашем языке, например, четыреста тридцать восемь звуков. Только у нас слова короче, и их во много раз больше, чем в вашем. Поэтому информацию друг другу мы передаём более точную и быстрее.
   – А-а, тогда ясно, почему нам кажется, что вы песни друг другу поёте, – догадался дракоша.
   – То есть, пока мы друг другу три слова скажем, вы все тридцать успеете спеть, – сообразил Гучок и повернулся к друзьям. – Им кажется, что мы разговариваем вот так:
   – Ме-е-е-ня-а-а зо-о-о-ву-у-т Гу-у-у-чо-о-к, – пропел он низким голосом.
   Друзья рассмеялись.
   – А это, – Дракар показал на стоявший позади него «пельмень», – наш летательный аппарат. Называется Илсемьдесятшестой.
   – А что вы здесь делаете? – спросил Амфи.
   – Циво мы здесь тока не делаем, – проговорил Игорёк. – Вот, наплимел, сицяс мы хотим пелеплыть целез акеан и велнутса дамόй. Но не знаем, как. Памагите нам, пазалуста.
   Амфи и Дракар что-то спели друг другу и снова повернулись к друзьям.
   – Залезайте!
   Друзья вошли внутрь Илсемьдесятшестого и занесли парусанки с рюкзаками. Дверь закрылась сама по себе. Они осмотрелись, хотя осматривать особо было нечего: внутри было пусто. Вдруг на глазах изумлённых путешественников из пола «выросли» шесть кресел. Причём «выросли» они аккуратно из-под них, так что друзья оказались сидящими в этих креслах.
   – Ой! – подскочил, усаженный в своё кресло Игорёк. – Эта аткуда взялось?
   – Эта одно из наших изобретений, – объяснил Амфи. – Технология материализации мыслеконструкций.
   – Это ты на каком сказал? – решил на всякий случай уточнить Гоша.
   – На вашем.
   – А переведи, пожалуйста, с нашего на наш, – попросил дракоша.
   – Это, значит, нужно о чём-нибудь подумать, и оно сразу появится, – объяснил Дракар. – Или тебе словами из квантовой физики?
   – Нет, нет, мне уже всё понятно, – замахал лапами Кеша. – А из кваквантовой физики – это ему, – и он показал на Гошу.
   – Но это всё работает только внутри нашего Илсемьдесятшестого, – продолжал Амфи. – Когда что-то нужно, мы его представляем и появляем здесь, а когда не нужно, убираем. Устраивайтесь удобнее, будем взлетать. А Дракар пока подумает о борще и пирожках с капустой.
   От последних слов у друзей на разные голоса громко заурчали животы, и они наперебой заговорили.
   – А подумай ещё про ложечку сметанки в борщ, – попросил Гучок.
   – А можно подумать мне блинчики с творогом? – спросил лягушонок.
   – А мне подумай, пожалуйста, о варениках с вишнями и с мёдом, – облизнулся Кеша.
   – А ты заленую калтоску умеес думать? – закончил перечень пожеланий Игорёк.
   – Сейчас сделаем, – одобрительно улыбаясь, произнёс Дракар и тут же объявил. – Думаю!
   Через мгновенье перед каждым по очереди на маленьких столиках появилось заказанное блюдо. Друзья, не сговариваясь, втянули своими носами запах, исходивший от их блюд. А запах от этой вкуснотищи стоял такой, что, даже, ложка в воздухе висела. Ещё через миг все набросились на еду.
   Когда все четыре тарелки были вылизаны до последней капли и крошки, мысли о еде исчезли в неизвестном направлении. Теперь всё внимание было приковано к иллюминаторам. Они летели навстречу солнцу. Внизу расстилался бескрайний океан.
   Вдруг раздался крик Гучка:
   – Смотрите, киты!
   Все прилипли носами к иллюминаторам и смотрели туда, куда показывал мальчик. Стая из полутора десятков животных величаво и как всегда грациозно разрезала своими телами поверхность океана.
   – Может это наши? – с надеждой произнёс Гучок.
   Они летели высоко и очень быстро, поэтому разглядеть китов было трудно, но ощущение того, что это «их» киты, было очень сильным.
   – Это наси, наси! Да, да, я узнал! – закричал Игорёк. – Ани махнули нам плавником! Я видел!
   От радости он пустился в какой-то известный одному ему танец. Амфи и Дракар с интересом наблюдали за ним. На сердце у ребят стало легко. Они помахали китам в ответ и мысленно пожелали им счастливого плавания.
   Игорёк вернулся в кресло, потянулся и, заложив руки за голову, со счастливым выражением лица откинулся на спинку. Постепенно его мысли стала занимать дорога обратно домой. Он вспомнил о груде вещей, оставленных ими на берегу океана по настоянию суслика. Мальчик снова прильнул к иллюминатору.
   – Что ты там снова выглядываешь? – поинтересовался Гоша.
   – Утюх, – коротко ответил Игорёк.
   Лягушонок и дракоша переглянулись, потом посмотрели в ту сторону, куда вглядывался мальчик, а затем снова уставились на Игорька.
   – Да брось ты…, – произнёс дракоша. – Мы, вон, с Гошей на свалке в холодильнике жили. Так он нам за три дня вообще родным домом стал. И ничево, не скучаем!
   – … И клавиатулу, – как будто ничего не услышав, продолжил Игорёк. – Вам та за халадильник ни ат каво не влитит. А мне… За утюх ат мамы, а за клавиатулу…
   И он тяжело вздохнул, представив лицо папы, услыхавшего, что его клавиатура осталась где-то в районе вечной мерзлоты.
   – Слушай! Точно! – воскликнул Гучок и повернулся к Амфи. – Там, внизу, на берегу, остались наши велосипеды! Помогите нам, пожалуйста, их найти!
   На горизонте в синей дымке появилась узкая тёмная полоска. Постепенно она становилась всё шире, принимая очертания холмистого и скалистого берега. Где-то на этой бесконечной границе воды и земли возвышался самоварный маяк. За короткое время своего существования он превратился в серьёзнейший навигационный объект для китов, тюленей, морских птиц и всяких военных кораблей.
   – Слева по курсу что-то блеснуло, – сообщил Дракар, показав лапой. – Сейчас подлетим ближе.
   – Это самовар! – обрадовался Гучок. – Нам сюда!
   Высадившись на берег, друзья побежали собирать свои вещи. Но это оказалось не так то просто. За время их отсутствия куча заметно «похудела». Зато жизнь в этом кусочке тундры заметно преобразилась. Первым делом звери оценили все достоинства гандбольного мяча и ракеток для бадминтона. И теперь здесь шла активная подготовка к чемпионату тундры по гандболу и бадминтону. Специально к открытию обоих чемпионатов зайцы разучивали на барабане всякие торжественные марши, играя на одном инструменте одновременно несколько мелодий.
   Все моржихи вдруг стали следить своей фигурой, и поэтому за хулахупом была очередь на неделю вперёд. А на берегу теперь появилась горка, с которой детёныши тюленей с весёлым писком скатывались в воду. Когда-то это была гладильная доска.
   У леммингов появился свой местный парк развлечений, построенный из конструктора «Лего» и пластилина. И поэтому вся эта пушистая мелочь огромными толпами стала мигрировать сюда, создавая многокилометровые очереди и заторы на дорогах.
   Мясорубка теперь крутилась не останавливаясь. Морские животные и птицы днём и ночью перемалывали на фарш пойманную рыбу и креветок, чтобы накормить своё многочисленное, вечно голодное потомство.
   Так и остались лежать на берегу без дела вентилятор, утюг, компьютерная клавиатура и настольная лампа. Самовар уже не возвышался на скале, а стоял на одном из небольших камней. Туда его водрузил суслик, как-то забежавший через пару деньков поглядеть на своё маячное сооружение и увидевший компанию чаек, сваливших самовар вниз в надежде попить чайку. Заодно, он предупредил всю местную живность, чтобы самовар не трогали, потому что он ядовитый, а велосипеды кусаются, если к ним подойти очень близко.
   В таком виде всё это застали друзья. Они решили не нарушать этот новый уклад жизни местных животных и оставить им все вещи, которые нашли здесь своё применение. Драгоценные клавиатура и утюг, менее драгоценные вентилятор и настольная лампа, а также бесценные велосипеды были загружены в Илсемьдесятшестой. «Пельмень» бесшумно поднялся в воздух и, сопровождаемый взглядами всего прибрежного населения, быстро улетел в сторону материка.
   Теперь под ними проносилась земля. Друзья в иллюминаторы рассматривали открывавшиеся перед ними бескрайние просторы тундры. Один дракоша задумчиво смотрел в пол.
   – Ты чего? – толкнул его в бок лягушонок.
   – Не мешай! Я думаю о пирожном с вишенкой. Сейчас оно появится из пола.
   – Ну, да! Пирожное! С вишенкой! – передразнил он дракошу. – Сейчас из пола попрёт каравай, залитый ведром крема и килограмм вишен сверху.
   – Нет, ну, кто тебя за язык твой длинный дёргает! – возмутился Кеша. – Теперь я думаю, а не пошёл бы ты куда-нибудь подальше! Вместо того, чтобы думать о пирожном!
   – Эй-эй! Осторожнее! – запротестовал Гоша. – Я же выпаду, если пойду подальше!
   – Вот и не лезь со своим ведром вишен!
   Их перепалку прервал Амфи.
   – Не переживай, не выпадешь, – успокоил он лягушонка. – Технологией материализации мыслеконструкций может воспользоваться не каждый. Для этого нужно научиться правильно думать. Даже о пирожном с вишенкой.
   – Мне мама гавалила, сто меня в сколе науцят думать, – заявил Игорёк.
   – В какой школе? – спросил Дракар.
   – Ну-у, …католая возле насева дома, – неуверенно ответил мальчик.
   – Как раз в ваших школах не учат думать, – вставил Амфи. – Там, просто, жуют чужие мысли. И этому же учат детей.
   – А вы мозете нас науцить плавильна думать? – поинтересовался Игорёк.
   – Мы-то можем, – ответил Амфи. – Только вы ничего не поймёте. Эти знания на нашем языке.
   – И они имеют силу, пока о них знает немного народу, – добавил Дракар. – Только так они сохранят свою чистоту и ценность.
   – Но, ведь, это же тоже чужие мысли? – поразмыслив, возразил Гучок.
   – Эти знания живые, – объяснил Амфи. – Поэтому каждый, кто их принимает, пропускает их через себя, внося что-то своё. Пройдя через ваше сознание, такие мысли становятся вашими собственными. Такое знание не нужно учить напамять, боясь забыть. Оно запоминается как чувство, то есть на всю жизнь.
   – Это тоцьна! – авторитетно подтвердил Игорёк. – В децтве мне папа сто лаз гавалил, стобы я не совал палец в кастёл. Ну, я забыл и засунул… Это цювство я запомнил на всю зизнь.
   И он с удовольствием рассмеялся, видимо вспомнив те далёкие дни своего детства.
   – А мозна нам вас язык выуцить? – снова поинтересовался мальчик.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация