А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 20)

   «И я!», «И я!» прокатилось по рыдающей очереди, причём каждый высморкался в пиджак своего соседа. Второй Шиворот Навыворот хотел высморкаться в оленя, но тот вскочил на ноги и отпрыгнул. Шиворот застыл с протянутой к оленю рукой.
   – А какие были навывороты…, – сведя брови домиком, трагически произнёс он и, повернувшись к соседу справа, вытер нос об рукав его пиджака во всю длину рукава.
   Цепочка рыдающих развернулась и, теперь каждый по очереди вытер нос об рукав соседа справа.
   – Я думал, это у них пиджаки, – шепнул дракоша лягушонку. – А это, оказывается, такие носовые платки. С пуговицами и карманами.
   Вдруг со всех сторон раздался гром аплодисментов и свист благодарных зрителей. Никто не заметил, как посмотреть на это представление к скале подтянулась куча морского и не очень зверья. Моржи, морские котики и тюлени шлёпали ластами и били хвостами по воде. Весь птичий базар хлопал крыльями и громко делился впечатлениями, столпившись на узеньких террасах. Чайки, гагары, казарки и чистики, порхая в воздухе, пронзительно кричали. Песцы и зайцы, то тут, то там мелькавшие в толпе зрителей, свистели и улюлюкали.
   Человечки во весь рот улыбались, кланялись, прижимая ладошку к животу, и посылали воздушные поцелуи. Первым заподоздрил неладное Бардак, когда увидел в толпе зрителей знакомые клювы гусей.
   – Здесь гуси, – сказал он Задом Наперёду и Шивороту Навывороту, прикрыв рот ладошкой.
   – Мама, – прошептал в панике Шиворот, вспомнив последнее путешествие в клювах гусей.
   – Бежим! – крикнул Задом Наперёд и бросился наутёк.
   Но было поздно. Шестеро гусей, подхватив клювами одного за другим всех шестерых оболтусов, поднялись в небо. Человечки, как и в прошлый раз, что-то кричали, дрыгая ручками и ножками. Но гуси побеседовать с ними не могли, потому что клювы у них, как и в прошлый раз, были заняты.
   …Заканчивалась тридцать седьмая минута полёта. Висеть в клюве было хоть и бесплатно, но только скучно и неудобно. Лететь оставалось ещё пять тысяч сто шестьдесят четыре минуты, поэтому время поговорить было. Первым нашёл тему для разговора Задом Наперёд.
   – Говорил я тебе, лучше со взрослыми иметь дело, – пробурчал он, глянув на Бардака. – А ты «С детьми проще», «С детьми проще»! Висим, проще нельзя! Нужно было с родителями Гучка оставаться. Там бы для всех нашлась работёнка.
   – А мне в правительстве понравилось, – мечтательно произнёс Шиворот Навыворот. – Там, даже, напрягаться не надо. Всё само собой получается.
   – Так куда летим? – деловито спросил Бардак, решив добавить порядка в стихийный процесс создания будущего беспорядка. – К родителям Гучка или в правительство? Я за правительство.
   – У меня столько идей, так и прёт чего-нибудь наворотить! – с жаром подхватил Шиворот Навыворот. – Простора не хватает! Я за правительство!
   – Да, пора выходить на новый уровень, – как всегда авторитетно согласился Задом Наперёд. – Этот семейный быт совсем уже заел. Никакой самореализации!
   – Вот и чудненько! – хлопнул в ладоши Бардак и, щёлкнув пальцами правой руки, крикнул своему гусю. – Эй, шеф! Нам в правительство!
   – А вы куда? – крикнул Шиворот Навыворот другой троице.
   – Похоже, у нас те же проблемы, – ответил другой Бардак. – Никак не можем определить, куда лучше, то ли в детскую вернуться, то ли в парламенте поработать.
   – Тут и думать нечего, лучше в парламент, – категорично посоветовал Задом Наперёд. – Там профессионалы нужны. Уж там-то точно никому и в голову не придёт навести порядок!
   Настроение у оболтусов вновь поднялось. Впереди было много захватывающей и бестолковой работы. Воодушевлённые новыми планами и идеями, они устремились в будущее. В их прошлом остались два маленьких мальчика Гучок и Игорёк. Кстати сказать, у мальчиков и Бардак и вся его компашка тоже остались в прошлом, ведь, они уже были большие. А в планах больших мальчиков нет места планам Бардака, Шиворота Навыворота и Задом Наперёда.

   Круизный лайнер

   Путешественники продолжали идти к своей цели. Но их запасы продуктов к этому времени уже здорово уменьшились. Поэтому перед отплытием в первую очередь нужно было решить жевательный вопрос.
   – Кажется, где-то здесь должен быть домик людей, – отозвался олений вожак. – Они там иногда живут, когда на базар приезжают. Там, наверняка, что-то должно быть.
   – А зацем ани на базал плиезают? – спросил Игорёк. – За пладуктами?
   – На птичий базар, – объяснил олень. – Они его изучают. А ещё они изучают морских животных, чтобы их стало больше.
   – Людей трудно понять, – произнёс суслик. – Одной рукой они борются против природы, а другой за. Ладно, идёмте искать домик. Иногда после людей там что-нибудь вкусненькое для природы остаётся.
   Через полчаса они подошли к дощатому домику, стоявшему у подножия холма недалеко от воды. Его окна были закрыты и заколочены досками, а на двери висел устрашающего вида замок, который тихо зарычал, увидев незнакомцев.
   – Похоже, из хозяев дома остался только злой замок, – прокомментировал Гоша.
   – Замок цел, двери и окна заперты, значит, гостей кроме нас больше нет, – сообщил суслик, обойдя вокруг домика.
   – А кто здесь может прийти к людям в гости? – удивился Кеша.
   – Белый медведь, например, – ответил суслик. – Зимой, когда есть нечего, он только по гостям и ходит.
   – А летом кто сюда в гости ходит? – спросил Гучок.
   – А чего летом в гости ходить, когда и так еды полно? – засмеялся олень.
   Суслик, никому ничего не говоря, уселся напротив двери и какое-то время сидел с закрытыми глазами. Друзья с интересом глядели на него, не решаясь заговорить или как-нибудь отвлечь его от этого занятия. Посидев так пару минут, он поднялся, подошёл к замку и, немного поковырявшись в нём когтем, торжественно объявил.
   – Добро пожаловать!.. Чувствуйте себя как дома! Пока хозяев дома нет.
   Друзья вошли в домик. Суслик, по-хозяйски обследовав все углы, выкатил на середину комнаты несколько банок с тушёнкой, сгущёнкой и ещё какой-то ёнкой.
   – Без сплосу блать цюзие веси нехаласо, – осуждающе произнёс Игорёк.
   – Эти бесспросные банки могут здорово вас выручить, когда твой желудок запоёт какую-нибудь симфонию Штрауса. Или, когда от голода тебе захочется съесть собственный ботинок. Если хочешь, могу у тебя разрешения попросить.
   – Я лазлесаю, – не раздумывая, ответил мальчик, который отчётливо себе представил, как он ест свой ботинок, слушая страуса, поющего симфонию в его желудке.
   Они вытащили банки на улицу. Мальчики подавали банки снизу, а дракоша с лягушонком, сидя сверху на оленях, засовывали их в рюкзаки. Игорёк с дракошей и лягушонком снова зашли в домик поискать что-нибудь интресное, а Гучок и суслик присели на камень отдохнуть.
   – А чего ты сидел с закрытыми глазами перед дверью? – поинтересовался Гучок.
   – Спал, – не моргнув и глазом, ответил зверёк.
   – Спа-ал? – недоверчиво протянул мальчик. – Ты правду говоришь?
   Суслик немного помолчал, странно глядя куда-то в пространство. Потом слегка пошевелил губами, очевидно соображая, что сказать.
   – Спрашивал разрешения у духа – хозяина домика, – наконец произнёс он. – Любопытный такой попался. Ещё бы, он здесь один на всю округу. Поговорить не с кем. Вот он о вас и расспрашивал: кто, да куда, да зачем… Вообщем, вы ему понравились, и поэтому он показал мне, где лежат консервы, и подсказал про дрова. Вам нужно с собой взять вязанку дров. Пригодятся. Больше мы здесь ничего не найдём. Всё, что он разрешил взять, мы уже нашли.
   Из домика доносились звуки большой возни. Потом раздалось троекратное «Чих!», исполненное в три разных голоса.
   – Сейчас ещё каждый по разу чихнёт и уходим, – сказал суслик.
   И, действительно, троекратное «Чих!» повторилось. Из домика вышел Гоша, весь покрытый слоем пыли.
   – Здесь больше ничего…, – он зажмурился и приоткрыл рот, явно собираясь чихнуть в третий раз.
   Гучок вопросительно посмотрел на суслика. Зверёк отрицательно мотнул головой.
   – … нет, – то ли ответил Гучку, то ли закончил фразу Гоши суслик.
   Лягушонок открыл глаза и закрыл рот, так и не чихнув.
   – Откуда ты знаешь? – удивлённо спросил он.
   – Потому что я уже всё нашёл, – уверенно ответил зверёк.
   Из домика, отряхиваясь, вышли Игорёк и Кеша. У Игорька на левой ноге был горшок, а за дракошей, зацепившись за хвост, волочилась какая-то тряпка.
   – Больше ничего интересного нет, – сказал Кеша.
   – Ну, зато, уборочку сделали, – чуть не смеясь, произнёс суслик. – Пыль вытерли. Цветы не поливали?
   – Паливали, – в тон суслику ответил Игорёк. – Тока паталок забыли прапылисосить.
   – Ничего страшного. Горшок и тряпку хозяевам верните.
   Повешенный на место замок, немного поскулил и тявкнул на прощанье. Закрыв домик, друзья поехали обратно.
   Возвратясь на побережье, они подъехали к лежбищу моржей. К ним навстречу на своих массивных ластах заковылял огромный морж, с которым недавно разговаривал суслик. Только сейчас они заметили, что у моржа один клык сломан, и поэтому намного короче второго.
   – Ганс-Христиан Себастьян Йохансен-Юхансен-Андерсен уже здесь! – проревел он, приблизившись к друзьям. – Я договорился!
   – Ты сто-та понял? – тихо спросил суслика Игорёк.
   – Понял. Кит приплыл.
   – То есть, вот, этот… Гансхристиансебастьянйохансенюхансенандерсен – это кит? – вытаращил глаза Гоша.
   – Да. Его здесь все уважают, поэтому называют по имени, отчеству и фамилии. Советую запомнить полностью. У него ещё и прозвище есть. Птичья Лапка.
   – Да-а, – ошеломлённо протянул лягушонок. – У китовских родителей сказочная фантазия!
   – И длинная фамилия, – добавил дракоша.
   – Когда увидите кита, с длиной фамилии вам всё станет ясно, – сказал суслик.
   – Кажется, уже ясно, – произнёс Гучок. – Чем больше зверь, тем больше фамилия.
   – Интересно, а какие, тогда, фамилии у леммингов? – поинтересовался Гоша. – Наверное, что-то вроде Ка Девятьсот Тридцать Восьмой или Ю Тысяча Двести Пятьдесят Третий…
   – С половиной, – вставил Кеша.
   – Почему «с половиной»? – удивился лягушонок.
   – А потому что на них на всех цифр не хватит, – невозмутимо ответил дракоша.
   Гоша несколько раз проговорил в своей голове имя кита, чтобы лучше запомнить.
   – По-моему, у этого кита нюх хороший, – шепнул он Кеше.
   – С чего ты взял?
   – Ну, ты сам вспомни, он же «нюхансен»…
   – Вот, придумал! Как в воде можно нюхать?
   – Откуда я знаю? Я же земноводное, а не водноземное…
   Игорёк тем временем внимательно разглядывал клыки у моржа.
   – А сказите пазалуста, – начал он, обращаясь к моржу. – Пацему у вас адин клык калоце длугова? Вы, навелнае, в баю с кем-та ево паламали?
   Морж заревел от смеха. Его раскатистый рёв слился вместе со скрипучим смехом суслика. Игорёк стоял с непонимающим видом, поглядывая то на одного, то на другого.
   – А ты у него не спрашивал, в каком бою он свой зуб поломал? – закончив смеятся, спросил морж, показывая на суслика.
   – Не-е-т, – растерянно ответил мальчик.
   Морж и суслик вновь залились каждый своим смехом. Вдруг морж резко прекратил смеятся, сделал суровую морду и нахмурился.
   – Это был страшный бой, – драматично приглушив голос, начал он свой рассказ. – Я тогда был ещё маленьким моржёнком и жил с мамой. Однажды, когда мамы не было дома, я решил пообедать моллюсками. Вдруг из глубины моря вынырнул огромный серо-бурый… или буро-серый… уже не помню… одним словом, безобразный и страшный моржище…
   – У меня был огромный рыжий суслище, – вставил суслик. – Но тоже не особо гламурный.
   – Так, вот, – продолжал морж. – Это чудище стало отбирать у меня моллюсков. Мы скрестили свои клыки и стали колбасить друг друга…
   – А мы друг друга сарделили, – снова вставил суслик.
   – … И тут раздался громкий и такой противный «Хрусь!» …, – пригнув голову и широко раскрыв глаза, произнёс морж и, как великий актёр, застыл в пронзительной паузе.
   – И сто? – шёпотом спросил Игорёк, немного подождав.
   – Что-что, зубы надо чистить после еды. С детства, – спокойно и, как ни в чём ни бывало, закончил морж. – Ты когда последний раз зубы чистил?
   Игорёк, ошеломлённый таким простым ответом, стоял, вспоминая, когда же это было в последний раз.
   – Давно. Исё дома. Када мама гавалила.
   – Вот-вот. Когда мама говорила, – рассмеялся морж. – А, когда мама не говорила, не чистил. Поэтому, чем быстрее ты станешь для себя мамой, тем целее у тебя будут зубы.
   – Кстати, – вспомнил суслик, – хоть я сражался с суслищем, а он с моржищем, звали наших соперников одинаково – Лень.
   – Я?! – подскочил на месте олень.
   – Ну, практически, ты. Только без первой буквы, – успокоил его суслик. – Хотя у каждого лень своя, результат битвы у всех одинаковый. Если побеждает она, то проигрываешь ты. Вот, это, – суслик показал на свой сломанный зуб, – была её последняя победа.
   После этого рассказа и мальчикам как-то сразу захотелось почистить зубы. Но зубные щётки они оставили дома, как не самые нужные вещи. Пока они пальцами пытались почистить свои зубы, Кеша нашел на берегу несколько рыбьих скелетов, и через минуту у путешественников был килограмм зубочисток.
   Олень, высматривая что-то под ногами, подошёл к лягушонку.
   – Ты не видел моей первой буквы? – спросил он у Гоши.
   – Не-ет, – мотнул головой лягушонок. – Ты её, что, потерял?
   – Не знаю, – обеспокоенно ответил вожак. – Но, если потерял, то со мной теперь каждый будет драться. Представляешь?
   – А где твои остальные буквы?
   – А, гнус их знает, – занервничал олень.
   – Так, почему же ты решил, что потерял первую? Может, она лежит где-нибудь вместе со всеми остальными? И, вообще, не пойму, чего ты паришься? У тебя на лбу написано, что ты олень. Это рога у тебя могут отвалиться… Дай, поправлю… А буквы к тебе на всю жизнь привязаны. Где-то. Так, что, будь спокоен.
   Заметно повеселевший и успокоенный олень, мурлыкая себе под нос какую-то мелодию, снова принялся жевать ягель.
   – Скоро отплываем! – объявил суслик.
   – А где кит? – не понял Гучок.
   – Вообще-то в воде, – удивлённо уставился на него суслик. – А-а. Он не здесь. К нему вы поплывёте на моржах. Киты на берег не вылезают.
   Все посмотрели в сторону моря. Но кроме нескольких тюленей, занимавшихся невдалеке синхронным плаванием, никого не было видно.
   – Может, всё-таки, поплывёшь с нами? – с надеждой спросил Гучок.
   – Мне у Деда Мороза делать нечего, – улыбнувшись, ответил суслик. – Это ваша задача. И вы сами уже можете с ней справиться. Запомните, ваша сила не в том, чтобы быть готовыми набить морду какому-нибудь волку или медведю. Сила в том, чтобы быть готовым решать любую проблему, которая может возникнуть на вашем пути. Не убегать от неё, а побеждать её. Рассчитывайте только на себя, и всё у вас получится.
   После таких слов мальчики почувствовали себя немного уверенней. Но неизвестность продолжала их пугать.
   – Всё-лавно, как-то стласнавато плыть туда, не знаю куда.
   – А ты представь себе весы. На одной чаше твой страх, а на другой твоё желание… Представил?
   – Пледставил… Вау! Аз дух захватило! – Игорёк даже рот открыл от восторга. – Плывём!
   – О! Вот, это оно! – рассмеялся суслик и продолжил. – Оставьте на берегу всё, что можно оставить. Берите только самое необходимое. Дальше себя и свои вещи будете тащить сами.
   Мальчики стали пересматривать свои рюкзаки, а Гоша и Кеша занялись вездекаром. Подойдя через несколько минут к друзьям, суслик присвистнул от изумления. Возле них лежала гора вещей, непонятно каким образом оказавшихся в рюкзаках и вездекаре. Точнее, это было непонятно суслику. Он даже представить себе не мог, насколько необходимы в походе мясорубка, барабан, вентилятор, гандбольный мяч, самовар, хулахуп, пластилин, две ракетки для бадминтона, гладильная доска с утюгом, компьютерная клавиатура, конструктор «Лего», настольная лампа и куча других нужных и полезных мелочей.
   В эту минуту морда суслика напоминала лицо таможенника, в котором проснулся талант художника. Художник чувствовал, что в этой милом натюрморте из неизвестно зачем притащенных сюда предметов чего-то не хватало. Тогда таможенник нырнул в один из рюкзаков, и после небольшого «шурум-бурума» вылез оттуда вместе с хоккейной клюшкой и русско-английским словарём.
   – Это вам зачем? – спросил суслик.
   – Эта падáлки для Деда Малоза.
   – Он хоккей только по телевизору смотрит.
   – Ну, не смох я взять ис дома телевизол, – развёл руками мальчик. – Ево как лаз папа сматлел, када я сабилался.
   – И эта клюшка в два раза выше тебя.
   – Так, вить, и Дед Малос – не мальцик, – логично возразил Игорёк.
   – Так, понятно. А словарь зачем? – не унимался суслик.
   – Ну-у, – замялся Игорёк, – стобы лазгаваливать на луско-амеликанском языке.
   Увидев вытянувшиеся лица и морды друзей, он понял, что сказал либо слишком много, либо слишком мало. Но отступать уже было некуда.
   – Я падумал, там, где Дед Малос, там и Санта-Клаус целез забол зивёт. Эта такой амеликанский Дед Малос. У Деда хател папласить новых ладителей, а у Санты плиставку Нинтендо.
   – А ты умеешь читать словарь? – удивился лягушонок.
   – Я ни умею, – насупился мальчик. – Но, вить, Санта-Клаус умеит! Вот, он и будит цитать. …Стобы со мной лазгаваливать.
   Гоша и Кеша разобрали свой вездекар, и теперь он снова превратился в обычные санки. Пока лягушонок перебирал его содержимое, дракоша сидел рядом и смотрел на Простомашу.
   – Красивая она, правда? – произнёс Кеша, странно глядя на куклу.
   – Она?… Ну-у… да, – лягушонок даже остановился, явно не ожидав такого вопроса.
   – А ещё добрая и заботливая, – добавил дракоша, глядя всё тем же странным взглядом. – Её придётся оставить здесь. Неизвестно, что впереди.
   После проверки содержимого рюкзаков суслик несколько раз обошёл вокруг горы вещей, критически оценивая каждую из них. Потом он постучал лапой по самовару и скомандовал:
   – Берите этот чайник и идите за мной. У меня идея!
   Гучок и Игорёк подхватили самовар и потащили его вслед за сусликом. Втроём они вскарабкались на одну из скал и водрузили его на её вершину.
   – Эта жестянка здóрово блестит на солнце, поэтому её издалека видно, – объяснил зверёк. – Будет для вас вместо маяка, когда будете возвращаться.
   Спустившись вниз, они стали прощаться.
   – Спасибо тебе за помощь, – сказал Гучок, пожимая лапу суслику. – Ты нам очень помог.
   – Залко, сто ты с нами не плывёс – с сожалением произнёс Игорёк. – С табой всигда интелесно.
   – У вас впереди много чего интересного. Главное, научитесь помогать себе сами. Рассчитывайте только на себя. Вы – это то, что у вас есть, и то, что всегда будет с вами. Удачи.
   Попрощавшись с сусликом и оленем, друзья залезли на двух моржей и поплыли в море. Ещё два моржа везли на себе их рюкзаки и вязанку дров.
   – Вас повезёт стая китов, – начал говорить морж. – Будете переходить с одного кита на другого, потому что им нужно нырять за едой и охлаждаться.
   – А с ним разговаривать можно? – спросил Гучок.
   – Можно. Держите говорилку.
   С этими словами морж протянул ему большую красивую раковину, верхушка которой была надломана.
   – Широкий край опускаете в воду, а в маленькую дырочку говорите. Если хотите его услышать, к дырочке ухо прикладывайте. Запомнили, как его зовут?
   – Гансхристиансебастьянйохансенюхансенандерсен, – скороговоркой протарахтел лягушонок.
   – Птицья лапа, – добавил Игорёк.
   – Лапка, – поправил его морж. – У него на боку есть шрам, похожий на отпечаток птичей лапки. Когда он был маленький, на их стаю напала стая касаток. Одна из них оставила свой след у него на боку.
   – Ого! Я сибе пледставляю, какая эта птицька – касатка, – католая нападает на китов!
   – Это не птица! Это хищное морское животное! Нападает на китов, тюленей и всякую рыбу, – авторитетно заявил морж. – И на моржей тоже.
   – А касатка больше кита? – снова спросил Гучок.
   – Намного меньше, – мотнул головой морж. – На китов они нападают, когда собираются в стаи.
   – Какая злюссяя лыбёха! – прокомментировал Игорёк.
   – Касатка – это животное, а не рыба. А кит – самое крупное животное в мире, – начал терпеливо объяснять морж. – Они своих детёнышей кормят молоком. Поэтому их называют млекопитающими. А касатка – единственное животное, которое может победить кита. Её ещё называют кит-убийца. Так, что у Птичьей Лапки на боку след касаткиных зубов, а не птичьей лапки.
   – Я бы этих китубийцев…, – угрожающе проговорил Игорёк, руками как бы завязывая узел в воздухе, – … в баланий лог…
   – Касатки – это ерунда по сравнению с другим хищником, – кряхтя продолжил морж и покосился на своих пассажиров. – Люди уже триста лет охотятся на китов. И, хотя сейчас охота на них запрещена, они всё-равно продолжают её. Странные животные – люди…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация