А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Томка и блудный сын" (страница 9)

   14

   – А что же с вами случилось?
   Я поймал паузу, чтобы задать очень актуальный вопрос. Судя по рассказу, жизнь Серафима прожила богатую на события, однако ее нынешнее бытие наводило на мысль, что мы с Сергеем выслушали весьма витиеватую сказку.
   – Когда Додик умер, я потеряла все. Переписала за долги двухэтажный дом и машину. Злые люди виноваты… – …и водочка.
   Она глянула на меня сердито. Я живо представил Серафиму Лопахину в молодости. Пожалуй, я бы сам «пропал совершенно», как и несчастный Эдуард.
   – А ты не суди! Не суди! И тебя никто не осудит! Это моя жизнь, понял! Ты давай разливай остатки, пользуйся моим гостеприимством и проваливай!
   Я приложил палец к губам, прося ее говорить тише, чтобы не напугать дочку, а потом кивнул Сергею:
   – Отольем.
   Мы вышли во двор. Невидимая собака перестала греметь цепью, фыркнула недовольно и затихла в будке. В углу двора во тьме за сеткой копошились куры, дальше чернел сарай, в нем обитала крупная живность. Рядом с сараем в конце черной от грязи тропы угадывался бункер сортира.
   Я закурил. Протянул пачку Сергею, но тот отказался.
   – Правильно, здоровее будешь.
   Мы помолчали. Вдалеке пели сверчки, воздух был наполнен свежестью, смешанной с типичными сельскими ароматами. Несмотря на ужасный вид, хозяйству Серафимы было еще далеко до полного упадка.
   – Врет старуха? – спросил я.
   – Не знаю. Надька говорила, что тетка странная. Похоже, коттедж и машина точно были, а вот насчет мужа в мэрии сомнения берут.
   Я кивнул, выпустил в небо струю дыма.
   – Ладно, бог с ней. Давай о тебе.
   Сергей ждал вопроса и давно приготовился. Вынул из заднего кармана джинсов маленький блестящий предмет, положил его на ладонь и подставил к свету луны. Я не сразу узнал компьютерную флэшку. – Я думаю, что им нужно это.
   – Что – это? И кому – им?
   Сергей сжал ладонь, опустил руку.
   – Вы Марка Цукерберга знаете?
   – Что-то знакомое, – соврал я.
   – А фильм «Социальная сеть» помните?
   – Кажется, номинировался на Оскара.
   – Точно. В нем идет речь о том, как создавался «Фэйсбук». Это социальная сеть, с которой были клонированы все остальные, включая наши российские. «Фэйсбук» создал Марк Цукерберг, самый молодой богатый сукин сын планеты.
   Сергей сделал паузу. Его левый кулак с зажатой флэшкой то сжимался, то разжимался. Правая безвольно висела у бедра.
   – Ты не левша, случаем?
   Сергей разжал ладони, посмотрел на них.
   – Переученный. В детстве хоккейную клюшку под левую руку выбирал, футбольный мяч пинал левой, но пишу правой.
   – В футбол и хоккей играл?
   – Как все. А что?
   – Ничего, продолжай.
   – Хм… ладно. В общем, считается, что Цукерберг украл идею. Точнее, не украл… как бы точнее выразиться… он просто выполнил работу по заказу, но когда понял, что у него получилось, решил кинуть заказчиков. Запатентовал сеть под своим именем, усовершенствовал и заработал миллиарды. – Но ведь он все сделал сам, так?
   – Так, но…
   Сергей вздохнул. Я начинал понимать, к чему он клонит.
   – Кому принадлежит ребенок, выношенный и рожденный суррогатной матерью? Вы должны знать законы и вы понимаете, что никакой суд в мире не помешает суррогатной матери оставить ребенка себе. Те несчастные, что заплатили ей за беременность и роды, иногда седеют, ожидая решения в отведенные законом сорок восемь часов.
   – Серега…
   Он посмотрел на меня с надеждой. Наверно, с надеждой – я не мог точно разглядеть в полумраке. – Ты удираешь от заказчиков?
   Секунды молчания. Затем короткий ответ:
   – Хм…
   Я шмыгнул носом, бросил недокуренную сигарету в пустое ведро у крыльца. Окурок вспыхнул искрами.
   – Это круто, падаван. Я искал беглеца, затюканного жестоким отчимом, а нашел хакера, укравшего важную информацию. Ты знаешь, во что ввязался?
   Сергей только хлопал глазами. Конечно, черта с два понимал это волосатый балбес! – Деньги за работу получил?
   – Да.
   – Много?
   – Достаточно для того, чтобы нанять вас.
   – Нанять для чего? Для защиты? Парень, я не собираюсь защищать вора.
   – Я не вор!
   Сергей спрыгнул с крыльца, пошел в темноту. Спустя мгновение я услышал звон алюминиевого ведра и звук, похожий на разливающуюся жидкость. Сергей выругался, помянув недобрым словом хозяйку.
   – Черт… не крал я ничего! Я только к примеру про Цукерберга вспомнил! Вы знаете, на каких бабках они сидят? Вы таких сумм в руках, наверно, никогда не держали… да что там «не держали» – живьем вообще не видели! Там такое количество нулей, что в глазах рябит, а вы говорите…
   Парня понесло. Видимо, носил в себе эту информацию очень долго, а я стал для него человеком, вынувшим пробку.
   Но нужно было регламентировать фонтан.
   – Так, дружище, пойдем-ка.
   Я добрался до него в темноте, наступив по дороге в жижу, где пролилось содержимое ведра. Взял парня за локоть и повел в огород. Тропа вела мимо туалета и сарая с большим животным. Зверь уже спал, мирно пофыркивая. Наверно, это был здоровенный хряк.
   Мы вышли к небольшому вспаханному участку в пару соток. За покосившейся изгородью у дальнего края поляны открывался потрясающий вид – далекие горы к северу от Кыштыма, дремавшие в ночной дымке. Я втянул ноздрями воздух.
   – Рассказывай по порядку, я уже спать хочу, да и ребенок вымотался.
   – Хорошо. В общем, на меня через общих знакомых вышли какие-то люди, просили прощупать систему безопасности их клиентской базы. Какая-то очень важная база, мне не объясняли. Обычное дело, у меня эта операция занимает от силы неделю. Я давно зарабатываю этим на жизнь. Мать не знает, а отчим и подавно. Зачем им? Я не лезу в чужой карман, сам себе покупаю завтраки, на шее не сижу, а им это вполне нравится.
   – И они не интересуются источником твоих доходов?
   – Не знаю. Сам удивлялся. Но со временем привык. Чем меньше вопросов от предков, тем лучше.
   «Да уж, – подумал я, – для мальчишки лучше не придумаешь, а вот почему родителей-то не интересует ничего?».
   – В общем, – продолжил Сергей, – хватало и на кафе-мороженое, и на новые гаджеты. Но тут… фигня такая случилась, Антон Васильевич. Вскрыл я информационную базу как орех, а там…
   Он оглянулся. Я чиркнул зажигалкой, чтобы прикурить. В бледном оранжевом свете лицо хакера выглядело изможденным и даже пустым.
   – Короче, – шепотом сказал он, – там куча известных людей города, какие-то счета, адреса, фотографии, номера телефонов, фамилии жен, членов семей, любовниц, детей, номера автомобилей. Полный трындец! – Да ладно! – не поверил я.
   Серега положил ладонь на грудь.
   – Антон Васильевич, я сам офигел! Я такое только в кино видел. Ну, в реальной жизни тоже всякое случается: то номера телефонов у мобильного оператора в сеть сольют, то информацию по платежам стырят, как в Яндекс-деньги недавно, помните? Я думаю, что и у ФСБ полно возможностей забраться к любому из нас и в кошелек, и в телефон. Но чтобы такая база!!! Я когда это открыл, сначала не поверил, подумал, что просто пустышка для теста, «веселые картинки». Знаете, я уже взламывал такие, что-то вроде экзамена проходил в одной айтишной компании…
   Тут он резко тормознул. Я лица не разглядел, но по голосу понял, что парень наткнулся на какое-то сложное воспоминание. Я реши его немного подтолкнуть: – Прошел?
   – Нет… Стал бы я халтурку брать и бегать сейчас по кустам, если бы устроился на официальную работу! Не взяли. Слишком хорош для них, наверно.
   Сергей помолчал немного.
   – В общем, когда я все это открыл, позвонил заказчикам и сказал, что с продуктом еще нужно повозиться. Соврал, в общем.
   – Зачем?
   – Хотел выиграть время, чтобы решить, что с этим делать.
   – Ты показывал результаты кому-нибудь?
   – Н-нет.
   Он колебался, я засек короткую паузу. Врет?
   – То есть ни перед кем ты своими достижениями не хвастался?
   – Издеваетесь! Чем тут хвастаться.
   – Совсем никому?
   Мой нажим возымел эффект. Сергей не мог отнекиваться бесконечно. Он опустил голову. Мне показалось, что он сейчас заплачет.
   – Вовке сболтнул.
   – Приятелю своему?
   – Да. Вы, я так понимаю, с ним уже познакомились, раз нашли меня.
   – Правильно понимаешь. Вы с Вовкой стоите друг друга. Ты выбалтываешь коммерческую информацию другу, смываешься в неизвестном направлении, по секрету сообщая ему свой номер, а друг выдает тебя первому встречному.
   – Не первому. Второму. До вас с ним разговаривал человек, представившийся ментом.
   Тут я замер. Рука с сигаретой повисла в воздухе. Действительно, человек, по чьим следам я пришел к Володе Хомутову, мог быть и не ментом вовсе.
   – Ты говоришь, тебя обложили так, что даже в местной гостинице можно засветиться?
   – Угу. Понимаете теперь, на кого я сработал?
   – Нет, не понимаю. Как тебя вспугнули?
   – Позвонили по телефону, потребовали, чтобы я переслал по указанному электронному адресу все ключи и коды, как мы и договаривались. Я сказал, что сначала должен получить вторую часть гонорара. Они заартачились. Тогда я сказал, что информации они не получат, пока я не увижу деньги. Позавчера вечером они ждали меня возле школы… я узнал одного, он со мной и общался все это время как посредник от заказчика. Он хотел посадить меня в машину и увезти на разговор, но я увернулся. Повторил свое требование. Не стал искушать судьбу, договорился с Надькой, она рассказывала, что у нее есть место в Кыштыме, где можно кости бросить так, что днем с фонарями не найдешь…
   «Точно, – мысленно согласился я, – практически клоака, если не считать огорода и здоровенного хряка в сарае».
   – …после разговора с вами по телефону я заметил, что меня пасут. На мост меня подбросил обычный бомбила. В общем, остальное вы видели сами.
   – Да, видел. И могу уже сейчас сказать, что это паршиво, друг мой.
   – Почему? – спросил Сергей взволнованно. Ему пришелся не по вкусу мой пессимизм.
   – Потому что тебя сдал кто-то из друзей.
   Он шумно выдохнул.
   – Не может этого быть!
   – А как я здесь очутился? Вовчик сдал тебя мне, мог сдать еще кому-то.
   Сергей покачал головой, отвернулся. Он пытался убедить себя в невозможности подобного сценария.
   – А о тете Фиме еще кто-нибудь знает, кроме племянницы?
   Сергей промолчал. Или не услышал вопроса, или проигнорировал.
   – Ладно, не важно, – сказал я. – Дай флэшку.
   Сергей безвольно протянул ее мне. Я внимательно оглядел серебристый предмет с цепочкой. Удивительное дело! Какой большой кусок жизни можно теперь упрятать в этом фрагменте пластика – и фотографии, и фильмы, и музыку, и кучу книг! Все, что стоит у меня в кабинете на полках, впитывая многолетнюю пыль, с помощью этого предмета можно носить в кармане штанов.
   Мир стал совсем маленьким.
   – Объем? – спросил я.
   – Четыре.
   – Хочешь сказать, что все твои «веселые картинки» умещаются на четырех гигабайтах? – Нет, здесь только коды и пароли. Базу я скачал к себе в ноутбук.
   – Он с тобой?
   – Конечно. Хотите взглянуть?
   – Завтра.
   Я выразительно зевнул, давая понять, что разговор окончен, и направил стопы к дому. Сергей медленно поплелся следом.
   В избе я обнаружил, что Томка спит. Кошка улеглась рядом, свернувшись клубком.
   – Замучила меня вопросами твоя дочка, – засмеялась Серафима. – «А как вас зовут, а почему у вас нет детей, а почему дом такой старый, а можно ли дать кошке колбасы, а есть ли у вас колбаса»… Шебутная.
   – Спасибо. Где нам можно лечь?
   – В маленькой комнате. Парню я постелю на полу.
   – А вы сами?
   Фима махнула рукой. Ушла на кухню, погремела посудой, потом позвала: – Солдат, тут еще по одной можно.

   Я долго не мог уснуть. Никогда не сплю на чужих постелях (и уж тем более в чужих покосившихся избах на скрипучих кроватях с продавленной сеткой), ворочаюсь, прислушиваюсь к шорохам, присматриваюсь к теням и бликам за окном. Так уж я устроен. Отчаянно завидую дочке, способной вырубиться в любое время в любом месте под любое шумовое сопровождение. Ее детская комната в нашей квартире долгое время имела общую стенку с сумасшедшей соседкой. Врачи поставили ей диагноз шизофрения. Почти каждый вечер бабка, выпив водки, принималась разговаривать с незримыми гостями. Вопила так, что слышал даже я из своей спальни, но Томка и ухом не вела, хотя источник звука находился в метре от нее через стенку. Старуха, к слову, съехала год назад – дети продали квартиру новым хозяевам, и теперь у нас тишина.
   В доме Серафимы Лопахиной (я не переставал смаковать это роскошное дворянское имя) Томка спала точно так же, как и у себя дома, положив ноги мне на грудь и раскинув руки, как птица в полете. Я едва смыкал глаза, как снова приходилось отбрасывать от себя детские конечности. Здесь, в маленькой комнатке, умещалась лишь кровать, небольшой столик с двумя стульями и несколько коробок с книжками. Я заметил, что книг у Лопахиной везде было много. Если она и придумала легенду о Додике, то далеко не всю. Скорее, приукрасила местами. На интеллигентское прошлое семьи Гамаковых-Лопахиных указывали многие предметы в доме: помимо упомянутых книг, это были серебряные ложки в серванте, несколько по виду очень старинных икон, спрятанных за рюмками, фотографии, на которых изображены очень умные и светлые лица. Сейчас, ночью, наше временное пристанище уже не казалось таким уж мрачным и беспросветным. Впрочем, может, все дело в хмельном благодушии.
   Около двух часов ночи под тиканье часов в большой комнате я начал засыпать. Но тут же снова проснулся. Кто-то прошел по двору мимо окна.
   Я приподнялся на локтях. Кровать заскрипела. Я замер. Несколько секунд ничего не происходило, только собачья цепь во дворе брякнула звеньями.
   Показалось? Приснилось? Едва ли. Я отчетливо видел тень, пронесшуюся мимо окна.
   Но почему тогда я не услышал никаких других звуков? Ведь пес, каким бы ленивым он ни был, не оставит без внимания посреди ночи нежданного гостя.
   И тут я услышал… Глухие шаги в обратную сторону. Я уставился в окно, ожидая, что сейчас, на фоне бледного лунного света, увижу нечто. Сердце мое забилось так энергично, что, казалось, весь дом услышит стук.
   И я увидел!
   Все окно заполнил человеческий силуэт. Взлохмаченная голова, два больших уха, как у Чебурашки. И глаза… о, черт, глаза! Николай Олялин в роли Силантия из «Пропавшей экспедиции»!
   Человек прильнул к стеклу, поднял руки, чтобы заслонить мешающий ему лунный свет, и стал пожирать меня глазами.
   Я едва не заорал от ужаса. Прямо передо мной разыгрывалась деревенская готика. «Семья вурдалака» Алексея Толстого! Я подскочил на кровати, поднял руку с вытянутым средним пальцем и выставил ее в сторону окна. Силуэт тут же исчез. Вдогонку еще раз звякнула собачья цепь.
   И тишина.
   По моей ледяной спине потек пот.
   Я рухнул в постель. Томка зашевелилась, причмокивая губами, перевернулась на другой бок. Такая сонная, сладенькая, мягонькая…
   Я прижался к ее спине, обнял, уткнулся носом в шейку. Прежде чем закрыть глаза, быстро обернулся к окну.
   Ничего. Видимо, мне все это привиделось. Или мертвый Додик Сраный приходит сюда по ночам, чтобы спросить у жены: «Почему?!».
   – Надо меньше пить, – вслух прошептал я.
   В ответ Тамарка тихо пукнула.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация