А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Земля Ольховского. Возвращение. Книга третья" (страница 24)

   VII

   На другой день, незадолго перед обедом, когда я возвращался из спортзала после многочасовых занятий, меня окликнул Володя и попросил разрешения начать модернизацию дюралевой моторки. Задержавшись на несколько секунд, я сразу дал согласие, а потом, рассудив, что крытая мотолодка после задуманной мною (и нашим кандидатом в юнги – контракт я решил пока не спешить заключать) доработки, может оказаться очень полезной в сложившейся ситуации, даже пообещал свою личную помощь.
   На обед, помимо разогретых в масле овощей (я распорядился подавать это блюдо регулярно), кок приготовил совсем неплохую уху из мороженой рыбы (я не люблю всяческого рода супы и поэтому лишь попробовал), макароны по-флотски и свежие сладкие булочки к чаю. За столом на этот раз отсутствовал Огнев – стоял на вахте, и я даже решил заглянуть в рубку к своему бывшему заместителю через пару часов, когда будем подходить к Уэлену.
   – Николай Александрович! – обратился ко мне через весь стол капитан. – Тут Павел Антонович пару часов назад опять переговоры слышал на том же диапазоне.
   – Что-нибудь разобрать удалось? – глянул я на первого помощника.
   – На ломаном английском говорили, Николай Александрович, – отозвался тот и после паузы, глянув на Наташу (наши морские волки имели весьма чёткие представления о приличиях), добавил. – Ругались очень…
   – Надо полагать, был и предмет ругани, – заметил я, жестом прося стюарда налить мне и Наташе чай. – Разобрал хоть что-нибудь ещё, Павел Антонович?
   – Да я не настолько хорошо знаю английский язык, Николай Александрович, – несколько даже смутился Молчанов. – Понял, что выражения нецензурные, а что конкретно имели в виду – не определил…
   – Как-то однобоко тебя обучали языку, Павел Антонович, – ухмыльнулся доктор, в свою очередь, подзывая стюарда, чтобы тот сменил ему тарелку. – С литературным словарным запасом проблемы…
   – Илья Андреевич, – обратился я к Ледогорову. – Организуйте мне круглосуточную запись переговоров на этой волне – выберу время и прослушаю всё сам.
   – Сделаем, Николай Александрович, – отозвался капитан и тут же взял лежащую рядом на столе портативную рацию. – С нашей электроникой тут никаких проблем…
   Пока Ледогоров передавал соответствующее распоряжение в ходовую рубку, я обратился к «деду» и сказал ему, что мне нужны два механика для работы в ангаре. Услышав это, моя помощница придвинулась ко мне и попросилась со мной, на это я лишь кивнул и предупредил, что в ангаре просто не повернуться и довольно прохладно – девчонка была в своей самой короткой бежевой юбке, жилете из той же ткани и белой блузке.
   – Я подойду минут через двадцать сразу с мужиками, Николай Александрович, – ответил мне старший механик, против обыкновения не состроив неприязненной физиономии и даже не поморщившись. – Оценим вместе предстоящий фронт работ.
   Как обычно поднявшись из-за стола раньше всех, я прошёл в свои апартаменты и в гардеробной сменил костюм-тройку (его ещё предстояло сегодня почистить и прогладить, что я делал каждый раз, даже если надевал что-то на короткое время) на чёрные джинсы и чёрную джинсовую рубашку, а вместо одной наплечной кобуры, после небольшого раздумья, нацепил две – просто мне так захотелось, потом сунул в нагрудный карман рубашки небольшой блокнот с карандашом и только тогда отправился в ангар.
   – Мы на военном положении? – покосился на мой арсенал «дед», уже ждавший меня у мотолодки (Василий и Петр были рядом – сами вызвались, как я узнал от Володи, также стоявшего тут).
   – Не бери в голову, Дмитрий Сергеевич, – отмахнулся я. – Просто привычка… Давай лучше о деле.
   Я объяснил старшему механику, как усилить транец дюралевыми листами и одновременно увеличить его высоту примерно на пятьдесят миллиметров – в противном случае, из-за весьма существенного угла килеватости днища на транце, разнесённые от диаметральной плоскости судна моторы слишком глубоко бы сидели в воде.
   – У нас есть листы дюраля толщиной в пять миллиметров, – кивнул «дед». – Порежем их угловой шлифовальной машиной, а для проставки поверх транца найдётся планка из твёрдой древесины.
   – Также нужно вырезать кницы из листа той же толщины, подогнуть их края для крепления соответствующим образом и связать транец с рецессом: три поверх и три снизу из моторного отсека, – продолжал я, показывая, где и как установить эти угольники (кницы). – Крепёжные болты подбирать следует по размеру, чтобы не торчали тут и там. Все отверстия, разумеется, сверлить только по месту.
   Старший механик снял стальной самоубирающейся рулеткой все необходимые размеры и занёс их в блокнот, потом, пообещав управиться за пару часов, отправился вместе со своими подчинёнными в маленькую мастерскую, находившуюся по правому борту сразу за ангаром.
   – Вопрос с транцем мы решили, – сказал я Володе, выжидательно смотревшему на меня. – Теперь займёмся вторым дистанционным управлением.
   Показав нашему кандидату в яхтенные юнги, как установить (просверлив прежде отверстия для крепежа) второй сектор газа-реверса, позади первого, я объяснил также, где и как установить крепёжную планку для тросиков управления и где проделать дополнительное отверстие в рецессе для них же. Пока Володя управлялся (и совсем даже неплохо) с малогабаритной электродрелью, работающей от бортовой сети, я отнёс до сих пор всё ещё находящиеся в носовом багажнике лодки рюкзак и мешочек с изумрудами в свои апартаменты и сунул их в платяной шкаф гардеробной. По возвращении в ангар, не отвлекая от работы своего молодого подчинённого, я вытащил из рубки все моторы (три «Вихря» и «Ветерок», а также сложенное здесь снаряжение.
   – Не помешаю, Николай Александрович? – спросила Наташа, заглянув в открытую дверь ангара. – Вы здесь, наверное, надолго?
   – Пожалуй. Работы тут не на один день, – отозвался я, проходя между лодкой и снегоходами к выходу. – Вам бы следовало надеть брюки, моя милая помощница – здесь нет отопления.
   – У меня под юбкой есть кое-что очень даже тёплое, – получил я немедленный шаловливый ответ девчонки. – Хотите в этом убедиться, Николай Александрович?
   – В другой раз, Наташа, – чуть улыбнулся я, остановившись в дверях напротив очаровательной собеседницы. – Надо сказать, что я имею привычку контролировать своих подруг в этом отношении…
   – Чтобы тепло одевались и потом не страдали от женских болезней? – в том же тоне уточнила моя собеседница, а потом с улыбкой добавила. – А я ничего не имею против подобного контроля!
   – Вы так и стараетесь спровоцировать серию «неожиданных поступков»! – покачал головой я, чувствуя, что опять не в меру увлекаюсь этой слегка фривольной болтовнёй с молодой девчонкой. – И не в самом удачном месте!
   – На мне капрон, Николай Александрович! – засмеялась моя помощница. – Так что…
   – Ваши ножки под ним станут только ещё более чувствительными, – закончил я и оглянулся на выбиравшегося из рубки Володю, успевшего установить второе дистанционное управление. – Справился? Теперь иди к «деду» и скажи, что я велел тебе выдать кусок линолеума на основе размером примерно два с половиной на полтора метра. Заодно пусть подумает, какую лучше эмаль выбрать для лодки из судового ремонтного комплекта.
   – А вы меня заинтриговали, Николай Александрович, – шепнула девушка, придвинувшись ко мне (её брат уже остановился в дверях). – Вам следует продемонстрировать это не откладывая…
   – Николай Александрович, а как обеспечить одновременный поворот моторов штуртросом? – спросил паренёк, покосившись на сестру. – Надо ведь сделать и так, чтобы их можно было откидывать по одному…
   Вынув из нагрудного кармана рубашки блокнот, я набросал карандашом на первом листочке схему (и указал размеры по памяти – лет тридцать пять назад уже приходилось это делать) штанги из стального прутка с шарнирами и серьгами на концах, а также изобразил на отдельном листочке простое устройство для крепления её к передним ручкам моторов.
   – Отдашь «деду», – сказал я, вырывая листки из блокнота. – Если будет ворчать – зови меня.
   На моём поясе засигналила рация, и, едва ответив, я услышал от Огнева, что в эфире опять слышны переговоры. Нужно было срочно подняться в ходовую рубку, но глянув на свою помощницу, я заколебался на несколько секунд – по морским поверьям, девчонке было совершенно не место на капитанском мостике…
   – Я с вами! – правильно истолковав мой взгляд, тут же заявила она. – В рубке такой большой яхты я ещё не была…
   – Ну что же, пойдёмте, Наташа, – отозвался я, рассудив, что второй помощник, в отличие от капитана, придерживается куда более передовых взглядов относительно женщин…
   Мы не стали выходить на палубу – моя спутница была слишком легко одета и прошли в рубку узким (двоим можно и не разминуться) внутренним коридором. Дверь была не заперта – всё же это была частная яхта, и никаких посторонних людей на борту не было. Увидев нас с Наташей, Огнев довольно ухмыльнулся, а потом, покосившись на рулевого, негромко сказал:
   – Хорошо, что капитан не видит – он у нас большой любитель старых традиций…
   – Ну, ты, Иван Ильич, вроде бы не такой уж консерватор, – усмехнулся я и уже серьёзно добавил. – Как там наши эфирные знакомые?
   – Замолчали, Николай Александрович! – даже вздохнул второй помощник. – Сейчас запись включим…
   Прослушать этот неприятный концерт (голоса были резкие, раздражённые, слышимость неважной – связь порой пропадала вовсе и мешали естественные помехи) мне пришлось несколько раз – говорили на португальском, особо хорошим знанием которого я похвалиться не мог. Потом я помолчал несколько минут – Наташа и Огнев, выжидательно и со всё возрастающим беспокойством смотрели на меня.
   – Похоже, что плохие ребята, Николай Александрович? – не выдержал второй помощник. – Надо держаться от них подальше?
   – Парни, конечно, не самые воспитанные… – в раздумье отозвался я, оценивая риск предстоящего знакомства (другого пути для поиска выхода в наш мир пока не было). – Ничего, Иван Ильич! При необходимости разберёмся и с ними!
   – Представляю лицо нашего доктора, – покачал было головой Огнев, а потом не выдержал и ухмыльнулся. – Только ведь расслабился, бедолага!
   – Будет тебе злорадствовать, Иван Ильич! – усмехнулся и я. – Просто устал человек от ежедневных потрясений.
   – Помню, как он нанимался на судно и рассказывал, что его окончательно достала своей рутиной работа терапевта-консультанта в портовой клинике, – поделился Огнев, а потом опять ухмыльнулся. – Захотелось нашему доктору приключений – вот и получил их на свою голову… Хорошо хоть целое состояние заработал – будет на что нервишки подлечить!
   – Во время медового месяца и подлечит – молодая жена ему быстро полную релаксацию проведёт – дай только Бог, чтобы не кухонной утварью да по голове… – улыбнулся я и глянул на свою помощницу, которая внимательно прислушивалась к нашему диалогу. – Мужчины тоже порой совсем не против посплетничать, Наташа – У вас это интересно выходит, – с улыбкой заметила девушка. – Я даже заслушалась…
   – Не теряй бдительности, Иван Ильич! – напутствовал я второго помощника, увлекая Наташу за собой к входной двери. – Увидишь чёрный флаг – зови меня!
   – На абордаж будем брать? – в тон мне ответил Огнев. – Как бы сказал сейчас наш юнга: если эти парни свяжутся с Николаем Александровичем, то им сильно не повезёт!
   Через пару минут мы вернулись в ангар, где нас ждал Володя с рулоном линолеума светло-коричневого цвета, который он положил на носовую палубу лодки. Наши механики тем временем уже начали монтаж подготовленных деталей на транец, и я сразу подошёл к ним, чтобы проконтролировать этот процесс. Отверстия в транце, кницах и рецессе сверлили куда более мощной элетродрелью, чем та, что использовал Володя четверть часа назад. Особых проблем в этой работе не возникло, и лишь когда потребовалось накидывать на пропущенные в отверстия болты шайбы и гайки со стороны моторного отсека, пришлось мне прийти механикам на помощь – здоровенные мужики никак не могли дотянуться до дальней стенки (транца лодки) через открытые крышки люка, а наш кандидат в юнги не обладал нужной гибкостью. После тщательной подтяжки всех соединений, старший механик задал мне несколько вопросов по поводу изготовления штанги, связывающей оба мотора и предстоящей покраски судна, после чего отправился со своими подчинёнными в судовую мастерскую.
   – Дмитрий Сергеевич какой покладистый стал! – заметила Наташа, когда мы втроём занялись обрезкой (подгонкой под размер пайола в рубке) листа линолеума. – Даже ворчать и морщиться перестал.
   – Такие деньги кого хочешь задобрят, – усмехнулся её брат, совсем неплохо орудуя теперь и большими ножницами – путешествие явно пошло ему на пользу. – Это мне они пока вроде бы и ни к чему…
   – Подружку заведёшь – живо понадобится, – ответила ему на это сестра, придерживая край листа линолеума. – Придётся мне ещё приглядывать за тобой!
   Мы уложили покрытие в рубке и отдельным куском в кокпите – между моторным отсеком и задней панелью рубки, после чего сделали прорези для замков каркасов сидений и установили все четыре кресла. Выбрав из нашего экспедиционного запаса пару одинаковых пледов светло-коричневого цвета (в крупную клетку из жёлтых полос), я разрезал каждый из них пополам и сделал четыре чехла для кресел, сметав края ткани по месту простыми стёжками, воспользовавшись большой иглой и суровой ниткой.
   – Здорово получилось, – заявил Володя, оглядывая тесноватый салон. – Шторок вот только, пожалуй, не хватает.
   – Сделаем и шторки, – отозвался я, возясь с последним чехлом. – Но не сегодня…
   В ангар вошёл Пётр и осторожно составил несколько жестяных банок с универсальной высокопрочной эмалью (в просторечии – «корабельной»)
   снежно-белого и бирюзового цветов, а потом разложил на них несколько кистей и пару валиков – этот тип краски следовало наносить лишь контактным способом.
   – Дмитрий Сергеевич просил предупредить, что краска может испортить старое покрытие… – глядя в сторону (эти здоровенные мужики вечно смущались в моём присутствии), слегка изменившимся голосом проговорил Пётр.
   – Лодка покрашена эпоксидной эмалью, и на неё отлично ляжет новое покрытие, – отмахнулся я, обдумывая предстоящую очередную работу, а потом оглянулся на Володю. – Рубку, борта и палубу выкрасим в прежний белый цвет, а днище, планшир, рымы-утки и вёсла – в бирюзовый. Сделаем два слоя с промежуточной сушкой часа в полтора. Для вентиляции придётся приоткрыть грузовой люк – на качество сушки это мало повлияет – краска рассчитана на применения до отрицательной температуры в десять градусов. В помощь тебе даю Петра. Осилишь, юнга?
   – Сделаем, командор! – широко улыбнулся парнишка. – Ещё до ужина!
   – Действуй! – усмехнулся я и на всякий случай добавил. – Не забудь тщательно обезжирить все поверхности чистым бензином!
   Мы вышли с Наташей в коридор и поднялись по узкой лестнице на жилую палубу, а потом прошли в мои апартаменты, где моя спутница сразу опустилась на тот самый диван, на котором мы с ней обсуждали её участие в тогда ещё предстоящей экспедиции.
   – Посидите со мной, Николай Александрович, – попросила девушка, и я устроился на диване рядом с ней. – Помните, как вы читали здесь мой список вещей? Трудно даже представить, что прошёл целый год…
   – Для меня лишь чуть больше пары месяцев, – улыбнулся я и, поймав озадаченный взгляд собеседницы, добавил. – Наверное, поэтому я и воспринимаю всё несколько иначе…
   – Действительно, Николай Александрович, – задумчиво проговорила Наташа.
   – Для вас прошло совсем немного времени со дня нашего знакомства и неудивительно, что вы всё ещё настороженно относитесь ко мне… В вашей жизни, конечно, хватало неприятностей от девчонок?
   – Едва ли без этого жизнь можно назвать полноценной… – снова легко улыбнулся я, приподнимаясь и передвигаясь к краю дивана – моя собеседница без долгих раздумий сбросила туфли, забралась сначала с ногами на подушки, а потом вовсе вздумала прилечь.
   – Последую вашему недавнему примеру, – заявила девчонка, положив мне голову на колени. – Кажется и вправду очень даже удобно!
   Осторожно убрав с нежной шеи замечательные рыжеватые локоны, я медленно провёл по ней несколько раз самыми кончиками пальцев, едва касаясь гладкой прохладной кожи, вперёд-назад; девушка сначала даже вздрогнула, потом прикрыла глаза и пару раз глубоко вздохнула – эта утончённая ласка оказалась для неё полной неожиданностью… А мои пальцы всё также неторопливо и легко прошлись много раз по тронутой лёгким румянцем тёплой матовой коже щек, ещё более осторожно пробежали по сомкнутым векам, коснулись мраморного лба, а потом тихо-тихо погладили самые краешки розовых девичьих губ…
   – Я сейчас усну, Николай Александрович… – чуть слышно шепнула Наташа, не открывая глаз.
   На моём поясе засигналила рация – время в ходовой рубке для вызова выбрали, безусловно, самое «удачное», и я даже помедлил несколько секунд, прежде чем ответить капитану, вставшему в свою очередь на вахту. Моя помощница опять глубоко вздохнула, открыла глаза, пошевелилась и нехотя села, а потом вновь двумя руками откинула свои роскошные волосы с лица. Отозвавшись на вызов, я узнал, что мы подходим к Уэлену – это произошло даже раньше, чем я рассчитывал. В свою очередь вздохнув, я также неохотно поднялся – нужно было идти в рубку и взглянуть на мыс.
   – Потом также будет… – слегка изменившимся от смущения голосом начала девушка, глядя на меня снизу вверх – её щёки ещё больше порозовели, а потом, чуть даже споткнувшись на этой фразе, добавила. – По всему телу?
   – Да, моя милая помощница, – легко улыбнулся я, наклонился и чуть коснулся губами её щеки. – Только будет ко всему ещё чередоваться с поцелуями: то совсем лёгкими и едва уловимыми, то продолжительными и страстными…
   Через несколько минут я уже был в рубке и взял из рук капитана сильный морской бинокль, но, едва глянув в сторону Уэлена, тут же опустил его – перед нами был лишь голый мыс, без следов каких-либо строений…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация