А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 22)

   Люди против… детей

   Проснулись все от лёгкого подскока.
   – Сто эта исё за… китотлясение, – недовольно пробурчал сонный Игорёк, поднимая голову.
   – Пора снова переходить на новый корабль, – сказал лягушонок, увидев ещё одну палубу по соседству с ними.
   Друзья снова перелезли на спину другого кита. Спать уже не хотелось, зато хотелось есть. Они достали свои припасы и принялись их уничтожать.
   – Кстати, а как зовут этого кита? – поинтересовался Гучок, когда они закончили есть.
   – Сейчас установим контакт и узнаем, – деловито ответил лягушонок, беря в лапы ракушку.
   После установления контакта его морда была озадаченной.
   – Его… или её… зовут… Хильд-Брунхильд-Гуннхильд Гудрунсдоттир Халльбьёрнсдоттир, – всё той же скороговоркой проговорил Гоша и, высунув свой язык, скосил на него оба глаза. – У меня… язык… в трубочку… не свернулся?
   – У миня сицяс мазги в узелок завязуца, – сообщил Игорёк.
   – Мне, как-то, первое имя больше понравилось, – неуверенно сказал Кеша. – Это тоже ничего, но первое, как-то, больше…
   – А спроси у него… неё, кто он… она? Он или она? – попросил Гучок.
   Реакция кита на этот простой и невинный вопрос оказалась бурной. Он неожиданно выпрыгнул из воды, подбросив высоко в воздух всю компанию. Сам он бултыхнулся обратно в воду, подняв наверх к пассажирам кучу брызг. А, вот, друзьям и рюкзакам купаться как-то не хотелось. Однако сила морского притяжения оказалась сильнее, и они дружно полетели вниз. Все уже поёживались, предвкушая прелесть морского купания, ну тут, точно так же вдруг, широкая и длинная спина кита снова вынырнула из воды. Друзья шлёпнулись на спину кита в том же порядке, в каком и взлетели.
   – Паклуце цем в делфиналии, – испуганно проговорил Игорёк.
   – Кто-то понял, что он… или она… подумали? – спросил Гоша, вытирая со лба то ли брызги, то ли пот.
   – Па-моиму, морз нам не ту лакуску дал, – пробурчал Игорёк, потирая попу. – Тут, аказываица, нузна такая, па католой мозна мысли слусать и гавалить.
   – А, по-моему, мы уже на другом ките сидим, – оглядываясь, произнёс Гучок.
   Он взял у лягушонка раковину и нагнулся к воде, чтобы поговорить с Птичьей Лапкой. Увидев это, Гоша и Кеша схватились друг за друга и закрыли глаза, а Игорёк, сказав «мама!», уцепился за санки.
   – Без паники! – продудел в ракушку Гучок, наведя её на друзей, и, опустив ракушку, уточнил. – В смысле, … взлетаем без паники.
   Но взлетать больше не пришлось. Птичья Лапка спокойно объяснил, что это была самка кита. «Как вам девчонка? – спросил он, пытаясь найти среди своих пассажиров ценителей самковой красоты. – Отпад, правда?!»
   – Па-моиму, девцёнка – улёт, а не атпад, – возразил Игорёк, когда Гучок повторил им вопрос кита. – Мы улетели метлов на десять.
   «Просто она сегодня не в настроении, – продолжал кит. – У них такое иногда бывает. Я как раз плыл вслед за ней, любовался формами. Гляжу, а тут вы пошли на взлёт. … Еле успел к вашей посадке. … Не переживайте, она отходчивая. … И ещё запомните: фамилий у нас нет, есть только имена и отчества. Если отчество заканчивается на „сен“, то это сын, мальчик, мужчина. Если на „доттир“, то наоборот».
   Гучок передавал друзьям всё, что говорил кит.
   – «Наоборот», это как, – не понял Гоша, дослушав объяснение кита.
   – Навелнае, на китовском языке наабалотмальцик – это девацька, – предположил Игорёк.
   – Ну, теперь всё ясно, – весело сказал дракоша и повернулся к лягушонку. – Знаешь, как тебя на китовском языке зовут? Лягушонсен. Гоша Лягушонсен.
   – Очень смешно, Кеша Длинныйхвостсен, – в тон ему ответил лягушонок.
   – А, ну-ка, напомни, как нашего кита зовут, – попросил лягушонка Гучок.
   – Гансхристиансебастьянйохансенюхансенандерсен, – протараторил Гоша.
   – По-моему, там не только отчество, там ещё и дéдовство есть, – оценивающе произнёс Гучок.
   – А у девчонок есть мáмчество и бáбушество, – хохоча, добавил дракоша.
   Вдоволь насмеявшись и, наконец, успокоившись, друзья вновь стали вглядываться в горизонт. Вдруг невдалеке они увидели широкую чёрную полосу, стелившуюся по поверхности воды.
   – Пахозе, мы падплыли к Цёлнаму молю, – предположил Игорёк.
   – Я был на Чёрном море, – авторитетно заявил Гучок. – Но в нём летом вода теплее. И грязнее.
   – И цяйки клицят «Сладкая кукулуза! Сладкая кукулуза!». …Да, пазалуй эта не Цёлнае моле. Эта какое-та длугое. Но в нём сто-то не так.
   Они проплыли ещё какое-то время, соображая, что бы это могло быть.
   – Смотрите, корабль! – крикнул Гоша.
   Вдалеке показалось странное сооружение, больше похожее на железный остров, чем на корабль. Чёрная полоса шла с его стороны. Кит подплыл ближе, и теперь друзья могли рассмотреть эту загадочную конструкцию. Это был не корабль, а, действительно, железный остров, стоящий в воде на четырёх ногах. Путешественники смотрели на него во все глаза. Но там никого не было видно.
   – Мозет это пилатский остлав? – шепотом спросил Игорёк, как будто пираты могли его услышать. – Калабля нигде нету. Мозет, там никаво и нет? Залыли сибе клад и уплыли.
   – Надо спросить у кита, – предложил Гучок. – Он должен знать.
   «Это нефтяная платформа, – объяснил кит. – Там люди добывают нефть. Несколько дней назад здесь был сильный шторм, и под водой одна труба треснула. Теперь из неё вытекает нефть. От этого уже погибло много морских животных и рыб».
   – Так это нефть?! – хором воскликнули друзья.
   – Вот тибе и клад… вытикает, – грустно произнёс Игорёк.
   Гучок сидел и, нахмурившись, глядел на чёрную маслянистую реку, текущую посреди моря. Он вспомнил нефтяные озёра в тундре, брошенные машины и мусор. «Теперь это всё уже и в море, – с горечью думал он. – Ну, почему взрослые так поступают? Так, ведь, скоро на земле ни одного чистого места не останется!» Но задать этот вопрос было некому. Точно так же, как и ответить на него.
   – Нужно чем-то закрыть эту трещину, – решил Гучок. – Плывём туда!
   – Как мы её закроем? – удивились Гоша и Кеша.
   – У меня есть идея. Помнишь, как мы гуляли во дворе, и я порезался стеклом? У меня тоже шла кровь. Тогда мама мне закрыла рану ватой и перевязала бинтом. Здесь всё то же самое. Только надо найти вату и бинт.
   – Где мы найдём столько ваты и бинтов? – засомневался Гоша.
   – На острове! – ответил Гучок, не имея ни малейшего представления о том, где их там искать. И есть ли они там вообще.
   – Так, видь, тлесина пад вадой! – напомнил Игорёк. – Как мы иё заматаем?
   – Китов попросим, – снова нашёлся Гучок, удивляясь тому, откуда он знает ответы на все вопросы.
   Он взял раковину и стал разговаривать с китом. Птичья Лапка сразу же согласился помочь, но предупредил, что в их стае бинтик на бантик никто завязывать не умеет. «О! Надо моржей попросить, – предложил кит. – Я их здесь частенько раньше встречал».
   Они подплыли к нефтяной платформе. Вблизи она оказалась громадным сооружением из железа и бетона. Теперь оставалось только на неё залезть. Немного поплавав под её брюхом, друзья поняли, что по железобетонным ногам забраться наверх было невозможно.
   – Казеца, я знаю, как мы туда пападём, – уверенно произнёс Игорёк. – Нам нузна улётная девцёнка!
   Они пересели на самку кита ближе к хвосту и, взявшись друг за друга, приготовились к перелёту. Китиха разогналась и, выпрыгнув из воды, хвостом подбросила своих отважных пассажиров с их отважными рюкзаками высоко вверх. У всех перехватило дух. Правда, у Гоши и Кеши дух перехватило меньше. Ведь, они налетали уже немало часов в вездекаре.
   Все, не сговариваясь, кричали букву «А-а-а!» При этом Гучок ещё и успел подумать, что, пожалуй, вернуться обратно на кита таким же образом вряд ли удастся. «Ладно, вниз – не вверх, что-нибудь придумаем, – успокоил он сам себя. – Одна голова хорошо, а четыре лучше… Утро вечера мудренее… Тише едешь – дальше… А нет, это не то».
   Китихе можно было выступать за сборную китов по баскетболу. Все её пассажиры, которых она метнула, шлёпнулись прямо в центр большого круга с буквой «Н» посредине. В том же порядке, как и взлетели.
   – Если верить рассказам твоей бабушки, – сказал дракоша, оглядываясь на Гучка, – то мы с Гошей уже налетали на пенсию твоего дедушки.
   – А, если велить маиму лбу, то я, пахозе, налител на банки с тусонкой, – потирая лоб, произнёс Игорёк, стукнувшись об рюкзак Гучка.
   То место, на которое они упали, было вертолётной площадкой. Друзья, чтобы не таскать с собой рюкзаки, решили оставить их здесь.
   – У нас есть какой-нибудь план? – поинтересовался лягушонок.
   – Как всегда, – ответил Кеша.
   – Не пугай, – покосившись на него, произнёс Гоша.
   – Да, зачем он нам нужен? Когда у нас что-нибудь шло по плану? – горячился дракоша. – Самый лучший план это… импровизация!
   – Циво-циво?
   – Чего-чего… Второй раз уже и не скажу, чего, – наморщив лоб, пробормотал Кеша. – … О! Вспомнил! Самый лучший план это придумизация!
   – План у нас простой, – сказал Гучок. – Найти, чем трубу можно закрыть, а потом найти, чем её можно завязать. Здесь нам без придумизации не обойтись.
   И они стали спускаться по лестнице вниз.
   – Нам надо разделиться, – предложил Гучок. – Мы с Игорьком пойдём искать заплатку, а вы найдите какую-нибудь длинную-предлинную верёвку. Только так, чтобы никто нас не заметил. Как будем возвращаться, ещё не знаю. Если что, встретимся на ките.
   Друзья разошлись в разные стороны. Лягушонок и дракоша шли вдоль каких-то труб и цистерн, по каким-то лестницам и мостикам. Но нигде ничего похожего на верёвку не было видно.
   – Здесь, вообще, кто-нибудь живой есть? – начал возмущаться Кеша. – Даже, спросить не у кого! Давай, в эту дверь войдём! Наверняка, все верёвки где-нибудь внутри прячутся.
   Кряхтя, они открыли большую железную дверь. За ней был длинный полутёмный коридор с кучей таких же дверей. Гоша и Кеша вошли вовнутрь.
   – Что будем делать, если нас кто-нибудь увидит и поймает? – шепнул дракоша.
   – Притворимся, будто мы мягкие игрушки, – ответил лягушонок.
   – Хорошая идея! На нефтяной платформе мягкие игрушки на каждом углу валяются. А, как думаешь, здесь маленькие дети не водятся?
   – Не умничай! – огрызнулся Гоша. – Что нам, по-твоему, нужно запчастями притвориться?
   Вдруг раздался какой-то звон и грохот. Грохот был от подскользнувшегося и упавшего дракоши. Звон – от упавшей и покатившейся по коридору бутылки.
   – Тише ты! – зашипел лягушонок, остановив лапой катящуюся бутылку.
   – Что это было? – ошарашено произнёс Кеша.
   – Бутылка, – ответил Гоша и понюхал её. – Фу-у… пиво, кажется.
   – Здóрово! – повеселел дракоша, лёжа на полу. – Значит, детей нет.
   – Это значит, что здесь кто-то пьёт пиво. А пиво пьют и на детской площадке возле нашего дома, – напомнил лягушонок. – Давай, поднимайся! Разлёгся…
   – Ты ещё скажи, что это детская нефтяная платформа, где дети добывают детскую нефть, – пробурчал, поднимаясь, дракоша.
   – Тише! – Гоша закрыл ему лапой рот и, показав на ближайшую дверь, шепнул. – Там кто-то есть!
   Из-за дверей раздавался какой-то странный звук. Друзья прислушались.
   – Это кто-то храпит! – первым догадался Кеша. – Наверное, у них тут спальня.
   Дракоша подпрыгнул и повис на ручке, а Гоша приоткрыл дверь. Спальня оказалась на редкость странной. Кроватей не было. Зато было множество всяких мониторов, экранчиков, кнопочек и лампочек. Мощный храпящий вокал сотрясал спальню, а, дребезжащая в пустом стакане, ложка издавала ноту «ля». Вокалистом был бородатый дядька, который, свернувшись калачиком, спал одетым прямо на столе, подложив под голову шапку. Дракоша запрыгнул на стол и осторожно подкрался к спящему бородачу. Убедившись, что тот крепко спит, Кеша стал осматривать спальню. Оглядевшись и не увидев ничего, похожего на веревку, дракоша предложил:
   – Давай, у него спросим, чем завязать дырку?
   – Ты ещё по радио объяви.
   – Я серьёзно. Вспомни, как я разговаривал с водителем фургона, на котором мы ехали. От них, между прочим, пахнет одинаково, так что у нас должен получиться диалог.
   – Ладно, давай. Только, так, чтобы не напугать его.
   Дракоша стал прямо перед лицом дядьки, сложил лапки вместе, сделал умильную мордочку и, улыбнулся. Гоша кивнул и поднял большой палец вверх «Во!». Затем Кеша сладким голоском, стараясь попасть в промежутки между всхрапываниями, спросил:
   – А, ну-ка, голубчик, … доложите мне, какие у вас есть в наличии… средства обеспечения ликвидации… несанкционированной утечки нефти?
   Мужчина вздрогнул и перестал храпеть. Не раскрывая глаз и не вставая со стола, он вытянулся по стойке «смирно». Потом бородач, икая и шевеля бровями, не очень уверенным голосом отрапортовал:
   – При наличии утечки средств… для обеспечения отсутствия ликвидации… несссс… несссс…. нессссацинированной утечки нефти нами используются… огнетушитель, ящик с ведром и… песок с лопатой.
   Дракоша поглядел на лягушонка. Тот отрицательно замотал головой. Кеша почесал живот, заставляя его подумать.
   – О! – осенила его какая-то мысль. – Четыре по горизонтали! Длинное, на бантик завязывается. Что это?
   – Пожарный шланг в конце коридора! – всё так же не открывая глаз, отрапортовал дядька.
   Лягушонок с восторгом снова показал «Во!».
   – Правильно! – похвалил его дракоша и торжественным шёпотом добавил. – За проявленный пофигизм и находчивость награждаю вас внеочередным сном на рабочем месте!
   Бородач так же торжественно промямлил что-то в ответ и с чувством выполненного долга перевернулся на другой бок. Довольные друзья направились к выходу, как вдруг дракоша вспомнил, что ему хочется пить.
   – Слушай, давно не пили ничего горяченького. А, тут, вон, гляди, что-то похожее на кофе-автомат. Давай, нажмём, а?
   – Нажимай уже, – нетерпеливо сказал Гоша. – Нам надо быстрее уходить, пока этот деятель не проснулся.
   Кеша стал нажимать какие-то кнопки. Вдруг стало совсем тихо. Всё, что до этого гудело, неожиданно затихло.
   – Нажал. … Там нигде не течёт?
   – Нигде. Да, вон, чайник стоит!
   Они напились воды и пошли за пожарным шлангом. Найдя его в конце коридора, дракоша с лягушонком взялись за него и быстро потащили наружу. Шланг, шурша и извиваясь, пополз за ними по лестницам и мостикам.
   Тем временем, пока дракоша и лягушонок разговаривали с общительным дядькой, мальчики нашли большой кусок брезента, которым были накрыты несколько шлюпок. Они потащили его к тому месту, где оставили рюкзаки, как вдруг в голову Гучку пришла идея.
   – А, давай, поплывём дальше на лодке, – предложил он.
   Игорька долго упрашивать не пришлось. Они подтянули шлюпку к краю платформы и сбросили её в воду. Убедившись, что она благополучно плюхается на волнах, мальчики увидели, как по мостикам и лестницам в их сторону бегут трое мужчин в одежде охранников. Надо было удирать. Они побежали к рюкзакам, таща за собой кусок брезента.
   Неожиданно все трое охранников, дружно перецепившись обо что-то, грохнулись на железный пол. Крики взлетевших чаек заглушили короткий, но эмоциональный поиск причин их падения. Охранники, прихрамывая и почему-то проклиная всех пожарников на свете, продолжили погоню. Но очень быстро они снова споткнулись и загрохотали по лестнице.
   – Похоже, кто-то упал, – прислушавшись, произнёс Гоша.
   – Под ноги надо смотреть, – посоветовал Кеша. – Давай, тяни!
   В этот момент они увидели мальчиков, бежавших по вертолётной площадке и тащивших что-то большое. К ним с другой стороны быстро карабкались по лестнице четверо каких-то мужчин.
   – Да, ты посмотри, сколько тут народу! – изумился лягушонок. – И все такие отзывчивые. Вон, как помочь торопятся. Аж спотыкаются!
   Мальчишки копошились над чем-то, бегая по площадке, но отсюда не было видно, что они делают. Охранники уже были почти рядом.
   – Чего они там возятся? – занервничал дракоша. – Им надо прыгать! Эх!
   Вдруг какой-то непонятный комок сорвался с вертолётной площадки и полетел вниз. Гоша и Кеша замерли. Неожиданно над этим комком раскрылся парашют, и друзья увидели Гучка и Игорька. Мальчики висели под ним, ухватившись за два противоположных угла этого странного парашюта. На двух других противоположных углах висели привязанные рюкзаки.
   – Йо-хо! – заверещали от восторга лягушонок и дракоша.
   Они с восхищением следили за постепенно спускавшимися к воде друзьями, пока те не приземлились прямо в лодку, непонятно откуда здесь взявшуюся. Тут послышался приближающийся топот чьих-то ног.
   – Теперь наша очередь, – глянул на Кешу лягушонок. – То, что у нас нет плана «А», это я уже понял. Но, тогда, у нас должен быть план «Б»!
   – У нас есть план «Ш»! – крикнул дракоша и, подбежав к краю платформы, стал привязывать шланг к выступающему куску трубы. – Теперь по этому плану слезаем вниз!
   Друзья быстро стали спускаться вниз. Но, когда до воды оставалось ещё метров десять, шланг вдруг… закончился.
   – У тебя есть ещё какой-нибудь план, чтобы к этому привязать? – с надеждой спросил лягушонок.
   – Остались только мой хвост и твой язык, – проговорил дракоша.
   Они качались в воздухе, не зная, что делать. Прыгать было страшновато. Да и к тому же возвращаться обратно без шланга было бессмысленно.
   Неожиданно под ними из воды стала вырастать странная пирамида… из стоящих друг на друге моржей! Когда она доросла до болтавшихся в воздухе друзей, они увидели, что вся пирамида стоит на спине у кита! Гоша и Кеша продолжали висеть, вытаращившись на это конструкцию.
   – Ну? – флегматично прохрипел верхний морж. – Мы тут, что, маршрутку ждём?
   Дракоша и лягушонок быстро перебрались на спину верхнего моржа и стали трусить шланг. Наконец, с третьей попытки им удалось сдёрнуть петлю с куска трубы, и шланг благополучно упал в воду. Друзья, хватаясь за плавники моржей, спустились по их телам на спину кита. А вся пирамида с весёлым рёвом рухнула в воду, подняв в воздух неимоверное количество брызг.
   Кит подплыл к лодке, в которой сидели мальчики, и друзья бросилились обниматься друг с другом, как будто сто лет не виделись. Затем они передали моржам брезент и шланг и объяснили, как завязать дырку в трубе. Моржи довольно быстро справились с этой задачей.
   – Всё в порядке! Закрыли! – доложил один из них, выныривая рядом с лодкой. – Хотя, нефть оттуда уже и так не текла.
   – Значит, или нефть закончилась, или кто-то её перекрыл, – предположил Гучок.
   – А-а, – вдруг осенило дракошу. – Так, ведь, это мы с Гошей её перекрыли!
   – Откуда ты знаешь? – вытаращился на него лягушонок.
   – Здрасьте, приплыли! Когда я там на кнопки нажимал, ты же сам сказал, что нигде не течёт.
   – Так, ведь, это же был кофе-автомат!
   – Ну-у, наверное, это был нефть-автомат, – предположил Кеша.
   В этот момент нефтяная платформа снова загудела. Морж, отправленный на разведку, вскоре вернулся и рассказал, что заплатка сидит надёжно и нигде не протекает.
   – Ай да мы! – радостно крикнул Игорёк и похлопал по борту шлюпки. – Этат клуизный лайнел мы заслузили по заслугам!
   Они привязали к шлюпке веревку, и киты потащили её за собой. Теперь путешествие стало более комфортным, потому что не надо было переходить с одного кита на другого и бояться, что тебя захлестнёт волной. Животные просто передавали друг другу верёвку под водой.
   Пока друзья плыли, они ни разу не встретили ни одного корабля. И это путешественников вполне устраивало. Если бы не платформа, то, казалось бы, что здесь, в северных морях, людей нет вообще. Но, однажды они поняли, что это не так.
   Как-то раз на горизонте показался какой-то корабль. На этот раз это был действительно корабль. Друзья, как и обычно, не собирались ни с кем встречаться, чтобы в чью-нибудь светлую голову не пришла яркая мысль вернуть их домой. Немного приглядевшись, они поняли, что это какая-то старая посудина, вся разваленная и проржавевшая, и при этом непонятно как державшаяся на плаву. Она, похоже, стояла на месте, и никого на ней не было видно.
   – Я знаю, сто эта за калабль, – таинственно приглушив голос, произнёс Игорёк. – Эта летуций халáндец.
   – Какой-какой холодец? – не понял лягушонок, сидевший на самом носу лодке и не расслышавший, что сказал мальчик.
   – Да не халадец, – терпеливо стал объяснять Игорёк, – а летуций халáндец. Калабль-плизлак, католый блосила каманда.
   Они проплывали мимо и разглядывали этот плавающий металлолом, неизвестно как и зачем оказавшийся здесь. В этой развалюхе, брошенной посреди моря, было что-то мрачное и пугающее.
   – А почему его бросили? – стал расспрашивать Кеша.
   – Ну, сам пасматли. Кто на такой стласной и стыдной лазвалюхе плавать будит? Навелнае, матлосам стала стласно стыдно, вот и сбезали ани с этава калабля, – предположил Игорёк и, чтобы уже совсем стало понятно, добавил. – Эта как сталая паломаная иглуска…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация