А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волшебство любви" (страница 9)

   Сейчас эту беду удалось отвести – по крайней мере со стороны газетенки Слоуна угрозы больше не существовало. Она не обещала ему ничего относительно других изданий, специализирующихся на сплетнях и слухах, и Эдвард тоже ничего о них не говорил. Как только Грегори Слоун опубликует свое опровержение, Эдвард поможет ей подыскать хорошего солиситора, который вызволит Джорджиану.
   Франческа сделала глубокий вдох, призванный укрепить ее силы. Она пыталась забыть о том, что чувствовала, когда он сидел так близко и смотрел на нее так, словно они давно были на ты. Отчего-то ей вдруг захотелось узнать, действительно ли он сильно расстроился из-за того, что его бросила невеста. Должно быть, у этой девушки случилось размягчение мозга. Эдвард де Лейси был неотразим, когда улыбался, богат, как сам дьявол, и Франческа была готова поклясться, что никогда не встречала более достойного джентльмена… Впрочем, не ее это дело, гадать о том, почему его невеста продала сплетню о его семье бульварной газетенке – даже за двести фунтов – или почему эта девушка вообще его бросила и при этом не сочла нужным лично сообщить ему о своем решении. Франческа сказала себе, что правила приличия требуют, чтобы она предоставила ему возможность баюкать свое разбитое сердце в гордом одиночестве.
   И тут она едва вслух не рассмеялась над собой. Как это в ее духе – сплести целый роман из ничего! При чем тут разбитое сердце? Скорее всего брак, который так и не состоялся, готовился как брак по расчету, и ни о какой любви там и речи не шло, и если лорда Эдварда что и расстроило, так лишь то, что об этом напечатали в газете. Его дела и заботы ее никак не касаются, и Франческе стало даже немного стыдно из-за того, что ей постоянно приходилось себе об этом напоминать. Единственное, что ее связывало с лордом Эдвардом, – это сделка. Она выполнила свою часть, теперь ему осталось выполнить свою. Франческа вздохнула еще раз и вернулась в гостиную.

   Глава 8

   Едва за Слоуном и Франческой закрылась дверь, Эдвард налил себе еще один бокал бренди и одним глотком проглотил половину. За две сотни фунтов лорд Холстон, который должен был стать его тестем, продал его постыдную тайну самой грязной газетенке Лондона. Спасибо Джерарду, вовремя сообщившему ему о финансовых затруднениях графа, иначе Эдвард ни за что не поверил бы, что Холстон на такое способен. Разумеется, Эдвард знал, что Холстон совсем не так богат, как их отец, но богаче герцога Дарема в Лондоне никого и не было. Конечно, брак Луизы с одним из сыновей Дарема существенно упрочил бы финансовое положение семьи, и это также не было для него секретом. Он все это знал и тем не менее, как глупый мальчишка, отдал Луизе свое сердце, свое уважение и свое доверие, полагая, что она отвечает ему взаимностью.
   О каком взаимном доверии могла идти речь, если она в тот же вечер выдала его тайну отцу? И Холстон тоже хорош! Мог бы по крайней мере проявить терпение и подождать немного – вдруг ошибка молодости покойного герцога не приведет к полному краху, а всего лишь встанет им в ту сумму, которую потребует за свои услуги адвокат?.. Да, он был о них лучшего мнения. Он думал, что Луиза искренна в своих чувствах.
   Эдвард допил остатки бренди. Ему очень хотелось налить еще, хотя он и так чувствовал, как горячит его кровь алкоголь. Он даже не подозревал, что способен так чувствовать боль. Пожалуй, надо было заставить Чарли самому отдуваться – с него все как с гуся вода.
   Хозяйка дома, сияя, вернулась в комнату.
   – Встреча прошла совсем неплохо, как мне кажется, – сказала она и, подойдя к столу, налила себе рюмку хереса. – Все станет окончательно ясно только утром, конечно, но, как мне думается, вы должны быть довольны.
   – Да. – Эдвард велел себе переключиться с гневных мыслей о Холстонах на размышления о Франческе Гордон. Переход прошел на удивление плавно. Франческа Гордон была во многих смыслах занимательным объектом для размышлений. В ней его интриговали и внешность, и манеры. Она была совсем не похожа на Луизу, которая на протяжении нескольких лет являлась для Эдварда образцом женственности, и все же во Франческе было нечто, что влекло его к ней. Возможно, все объяснялось тем, что она помогала замять скандал, который Луиза помогла раздуть. Или дело было в чем-то другом. Он не хотел слишком сильно углубляться.
   Она улыбнулась и подняла бокал.
   – За успешное партнерство, милорд! – Выбившийся из прически завиток дрогнул, когда она запрокинула голову, чтобы выпить вино.
   Кожа ее шеи была гладкой и бархатисто-нежной на вид, словно свежий персик. Серьги с гранатом таинственно поблескивали в ее ушах. И когда она улыбнулась ему вновь, верхняя губа ее блестела от вина. Эдвард почти чувствовал вкус этого вина своим языком… и не мог отделаться от мысли, что теперь больше не связан помолвкой.
   Когда Франческа вопросительно на него посмотрела, он без колебаний протянул ей бокал. Отчего-то умеренность и здравомыслие сегодня у него были не в чести. Он наблюдал за игрой света и тени на ее лице, когда она подливала бренди в его бокал. Нет, «импозантная» – не вполне верное для нее слово. Как, впрочем, и «красивая». Хотя ее никак нельзя было назвать невзрачной. Нос у нее был чуть длинноват. Рот был крупным, а губы пухлыми. Глаза ее, когда она подняла на него взгляд, были цвета хорошего бренди и блестели от восторга. А волосы ее при свете свечей определенно имели медный оттенок и, казалось, сами излучали сияние.
   – Да, – сказал он, возвращая мысли на более безопасную тропу, – партнерство наше действительно оказалось успешным. Слоун не устоял против ваших методов убеждения, как вы и предсказывали, и теперь я у вас в долгу. Я готов немедленно договориться о встрече с тем солиситором, которого вы сочтете достойным представлять ваши интересы. – Чем скорее он исполнит свои обязательства, тем быстрее избавится от необходимости встречаться с ней, и, таким образом, перестанет испытывать эту настоятельную потребность к ней прикоснуться.
   Франческа направилась к камину и вытащила листок бумаги из резной шкатулки на каминной полке, затем подошла к нему и села рядом с Эдвардом. Когда она опустилась рядом с ним, прошелестев шелками, юбки ее задели его ступни. Он почувствовал, как шелковая оборка цвета пламени скользнула по его лодыжке.
   – Я составила для вас список, – сказала она. – Я уже переговорила с большинством этих господ, но без видимого результата. Остается лишь надеяться, что один из них передумает.
   Эдвард старался не замечать этого легкого шороха шелка по лодыжке. Он чувствовал его даже сквозь ткань брюк. Он чувствовал и аромат ее духов тоже – свежий, густой аромат, который заставлял его думать о темных садах под лунным сиянием. Кажется, бренди слишком сильно обострил его восприятие. Увы.
   Он допил бренди и неохотно поставил пустой бокал на стол. Надо было привести свои чувства в порядок и прекратить думать о ее коже и губах. В любом случае ему не удастся ни подтвердить, ни опровергнуть свои догадки. Эдвард взял список из рук Франчески и просмотрел его. Два имени были ему знакомы – этих солиситоров рекомендовали и ему тоже, хотя лучшие рекомендации были у Уиттерса.
   – Хорошо. Я все устрою.
   Она заморгала от неожиданности.
   – Что? Вы… Вы просто возьмете – и все устроите?
   – Я отправлю записки вот этим двум, – он указал на имена, которые узнал, – и приглашу их прийти. Они были рекомендованы и мне тоже, из чего я делаю вывод, что они имеют достаточно хорошую квалификацию.
   – О, – сказала она удивленно, – я предполагала, что…
   – Никогда не предполагайте, что лицо обладает компетентностью, пока не доказано обратное. – Он сложил листок. – Могу я забрать список?
   – Конечно.
   Посмотрев на нее, он допустил ошибку. Она сидела на краю кушетки, сжав руки на коленях, чуть приоткрыв рот, и смотрела на него так, словно он вызывал в ней одновременно тревогу и восхищение, словно она могла броситься ему на шею в порыве благодарности. Эдвард откашлялся.
   – У вас имеются какие-то возражения?
   – Нет, – пробормотала Франческа. – Вовсе нет. – Выражение ее лица не менялось.
   Эдвард поймал себя на том, что не может от нее отвернуться, когда она так на него смотрела.
   – Хотите что-то добавить?
   – Нет, пока нет. – Казалось, она собиралась сказать что-то еще, но остановила себя.
   Он подался вперед.
   – Правда? Вы выглядите… озадаченной.
   Она облизнула губы.
   – Мне очень жаль, – проговорила она быстрым хрипловатым шепотом. – По поводу вашей невесты… Я не обратила внимания, когда впервые прочитала статью… Я не придала этому факту такого большого значения, как всему остальному.
   Ее лицо было таким выразительным. В ее ясном взгляде Эдвард не увидел ни намека на расчетливость или на искусное манипулирование. Ее сочувствие казалось искренним, а взгляд был нежным и виноватым. В ее безыскусности было нечто подкупающее. И эта безыскусность в сочетании с ее прочими достоинствами создавала весьма обольстительную и опасную комбинацию. Уже то плохо, что ему нравились ее волосы и грудь, и прикосновение юбок к лодыжке. Надо бежать, пока она его окончательно не околдовала.
   – Как и я, – сказал он, когда обрел наконец способность говорить в своей обычной беспристрастной манере. – И хватит выражать сожаления. Вы тут ни при чем.
   – Нет, я, конечно, не в ответе за то, что произошло, – согласилась она, – но я не хотела бы, чтобы вы думали, будто мне хотелось сделать вам больно, когда я принесла вам эту статью… Вы и ваша невеста… Я об этом даже не подумала… Я решила, что для вас важнее…
   – Пресловутая «дилемма Дарема», как назвал ее Слоун? – Эдвард вздохнул. Он знал, что это словосочетание будет у всех на устах, напечатает ли Слоун опровержение или нет. – Я бы предпочел, чтобы эта фраза канула в вечность. Расторгнутая помолвка мелочь по сравнению с той угрозой, которую несет в себе эта бомба.
   – Да, – пробормотала Франческа. – Но все равно больно, когда вас бросает невеста.
   И ему действительно было больно. Но то, что он при этом думал, пусть останется при нем. Эдвард ничего не сказал, поскольку то, о чем он сейчас подумал, едва ли подходило для дамских ушей. Леди не должна знать подобных слов.
   Конечно, леди Гордон не была похожа ни одну знакомую ему леди. И об этом тоже не стоило говорить вслух, напомнил себе Эдвард.
   Франческа деликатно покашляла, давая понять, что молчание затянулось.
   – Вы уведомите меня, когда солиситоры вам ответят? Чем раньше начнет действовать солиситор, тем выше шансы на успех. Один Господь знает, куда Эллен увезла Джорджиану.
   Эдвард мысленно встряхнулся. У него с ней дела, напомнил он себе уже в который раз. Какого черта он сидит тут сложа руки, предаваясь раздумьям о предательстве Луизы и прелестях хозяйки дома, когда, как джентльмен и хозяин своего слова, он должен действовать?..
   – Разумеется. Завтра я отправлю им записки и уведомлю вас.
   Она проводила его до дверей и пожелала спокойной ночи. На улице, как показалось Эдварду, сильно похолодало, и он застегнул плащ на все пуговицы, когда спускался по ступеням к своему экипажу. Он в последний раз бросил на Франческу быстрый взгляд. Она по-прежнему стояла в дверях, подняв руку в прощальном жесте, когда кучер дернул за поводья, и карета тронулась в путь. Эдвард раньше, чем осознал это, тоже поднял руку и весь обратный путь занимался только тем, что старался не думать о том, что до следующей встречи с леди Гордон осталось всего несколько часов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация