А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гучок" (страница 10)

   Нас много на дороге

   Гучок и Игорёк выехали на шоссе и поехали по компасу.
   – А ты заметил, – повернулся Гучок к Игорьку, – что ночью стало намного светлее?
   – Я заметил, сто мне спать хоцетца, када есё светло. Навелное, много лаботаю.
   – А мне кажется, что это белые ночи. Мне о них мама рассказывала.
   – А цево эта ноци у нас вдлуг побелели?
   – Это ночи только так называются – белые, – стал объяснять Гучок. – А, на самом деле, они просто стали светлее.
   – Я узе долго зыву, но ни лазу не видел белых ноцей. Ани всигда были цёлными.
   – Мама мне говорила, что ночи только на севере белые. И только летом. А в нашем городе они обычные. Вот, только, почему они светлеют, я забыл. Папа тогда говорил, что земля куда-то наклоняется и, поэтому, солнце лучше всё освещает.
   – А я заметил, сто зимля накланяица, – заявил Игорёк. – Мы едим то ввелх, то вниз.
   – Нет, ты не понял. Это мы заезжаем на холм, а потом спускаемся с него. И, поэтому, едем то вверх, то вниз. А земля как-то по-другому наклоняется.
   – Всё я плавильна понял, – запротестовал Игорёк. – О! Сматли! Снова накланилась!
   С этими словами мальчики покатились вниз по дороге, которая спускалась к небольшому городку, расположившемуся в долине тихой извилистой речки.
   – Йо-хо! – радостно кричал Игорёк, обгоняя Гучка.
   Забыв про опасность, он выехал на середину дороги и стал вытворять разные выкрутасы. То рулил ногами, то садился на руль и ехал спиной вперёд, то вообще залезал на рюкзак и пританцовывал на нём, прыгая на одной ноге.
   Вдруг из-за поворота навстречу мальчикам выехал грузовик. К счастью, водитель успел увидеть Игорька и повернуть в сторону. Машина пронеслась в нескольких сантиметрах от испуганного мальчика. Игорёк шлепнулся на сиденье велосипеда и судорожно схватился за руль.
   Проехав ещё несколько десятков метров, они увидели постового гаишника, стоявшего на обочине рядом со своей машиной с жезлом в руках и явно поджидавшего их. Испуганные мальчики остановились рядом.
   – Так-та-а-а-к! Юные велосипедисты-акробатисты, значит, тут у нас. Создаем, значит, аварийную обстановочку. Ваши, значит, документы.
   – Лыбы, знацит, съели, – не моргнув глазом, ответил Игорёк, который уже пришёл в себя после случившегося.
   – Эти, значит? – уточнил гаишник, глянув на рыбу, сушившуюся на велосипедах.
   – Эти, – кивнули мальчики и хором добавили. – Значит.
   – Значит, с рыбалки едем, – продолжал выспрашивать гаишник. – И куда, значит, едем?
   – Дамой, знацит, – продолжал выдумывать Игорёк.
   – А родители, значит, знают про ваше загородное турне?
   – А ладители, знацит, папласили нас атвести лыбу дамой, а сами на лыбалке астались.
   – Та-а-к, а баловáться, значит, на дороге вас тоже родители попросили?
   – Не-е, – насупился Игорёк и вздохнул. – Эта я сам. Па собственай, знацит, иницитиве.
   – А ну-ка скажи мне, значит, по собственной «иницитиве», кто бы сильно плакал, если бы ты попал в аварию?
   Игорек опустил голову, стал ковырять в носу и громко сопеть.
   – Мама и папа.
   – А еще, значит?
   – Я. С мамой и папой.
   – Та-а-к. А еще?
   – Вадитель глузавика.
   – Правильно. А ещё, значит, кто?
   – А кто есё? Не знаю.
   – А ещё детки этого водителя грузовика. Потому что их папу посадили бы в тюрьму за то, что он сбил ребёнка. Тебя, то есть. Вот так, значит.
   Игорёк громко заревел.
   – Я не зна-а-л! – сквозь слёзы протянул он. – Я бы тада памог ему убезать из тюлмы!
   – А кто бы тебе помог, значит, убежать потом от этого водителя?
   Игорёк разревелся во весь голос.
   – Я больсе не бу-у-ду ба-а-ловаться на далоге! Цесно. Я плавду гавалю.
   – Так. Залезайте в машину, а я пока ваши транспортные средства в багажник засуну. Поедем в город.
   Гаишник снял с велосипедов рюкзаки и засунул их машину. Сами велосипеды он положил в багажник. Все сели в машину и поехали в город.
   Друзья, удрученные случившимся, хмуро сидели на заднем сиденье.
   – Куда мы едем? – тихо спросил Гучок.
   – На кудыкину голу, собилать памидолы, – глубоко вздохнув, ответил Игорёк. – В милицию, навелняка. А патом нас атвизут к сталым ладителям. Э-эх, законцился паход за зеланиями. Мецьта не сбылась. Всё из-за миня.
   – Ладно, не хнычь. Лучше, подумай, что нам делать, чтобы мечта сбылась.
   Они замолчали. Вдруг Игорёк громко сказал:
   – Дядинька, мы вам неплавду сказали. Мы не к ладителям едем, а к Деду Малосу на севел.
   – И зачем это вы в такую даль, значит, собрались?
   – У нас к ниму дело есть. Хатим новых ладителей у ниво папласить.
   – Чего-о-о? Новых родителей? – оглянувшись, изумлённо переспросил гаишник. – Это чем же вам нынешние, значит, не угодили-то?
   – Они всё решают за нас, – начал объяснять Гучок. – С кем играться, во что играть, что и сколько кушать, что одевать, как бегать и прыгать… Они постоянно говорят, что чем-то заняты, играют в какие-то непонятные взрослые игры и совсем забывают про нас. Когда нужно, их нет, а когда не нужно, они есть.
   – А есё ани нам всё заплесяют, падавляют иницитиву и самастаятильнасть. А патом, када спахватываюца, узе позна. Лебёнки узе выласли и стали тляпками!
   Гаишник молчал. «Лебёнки узе выласли…». Он вдруг вспомнил свою девятилетнюю дочку, которая видела его только по выходным. И то не всегда. Работа, квартира, ремонт, машина, дни рождения сотрудников, бани-сауны, охота, рыбалка, встречи с нужными людьми… Но в этой карусели дел, событий и лиц не было его дочери. «В каком же она классе?», пытался вспомнить он. «Кажется, третий закончила… Стоп! Когда её день рождения? Точно, в августе». Он лихорадочно стал вспоминать. «Семнадцатого… Нет, это у жены. А у неё восьмого… кажется…».
   – … А к Деду Малосу луцьсе летом хадить. Пака типло. А у миня день лазденья двацатава августа. Нузна успеть велнутца аблатно, стобы палуцить падáлки. Атпустите нас, а?
   – А, может, надо было поговорить, значит, с родителями, – начал гаишник. – Объяснить им…
   – Пробовал, не помогает, – вздохнул Гучок. – Родители старше, поэтому считают, что знают обо всём лучше, чем мы. Они, даже, толком выслушать не могут, а только приказывают… Мне кажется, они меня не любят.
   – Да что ты! Любят, конечно! – заверил, запнувшись, гаишник и добавил. – Только редко говорят об этом.
   Они въехали в город и остановились возле магазина детских игрушек.
   – Сидите здесь. Я сейчас приду, – приказал гаишник мальчишкам и пошел в магазин.
   Через несколько минут он сел в машину с большой красивой куклой в блестящей упаковке.
   – А у вас дочка есть? – спросил его Гучок.
   – Есть, значит. Ей уже девять. Постарше, чем вы.
   – А вы с ней, что, в куклы играете?
   – Почему в куклы? – не понял гаишник.
   – Ну-у… вы купили куклу, чтобы вместе с дочкой играть?
   – Не-е-т, – растерянно ответил он и усмехнулся. – Я в куклы, значит, не играю. Она сама будет играть. Или с подружками.
   – Купите, лучше, то, во что вы с ней вместе сможете играть, – посоветовал ему Гучок. – Например, настольный теннис.
   – Или бадминтолт, – предложил Игорёк. – Када мне будит девять лет, я абизатильна науцюсь в ниво иглать. С папой.
   – Или сходите с ней в кино, мультики посмотреть, или в кафе, мороженого поесть, или на аттракционах покатайтесь, – продолжал Гучок. – Даже, если вы купите куклу-папу, с ней… то есть с ним… не будет так интересно, как с настоящим папой.
   Гаишник какое-то время сидел молча и смотрел в окно. В его памяти всплыли картины из детства… посёлок, где просто и небогато жили его родители… отец, работавший ветеринаром на конезаводе… босоногое лето… красавец-жеребец, которого долго никто не мог объездить, а он смог… шрам на левом предплечье после неудачного падения…
   Он решительно взял куклу и зашагал к магазину. Вернувшись через несколько минут уже без неё, гаишник сказал:
   – Всё! В эти выходные поедем к дедушке с бабушкой. Буду учить дочку ездить на лошадях.
   – Здóлово! – подпрыгнул на месте Игорёк и повернулся к Гучку. – Вот павизло девцёнке! Я тозе хацю!
   – Научись сначала на велосипеде ездить, – покосился на него Гучок.
   – Да ладно тибе узе, – пробурчал Игорёк и снова заныл. – Дядинька, атпустите нас, пазалуста. Нам на севелный полюс, ну, вό как нада!
   – Ох, ребятки, ребятки, – вздохнул гаишник. – Замерзнете вы там. Заблудитесь и никакого Деда Мороза не найдёте. Вы уверены, что он, вообще, существует?
   – Канесно! – заверил его Игорёк. – Дазе не самнивайтесь! Я плавилял.
   Они подъехали к зданию милиции. Гаишник погладил подбородок и повертел головой, как-будто в чём-то себя уговаривая и отказывая самому себе же. Потом потёр шею и, вздохнув, вышел из машины.
   – Ну, всё, – мрачно прокомментировал Игорёк. – Пасол нас сдавать. Как макулатулу.
   – У меня идея. Надо бежать, – решительно заявил Гучок и вылез из машины.
   Игорёк рванул за ним и перебежал в кусты.
   – Ты куда? – зашипел на него Гучок, присев возле машины.
   – Убигаю, – недоумённо развёл руками тот. – Ты зе сам сказал.
   – А велосипеды, а рюкзаки…
   Тут он наклонился к переднему колесу машины и стал с ней разговаривать.
   – Машинка, а машинка. Нам очень нужно к Деду Морозу. Ты же всё слышала. Подвези нас, – попросил Гучок.
   – Пазалуста, – просящим тоном добавил подбежавший Игорёк.
   В машине что-то булькнуло, хрюкнуло, заскрипело, и она вдруг завелась. Сквозь шум двигателя из-под капота послышался железный голос:
   – Садитесь.
   Мальчики снова залезли на заднее сиденье.
   – Пристегнитесь, – послышался тот же голос, но уже из динамиков.
   – Вау! – восхищённо зашептал Игорёк. – Укусите миня!
   Машина тронулась с места и повезла ребят по городу. На светофорах и пешеходных переходах она сама останавливалась, а на поворотах сама поворачивала. Выехав из города, они проехали почти два часа, как вдруг машина остановилась и сказала:
   – Я новая машина и, поэтому, всю дорогу не знаю. Выходите. Дальше сами. Мне нужно возвращаться.
   Мальчики вылезли из машины, поблагодарили её и вытащили велосипеды и рюкзаки. Машина развернулась и поехала обратно, посигналив на прощание футбольной мелодией, которую она часто слышала, поджидая хозяина возле стадиона. Гучок и Игорёк помахали ей вслед, погрузили вещи на велосипеды и поехали дальше на север.

   Где-то здесь должна быть тундра…

   Гоша с Кешей снова были в пути. Кеша рулил, а Гоша, держа в руках корзинку с муравьём, время от времени проверял направление. Но вездекар – не самолет. Поэтому, несмотря на то, что у него были крылья и руль высоты, долго лететь он не мог и постепенно снижался к земле. Нужен был двигатель.
   – Нужны вороны! – крикнул дракоша лягушонку. – Давай, смотри по сторонам!
   Но ворон нигде не было. Зато внизу по дороге в нужном направлении ехал белый фургон.
   – Вариант! – показывая на фургон, крикнул дракоша лягушонку. – Не обязательно, чтобы тебя кто-то тянул. Можно, ведь, ещё и на ком-то ехать!
   – А это не тот фургон, у которого мы трубу оторвали? – спросил Гоша.
   – Не, не тот, – успокоил его Кеша, приглядываясь. – У этого труба с другой стороны растёт.
   – Не факт, – возразил Гоша. – Может, старая росла с одной стороны, а новая теперь выросла с другой.
   – Да ладно тебе! Подумаешь, оторвали! Попросим прощения у трубы и все дела!
   Они плавно снизились и прифургонились на крышу автомобиля.
   – Мастерство в магазине не купишь, – хвастливо заявил Кеша. – Даже подружка безопасности не понадобилась.
   – Это, просто, потому, что на крыше фургонов деревья и пеньки не растут, – заметил Гоша.
   – Никакие деревья вместе с пеньками не смогут остановить мой растущий водительско-летательский стаж. Он уже, как никак, у меня больше недели.
   – Зато хвастательско-задавательский стаж у тебя намного больше, – продолжал подначивать друга Гоша.
   – Что есть, то есть, – ответил на это Кеша и философски добавил. – Тут время не остановишь.
   Он прошелся вдоль крыши фургона и вернулся обратно.
   – Жить можно, – подвёл итог он. – Только нужно в лес летать за продуктами.
   Вдруг машина резко вильнула влево. Дракоша с лягушонком упали.
   – Жить можно, но лучше сидя или лёжа, – произнёс, поднимаясь, Гоша.
   Фургон снова вильнул, но на этот раз вправо.
   – Он, что, спит там что ли? – пробурчал Кеша.
   Он подошёл к кабине и заглянул в зеркало.
   – Спи-и-т! – ошеломлённо протянул дракоша, оглядываясь на Гошу.
   Они посмотрели друг на друга.
   – Принимаю командование на себя. А то будет хуже, – произнёс Кеша и полез в кабину.
   Он осторожно тронул водителя за руку. Потом толкнул его в плечо. Водитель свалился на бок и продолжал спать младенческим сном. Дракоша уселся на лежащего водителя и взялся за руль. «Ну, дела. Если всё так дальше пойдёт, то к вечеру на подводной лодке придется рулить», подумал он.
   Навстречу ехала другая машина. Дракоша повернул руль вправо, потом влево, потом снова вправо. Встречная машина, увидев такие виляния, съехала в кювет. «Испугалась», решил дракоша и повеселел.
   В кабину залез лягушонок и уселся рядом.
   – Ты видел, как она меня испугалась? – сияя, спросил Кеша.
   – Видел. Я, вот, только думаю, куда от тебя убежит вон тот шлагбаум.
   Впереди был железнодорожный переезд, к которому приближался поезд. Раздался звонок и шлагбаум стал опускаться.
   – Лучше бы они перед поездом шлагбаум опустили, – дрожащими губами произнёс Кеша.
   – Съезжай с дороги! – крикнул ему Гоша и вцепился в руль.
   Они съехали в кювет и очутились на небольшой лужайке на краю леса. Впереди теперь были деревья.
   – Поворачивай! Поворачивай! – снова вцепился в руль Гоша.
   Еле успев отвернуть от деревьев, они снова стали выезжать на дорогу.
   – Крути руль! – снова закричал лягушонок.
   Поезд шёл через переезд, а фургон, трясясь и подпрыгивая на кочках, кружился по кругу на полянке перед шлагбаумом. Наконец, шлагбаум поднялся. Фургон вырулил на дорогу и поехал дальше. Лягушонок вытер пот со лба. Втянув носом воздух, он покосился на бледного дракошу.
   – Чем это пахнет?
   – Чего ты на меня смотришь? – возмутился Кеша и кивнул на храпящего водителя. – Это он.
   Водитель зачмокал во сне губами.
   – Видишь, как испугался. Трусишка, – сказал бодрым голосом пришедший в себя дракоша. – Не то, что мы…
   – Хватит болтать, – сквозь сжатые губы произнёс лягушонок.
   – Мм, ну да, – торопливо согласился дракоша.
   Какое-то время они ехали молча.
   – Я, вот, что думаю, – первым нарушил молчание Гоша, заглядывая куда-то вниз. – Здесь, ведь, тормоза должны быть?
   Он слез на пол и стал изучать педали.
   – Тут зачем-то целых три педали! – крикнул он дракоше.
   – Странно, – удивился Кеша. – У водителя ноги только две.
   – Я сейчас буду нажимать их по очереди. А ты смотри, что будет!
   Гоша упёрся передними лапами в сиденье, а задними надавил на педаль. Машина взревела и стала стремительно приближаться к впереди едущему лесовозу.
   – Другую! Другую жми! – закричал дракоша.
   Гоша перескочил на следующую педаль и надавил на неё. Фургон резко затормозил, и Кеша влип в лобовое стекло.
   – Больcе зать нисего не надо, – промямлил он. – Нам этих двух… до самого Деда Мороза хватит…
   Увидев, что друга нет на месте, лягушонок быстро запрыгнул на продолжавшего спать водителя, и схватил руль.
   – Снова пахнет тем же, – произнёс он, потянув носом воздух.
   – Да что тебе всё время чем-то пахнет? – пробурчал дракоша, пытаясь отлипнуть от стекла. – Освежитель воздуха здесь такой! С истёкшим сроком годности!
   – А это не ты тут воздух освежаешь? Чего ты там болтаешься? – спросил он у Кеши, наблюдая, как тот упирается лапами в стекло и пыжится.
   – Лобовое стекло… украшаю! Помоги, лучше.
   Гоша потянул Кешу за хвост и со звуком «чпок» оторвал его от стекла.
   – Ты запомнил, где тормоз? – поинтересовался Кеша.
   – Нет, – решил подшутить над другом Гоша.
   – Как «нет»? Ты что? – забеспокоился дракоша, который не хотел снова «освежать» воздух в кабине.
   – Запомнил, запомнил. Не волнуйся. На, рули. А я буду тормозить, если что.
   Кеша снова уселся за руль и увидел, что их обгоняет самосвал. Когда их кабины поравнялись, водитель самосвала крикнул ему:
   – Привет, Колян! Как дела?
   Кеша кивнул в ответ и показал «Окей».
   – Ну и рожа у тебя после вчерашнего! На крокодила похож!
   – На себя посмотри, – тихо пробурчал дракоша. – Зеркало в шоке!
   – Ну, ладно! До вечера! Пока! – снова крикнул самосвал и обогнал фургон.
   Кеша махнул лапой.
   – Сам на крокодила похож!
   – Чего ты? Это же Колян на крокодила похож, – успокоил его Гоша.
   – Колян сейчас больше на бегемота похож, – Кеша посмотрел на спящего водителя фургона, – после ночной смены. Интересно, а куда он едет?
   – Куда-куда, к Деду Морозу едет, – без тени улыбки ответил Гоша.
   Друзья расхохотались.
   – А представь себе, если бы мы на крышу поезда сели, – не переставая смеяться, заговорил Гоша. – Сейчас бы куча народу на северный полюс ехала. А так, только дракоша, лягушонок и этот бегемот.
   – И Простомаша, – напомнил дракоша. – Ой, мы про неё совсем забыли! Надо привязать вездекар к фургону, чтобы его не унесло.
   – Это ты хорошо придумал, – похвалил его лягушонок. – А то этот фургон так и скачет в обе стороны.
   Кеша огляделся по сторонам и, не найдя ничего подходящего, снял с водителя ремень и полез на крышу. Но на крыше было пусто.
   – Гоша! – забарабанил он по крыше кабины. – Вездекар пропал!
   Из кабины выглянула перепуганная морда лягушонка.
   – Вон он! Он летит! – крикнул Гоша дракоше, показывая лапой в небо.
   Вездекар летел высоко в небе немного позади фургона. Когда Гоша разогнал автомобиль, а потом резко затормозил, вездекар слетел с крыши. Простомаша упала на руль высоты, нажала на него и самостоятельно взлетела.
   – Ничего страшного. Он скоро будет падать, – сказал Кеша, – а мы его будем ловить.
   – Чем ловить? – удивился лягушонок.
   – Фургоном, чем же ещё, – в свою очередь удивился дракоша. – Будем ехать перед ним и ждать, пока он упадёт к нам на крышу. Ты держи руль, а я буду говорить, куда рулить.
   Понятное дело, вездекар не собирался лететь по дороге. А там, где он летел, дороги не было. Не было, до того, как там проехался фургон с дракошей и лягушонком. А потом была.
   Сначала она прошла по полю с кочками и канавами. Потом нырнула в озеро и вынырнула с другой стороны. Из озера выпрыгнула стая карасей и уселась в ряд на ветке ближайшей сосны, оживлённо обсуждая это происшествие. После этого дорога въехала в посёлок, сделала дырку в заборе и проехалась по грядке с капустой. После грядки она заглянула в курятник, проехала мимо коровника и заехала в свинарник. Выгнав всех кур с цыплятами и свиней с поросятами на улицу, дорога проехала по грязной луже и обрызгала серьёзного быка. На прощанье она прорыла туннель в огромном стоге сена и выбежала из посёлка. Правда, выбежала не одна. Теперь по ней бежал серьёзно обиженный и разъярённый бык.
   На спине у быка болтался дракоша, которого с крыши фургона снёс стог сена. Почувствовав на себе наездника, бык начал брыкаться, как ужаленный. Теперь Кеша знал, что такое американское родео. Подброшенный быком, он пронёсся мимо вездекара, который летел уже довольно низко. «Не попал», подумал бык. «Попал», подумал дракоша, шлёпнувшись на крышу фургона.
   – Ты где был? – крикнул высунувшийся из кабины Гоша.
   – Писать ходил. Налево!
   – Это ты хорошо придумал: писать налево, какать направо. Теперь понятно, что такое раздельный санузел.
   – Я говорю, налево поворачивай! – нетерпеливо крикнул дракоша. – Он уже близко!
   Вездекар с разгона плюхнулся на крышу фургона и, ударившись об дракошу, остановился. Вылетевшая Простомаша попала в объятия Кеши. Они кубарем скатились на капот фургона.
   – Здравствуйте, девушка! – произнёс дракоша, поднимаясь и протягивая даме руку. – Вы так романтично на меня ляпнулись, что я даже забыл, где мы с вами раньше встречались!
   – На свалке! – отозвался из кабины Гоша. – Давайте, встречайтесь в кабине, а то я из-за вас дороги не вижу.
   Дракоша засунул куклу в кабину, потом привязал вездекар к фургону и снова залез обратно.
   – А где ты, вообще, видишь дорогу? – спросил Кеша.
   – Да вон, назад посмотри! – предложил ему Гоша.
   Дракоша посмотрел в боковое зеркало, затем на лягушонка, потом понимающе мугукнул и открыл корзинку с муравьём.
   – По этой дороге мы на юг едем, – как бы невзначай сообщил он лягушонку.
   – Возвращаемся, – сделал вывод Гоша.
   Возвращение было легким и непринуждённым. Недавно забрызганный грязью серьёзный бык загнал в свинарник кур с поросятами, а в курятник свиней с цыплятами, поднял на рога кусок забора и с разбегу закрыл ним дырку в том же заборе. Из забора его вытащили только к вечеру.
   А фургон, загнав стадо ёжиков в озеро, проехав по кочкам и канавам, снова выехал на шоссе и взял курс на север. Кеша включил радиоприемник, нашёл музыку и стал танцевать с Простомашей акробатический рок-н-ролл прямо на спящем водителе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация