А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "У края темных вод" (страница 10)

   10

   Река Сабин длинная, но в тех местах, что мы освоили, не широкая. Не похожа на Миссисипи, про которую рассказывают, что местами в ней два километра от берега до берега. Коричневый ручеек извивается то вправо, то влево промеж грязных берегов, под низко склонившимися деревьями, в густой тени. Местами река становится глубокой – не то чтобы очень глубокой, но достаточно, чтобы лодка прошла и даже чтобы утонула. Чтобы утонуть, здесь воды хватает. Старая, темная река, змеиное царство, особенно много мокасиновых щитомордников – толстых тварей с роговым острием на хвосте и скверным характером. Я припомнила это, когда мы сошли на противоположном берегу и вытащили протекающую лодку из воды, под плакучую иву.
   Планы изменились. Времени у нас не было, оставалось только бежать без оглядки. Я пока не понимала, что станется с замыслом сжечь тело Мэй Линн, однако не сомневалась, что Терри все еще держится за эту идею, хотя и запрятал ее подальше до более удобного момента. Мы все любили Мэй Линн, но Терри вроде бы был к ней не так сильно привязан, как я, а поди ж ты, ближе всех принял всю эту историю к сердцу, больше нас с Джинкс горевал из-за того, что Мэй Линн убили, что и после смерти с ней обошлись не по справедливости. А я не то чтобы махнула на это рукой, но не видела возможности что-то исправить. Так ли, сяк ли, все равно я не могла выяснить, кто это с ней сотворил, а выяснила бы, не смогла бы ничего сделать с убийцей. Джинкс – та тоже переживала, что с Мэй Линн такое стряслось, но Джинкс, так мне кажется, на все смотрела прямо и просто. По ней, кто помер, того уже не вернешь, печально, и жутко, и скверно, однако ей вовсе не хотелось возиться с огненным погребением и таскать за собой пепел Мэй Линн, разве что никак не удастся от этого открутиться. Это была затея Терри.
   Мы решили разойтись по домам и собрать вещички в дорогу. Наволочку с денежкой доверили Терри. Я глядела вслед моим друзьям, и снова меня охватили сомнения, главным образом когда я припомнила дни и ночи на реке. Жизнь у меня была хреновая, но это была моя жизнь. И хотя мама всегда лгала мне и сильно меня подвела, а папаша оказался вовсе не папашей, я все-таки призадумалась, а не отступиться ли мне от своей затеи. Мы могли бы отдать деньги Клитусу и на том помириться. Отправиться в Глейдуотер и найти там своего настоящего отца, оттуда в Голливуд – да, мечтать о таком было приятно, пусть даже ради осуществления мечты пришлось своровать деньги, но себе я признавалась, что могла бы часть добычи потратить на красивое платье и туфли, сделать прическу, ведь я ни разу в жизни не бывала в парикмахерской, а то и прикупить шляпку, из модных – тогда носили шляпки в стиле Робин Гуда, к такой надо бы колчан с перьями.
   Я стояла на берегу, прислушиваясь к своим мыслям, еще и насчет того, что сказал мне Терри – что он, мол, не гомик, – и все это перемешалось у меня в голове. Почти все, что я знала о мире, в котором жила, внезапно переменилось. И я не могла ни двинуться с места, ни оставаться стоять. Я могла только реветь.
   Поблизости нашлось бревно, я присела на него и наплакалась вволю. Плакала я не очень долго, зато от души. Довольно быстро я выплакалась и уже толком не знала, о чем плакала. Но я еще посидела на своем бревне, всхлипывая и шмыгая носом, как малый ребенок, а когда убедилась, что все прошло, поднялась и заторопилась домой, ругая себя дурой: столько полезного времени потеряла, рассиживаясь на бревне.
   Свет у нас в доме не горел, но сбоку от дома стояло три грузовика: Дона, Джина и – черт побери! – Клитуса. Только я призадумалась, что ж теперь делать-то, как из тени под деревьями кто-то выступил, коснулся моего плеча и одновременно зажал мне рот.
   – Это я, Сью Эллен, – шепнул мамин голос. – Не шуми.
   Она убрала руку с моего рта и покрепче стиснула мне плечи.
   – Что ты тут делаешь? – удивилась я.
   – Я знала, что ты подойдешь к дому с этой стороны, и ждала тебя.
   – Но почему?
   – Клитус явился по твою душу, вот-вот подъедет констебль Сай. Я слышала, как Клитус говорил Дону и Джину, будто ты украла какие-то деньги. Ты ведь не крала, нет?
   – Все не так просто, – ответила я. Вот тебе хваленый «дар» Дона. Так он и получает любые сведения – из вторых рук.
   – Пошли, – сказала мама. – Отойдем подальше от дома и все обсудим.
   Сам факт, что мама вышла из дому, уже удивлял, но, сделав несколько шагов, она еще и вытащила из-под дерева какой-то мешок и поволокла его за собой. Я подхватила мешок и сама понесла его, потому что мама была слабее новорожденного щенка, а мешок оказался тяжелым. Но хотя мое удивление все возрастало, я не стала спрашивать, что это за мешок и зачем она его тащит.
   Мы вернулись к тому бревну, где я сидела и плакала. Пока мы добрались, мама совсем запыхалась. Мне было ее жалко, но она была права: имело смысл отойти подальше от дома. Усевшись на бревно, я зажала мешок между ног и спросила:
   – Что они говорят обо мне?
   – Я услышала, как подъехал Джин. Выглянула из окна. За его грузовиком – пикап Клитуса. Наверное, Клитус первым делом кинулся к Джину, они ведь дружки, и они вместе поехали к нам. Окно было открыто, я слышала их разговор. Клитус сказал, что ты, мальчик и цветная девочка украли у него деньги. Сказал, что цветная девочка ударила его по голове, чтобы добраться до денег. Я так понимаю, цветная девочка – Джинкс, а мальчик – Терри.
   – Он их не знает, – обрадовалась я. – Когда они заходили к Мэй Линн, ее папаша всякий раз отлучался.
   – Да, но им не составит труда вычислить. Дон знает, с кем ты дружишь, а Терри он терпеть не может.
   – Верно, – сказала я. – Но это не вся правда про то, что случилось.
   – Вы украли деньги или нет?
   – Мы украли уже украденные деньги.
   – Воровство есть воровство, – сказала мама.
   – Конечно. И знаешь что? Мне на это наплевать.
   Она не стала спорить. Сидела молча на бревне и ждала, что я еще скажу. Я рассказала ей все, как было, даже про труп, зарытый вместе с деньгами, и про то, кто это был. Рассказала, как Клитус гнался за Джинкс, ударил ее и чуть не утопил и как мы с Терри спасли Джинкс. Рассказала и о том, что мы выкопаем Мэй Линн, если только ничего не случится в ближайшие часы, из-за чего придется переменить планы.
   Когда я закончила, мама долго молчала. Потом спросила:
   – Труп?
   – Да, ма.
   – Мне так плохо, – пробормотала мама, и я испугалась, как бы она не соскользнула с бревна. Она еле сидела.
   – Прости, мама, – сказала я. – Я тебе много лишнего наговорила, а теперь я стала воровкой, да еще и могилу разрыть собираюсь.
   Она покачала головой:
   – Мне плохо не оттого, что ты сказала или сделала. Мне плохо оттого, как я живу. Столько валяться в постели – это никому на пользу не пойдет. Напрасно я рассталась с Брайаном, напрасно уехала сюда, на реку.
   – Ты хотела защитить Брайана, – вступилась я.
   Она снова покачала головой:
   – Мне казалось, я его не стою. Моя мама вечно твердила мне, какая я плохая, и, когда я повстречала Брайана, на минуточку – только на минуточку – мне показалось, что я не так уж плоха. А потом я забеременела, мне стало стыдно, я чувствовала себя грязной, опозоренной и не хотела замарать его. – Мама снова покачала головой. – А главное, что я убедила себя: этой внебрачной беременностью Господь указывает мне, кто я есть, это мое наказание, и моя участь в жизни – всегда быть несчастной.
   – Вот спасибо, – откликнулась я.
   – Не обижайся, дорогая моя! Только сегодня утром я поняла, что любящий Господь никогда бы так не обошелся со мной, что он вовсе не наказывает меня – это я наказала себя и продолжаю наказывать. Я прислушалась к разговору мужчин, и Дон сказал, ему плевать, что станется с тобой. Это он ответил Клитусу, который пообещал поделиться деньгами, когда они их вернут. Предлагал Дону и Джину по пятьдесят долларов, но Дон сторговался на семидесяти пяти. Клитус сказал, если они не помогут ему найти тебя, он наймет цветного, который живет в лесу.
   – Скунса?
   – Да, Скунса.
   – Это детские сказки!
   – Боюсь, что не сказки, – возразила мама.
   Ага, она и в знамения верила, и в ангелов, и в призраков, так что Скунсом она меня не слишком напугала.
   – По семьдесят пять долларов, значит? – уточнила я.
   – В итоге они договорились на семидесяти пяти.
   – Учитывая, что из банка пропало около тысячи, Клитус заключил неплохую сделку, – сказала я. – Зато теперь я по крайней мере знаю, сколько я стою, с Джинкс и Терри в придачу. Клитус не упоминал о том, что деньги ворованные и что зарыты они были вместе с мертвым телом в классном костюме – то есть когда-то это был классный костюм?
   – Не упоминал.
   – Что ж, все-таки приятнее, что меня продали за сто пятьдесят долларов на двоих, а не сдали задаром, – подытожила я. – За падчерицу это вполне прилично, полагаю. Интересно, почем бы они продали родную кровь?
   – Это большие деньги по нынешним временам, – заметила мама.
   Я уставилась на нее во все глаза.
   – Я не оправдываю его. Так просто говорю.
   – Возвращайся домой, пока они не спохватились, – попросила я. – Мне надо предупредить Терри и Джинкс.
   – Я не вернусь, – сказала мама. – Я иду с тобой.
   – Ты?
   – А зачем, по-твоему, я взяла мешок? – продолжала она. – Я сложила в него твои и мои вещи. Даже твое нарядное платье и туфли.
   – Вот здорово! – восхитилась я. – А гардероб из моей комнаты прихватила? Который с зеркалом?
   – Платье может понадобиться, – настаивала она. – Заранее ведь не знаешь, кого повстречаешь в дороге.
   – Если ты пойдешь с нами, тоже станешь воровкой, как мы.
   – Значит, мы все будем воры. Все вместе. Знаешь, Сью Эллен, сегодня, когда бальзам повыветрился, мне приснилась большая черная лошадь, она гналась за мной по берегу нашей реки и уже почти настигала. А потом я увидела впереди, в зарослях, другую лошадь, белую, и поняла во сне: если я добегу до белой лошади и сумею запрыгнуть ей на спину, она унесет меня прочь от черной.
   – А вдруг черная лошадь – хорошая?
   – Не думаю, лапонька. Не думаю.
   – Ты добежала до белой лошади?
   – Я проснулась. Так что нет, не добежала. Что мы теперь будем делать?

   Наверное, я плохая дочь: я оставила маму сидеть на бревне и пошла первым делом предупредить Терри – он жил ближе к нам. У мамы попросту сил бы не хватило носиться по ночным тропам. Я оставила ее на бревне размышлять про черную и белую лошадь.
   Какое-то время понадобилось, чтобы подняться наверх из приречной низины и выйти в тот городок с разбросанными вкривь и вкось домишками. Я шла, внимательно поглядывая по сторонам, подбиралась к дому Терри осторожно, прикидывая, как бы не попасться на глаза его маме и всей его сводной семейке, и вдруг смотрю, он идет мне навстречу по дороге. Лунный свет падал на его фигуру, а ступал он как-то странно, словно проваливался одной ногой в неглубокую канаву. На плече у него болтались две лопаты. Он заприметил меня и помахал рукой.
   Подойдя поближе, я торопливым шепотом выложила все, что узнала от мамы. Про то, что мама пойдет с нами, я говорить не стала. Решила, с этим можно и погодить.
   – Черт! – буркнул Терри. – Я-то рассчитывал выкопать Мэй Линн к тому времени, как вы с Джинкс появитесь. Прикинул, что Клитус быстро сообразит про нас с Джинкс, и начал курсировать. Лодыжку подвернул довольно основательно – в яму ногой попал.
   Мы шли в сторону кладбища, где схоронили Мэй Линн.
   – Курсировать? – переспросила я.
   – Сходил на кладбище, отнес брезент, чтобы завернуть тело. Три раза ходил, пока перетаскал припасы нам в дорогу. И тележку туда отвез. Я много чего успел. Вот только тело еще не выкопал. Затем и несу лопаты.
   – Наверное, Джинкс уже там, – понадеялась я.
   – Все отлично складывается, – сказал Терри. – Пока они доберутся до моей мамы и всей этой сводной своры, чтобы им наябедничать, мы уже выкопаем Мэй Линн, и они понятия не будут иметь, где нас искать. У меня тоже козырь в рукаве припрятан.
   Примерно полчаса мы добирались до того места, где лежала Мэй Линн. Когда пришли, увидели, что Джинкс уже сидит на земле у могилы, а при ней мешочек с ее пожитками. Завидев нас, она резво вскочила на ноги.
   – Долго же вы!
   – Я тут раньше тебя побывал, – возразил Терри.
   – Я так и подумала, когда увидела это хозяйство. – Джинкс ткнула пальцем в припасы Терри. – Но я сидела тут и думала: Клитус вынюхает меня, как свинья трюфель, ведь он знает Сью Эллен, а ее семья знает про нас.
   – Правильно думала, – сказала я. – Все уже завертелось.
   Я по-быстрому сообщила Джинкс, как и что. Она сказала:
   – Мама знает, что я уезжаю с вами. Я не могла бросить ее, ничего не сказав. Я ей все рассказала.
   – Как она это приняла? – спросила я.
   – Хорошо, – сказала Джинкс. – Она была так добра ко мне, что я чуть было не осталась. Сказала, что мне все равно следовало бы уехать, даже если бы я ничего не своровала. Здесь у меня нет ни малейшего шанса, а в других местах, может, и найдется. Сказала, что у цветной девчонки есть надежда выбиться в Калифорнии или на Севере, а здесь меня ничего не ждет – руки в воде мочить да спину гнуть. Я ей напишу, когда все уладится. И папе, туда, на Север, где он работает. Мне кажется, они оба будут рады тому, что я получила в жизни шанс, я вроде как и ради них это делаю. Да и после того, как я ударила белого палкой по голове, мне в здешних местах не жить.
   – Думаю, ты права, – согласилась я.
   – Держи лопату, – сказал Терри, протягивая мне инструмент.
   Я взяла из его рук лопату, и мы оба принялись копать.
   Потом Джинкс сменила меня, а я присела рядом с могилой, и тут-то меня и накрыло: так мы и в самом деле выкапываем труп Мэй Линн?
   Хорошенько подумать я не успела: лопата Джинкс стукнула по крышке гроба. Джинкс и Терри на миг остановились и перестали копать. Джинкс сказала:
   – Мы стоим прямо на ней.
   – Надо счистить грязь, поднять крышку и вынуть тело, – распорядился Терри. – Для этого я прихватил с собой перчатки. Они в тележке.
   Я отошла за перчатками, а когда вернулась, деревянная крышка гроба была уже хорошо видна и Терри руками сгребал с нее остатки грязи. Дешевый гроб был сколочен из тонких планок кое-как, плюнь – насквозь пройдет.
   Джинкс вылезла из могилы. Терри краем лопаты подцепил сбоку крышку и начал помаленьку раскачивать. Хлипкая крышка особо и не сопротивлялась, гвозди завизжали, точно крыса, когда ее тащат из норы, крышка приподнялась и переломилась посередине, и изнутри пошла такая крепкая и сильная вонь – точно во время предвыборной кампании.
   Я отвернулась, и меня вырвало. Обернулась, а крышки уже нет, виднеется тело в деревянной коробке. Ее не уложили в гроб, а бросили боком. Мэй Линн стала теперь меньше, темнее, но оставалась все в том же старом платьице, вроде как срослась с ним. Раздуваться она перестала – лопнула и осела, плоть прилипла к костям. Вода вылилась в гроб, днище деревянного ящика под напором воды прогнулось и кое-где треснуло. Они бы еще сэкономили на досках – глядишь, Мэй Линн сквозь дно гроба прямо в могилу провалилась бы.
   – Сукины дети! – возмутился Терри. – Такой гроб в сырой почве и сутки не продержится.
   Он полез в карман за платком, обвязал себе лицо, чтобы не воняло. У нас с Джинкс носовых платков не имелось, оставалось лишь кривить рожу да пытаться отвлечь себя другими мыслями. Нам с ней пришлось лезть в могилу вытаскивать тело Мэй Линн. Одна рука у нее сразу же отвалилась, и я только-только успела вылезти обратно, чтобы сблевать не прямо там. Спустилась обратно, смотрю, а Джинкс уже блюет в могиле.
   Терри за все это время даже не закашлялся, зато когда мы вывалили тело из могилы наверх, он отбежал в сторону и хорошенько прочистился. Я поглядела на Мэй Линн – лицо у нее стало темное, точно старая смола. Глаз не было, жуки и черви и грунтовые воды постарались, а поскольку она долго пробыла в реке, прежде чем мы ее вытащили, то и выглядела куда хуже того мертвяка с деньгами, а ведь померла гораздо позже его. Как-то это казалось несправедливо, не могу объяснить.
   Проблевавшись, Терри подошел к нам и помог уложить тело Мэй Линн в тележку Нам пришлось согнуть ее, чтобы она влезла, и от этого она еще больше расползлась, и из нее что-то выпало, что – я не разглядела. Терри подобрал это лопатой и закинул в тележку. Джинкс принесла руку и положила ее сверху. Терри накрыл тележку брезентом, края повисли почти до земли.
   – И куда теперь? – спросила я.
   – К печи для обжига кирпича, – ответил Терри.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация