А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 17)

   – Когда-то давно, – продолжал суслик, – я впервые увидел нашествие леммингов. Земли не было видно за их спинами. Они бежали и бежали, ели и ели и, казалось, их ничего не может остановить. Многие из леммингов гибли в пути, затоптанные своими же, или тонули в реках. Казалось, что они съедят всё, что растёт на земле, не оставив даже крохотного зёрнышка. Они постоянно дрались из-за еды и грызли друг друга. Когда я это увидел, мне стало страшно. В тот год я сдружился с оленями и ушёл с ними на северные пастбища. Тогда это меня спасло от смерти. И, что вы думаете? К концу лета многие из леммингов умерли из-за голода и болезней. А за весь следующий год я встретил их не больше сотни. Тундра отдыхала от них и приводила сама себя в порядок!
   – А куда они все подевались? – удивился Гучок.
   – Не знаю, – пожал плечами суслик. – Может, куда-то в другое место ушли газоны косить.
   Суслик замолчал, давая ребятам подумать над его словами.
   – Одно получается из другого, – задумчиво повторил Гучок и, немного помолчав, повернулся к Игорьку. – Как думаешь, что получится из разлитой по тундре нефти или разбросанного мусора?
   – Ни знаю, – растерянно произнёс мальчик. – А сто палуцица?
   – Ничего.
   Игорёк недоумённо посмотрел на друга и осторожно спросил:
   – И сто?
   – Если из всего-всего долго-долго делать ничего-ничего, то скоро на земле везде будет ничего.
   Игорёк задумался, переваривая то, что услышал.
   – Если не будит ницево, то не будит и еды? А, если нет еды…
   – …тогда и есть некому, – закончил за него Гучок.
   Ребята растерянно замолчали. От такого вывода им стало как-то не по себе. Суслик почувствовал растерянность и лёгкий испуг своих новых знакомых и поспешил вмешаться.
   – Когда-нибудь земля, может быть, и отдохнёт от человека. Но жизнь не исчезнет. Просто, человек в ней будет занимать уже другое место.
   – Плохое место?
   – Не знаю. Знаю точно, что это будет то место, которое он заслужил.
   – Если пасматлеть на тундлу, то люди катяца в плахое место, – сделал мрачный вывод Игорёк.
   – Всё зависит от людей. От того, как они будут относиться к природе и к её законам. Когда человек почувствует, что он часть природы, всё измениться. Тогда люди покатятся в местечко получше!
   Все снова замолчали. Суслик зевнул.
   – Давайте отдыхать, – предложил он. – А завтра поедем смотреть на одну местную достопримечательность. Она бывает только один раз в два года. Поэтому на неё стóит посмотреть.
   Висевшее над горизонтом солнце не собиралось прятаться за холмы, и, казалось, что день в самом разгаре. Но желание заснуть подсказывало, что уже всё-таки поздновато.
   С самого начала своего путешествия у ребят не было с собой часов. Часами для них стало их тело. Особенно, они это почувствовали в тундре. И, поэтому, мальчики всегда прислушивались к тому, что оно хочет. Если хочется спать, значит уже вечер, если бурчит живот – значит, время кушать.
   Сейчас тело подсказывало, что уже где-то около полуночи. Ребята улеглись в спальный мешок, прикрыв глаза кепками, а суслик за пять минут вырыл себе неглубокую норку. Нырнув туда, он прикрыл вход мхом, и теперь норку было совсем не видно. Мысли путешественников затихли. В полярный день пришла ночь.

   Банкобол – командная игра

   Дракоша и лягушонок после того, как расстались с Тузиком, вместе со стадом оленей снова тронулись в дорогу. Гоша и Кеша, усевшись на вожака, рассказывали о своих сегодняшних приключениях. Их рассказ был настолько увлекательным и интересным, что два оленя, заслушавшись, бултыхнулись в реку, причудливо извивавшуюся по равнине.
   За день все изрядно устали. Поэтому шли они недолго и вскоре остановились на ночлег. Хотя, такие остановки вряд ли можно было назвать ночлегом. Ночи, ведь, не было. Зато, всё живое круглые сутки то и делало, что набивало брюхо в перерывах между коротким отдыхом.
   Тундра в это время года вообще похожа на огромную круглосуточную столовую. Завтрак постепенно превращается в обед, а обед незаметно сливается с ужином. Хотя, стоп! Какой завтрак, обед и ужин? Раз нету ни дня, ни ночи, значит, нет ни одного, ни другого, ни третьего. Просто, есть одно сплошное ням-ням.
   – Ну, вы пока тут отдыхайте, – сказал лягушонок оленям, – а мы сходим в гости к Тузику. Оценим местную кухню.
   – И спальню оценим, – добавил дракоша.
   – Но сначала прихожую, – уточнил Гоша.
   – Ну, это понятно, – заметил Кеша. – Не через туалет же к нему заходить.
   И они направились в ту сторону, куда показал песец, на ходу поедая мошкару и ягоды.
   – Адрес помнишь? – спросил лягушонок спустя некоторое время.
   – Улица Одногорбого Верблюда, холм двадцать пять, шестдесят девятая норка, – без тени сомнения ответил дракоша.
   – Какого ещё верблюда? – удивился Гоша. – По-моему, он называл улицу какого-то копытного.
   – Ну, тогда, улица Копытного Верблюда.
   – Да погоди ты со своим верблюдом, – остановившись, нетерпеливо сказал лягушонок и попытался сам вспомнить адрес. – Ладно, давай, у кого-нибудь из местных спросим.
   Впереди в небольшой низинке паслось семейство леммингов. Паслось – это мягко сказано. Зубы зверьков выстригали всё, что росло, со стрекотом газонокосилки.
   – Здравствуйте! – обратился к ближайшему леммингу Гоша, пытаясь перекричать шум работающих зубов и челюстей. – У вас здесь есть улица Копытного Верблюда?
   Пёстрый зверёк, оторвавшись от своего увлекательного занятия, с любопытством посмотрел на незнакомца.
   – Чаво-чаво? Улица Верблюдного Копыта? Тута такая нета!
   – Какая интересная языка, – громко сказал дракоша на ухо лягушонку.
   – Не кричи так громко! Он может обидиться!
   – Может, и обидится, если услышит! По-моему, тут можно оглохнуть во время обеда! – крикнул Кеша и повернулся к леммингу. – А какая улица тута естя?
   – Тута естя проспекта Копытного Лемминга. Этот Копытный Лемминга – моя близкая родственник – троюродная дедушок двоюродного брата моей бабушок, – гордо улыбаясь и уперев лапы в бока, ответил он. И, чтобы уж совсем стало всё понятно, добавил. – По маминой линии.
   – А, подскажите, пожалуйста, – снова начал Гоша, перекрикивая шум газонокосилок, – где здесь живёт песец?
   На миг друзьям показалось, что вся Вселенная замерла с недожёванным мхом в зубах. Даже ветер остановился поглядеть на эту картину. В следующее мгновенье лишь дрогнувшая тоненькая веточка кустика напоминала о том, что на этом месте пару секунд назад работал завод по пережёвыванию трёх тонн зелени в неделю.
   Лемминг, оказавшийся ближе всех к слову «песец», замер, как вкопанный, и остался стоять, уперев лапы в бока, с перекошенной от ужаса мордой. Гоша осторожно тронул его лапой. Пёстрый зверёк пошатнулся и упал на землю, не поменяв положения. Лягушонок поднял замершего лемминга, как деревяшку, и понёс к ближайшей норе. Потом он запихнул зверька в норку, протолкнув его туда поглубже лапой, и вернулся к дракоше.
   – Улицы Копытного Верблюда здесь нет, – сказал он. – А песец точно есть. Пошли искать.
   Через некоторое время друзья подошли к невысокой скале, окружённой грудой камней. Здесь они присели отдохнуть.
   – Так можно и вокруг света обойти, а в гости так ни разу и не попасть, – устало произнёс дракоша, улёгшись на камень.
   – Я вспомнил, – вдруг произнёс лягушонок, уставившись в какую-то точку. – Улица Однорогого Оленя.
   Дракоша проследил за взглядом друга. Гоша смотрел на рог оленя, одиноко валявшийся возле скалы в нескольких шагах от них.
   – Точно! – подскочил на месте Кеша. – Как это я раньше сам не вспомнил!
   – Это ещё хорошо, что она так просто называется, – повеселел Гоша. – А, представь себе, если бы она называлась улица Одногорбого Верблюда?! Это сколько бы мы тут ещё бродили?
   – Пока б не нашли отвалившийся горб верблюда, – спокойно произнёс дракоша, как будто находить верблюжьи горбы в тундре для него было обычным делом.
   – Пошли. Этот рог берём с собой, – скомандовал лягушонок и, глядя на вопросительное выражение дракошиной морды, добавил. – Чтоб улицу не забыть.
   Кеша с пониманием подхватил олений рог себе на плечо и зашагал за Гошей. По дороге он умудрился наступить на куропатку, которая з возмущенным криком захлопала крыльями и опустилась где-то за соседним холмом.
   – Ты не заметил, она была бесхвостая? – спросил Гоша, еле успев уклониться от кудахтающей птицы, которая с выпученными от страха глазами пронеслась, не разбирая дороги.
   – Я вообще её не заметил, – недовольно заявил дракоша, поднимаясь с земли и потирая ушибленную спину. – И, уж тем более, не догадался посчитать её хвосты. А какая тебе разница, сколько у неё хвостов?
   – Улица Однорогого Оленя возле переулка Бесхвостой Куропатки. Помнишь?
   – А-а, – вспомнил Кеша и махнул лапой. – Да, ну, это точно не она. Нам же нужна бесхвостая, а это была какая-то безмозглая куропатка!
   Друзья пошли дальше и, наконец, узнали у лебедя, где нужная им улица. Найдя двадцать пятый холм, они слегка растерялись, остановившись перед ним.
   – Где-то я такое общежитие уже видел, – проговорил дракоша.
   – Ничего себе, квартирка, – присвистнул Гоша, озадаченно глядя на глиняно-песчаный холм, весь изрытый норами. – Номер норки он мог бы и не говорить. Тут, куда ни сунься, везде шестдесят девятая.
   Он заглянул в одну из них и прислушался.
   – Эй! Кто-нибудь есть дома?
   – Хозяином не пахнет, – понюхав воздух, проговорил Кеша. – Ну, раз хозяев нет, то дома будут хотя бы гости. Северный этикет! Пошли.
   – Стой! – остановил его лягушонок. – А мы обратно найдём дорогу?
   Дракоша задумчиво посмотрел на жилище песца и почесал за ухом.
   – Вспомнил, где я такое уже видел.
   С этими словами он достал из сумочки на ремешке муравья.
   – Смотри, – сказал он, обращаясь к муравью. – Похоже на муравейник?
   – Какой же это муравейник, – хмыкнул Компас. – Я такое в песочнице строил, когда маленьким был. Третий класс, вторая четверть.
   – Если мы там заблудимся, выведешь?
   – Вы, сначала, попробуйте тут заблудиться, – снова хмыкнул муравей.
   Побродив некоторое время по лабиринтам квартиры песца, друзья убедились, что любой вход заканчивается выходом.
   – Всё ясно, – подвёл итог дракоша. – Почти всё. Неясно, где хозяин.
   – Ушёл на банкобол, – вдруг послышался из-за спины чей-то голос.
   Друзья обернулись и увидели зайца, жующего лист осоки.
   – Сегодня финал чемпионата тундры по банкоболу, – объяснил заяц. – Все там.
   По дороге к местному стадиону заяц рассказал, что каждые два года в тундре проходит чемпионат по банкоболу. И, как раз сегодня финальная игра! Играет команда песцов против команды волков. Увлекательнейший вид спорта!
   Как?! Вы не знаете, что такое банкобол?! Не может быть! Если вы ни разу не играли в футбол пустой консервной банкой, то ваше детство прошло зря. Хотя… Всё ещё можно исправить! Даже, если вы поменяли шортики и футболку на деловой костюм и галстук, а синяки и ссадины на солидный живот и второй подбородок, пустые консервные банки остались теми же банками! Они терпеливо ждут… А ваш звёздный час по-прежнему ждёт своего героя!
   Когда путешественники со своим проводником забрались на вершину холма, то друзья ахнули от изумления. Такого скопления самых разных животных в этой кажущейся пустой местности они ещё не видели. Все звери сидели по краям банкобольного поля и, как полагается зрителям, шумели и свистели во весь свой голос. Их внимание было приковано к тому, что происходило на поле. А на самом поле в это время шла захватывающая игра.
   Матч был в самом разгаре. По небольшой площадке, как дураки, носились десять волков и десять песцов и пинали пустую консервную банку. И у тех и у других были ещё и ворота, в которых стоял одиннадцатый дурак. Видимо, самый умный, но тоже не вундеркинд. Потому что, хоть и не бегал, как ненормальный, но и с поля не уходил.
   Задачей каждой команды было закатить банку в ворота противника. При этом все остальные дураки-противники должны были этому мешать.
   Так бы эту картину описала какая-нибудь большая специалистка по банкоболу. На самом деле всё было так. Одиннадцать мужественных волков и одиннадцать мужественных песцов два года шли к финальной битве, пиная консервную банку, как в последний раз в жизни. И теперь настал час истины. Вся тундра должна узнать, кто забьёт больше банок в ворота противника. Вся тундра должна узнать, кто пропустит меньше банок в свои ворота. Идет битва настоящих самцов. Решительных и целеустремлённых. Ненавидящих ничейный результат и любящих свиную тушёнку.
   Одиннадцать банок тушёнки, честно украденной из палатки геологов, стояли, выстроенные пирамидой, на краю поля в ожидании победителей. Такой деликатес для жителей тундры ценнее любого бесполезного кубка. Поэтому борьба на поле была нешуточной. И зрители своим визгом и рёвом принимали самое непосредственное участие в этой борьбе.
   Дракоша пробежался взглядом по зрительским рядам и понял, что это была не просто куча животных. Чувствовалась организация и порядок. В секторе для птиц на все голоса шумели гуси, лебеди, утки, казарки, чайки, гаги, кайры, куропатки, кулики, соколы, совы и поморники. Леммингов и сусликов было так много, что им вместе с зайцами тоже был выделен отдельный сектор. Был свой сектор и для хищников. В нём рычали и подпрыгивали волки, песцы, росомахи, горностаи и лисы. Между волками и песцами, развалившись, лежали бурые и белые медведи, которые хоть и не подпрыгивали, но тоже издавали приличный рёв. Олени занимали задние ряды, возвышаясь над головами всех остальных зрителей.
   Пробежав глазами по этой массе местных жителей, Кеша изумлённо уставился на зебру и жирафа, стоявших на самых почётных местах и жевавших ягель.
   – А это кто? – толкнул он зайца, показывая лапой на две фигуры, совершенно не понятно как оказавшиеся среди местной фауны.
   – Делегация от арктической банкобольной ассоциации! – стараясь перекричать шум, ответил заяц. – Кажется, какие-то дальние родственники оленей!
   Друзья прошли за спинами зрителей, ища свободные места. Они были не единственными, кто опоздал на матч. Тут же в поисках места сновала куча разношерстного зверья, пытаясь втиснуться в плотно сомкнутые ряды сидевших и стоявших болельщиков. Среди мельтешащей массы опоздавших, внимание дракоши привлекла стая леммингов, в которой он заметил их недавнего знакомого – родственника копытного лемминга. Эти зверьки, несмотря на активную суету, никак не могли просочиться сквозь стену зрителей. Вдруг раздался какой-то отрывистый крикливый писк, и лемминги, как по команде построились в башню. Теперь нижняя часть башни кряхтела и пыхтела от натуги, зато верхняя могла наслаждаться игрой. Через время самый нижний лемминг сбрасывал с себя тяжёлый груз и, вскарабкавшись на самый верх, присоединялся к пищащей половине башни, чтобы потом снова по цепочке опуститься вниз.
   В самом низу сейчас стоял их знакомый лемминг. Кряхтя и тужась, он еле держал это самопадающее произведение живой архитектуры. К нему подошёл дракоша.
   – Привет! Как дела?! – крикнул Кеша.
   Лемминг что-то крякнул в ответ, балансируя на задних лапах и пытаясь не уронить свой груз.
   – Слушай, я не пойму, – продолжал дракоша. – Кругом полно песцов и других ваших любителей, а вы не убегаете.
   – Фэйра плэя, – выдавил из себя лемминг.
   – Чего-чего? – не понял Кеша, придвигаясь ближе к зверьку.
   – Фэйр плэй, – ответил за него заяц. – Честная игра, в переводе с какого-то. Это значит, что во время чемпионата звери друг друга не едят.
   В этот момент балансирующего лемминга повело в сторону дракоши. Кеша не успел отскочить, и вся живая башня рухнула вниз. Лемминги посыпались как яблоки с дерева. Один из них упал прямо на нос волку. Недовольный хищник схватил пёстрого зверька, разинул пасть и сунул его туда.
   – Фэйра плэя, – запищал лемминг, раздвигая челюсти и выглядывая из пасти.
   Раздосадованный волк поморщился, как от зубной боли, и выплюнул зверька. Гоша с Кешей удивлённо переглянулись.
   – Работает! – восхищённо сказал лягушонок.
   Заяц, увидев своих, побежал к ним в сектор, оставив дракошу с лягушонком самих. Наконец они нашли свободные места и уселись. Но не успели толком разглядеть, что происходит на поле, как к ним подлетела сова.
   – Вы мешаете другим зрителям! – строго сказала она.
   – Кому? – не поняли друзья, оглянувшись и не увидев никого.
   – Грибам, – с той же строгостью ответила сова.
   Только сейчас они заметили, что из земли позади них торчит около десятка возмущённо молчащих грибов, пытающихся за их спинами разглядеть, что же происходит на поле.
   – Извините, – промямлил опешивший Гоша.
   – Вон есть свободные места! – крикнул Кеша, указывая на узкую полоску земли между небольшим озером и игровой площадкой.
   Но, как только они уселись на землю, их тут же окатило брызгами воды. Рассерженные Кеша и Гоша, оглянувшись, увидели несколько рыбин, живо курсирующих по поверхности воды. Некоторые из них беззвучно, но не менее возмущённо, чем грибы, шевелили губами и размахивали плавниками. Друзья отошли в сторонку.
   – Это дурдом какой-то, – произнёс Гоша, вспомнив любимое выражение мамы Гучка. – Я не удивлюсь, если сейчас какой-нибудь мох или лишайник станет болельщиком и выскажет нам всё, что он о нас думает.
   Дракоша посмотрел вниз и приложил ухо к земле, укрытой зеленым мхом.
   – По-моему, тоже что-то пищит, – изумлённо проговорил он. – Только не разберу, что.
   – Тут и разбирать не надо, – махнув лапой, ответил лягушонок. – И так всё ясно.
   В этот момент со стороны игрового поля к ним, подпрыгивая и кувыркаясь, подлетела консервная банка, которая сегодня была главным спортивным снарядом. Вслед за ней подлетел запыхавшийся Тузик.
   – О! Привет! – радостно крикнул он. – Вы тоже здесь?!
   – Мы, вообще то, к тебе в гости пришли, – с лёгким упрёком сказал Гоша.
   – Ой! Извините, – виновато произнёс песец. – В нашей команде трое игроков отравились колбасой, которую утащили у бурильщиков. Вон, отлёживаются возле туалета. Поэтому меня взяли в команду. И я не смог вас вовремя предупредить.
   Послышался нарастающий свист болельщиков. Стадион требовал вернуть банку в игру.
   – О! – вдруг что-то вспомнил Тузик. – Нам нужен на замену вратарь и ещё один игрок! Вы в банкобол, случайно, не играете?
   – Конечно, играем, – заверил его Кеша. – Побежали быстрее!
   Гоша вытаращился на него. Дракоша дёрнул его за лапу и потащил за собой.
   – Так мы, хоть, игру посмотрим, – заговорщически шепнул он лягушонку. – А то, прямо, нигде тебе ни сесть ни встать!
   И они поспешили на поле.
   – Счёт семь-ноль в пользу волков! – крикнул песец. – Надо выигрывать! Эй! У нас замена!
   – Я играть не умею, – прошипел Гоша.
   – Будешь вратарём! – крикнул ему дракоша. – Нельзя дать забить им банку в наши ворота!
   Стадион одобрительным гулом встретил появление на поле банки и новых игроков. Лягушонок стал в ворота, а Кеша занял место нападающего. Горностай, который был сегодня судьёй, своим свистком разрешил продолжать игру.
   Волки были крупнее и тяжелее песцов, поэтому легко их отталкивали и отбирали ьанку. Лягушонку пришлось здорово попотеть, отбивая удары один за другим. Только благодаря его прыгучести сопернику удалось ему забить всего один гол. И то потому, что один из волков просто упал на него, прижав к земле. Но команде песцов так и не удалось забить ни одной банки в ворота соперника.
   Волки играли слаженно и хитро. Их капитаном был грозный вожак волчьей стаи, морда которого была украшена многочисленными шрамами. Он умело руководил всеми действиями своей команды, и она слушала его беспрекословно. Песцы, напротив, играли, кто как хотел. По отдельности они играли хорошо. Каждый песец мог обыграть троих волков, но на четвёртом потерять банку. Поэтому до ворот соперника никто из них не добегал. Вернее, добегал, но без банки. Слаженной и сплочённой команды не было.
   Первый тайм закончился, и соперники ушли на перерыв. Лягушонок и дракоша со своей командой расположились у озера и стали жадно пить воду.
   – Воды много не пейте, – посоветовал Гоша. – А то будет тяжело потом бегать. Лучше прополощите пасть или облейтесь.
   – Нам надо менять игру, – умывшись, заговорил дракоша. – Вы играете каждый за себя. Поэтому волки с вами легко справляются. Они играют стаей, а вы – поодиночке.
   – Мы всю жизнь играем поодиночке, – возразил ему один из песцов. – И всегда выигрываем.
   – А сегодня вам не надо выигрывать? – спросил лягушонок.
   На его вопрос никто не ответил. Дракоша посмотрел в сторону банкобольного поля. Волки уже ликовали, празднуя победу, и, даже, не смотрели в сторону песцов. Они достали откуда-то фотоаппарат и фотографировались вместе с пирамидой из банок тушёнки. А потом стали раздавать автографы своим болельщикам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация