А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 19)

   Снова вместе

   После обеда (или непонятно чего) вся компания поехала знакомиться с Гошиным и Кешиным другом – оленьим вожаком. Дракоша с лягушонком предупредили всех, что оленя за рога дёргать нельзя.
   – У него рога отпадные, – пояснил дракоша, увидев вопросительный взгляд друзей, и рассказал историю про отвалившиеся рога и геройский поступок оленьего вожака.
   Вожак, наконец, тоже познакомился с друзьями своих друзей, о которых много слышал. Увидев вездекар, Игорёк сразу же захотел на нём полетать, но так и не смог оторваться от земли. Тогда он выгрузил все припасы Гоши и Кеши. Но и это не помогло. Продолжая свои попытки взлететь, он высадил Простомашу. А это уже было нарушением техники безопасности.
   Игорёк болтался в вездекаре, привязанном к бегущему оленю, подпрыгивая на кочках и падая в ямки. За полчаса он перепахал всю тундру вокруг и серьёзно выровнял местность. Но так и не взлетел. На одной кочке мальчика сильно подбросило, и он выпал из вездекара, набив себе шишку на голове. После этого Игорёк уже своей головой понял, зачем нужна подружка безопасности.
   – Не палуцилось, – проговорил он, подходя к друзьям и потирая ушибленное место. – Па-моиму, я паталстел. Стланно. Я, ведь, давненька не ел ни маминых пилазков, ни катлет.
   – А ты, случайно, комаров не лопаешь, как Гоша? – предположил дракоша. – Вон, смотри, как он потолстел.
   – Не-е. Эта ани миня лопают. Вот, если бы тут катлеты литали, как камалы… – мечтательно произнёс Игорёк. – Пледставляите, падлитаит катлета… Зуззыт, зуззыт… А патом смяк тибе в лот. Не успел плазевать, а тут узе и втолая ноловит тебе в лот попасть. И ты смотлис, а тут узе и оцеледь из катлет паявилась…
   – Дня через три тебе бы уже тошнило от этой очереди, – насмешливо возразил Гучок.
   – А по тундре наверняка бродили бы какие-нибудь котлетозавры, – предположил суслик. – Где много еды, там много едоков.
   – Тогда бы и нас с Кешей вездекар не потянул, – добавил лягушонок, проглатывая порцию комаров, прилипших на его высунутый язык.
   – Он и так нас скоро не потянет, – сердито проговорил дракоша, глядя на Гошу. – Хватит брюхо набивать!
   – Дай поесть по-лягушачески! – возмутился лягушонок. – Впереди Северное Ледовитое Озеро. А в нём, небось, кроме мороженых окорочков ничего не плавает.
   – А, разве окорочка это рыба? – удивился Кеша.
   – Нет, курица! – ехидно ответил Гоша.
   – Это что ещё за Северное Ледовитое Озеро? – спросил Гучок, стараясь чем-нибудь отвлечь друзей от спора.
   – Это большая вода, – произнёс суслик. – Я вам о ней говорил. До неё осталось пол-дня ходу на оленях.
   – Где-то за ним живёт Дед Мороз, – добавил вожак.
   – Так, ведь, его надо переплывать, – рассуждал дальше Гучок. – Вездекар нас всех не потянет.
   – И на цём будим плыть? – поинтересовался Игорёк.
   – Давайте дойдём до воды, а там разберёмся, – предложил суслик.
   Он отпустил своих оленей, и путешественники пошли дальше со стадом вожака.
   Местность стала более пологой, а на пути всё чаще стали чаще попадаться большие лужи. Олени брели прямо по этим лужам, потому что они были мелкими. Ветер усилился, поэтому надоедливой мошкары стало меньше, а вместе с ней стало меньше и еды для лягушонка. Гоша пытался ловить редких мошек, но ветер уносил их быстрее, чем он мог их поймать.
   – Ну, всё. Поп-корм закончился, – вздохнув, прознёс он.
   Впереди показалась полоска океана. Чем ближе друзья подходили к берегу, тем длиннее становилась эта полоска.
   – Ого, озело! – восхищённо сказал Игорёк. – А льда пацему нету?
   – Так сейчас же лето, – удивился Гучок.
   – Ано называица Ледавитае, знацит, долзен быть лёд, – настаивал Игорёк.
   – Логично, – поддержал его дракоша.
   – Ну, у него же не может быть два названия. Одно для зимы, а другое для лета, – возразил Гучок.
   – Сейчас дойдём до берега, там попробуете воду, – вмешался суслик, – и тогда вам всё станет понятно.
   После этих слов воду можно уже было не пробовать. Все поняли, что она была холодная. Но, когда они дошли до берега, Игорёк первым делом таки пошёл к воде.
   – Вау! Ледавитая! В смысли, ледяная.
   – Лёд здесь появляется уже в октябре, а тает только в мае, – добавил суслик. – Так что вам, в каком-то смысле повезло, что вы видите это озеро без льда.
   – А в каком смысле не повезло? – спросил Гучок, почувствовав, что суслик что-то недоговаривает.
   – Не повезло, что придётся плыть. По льду можно было бы идти.
   – Ну плыть, так плыть, – деловито рассудил Игорёк. – Где здесь калабль?
   Все, включая оленьего вожака, как-то странно на него посмотрели.
   – Циво вы на миня так смотлите? – не понял мальчик. – Или вы хатели песком плыть?
   Друзья озадаченно переглянулись.
   – Эй, звук вклюците! – потребовал Игорёк.
   – А, ты, что, думал, вас тут корабль будет ждать? – насмешливо спросил суслик. – Как такси? Эй, шеф, на северный полюс подкинешь?
   – Ну, не такси, канесна… Но, лаз есть вада, знацит, долзен быть и калабль, – рассудил мальчик. – Где-та.
   – Логично, – согласился дракоша. – Тогда нам нужно идти его искать. Куда-то.
   – Корабль, не корабль, а искать надо, – твёрдо сказал Гучок и, повернувшись к суслику, спросил. – Здесь есть что-нибудь плавающее?
   – Есть одна мысль…, – задумчиво произнёс тот. – Ладно, идёмте.
   И они, повернув направо, всей компанией пошли вдоль каменистого берега. После привычного и довольно однообразного тундрового пейзажа, жизнь на побережье выглядела необычной. Здесь пищу дарила не земля, а вода. Океан выбрасывал на песок и камни множество всяких водорослей, рачков и моллюсков. То тут, то там виднелись остатки мёртвой рыбы. В воздухе носились чайки, кайры, гаги и много других птиц. Те из них, которые были на земле, или что-нибудь клевали или с криком выясняли отношения друг с другом.
   Интересно было видеть, как иногда эти птицы вместе с каким-нибудь песцом устраивали соревнование, кто у кого стащит рыбу. Пока песец отгонял от своей добычи одну чайку, другая, зайдя сзади, хватала рыбёху и улетала на ближайшую скалу.
   Ещё интересней было дальше. На скалах тоже свободного места не было. Здесь располагались огромные птичьи базары. Любой, хотя бы немного плоский пятачок скалы, уступ или расщелина были заняты гнёздами. Гнёзд было столько, что птицы, насиживающие яйца, сидели одна рядом с другой. Все они были голодными, и поэтому с нетерепением ждали, когда другая птица из их пары принесёт что-нибудь поесть. Поэтому там начинался большой переполох, если кто-нибудь прилетал туда с едой.
   Друзья проходили мимо одного из шумных птичьих базаров, расположившегося на невысокой скалистой гряде.
   – Смотрите! – крикнул Кеша. – Пингвины в очках!
   Вся скала была облеплена фигурками изящных чёрно-белых птиц, похожих на маленьких пингвинов. На их чёрных головах как-будто были одеты белые оправы от очков.
   – Сам ты пингвин! Это кайры, – заявил Гоша. – А пингвинов на севере нет.
   – Здрасьте, приехали! – подскочил на своём олене дракоша. – Мы же с тобой вместе по телеку про них передачу смотрели! Они живут там, где кругом снег и мороз! Я, даже, замёрз, пока смотрел. А потом неделю кашлял.
   – Конечно замёрз. Ты же под кондиционером сидел, – спокойно ответил лягушонок и стал объяснять. – Пингвины живут только на южном полюсе, в Антарктиде. Там, как и на северном, тоже снег и мороз. А, вот, белые медведи, например, бывают только на севере, в Арктике.
   – Аткуда ты всё эта знаис? – удивился Игорёк.
   – Сам не знаю, – пожал плечами Гоша. – Книжки слушал, когда мама их Гучку читала. У меня, наверное, карта памяти большая.
   – Какая-такая… калта памяти?
   – Это мы вместе с папой компьютер ремонтировали, – улыбнувшись, объяснил Гучок. – Он говорил, что, чем больше карта памяти, тем больше она запоминает.
   – А-а, – озадаченно протянул Игорёк. – А эта калта памяти в галаве?
   – Она в голове у компьютера, – рассмеялся Гучок. – А у нас в голове просто память.
   Игорёк незаметно снял шапку и начал на всякий случай щупать свою голову. Не найдя ничего, он успокоился и вместе со всеми продолжил изучать птичий базар и его обитателей.
   – Да-а, с жилплощадью тут проблемы, – сделал вывод Гоша, разглядывая птичье общежитие. – Они там все друг на друге сидят. Места, что ли, другого нет?
   – Там безопасно, – пояснил суслик. – Туда ни один хищник не может добраться. К тому же, кайры по очереди на яйце сидят. Мама насиживает, папа еду носит. Потом меняются.
   – Туда ещё и яйца помещаются? – удивился Кеша. – Оттуда же свалиться, раз плюнуть! А у яйца даже лап нету, чтобы удержаться на скале.
   – Лап нету, – согласился суслик. – Зато у них есть кое-что другое.
   Он спрыгнул на песок и стал что-то рисовать. Все сгрудились вокруг него.
   – Яйцо у кайры – остроконечное, – начал объяснять он, показывая на свой рисунок. – Поэтому, если, вдруг, кто-нибудь его случайно зацепит, или ветер сдвинет с места, то оно не упадёт вниз, а покатиться по кругу и вернётся.
   Дракоша присвистнул.
   – Это кто же им такое яйцо подарил? Дед Мороз?
   – Вряд ли, – криво усмехнулся суслик. – Дед Мороз дарит то, что хочется, а не то, что нужно. Тут, наверное, природа побеспокоилась. Если бы яйца у кайр были другие, этих птиц стало бы намного меньше.
   – Я себе представляю, что там начинается, когда птенцы подрастают, – задумчиво сказал дракоша.
   – А они там долго не сидят, – ответил суслик. – Пухом и перьями обрастают, жирка набирают и вниз, в воду.
   – Они ещё и плавать умеют? – удивился лягушонок. – Это же птицы!
   – Так, ведь, это морские птицы, – продолжал объяснять суслик. – Они питаются рыбой и всякими рачкáми. Поэтому они не только плавают, но и ныряют на глубину за едой. Так что, птенцы подрастают уже в воде. И только потом начинают летать. А, рыбы у этих берегов полным-полно! Кстати, они её сами и прикармливают.
   – Цем пликалмливают? – не понял Игорёк.
   – Тем, что тебе сейчас на голову упало, – спокойно ответил суслик. – Пока они сидят там, на скале, все их какашки падают в воду. А для рыбы это первый деликатес.
   Мальчик снял шапку и стал отряхивать её.
   – Ой! На миня вталой диликакес ляпнулся! Нада быстлей атсюда ухадить! А то сицяс все… обделикакесимся!
   Они пошли дальше. Впереди показался небольшой каменистый пляж. На нём одна на одной лежали огромные туши каких-то животных. У каждого из них была пара длинных белых клыков и лапы, похожие на ласты. Из-за своих размеров они казались неповоротливыми и неуклюжими.
   – Эта кто, малские мидведи? – осторожно спросил Игорёк.
   – Это моржи, – объяснил суслик и скомандовал. – Приехали! Стойте здесь.
   Он спрыгнул на землю и неторопливо зашагал в сторону лежбища моржей. Дойдя до первой туши, он запрыгнул на неё и стал разглядывать все остальные. Моржи не обращали на него никакого внимания. Суслик, по-видимому, не найдя то, что искал, вскарабкался на небольшую скалу и стал вглядываться в сторону моря.
   Через несколько минут из воды невдалеке от берега вынырнула и снова нырнула клыкастая голова моржа. В следующий раз она вынырнула уже поближе. Наконец, огромный морж выполз на берег и полез прямо по головам своих сородичей куда-то всередину лежбища.
   Чтобы пролезть вглубь, он вонзил свои клыки в попу моржа, который лежал скраю. Заревев от боли, укушенный морж уколол не своего обидчика, а мирно храпящего соседа, тот своего и так далее. Неподвижно лежавшие до этого туши пришли в необычайное движение. Вылезший из воды морж, проворно массажировал своими клыками бока и спины сородичей направо и налево, заставляя всех расступиться. Тем, кто оказался ближе всего к воде, бить было некого, поэтому они с возмущённым рёвом прыгнули в воду.
   Вдоволь насладившись массажем, зачинщик драки улёгся всередине лежбища, как ни в чём ни бывало. Дождавшись этого момента, суслик спрыгнул со своего наблюдательного пункта и направился к вновь прибывшему моржу. Какое-то время он с ним разговаривал, показывая на своих друзей. Морж что-то отвечал, кивая в сторону моря, после чего захрапел вместе с остальными.
   – Нашёл я вам корабль, – вернувшись, объявил суслик. – Есть сидячие и лежачие места.
   – Урра! – хором закричали друзья.
   – Я зе гавалил, сто, если есть вада, знацит есть и калабль! – торжествующе улыбаясь, сказал Игорёк. – Када атплываим?
   – Когда корабль сюда на кормёжку приплывёт, – ответил суслик.
   Все вытаращились на него.
   – Чего уставились? По суше на оленях, по воде на ките.
   – На ките-е? – хором протянули друзья.
   – А вы ожидали здесь прогулочную яхту встретить? Или круизный лайнер?
   – Клуизный… лайнел, – запинаясь, выговорил Игорёк.
   Все замолчали, поглядывая друг на друга и переваривая оглушительную новость.
   – А другой дороги к Деду Морозу нет? – тихо поинтересовался лягушонок.
   – Может и есть, – пожал плечами суслик, – но я не знаю. А вы, что, уже передумали?
   – Мы не передумали, – почувствовав общее настроение, ответил за всех Гучок. – Просто… страшновато. Переплыть море… на ките.
   – А до этого было не страшно? Бросить мягкую и теплую кровать, ехать на край света кормить комаров и мёрзнуть от холода, добывать каждый день себе еду, сражаться с волками и медведями и каждый день идти в неизвестность…
   – Мы как-то не думали об этом…, – растерянно проговорил Гучок.
   – А что изменилось? – спокойно спросил суслик. Но друзья молчали, и это молчание было лучше любого ответа. – Вот, и сейчас не думайте об этом!
   Все смотрели в сторону моря. Никто не глядел на берег. Впереди была неизвестность. Хотя, впрочем, как и всегда. Впереди их ждал холод, медведи и борьба за еду. Всё то же, что было и раньше. Только сильнее и страшнее. Но, ведь, и они уже были не те, что раньше. Наверное, они тоже стали сильнее и смелее. И что-то глубоко внутри толкало каждого из них проверить это.
   Из состояния задумчивости друзей вывел скрипучий голос суслика.
   – А, вот, о чём надо подумать, так это о еде. Вряд ли там есть тушёнка с геологами. А вам, – он повернулся к дракоше и лягушонку, – ещё и об одежде.
   – У нас есть одежда! – категорично и хором заявили Гоша и Кеша. – У Гучка в рюкзаке наши носки!
   – В носках на полюс… Это круто! – издевательским тоном произнёс суслик, клацнув языком. – До полного комплекта полярника вам не хватает ещё трусов и панамки. А штаны и шубы вы не догадались взять?
   – Носки это и есть наша шуба, – начал было объяснять Гоша, но, увидев выражение морды суслика, сообразил, что лучше быстро показать, чем долго объяснять. – Сейчас покажу!
   Он полез в рюкзак Гучка и стал возиться внутри него. Пока продолжался поиск носков, рюкзак выглядел как живой. Он выдувался то с одной, то с другой стороны. Из его разных карманов по очереди высовывалась лапа лягушонка и шарила в воздухе, пытаясь нащупать куда-то запропастившиеся носки. Иногда оттуда раздавался звон или какой-нибудь глухой стук, за которыми сразу же следовал «Ай!». По следующим звукам все понимали, что лягушонок потирает ушибленный лоб. В конце концов, рюкзак попрыгал, прокатился по дракоше и, треснувшись о скалу, остановился.
   – Нашёл! – радостно крикнул Гоша, высовываясь из рюкзака.
   Сверху на него свалилось два десятка кайр, сидевших на скале по краям небольшого уступа. Потревоженные птицы с криками поднялись в воздух. Лягушонок вылез наружу и запрыгнул по очереди во все три папиных носка с отверстиями для лап.
   – Впечатляет, – только и смог произнести суслик. – А сразу так и не поймёшь: то ли это носок, то ли спальный мешок.
   – Спальный носок, – предложил название Кеша.
   – Так, хорошо, одежда есть, а… – суслик застыл с открытым ртом и уставился на рюкзак Гучка.
   Все повернули к нему головы и проследили за его взглядом.
   – … А эти крендели откуда? – наконец выговорил он.
   Из рюкзака торчали, глупо улыбаясь, три головы наших старых знакомых: Бардака, Шиворота Навыворота и Задом Наперёда.
   – Приветики! – крикнули они хором и дружно выскочили наружу.
   – А вы, наверное, думаете, куда мы запропастились? – гыгыкнул Бардак.
   – А мы тут как тут! – хрюкнул Шиворот Навыворот.
   – Мы тут как там! – авторитетно поправил его Задом Наперёд.
   И вся троица, довольная произведённым эффектом, весело загоготала, наслаждаясь выражением лиц всех остальных.
   – Слусай, – шепнул суслику Игорёк, – я циво-та ни понял. Ты куда их вместе с гусями атплавлял?
   – Куда-куда. В правительство, – зашептал то в ответ.
   – Зацем в плавительство? – удивился мальчик.
   – Это единственное место, где их проделок никто бы не заметил.
   – А циво ани велнулись?
   – Наверное, там и без них справляются, – пожав плечами, предположил суслик.
   – И что делать? – спросил, придвинувшись к ним, Гучок.
   – Тут я вам не помощник, – ответил зверёк. – Это что-то ваше. То, с чем только вы можете справиться. Соображайте!
   Мальчики задумались. Веселая троица вылезла наружу и с интересом стала исследовать местность.
   – У миня в люкзаке, навелнае, тозе сидят, – проговорил, наблюдая за ними, Игорёк. – Мы, сто, их всю зизнь с собой носить будим?
   – Не будем, – твёрдо заявил Гучок. – Я, кажется, понял, в чём дело. Доставай своих!
   Игорёк не успел подойти к своему рюкзаку, как оттуда с гигиканьем и гагаканьем выскочили ещё трое знакомых нам человечков и бросились обнимать мальчика.
   – Как вы тут аказались? – начал допрашивать их Игорёк.
   – Как-как? – удивился Бардак, растягивая лицо в улыбке. – Мы же твои друзья!
   – Мы друга без беды не бросим, – поддержали его Шиворот Навыворот и Задом Наперёд.
   – Вам тут всё лавно делать нецева, – сказал мальчик.
   – Как это, нечего? – удивлённо протянули человечки. – Да здесь, куда ни плюнь, работы – не початый край! Вон, гляди!
   Три таких же оболтуса уже хозяйничали на птичьем базаре. Забравшись на узкий уступ скалы, они занялись привычным делом. Часть птиц уже сидела на уступе, развернувшись клювом к скале. Это была работа Задом Наперёда. Другие кайры оказались стоящими на головах, хлопая крыльями и не понимая, почему из моря, которое теперь висело вверх дном, не выпадает рыба. Тут постарался Шиворот Навыворот. Ну, а Бардак, как обычно, руководил этим всеобщим весёлым безобразием.
   И без того шумная птичья тусовка теперь шумела в три раза громче. Другая троица полезла помогать первой, хотя первая и без них чудесно справлялась со своими обязанностями. Три тонкоклювых мамаши с криками «Стасик!», «Васенька!» и «Константин Яковлевич!» пробирались по головам остальных в поисках своих птенцов. Какая-то кайра кормила рыбой Шиворота Навыворота. Бардак, еле втиснувшись в плотную толпу птиц, сидевших на краю обрыва, рассказывал какой-то анекдот своим соседкам. Те, дослушав до конца, от смеха попадали с обрыва в воду.
   Места стало больше, и теперь Бардак рассказывал анекдоты уже лёжа на уступе, вытянувшись во весь свой рост и подложив руки под голову.
   – Пока они там заняты, наведём порядок в рюкзаке, – скомандовал Гучок.
   – Ты думаес, ани не любят полядок? – засомневался Игорёк.
   – А мы сейчас это проверим. По-моему, они дружат с порядком, как мы с медведем.
   Друзья вытряхнули всё содержимое из своих рюкзаков и стали аккуратно его укладывать обратно. Через время, вдоволь накуролесив на птичьем базаре, все шесть человечков спустились вниз. Спустились они не скучно, а, словно на парашюте, схватившись за лапы кричащих от возмущения кайр. Довольные своими проделками, они раскрыли рюкзак, чтобы залезть погреться.
   – Фу-у-у, – разочарованно протянул Бардак, заглядывая внутрь. – А чё это?… Порядок, что ли?… А чё он здесь делает?
   – Эта мой лодственник. Он там тепель зивет, – спокойно ответил Игорёк.
   – Как родственник? Как живёт? – всполошился Задом Наперёд. – А нам где жить?
   – Вы нас бросаете? – дрожащим голосом произнёс Шиворот Навыворот. – Нас, своих самых родных родственников?
   Он часто-часто заморгал, и на его маленьких глазках заблестели невесть откуда взявшиеся слезинки. Упав на плечо Задом Наперёда, он громко и горько зарыдал. Тот, поглядев на Шиворота, брызнул фонтаном слёз на Гошу и Кешу, повернулся к рядом стоявшему Бардаку и упал реветь к нему на плечо. Как по команде, все шестеро человечков по очереди улеглись на плечо соседа и стали реветь на разные голоса. Последний из них, другой Шиворот Навыворот рыдал, уперевшись в бок лежащего оленьего вожака. Расчувствовавшийся вожак тоже было собрался с ними пореветь за компанию, но, увидев предупреждающий взгляд суслика, тряхнул головой и с подозрением посмотрел на рыдающую компанию.
   – Я вам отдал лучшие шивороты в своей жизни, – с надрывом в голосе, всхлипывая и покачивая головой, проговорил первый Шиворот Навыворот и, набрав воздуха, от души высморкался в пиджачок соседа слева.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация