А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "У края темных вод" (страница 16)

   5

   Мы долго плыли, Терри и я работали шестами, удерживая плот на середине реки. Джинкс оставалась у штурвала и постепенно овладевала этим ремеслом. Преподобный на совесть сработал этот штурвал – он был послушен и помогал выправить курс плота, чтобы нас не закрутило.
   Преподобный Джой так и лежал не шелохнувшись. Я уж испугалась, не умер ли он, но мама не оставила его без присмотра. Она взяла его за ноги и вытащила из каюты. Он подтянул колени к груди, руки к подбородку, причем в одной руке так и болтался револьвер, и меня это по-прежнему нервировало. Мама села возле него, положила руку ему на локоть, но он вроде бы и не заметил.
   – Думаю, мы сможем уплыть довольно далеко, – заговорил Терри, выталкивая плот шестом с мелководья. – Найдем место, где можно спрятать плот, оставим его там и вернемся по берегу за деньгами и прахом Мэй Линн. Вообще-то я бы предпочел забрать ее пепел, а деньги оставить. От них только лишние неприятности.
   – Я против, – заявила Джинкс, не покидая свой пост у штурвала. – Мэй Линн мертва, а денежки все еще зеленей травы. Я сбежала из родного дома, в какие только беды не попадала, камнями в меня швырялись, а теперь ты предлагаешь их бросить? Мне совсем неохота возвращаться туда, но уж если возвращаться за угольками от Мэй Линн, так и деньги прихватим.
   – Можно взять, чтобы хватило на дорогу, а остальное не трогать, – предложил Терри. – Наверное, констебль Сай угомонится, если получит деньги. Положим мешок на стол, чтобы он его нашел. Он оставит нас в покое, не будет за нами гнаться – ему же лучше, что мы убрались и не мешаем ему.
   – Не забывай про Клитуса и Скунса, – вздохнула Джинкс. – И еще про Дона.
   – Нет никакого Скунса, – возразил Терри. – Это глупая сказка, которой пугают детей, чтобы они не заходили далеко в лес.
   – Эта сказка людям руки отрубала, – стояла на своем Джинкс. – Мне это не по душе, не хочу просить кого-то высмаркивать мне нос и подтирать задницу.
   – Да он ведь не только руки отрубает, – напомнила я. – Если он правда существует, так он нас убьет.
   – А это мне и вовсе не по душе, – сказала Джинкс.
   – Говорю вам, – повторил Терри, – Скунс – это выдумки.
   – Многие в него верят, – сказала мама. – Сколько живу на реке, столько про него слышала.
   – А видеть вы видели, миссис Уилсон? – поинтересовался Терри.
   – Я – нет. Но я знаю людей, которые говорят, что видели его.
   – Я знаю людей, которые весьма убедительно рассказывают о том, как у них на глазах змеи зажимали зубами свой хвост и катились обручем вниз под горку, а другие змеи якобы могут насухо выдоить молочную корову, но, при всем уважении, мэм, в эти россказни я не верю.
   – Про змеев я тоже не верю, – заявила Джинкс. – А про Скунса – да, верю.
   – Вот что, – вмешалась я. – Существует Скунс или нет, мы в любом случае вернемся за деньгами и прахом. Из-за этих денег одного человека уже убили и скинули в могилу, теперь уже второй человек мертв, и труп его лежит в доме преподобного. Мы слишком далеко зашли, и нам понадобятся эти деньги. А Мэй Линн мы кое-чем обязаны за карту, благодаря которой мы нашли деньги, и потом, она была нашим другом.
   – Не знаю, могу ли я позволить вам сделать это, – сказала мама.
   – Не обижайтесь, миссис Уилсон, но у вас тут права голоса нет, – предупредил ее Терри. – Вы уже сколько лет не занимались воспитанием Сью Эллен, с чего бы ей прислушиваться к вашим запретам? Я рад, что вы пришли в себя и заинтересовались происходящим, но решения тут будем принимать только мы сами.
   – Он прав, мама, – сказала я прежде, чем она успела возразить. – У тебя нет в этом вопросе права голоса. Ты пошла с нами, а не мы с тобой.
   – Видимо, так оно и есть, – откликнулась она. Голос у нее сделался такой, как в ту пору, когда она целыми днями лежала в постели и сосала свой бальзам. Это было ужасно, я бы предпочла, чтобы она спорила и настаивала на своем. Но Терри был прав: решать должны были мы, а не она.
   Я глянула на преподобного Джоя. Похоже, он уснул.
   – Отлично, – сказала я. – Мы вернемся за прахом и за деньгами. Но вот что: не надо переться всем вместе. Кто-то должен сторожить плот, и нам всем ни к чему продираться через лес. А если преподобного придется нести на руках или тащить на веревке, нам нелегко придется. Нужно тихонько подобраться к дому.
   – Уговорила, – откликнулась Джинкс. – Я остаюсь. Желающие могут идти. Мы с твоей мамой и преподобным посторожим плот, а вы с Терри отправляйтесь.
   Вскоре мы попали на глубокое место, где от шестов не было никакого проку. Джинкс ворочала штурвал, а мы с Терри, раскорячившись по краям плота, подгребали веслами. Плот пошел быстро, а удобное место, чтобы причалить, все не попадалось на глаза. Наконец мы заметили вдававшуюся в реку песчаную отмель. Мы перестали грести, Терри взял весло, воткнул его рукоятью в рыхлый влажный песок, забил поглубже и привязал к нему конец каната. Преподобный Джой все так же пребывал в отключке, мама сидела рядом с ним, уронив руку ему на плечо, а в руке преподобного по-прежнему болтался револьвер. Судя по его виду, преподобный пребывал на Марсе, и желтоглазый осьминог делал ему там модную прическу.
   – Дайте мне револьвер, – попросила я.
   Пришлось повторить несколько раз, прежде чем он хотя бы взглянул на меня.
   – Револьвер констебля Сая, – пояснила я. – Он может мне понадобиться.
   Преподобный Джой свалился с Марса обратно на Землю, но голос его отстал по пути и звучал словно издалека:
   – Разве мы мало натворили бед?
   – Послушай, Джек, – заговорила с ним мама. – Отдай девочке револьвер. Для самозащиты.
   Сначала преподобный никак не мог сообразить, что он держит револьвер, потом еще медленнее соображал, что с ним делать, но в конце концов отдал его мне. Револьвер был небольшой, легко уместился в глубоком кармане моего комбинезона. Преподобный Джой уронил голову, как будто на него давила страшная тайна, и еле вымолвил:
   – Господь с тобой.
   – Идти довольно далеко, – сказала я. – Это выйдет дольше, чем плыть по реке. До рассвета не обернемся. Попробуем раздобыть немного еды. А от вас требуется одно: сидеть тут и ждать нас. Джинкс, если мы к завтрему до вечера не вернемся, сталкивай плот на воду и плыви дальше.
   – Ладно, – сказала Джинкс.
   – Ты бы хоть поломалась для виду, – обиделся Терри.
   – Хороший план – это хороший план, – сказала Джинкс.
   – Мы не можем уплыть без вас! – всполошилась мама.
   – Можем, – возразила Джинкс. – Достаточно двоих, чтобы грести и управлять плотом.
   – Я не о том, – сказала мама. – Мы просто не можем бросить их и уплыть.
   – Я знаю, что вы хотите сказать, – ответила Джинкс. – И знаю, о чем говорю я. Понадобится – так и уплывем. Никому не станет лучше оттого, что одноглазый Сай поймает нас и прикончит.
   – Мы с Терри вернемся, – сказала я маме. – Не волнуйся зря. Это просто запасной план, на крайний случай. В конце концов, даже если вы уплывете без нас, ничего страшного. Может быть, нам придется возвращаться другим путем, и тогда мы встретимся в Глейдуотере.
   – Давайте я пойду с вами, – предложила мама.
   – От тебя больше пользы здесь, – сказала я. – К тому же хоть ты и оправилась, но еще не так здорова, чтобы шагать по лесу с нами наравне. Мы с Терри быстрее доберемся одни.
   Когда преподобный построил каюту, мы сразу же перетащили в нее кое-какие вещи на случай, если придется удирать второпях. Это мы здорово предусмотрели. Среди прочего там уже были фонарь, веревка, тряпки, спички и несколько банок сардинок. Консервы мы открыли и съели, орудуя пальцами. Затем мы с Терри вооружились фонарем и двинулись в обратный путь.
   По отмели мы дошли до берега, а там пришлось карабкаться наверх, цепляясь за мокрые корни. Берег сплошь зарос деревьями, и там было гораздо темнее, чем на воде, потому что деревья стояли вплотную друг к другу и заслоняли свет. Пробираться сквозь густые заросли было нелегко, но мы справились с этим и вышли на заболоченную просеку, которая тянулась на несколько километров. Благо тут деревьев стало поменьше, лунный свет пробивался и освещал нам путь, но все равно было трудно. По левую руку высилась стена деревьев, густая и грозная тень. По правую руку – другая линия, местами редевшая и уходившая под откос к реке, – там и ступить было некуда, не говоря уж о том, чтобы идти по этому болоту. Какое-то время мы еще держались близко к реке и слышали ее шум, но из-за этого болота нам пришлось отклониться в сторону, к дальней линии деревьев. Ноги глубоко увязали в грязи. Каждый раз, когда Терри или я вытаскивали стопу из грязи и опускали ее снова, раздавался такой звук, словно гигантский младенец сосет пустую титьку. Вымотались мы очень быстро.
   Звезды подсказывали нам, в каком направлении двигаться. Так-то было ясно, что нужно идти вверх по течению реки, и мы выйдем к дому преподобного, но по прямой идти не получалось, то болото, то кустарник, то сплошные заросли. Ничего не стоило сбиться с тропы и даже не заметить, как далеко ты ушел от реки, и более того – развернуться и пойти обратно, туда, откуда ты пришел, все время воображая, будто продвигаешься к своей цели. Вот мы и сверялись со звездами всякий раз, когда удавалось разглядеть их в просвете между деревьями.
   Так мы плелись довольно долго и набрели на дерево, которое стояло себе одно-одинешенько посреди болота. Оно было достаточно крепким, чтобы выдержать нас обоих, и мы прислонились к нему отдохнуть, а заодно поскребли об его ствол подошвами и счистили грязь.
   – Я тебе лгал, – сказал Терри.
   – Насчет чего?
   – Что я не педик. Говорил, будто, когда я увидел Мэй Линн голой, меня это завело, а на самом деле нет. Я не хотел врать, но и чтоб ты знала, какой я на самом деле, тоже не хотел. Но я должен сказать тебе правду как другу.
   – Терри, мне все равно.
   – Правда?
   – Мне важно лишь то, как ты относишься ко мне. Ты добр ко мне, и ты добр к Джинкс, и из всех нас ты больше всего хлопочешь о том, чтобы мечта Мэй Линн попасть в Голливуд хоть как-то, но сбылась. Мы с Джинкс могли бы и наплевать на это. Я горжусь тобой и рада, что мы – друзья. Больше всех на свете я люблю тебя и Джинкс.
   – Цветная девчонка и извращенец, – усмехнулся он. – Удачно ты себе друзей подбираешь.
   – В этом нет ничего странного. Странные те люди, которых это удивляет.
   – Ты не презираешь меня за то, что я солгал тебе – ну, будто меня привлекала Мэй Линн?
   – Нет. Если б ты был другим, если б тебе не нравились мальчики, я бы, наверное, полюбила тебя. В смысле – как девушка парня. Ты самый красивый и самый хороший, кого я знаю.
   – Не будь я таким, каков я есть, я бы непременно полюбил тебя – в смысле, как парень девушку. – Он примолк, а когда вновь заговорил, то серьезнее, чем пуля промеж глаз: – И не такой уж я хороший. Вовсе нет.
   – Приятно слышать, – сказала я. – Насчет полюбил бы. И ты правда хороший. И если хочешь знать, – добавила я немного погодя, – то ты вовсе не «девчонка», пусть не дразнятся. Ты храбрый и сильный. Храбрый, как настоящий парень. Ты очень храбрый.
   – Спасибо, – сказал он и отвернулся, стал смотреть куда-то в непроглядную тьму. – Я бы много еще о чем хотел с тобой поговорить, но попозже.
   Я не знала, о чем он хотел поговорить, а нас ждали неотложные дела, так что расспрашивать я не стала. Пора было двигаться дальше. В небе замелькали зарницы, послышался отдаленный гром. Мы заторопились, но в итоге выяснилось, что не будет ничего, кроме сухих разрядов молний и глухого грома вдали.
   Наутро поднялся туман, белый, как хлопок, плотный, как зимние облака. Фонарь пробивал лишь узкий ход в сплошном тумане, который накрывал нас с головой. Ни звука, не квакнет лягушка, не слышно было сверчков, что само по себе казалось странным и необычным. Только наши ноги чавкали по глубокой грязи в царстве тишины и одиночества.
   А мы все шли, пока на востоке не заиграли краски: понизу, у самой земли, нежно-алые, точно лепестки розы, а повыше – яркое золото. Усилилась жара, и туман начал таять, как мороженое в июле. Терри выключил фонарь и убрал его.
   Был уже светлый день, когда у нас под ногами проползла, извиваясь в траве, крысиная змея. Мы замерли на месте, глядя ей вслед, потом тронулись дальше. Со стороны реки появились большие белые птицы, одна пролетела высоко у нас над головами, и мы разглядели в ее клюве рыбу.
   – Может быть, это хорошее предзнаменование, – сказал Терри.
   – Если только не смотреть на это с точки зрения рыбы, – уточнила я.
   Солнце поднялось уже высоко и сильно припекало, а мы еще не добрались до знакомых мест. Трудно было угадать, сколько мы уже шли, ведь мы не знали, в котором часу двинулись в путь. Нам казалось, мы идем часа четыре, может быть, пять. По ровной и сухой дороге мы давно бы одолели весь путь, но болото замедляло наше продвижение и отбирало все силы, так что мы обрадовались, завидев сосновую рощицу – если идти через нее, там земля, должно быть, сухая.
   Сосновая рощица оказалась жиденькой, и в просвет между деревьями я заприметила по ту ее сторону церковь, где еще недавно служил преподобный. Неожиданно для себя мы оказались довольно высоко – оказывается, наша дорога шла вверх, но так медленно и с таким незначительным уклоном, что мы и не заметили, как вышли намного выше дома преподобного Джоя.
   Мы подошли к церкви. Двери были распахнуты, внутри какая-то добрая христианская душа написала большими черными буквами слово ПРЕЛЮБАДЕЙ – именно так, причем дважды, на двух стенах, а на свободном месте красовалась фраза подлиннее насчет того, как преподобный Джой забавляется с ослицами – а это уж точно неправда. У него и ослицы-то не было.
   Выйдя из церкви, мы остановились у порога и посмотрели на тропу, которая спускалась к дому. Отсюда было видно парадное крыльцо с распахнутой дверью, внутри мерцал свет фонаря, и грузовик констебля Сая не сдвинулся с места.
   – Думаешь, он подкарауливает внутри? – спросил Терри.
   – Не знаю. С чего это он торчит там? Деньги ищет?
   – Не найдет, – заверил меня Терри.
   – Если ты оставил мешок валяться на полу, чтоб вынюхать их, породистой ищейки не понадобится, – сказала я.
   – Я его перепрятал.
   – В доме?
   – В сарае для инструментов.
   – Он же был заперт, – удивилась я.
   – Я знал, где преподобный прячет ключ, – пояснил Терри. – Иначе как бы я туда залез?
   – А где же он прятал ключ?
   – В том-то и беда, – сказал Терри. – Деньги и Мэй Линн уже не в доме, но ключ все еще там. В щели дверной рамы, сбоку, ближе к крыльцу. Я подсмотрел раз, как преподобный туда его прячет, а когда он ушел, позаимствовал ключ и заглянул в сарай. Любопытно было, что там у него. Судя по тому, как он запирал его, я думал, вдруг там какой-то секрет, и нам лучше про него знать. А там всего лишь дрова и хорошие инструменты, ну, я и решил, что для денег и праха это подходящее укромное место.
   – Значит, все равно придется идти в дом. Средь бела дня. С тем же успехом мы могли бы раздеться догола, вымазаться красной краской и сбежать с горы, вопя во всю глотку.
   – Только одна проблема, – заметил Терри. – Где взять краску?
   – Ха-ха!
   Мы сделали большой крюк, чтобы подойти к дому сбоку, и там затаились среди деревьев. Стояли повыше дома и внимательно оглядывались. В доме было так тихо, словно там мертвым сном спал глухонемой.
   – Что это на крыльце? – шепнул Терри.
   Я долго всматривалась в ту точку, на которую он указывал, а потом сказала:
   – Как будто черная краска?
   – Откуда на парадном крыльце черная краска? – удивился он.
   – Кто-то уделал церковь, – сказала я. – Может, они и сюда пришли, заглянули вовнутрь, перепугались и удрали, разлив по дороге краску.
   – Сомневаюсь, – сказал Терри.
   – И я тоже, – призналась я.
   Не знаю, сколько мы так стояли, прислушиваясь и наблюдая, но в итоге любопытство взяло верх. Я достала из комбинезона револьвер, мы спустились и тихонько подкрались к крыльцу. От самого прохода тянулось это черное пятно, и теперь мы ясно видели, что это не краска. Это была засохшая кровь. Очень много крови.
   Держа наготове револьвер, я двинулась к окну, и Терри за мной. Сквозь стекло я разглядела дядю Джина, он распластался на животе, а голова так и осталась завернута назад, на плечо, он смотрел прямо на меня тусклыми, будто наждаком обработанными глазами. Джинкс была права: преподобный Джой уложил его с одного удара.
   На столе вытянулся констебль Сай. Он лежал на спине, примотанный веревкой. Кровь стекла со стола на пол, а дальше, по неровным доскам – к двери и на крыльцо. Подумать только, чтобы в человеке, даже таком здоровенном, как констебль Сай, оказалось столько крови!
   – Что за черт? – пробормотал Терри.
   По уму нам бы следовало развернуться и на всей скорости мчать обратно к плоту, но мы не могли. Это зрелище притягивало нас к себе, точно плот канатом.
   На пороге мы старались смотреть себе под ноги и не ступить в кровь, но это не слишком помогло – кровь была повсюду, и, когда мы вошли, наши подошвы, грязные и липкие, приклеились к полу, словно мухи, поймавшиеся на патоку. Внутри дома пахло скверно, по-настоящему скверно, и не только из-за крови. Кислый, острый запах, как будто вонь застаревшего пота смешалась с запахом смерти, с грязновато-влажными ароматами реки, с теми запахами, которыми пропитано отхожее место.
   Я остановилась возле дяди Джина. Меня его смерть не очень огорчила. Я подумала о его жене: теперь ей не будут доставаться внезапные тумаки. Будет ли она этому рада, почувствует ли, что его смерть освободила ее, как птичку из клетки? Я понадеялась, что это будет именно так. Мне представилось, как она жжет его старые тряпки и пляшет вокруг костра, а когда угли почернеют и остынут, хорошо бы она еще написала на них.
   Но сломанная шея – не самое страшное. Труп дяди Джина был изувечен. Несколькими неровными ударами кто-то отрубил ему руки у запястий. То же самое проделали и с констеблем Саем, привязав его веревками к столу. Фонарь горел у самого его лица, так что тот, кто тут потрудился, хорошо видел, что делает. Банка со сливками была пуста, на ней остались кровавые отпечатки пальцев. Тот, кто делал это кровавое дело, по ходу еще и подкрепился.
   На лбу у констебля Сая убийца вырезал изображение какого-то животного. Какого – непонятно: дай утке нож, она бы справилась не хуже.
   Останься констебль Сай в живых, ему понадобилась бы вторая повязка: здоровый его глаз был вырван из орбиты, и в дыру успели забраться мухи. На столе валялась окровавленная ложка, так что я в общем догадалась, каким образом был вырван этот глаз.
   Констебль Сай умирал долго и мучительно, по всему телу остались ножевые раны. След на столе показывал, где лежали его руки в тот момент, когда на них обрушилось мачете. Голова его была запрокинута, рот раскрыт, языка не было. С него сняли ботинки и пальцы на стопах обстругали до кости, белые косточки торчали, точно мокрые палочки. Исчезла звезда, которую он всегда носил на кармане рубашки.
   Мне поплохело. Я поскорее поставила револьвер на предохранитель и спрятала его в карман.
   – Что это за рисунок у него на лбу? – поинтересовался Терри, наклоняясь над констеблем Слаем. – Какой-то представитель семейства кошачьих?
   Я мрачно глянула на Терри и для пущей выразительности фыркнула, втянув в себя вонючий воздух.
   – По мне, это мало на что похоже, но это вполне может быть скунс.
   – Ох! – только и выдохнул Терри.
   Озноб пробежал по спине при одной мысли о том, что мы едва разминулись со Скунсом и ищет он, скорее всего, нас. Видимо, он счел Джина и Сая помехой: они пытались выполнить за него его работу, вот он с ними и расправился. Или же он решил, что они завладели деньгами или знают, где мешок. Так или иначе, окажись мы в доме, когда он пришел, он бы и за нас принялся, и под пыткой мы бы как миленькие отдали деньги, а потом он бы нас прикончил. А если бы он не пришел сюда, а преподобный не управился так ловко с доской, нас бы еще раньше прикончили констебль и Джин. Интересно, за сколько минут до прихода убийцы мы успели удрать?
   Еще совсем недавно я гордо утверждала, будто никакого Скунса не существует. И вот оно – доказательство. С ним не поспоришь. И нет смысла храбриться. Он где-то рядом, вонючка, засранец, он ищет нас.
   Терри быстро покидал в мешок самые ценные наши пожитки, добавив туда несколько банок консервов и хлеб из запасов преподобного, а затем нашарил за дверной рамой ключ. Как только мы вернулись на крыльцо, меня вытошнило. Запах ударил Терри в нос, и это уже оказалось чересчур даже для него. Он тоже согнулся пополам и сблевал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация