А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Моя малая родина (сборник)" (страница 3)

   В семье не принято было говорить о болячках и жаловаться на судьбу. Со стороны создавалось впечатление, что у этих Жмотовых всегда всё хорошо. Дети Александры Павловны были трудолюбивы, активно энергичны и общительны, рано начали работать, с 14–16 лет. Каждый из них при уходе на пенсию имел трудовой стаж более 40 лет. Они обладали ярко выраженными лидерскими чертами характера, доставшимися им по наследству от дедов: С.К. Жмотова и П.В. Махонина. Поэтому возможно не случайно на производстве все они были руководителями: начальниками смен, участков, цехов, отделов и управлений. При этом, если Татьяна, Клавдия, Дмитрий, Мария и Елизавета свои убеждения, позиции и решения отстаивали жёстко, подчас бескомпромиссно, не считаясь иногда с мнением других, в резких и образных выражениях, то Александра, Виктор и Валентина проявляли большую гибкость, дипломатичность в проведении своей линии и в отношениях с подчиненными.
   В русских семьях всегда существовал строгий порядок – старшие дети обязаны во всем помогать младшим сёстрам и братьям. Это «правило» естественным образом действовало и в многодетной семье Жмотовых. Сёстры и братья цепко держались друг друга и в последующие годы. Они пронесли любовь друг к другу через всю свою жизнь.
   В 1944 году Александра Павловна Жмотова (Махонина) была награждена орденом «Материнская слава». До середины 1950-х годов она жила в Мамонтовке, у дочери Елизаветы Павловны Еремеевой. Туда «на дачу» к бабушке её дети привозили на каникулы внуков. Они её спрашивали: «Бабушка! Почему у тебя щи такие вкусные?» «Потому! Что когда их варю, я молитву творю!» – отвечала она. Бабушка любила теплым летним вечером посидеть с внуками у дома. Глядя на небо, она часто рассказывала им про звёзды и созвездия. И создавалось впечатление, что по небу, как по лугу, гуляет русская крестьянка, неспешно собирающая букет немеркнущих звёзд. Внуки и правнуки вспоминают: «Когда Александра Павловна приезжала в Москву на Остоженку к сыну Владимиру и дочери Марии, где они жили в одном доме со своими семьями, то, поздоровавшись с сыном и зятем, она обычно доставала из кармана своей длинной юбки «рублёвец», и говорила: «Ребята, вот вам рублик, пусть жёны добавят, купите четвертинку». И добавляла: «На том свете кабаков нет. Выпейте здесь что можно».
   Последние годы она жила у своей дочери К.П. Макаровой в Загорске. Как-то правнук спросил Александру Павловну, тогда ей было под 80 лет, почему она в церковь не ходит. «В церкви попы, они люди, а люди ошибаются. Бог должен быть в душе и сердце», – ответила она. Перед смертью Александра Павловна попросила позвать священника исповедаться. Просьбу матери и бабушки родственники, которые были в то время в доме, обсудили, решая как поступить. Ведь многие из них были коммунистами, а их общение с церковнослужителями противоречило партийным уставным требованиям. Обсуждали недолго, за священником послали беспартийную внучку. Когда он приехал из Лавры, всех попросили выйти из дома. Что говорила Александра Павловна священнику, неизвестно. Но при выходе из дома он сказал: «Ваша мамаша – святой человек».
   Скончалась Александра Павловна Жмотова (Махонина) 6 августа 1957 года, похоронена на Ваганьковском кладбище. Рядом могилы её детей, зятьёв, невесток и внуков. Неподалеку, на Есенинской аллее, покоится её брат, Александр Павлович, и сестра Клавдия Павловна Махонины. Её брат, Константин Павлович Махонин, бывший старший машинный унтер-офицер, в революцию комиссар миноносца «Молодецкий» Балтийского флота, покинувший Россию в 1918 году, живший и учительствовавший в Чехословакии, писал: «Она умела быть бодрой и оптимистической при всяких невзгодах и сохранила эту способность до конца своей жизни». После смерти под подушкой её кровати нашли Псалтирь (изд. 1898 г.), в котором А.П. Жмотова хранила фотографию своего отца, П.В. Махонина. Как вспоминают внуки, Александра Павловна читала этот Псалтирь, уединившись в своей комнате, стоя на коленях перед Казанской иконой Божьей Матери. Этой иконой, очень древней, она была благословлена своей матерью при венчании. Икона сохранилась и в 1990-х годах отреставрирована в Троице-Сергиевой лавре. В том Псалтири рукой Александры Павловны сделана надпись «… читать 80-й псалом», который начинается словами: «Радуйтеся Богу Помощнику нашему…». Этот псалом читается в благодарность за всякое благодеяние Божие. А также имеется закладка на молитве Давиду, псалом 85, который читается в обстоятельствах, чтоб Господь услышал молитву твою.
   В XX веке род Махониных-Жмотовых пополнился новыми поколениями. Первый внук А.П. Жмотовой (Махониной) родился в 1919 году, их 17 человек. Бурные годы этого столетия, насыщенного многими историческими и трагическими событиями в жизни России, не сломили детей и внуков Павла Семеновича и Александры Павловны. Они были не сторонними наблюдателями, а активными участниками: Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны; учились, работали, организовывали и руководили производством, строили дороги и аэродромы, добывали золото Колымы, обеспечивали почтово-телеграфную связь, работали с инвалидами; в грозные годы Великой Отечественной войны все они встали на защиту Родины на фронте и в тылу. Все они награждены орденами и медалями СССР. Первый правнук родился в 1939 г., их 33. Правнуки Махониных-Жмотовых носят 17 фамилий. Прапра – и – прапраправнуков к 2006 году ещё только 50 человек. Как-то среди внуков и правнуков А.П. Жмотовой (Махониной) зашёл разговор: хорошо бы всех наших собрать вместе за одним столом. На что её старшая дочь К.П. Макарова сказала: «Нас много, пол Москвы наши», – и добавила – «Наши лучше всех!»

   2. Как отдавали «Всю власть – Советам» в Сергиевом Посаде

   Внук однажды спросили свою бабушку, Клавдию Павловну Макарову (Жмотова, 1895–1972), члена партии с 1930 г., ставшей вдовой в 1937 (её муж, В.А. Макаров, машинист паровоза на станции Сергиев был в партии с 1924 г. по «Ленинскому призыву»): «Зачем вы революцию устроили? Вы ведь не бедствовали. Твой отец, Павел Семёнович, в лисьей шубе ходил. С революцией вы всё потеряли. Работала всю жизнь, а пенсию получаешь меньше чем ученик на «Скобянке» (Загорский электромеханический завод)». Её старшая сестра Т.П. Жмотова, во время Октябрьской революции была зам. председателем Ревкома Московского центрального телеграфа. Обеспечивала двухстороннюю телеграфную связь между Советом Народных Комиссаров в Петрограде и Москвой и продвижение его распоряжений вглубь страны. Была член партии большевиков с января 1918 г., депутатом Моссовета и членом его Исполкома (1918–1919 гг.). Её младший брат, Дмитрий Павлович Жмотов, старший унтер-офицер после Февральской революции был секретарем Ревкома 42 дивизии на германском фронте. Он, член партии большевиков с июня 1918 г. и депутат Сергиевского Совдепа 3-его созыва. В первые годы Гражданской войны он командовал в Сергиеве караульной ротой, с которой участвовал в подавлении савинковского мятежа в Ярославле. Затем с курсов бывших унтер-офицеров был досрочно аттестованным красным командиром отправлен в Особую группу Южного фронта, где в Хвалынске участвовал в формировании 21 дивизии. Она с боями прошла от г. Балашова до Ростова-на-Дону, уничтожая махновцев и антоновцев, громя части армии барона Врангеля. С особым добровольческим батальоном им. Моссовета в составе 9-ой Кубанской армии он участвует в ликвидации английского десанта в Керченском проливе. За успешные боевые действия Д.П. Жмотов был награжден С.М. Будённым именным оружием. На тот вопрос К.П. Макарова ответила: «Кто не жил при капитализме, тот не знает что это такое. Мы-то жили, а другие бедствовали. Мы боролись за лучшую жизнь. Мы боролись не за то, что построили».
   На календаре 7 ноября. Для одних это черный день большевистского переворота в России, для других – красный день начала новой социалистической эры. Это день Октябрьской социалистической революции. Мы живём уже в XXI веке. И нам важно знать всё, что связано с этой датой, от непосредственных участников и очевидцев, которые находились в центре событий, не только в Питере или в Москве, а и в нашем городе и селе. Знать ещё и для того, чтобы не повторять горьких ошибок.
   Историческим событиям октября 1917 г. предшествовала Февральская буржуазная революция, в результате которой было свергнуто царское самодержавие в России. Как свидетельствуют очевидцы, «Сергиев посад… февральскую революцию встретил восторженно. Она здесь приняла ярко выраженный «демократический» характер, сохранившийся ещё долго после Октябрьских дней». Для руководства городской жизнью в духе нового демократического строя 2 марта 1917 г. в Сергиевом Посаде был выбран и открыл 1-е заседание Распорядительный комитет, сменивший Собрание уполномоченных. В него вошли более 100 человек, представители всех слоёв населения. В Распорядком принимали всех, кого только присылала какая-либо группа граждан. Он «… с первых же шагов своих сделался в Сергиевом Посаде более авторитетным среди населения… его поддерживала и Лавра… в лице архимандрита Кронида», он взял на учёт продукты: пшеничную, ржаную и пеклеванную муку, соль, сельди, сахар-рафинад и песок, пшено, гречневую и манную крупы, горох и мыло». А 18 марта им были введены карточки. На следующий день состоялось собрание 500 рабочих и ремесленников. В его резолюции по вопросу организации власти было отмечено «принимается желательность демократической республики…». На этом собрании было принято и предложение об образовании по волостям крестьянских Советов.
   26 марта в собрании рабочих и ремесленников участвовало 250–300 человек. Оно избрало Сергиево-Посадский Совет рабочих депутатов в составе 34 человек. Первый Совет был разношерстным, в него вошли представители многочисленных, но мелких цехов города. Он мирно сотрудничал с Распорядительным комитетом, который осуществлял фактическую власть в городе. 3 апреля Совет возглавил Рыбаков, поручик 29 пехотного полка, расквартированного в городе с июля 1916 года. Он заявил «…в отношении некоторых членов комитета, в случае, если Комитет (Распорядительный – В. Б.) не примет представителей Совета в свой состав, следует принять репрессивные меры, о характере которых лучше, пожалуй, умолчать». Угроза подействовала. Распорядительный комитет 17 апреля принял в свой состав 24-х представителей Совета рабочих депутатов и объединившегося с ним Совета солдатских депутатов. В тот же день на особую Комиссию представителей Совета возложили учёт всех запасов продовольствия у монастырей и торговцев.
   Положение с продовольствием становилось угрожающим. Была установлена норма отпуска черного хлеба 1/2 фунта (200 г) на человека. Через четыре дня было решено провести учёт запасов и у частных лиц. Первое крупное волнение в городе на почве голода произошло 10 мая. К складам поставили охрану, «… но, голод надвигался быстро и неумолимо». В мае Распорядительный комитет был распущен. В июле 1917 г.» для Сергиева Посада наступили трудные дни… голод». В конце июля (30) были проведены всеобщим, прямым и тайным голосованием всего населения города выборы в Думу.
   По решению Временного правительства в конце августа в Сергиев Посад прибыли эвакуированные из Петрограда Электрокурсы (шестимесячное военное учебное заведение по подготовке младшего командного состава в специальных частях войск осуществляло обучение телеграфно-телефонному, радиотелеграфному, электромеханическому, минно-подрывному и минно-подводному делу). Их разместили на 4 этаже здания Духовной академии. Среди солдат Электрокурсов были коммунисты-большевики, которые оказали существенное влияние на ход последующих событий.
   С получением известий о захвате в Петрограде власти большевиками Сергиевский Совдеп вынес резолюцию о поддержке Временного правительства. После октябрьского переворота крестьяне быстро организовали на местах Советы, а затем Комитеты бедноты, которые имели широкие полномочия по выяснению имущественного положения граждан и по распределению продовольствия. В декабре военный комендант Сергиева Посада, член РСДРП(б) Рейнвальд В.И. создал из добровольцев (5–8 чел.) отряд красногвардейцев, который нёс карательную службу.
   К январю 1918 г. в Сергиевом Посаде сложилась уникальная ситуация, аналогов которой не было в Московской губернии. Существовала городская Дума, считавшая себя бесспорной законной властью. Существовал и Совдеп. Ревком, официально упразднённый, фактически оставался у власти, действуя от имени Совета. «Дума была бессильнее Совета», который собирал налоги. Но Совет не решался распустить Думу. «Только, когда к городскому Совету присоединился волостной Совет крестьянских депутатов, Сергиево-Посадский Совет рабочих и крестьянских депутатов заговорил о ликвидации Думы».
   Процесс ликвидации городской Думы ускорился с прибытием в феврале 1918 г. из Петрограда Главного военно-технического управления армии и Электрошколы (Военная электротехническая школа выполняла задачу пополнения профессиональных знаний у старшего командного состава войск связи и специальных электротехнических частей). Среди обслуживающего персонала и солдат ВЭШ было много революционно настроенных и коммунистов-большевиков. Был создан комендантский взвод, а затем из дезертиров, мобилизованных и добровольцев сформирована рота (командир Д.П. Жмотов). Она несла караульную службу.
   На заседании 16 февраля Исполком Совдепа принял резолюция: «Ввиду того, что Сергиево-Посадская городская Дума не пользуется доверием Совета, а также и среди трудового населения посада, что Дума не работоспособна, что её функции находятся вне ведения Совета, Исполнительный комитет в принципе постановил ликвидировать Думу после надлежащей на то подготовки». Совет распустил городскую Думу 24 марта. Были проведены и перевыборы Совета. В новый состав вошли представители от районов города, которые оказались правыми и в большинстве в Совете. «Он проводил примирительную политику, поэтому население относилось к Совету и Ревкому доброжелательно».
   В апреле 1918 г. состоялось первое заседание «кружка» по организации в Сергиевом Посаде Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков-коммунистов). До того в Сергиевом Посаде общегородской организации коммунистов не существовало. Собрание приняло решение о создании организации коммунистов, и ходатайствовать перед ЦК об её учреждении. С протоколом в Москву был послан Д. Никольский. Количество членов организации увеличивалось. Собрание коммунистов (19 чел.) 10 июля осуществило первый приём в действительные члены РКП(б). На общем собрании коммунистов, состоявшемся 22 августа 1918 г., был поставлен вопрос о реорганизации местной власти в городе. Действовавший Совдеп был признан кулацким и неправильно избранным, представлявший «… в своём большинстве мещан, кулаков и купцов… Собрание вынесло постановление: «Существующий Совдеп распустить. Вся власть в городе и прилегающих к нему окрестностях переходит полностью к коммунистической партии большевиков». Партия выделяет из своей среды ответственную перед ней Коллегию… – Революционный комитет «Ревком». В тот же день Совдеп был распущен. На следующий день утвержден новый состав Ревкома. В него вошли наиболее активные члены РКП(б). Взяв в свои руки власть, Ревком объявил, что его лозунгами являются: 1. Защита интересов бедноты и интенсивная работа по её организации; 2. Организация рабочих и крестьян; 3. Беспощадная борьба с контрреволюцией. При нём образовали бюро по организации выборов в Совдеп 3-го созыва. Московский губернский Исполком, заслушав 24 августа 1918 г. сообщение о событиях в Сергиевом Посаде, постановил: «санкционировать роспуск Сергиевского Совдепа в виду его контрреволюционности и передать власть в посаде и районе его Революционному комитету впредь до перевыборов Совета и Исполкома согласно Советской Конституции». Ревком, оставшись единственным органом власти в Сергиевом Посаде, начал действовать вполне самостоятельно. Как отмечала газета «Трудовая неделя» почти половину городской организации составляли молодые, в большинстве случаев без всякого партийного стажа, коммунисты Военной электротехнической школы. «Они претендовали на роль первой скрипки в организации РКП(б)».
   30 августа Ревком получил известие о покушении на В.И. Ленина. В ночь на 31-е он, совместно с приехавшими из Москвы представителями ВЧК, провёл повальный обыск всех жителей посада. При обыске кроме оружия было найдено много продовольствия. В процессе дальнейших обысков по району и объявленной добровольной сдачи было изъято несколько тысяч единиц разнообразного оружия, которое находилось у вернувшихся с фронта солдат и офицеров, а также у массы дезертиров.
   В сентябре Продовольственной комиссией была закрыта частная торговля. Для обеспечения революционного порядка 12 сентября были взяты заложники из известных в городе граждан. На общем собрании коммунистов района 15 ноября 1918 года был впервые избран местный, а затем районный комитет партии, состав которого вплоть до окончания Гражданской войны, несколько раз менялся, в связи с тем, что многие коммунисты отправлялись на фронт.
   В декабре 1918 г. направлен в ВЧК для заключения в концлагерь бывший волостной старшина. Граждане Сергиева Посада облагаются единовременным чрезвычайным Революционным налогом; разверстка от 1 до 800 тыс. рублей совзнаками. Ревналогом было обложено 323 человека. Налог был разложен и на монастыри, имения, а также на средних и зажиточных крестьян (от 200 до 600 руб.). Лавра должна была уплатить 17,5 млн. рублей. При участии Ревкома создается Совет профсоюзов. В 1919–1920 годах профсоюзы Сергиева сформировали 10 продотрядов, отправленных в другие губернии на заготовку продовольствия.
   В начале 1919 г. городская газета опубликовала сообщение: «Комиссия по организации выборов в местный Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов доводит до сведения, что на основании постановления местной Коммунистической партии (большевиков) выборы в Совдеп назначены на 15 января» («Трудовая неделя» № 2/25 от 7 января). Выборы перенесли на 26 января и проводились по двум спискам кандидатов. Объединённый список № 1 лиц, выставленных от Коммунистической партии большевиков и районов Сергиева Посада, включал «старых испытанных революционных работников… настоящих защитников Советской власти и неуклонно проводящих её идеи». И список № 2 лиц, выставленных от Рабочих союз и Рабочих комитетов, которые на выборы шли под лозунгом «Голосуйте за посадцев!» В разгоревшейся борьбе между местными лидерами профсоюзов (нашими) и коммунистами («чужими», «пришлыми») последних обвиняли в том, что они действуют без учёта местных условий, не знают нужд населения, устраняются от насущных повседневных дел. Коммунисты в свою очередь обвиняли профсоюзных лидеров в том, что они раздают нереальные обещания.
   Выборы в Совдеп 3-го созыва состоялись 26 января 1919 года. В его состав вошли всё члены Ревкома. Из 50-и членов нового Совдепа 36 человек (72 %) были в возрасте от 20 до 30 лет, 9 – от 31 до 35 лет и 5 человек – от 36 лет и старше. Коммунисты и сочувствующие им составляли большинство – 30 человек (60 %), а остальные были из других партий и беспартийные. По роду деятельности из них были: военные – 23 человек, рабочие и кустари – 10, профсоюзные работники – 9 и представители интеллигенции – 8 человек. Таким образом, военнослужащие, рабочие и кустари в возрасте до 30 лет, коммунисты и им сочувствующие преобладали в избранном Совдепе. Руководитель Ревкома Ванханен О.Ф. стал председателем Совдепа и Исполкома, остальные коммунисты были назначены заведующими и членами основных его отделов. Выполнив задачу: «взять власть в свои руки на местах», Ревком передал 4 февраля 1919 г. дела вновь избранному Совету, его Исполкому и был распущен. С этого времени в Сергиевом Посаде была твердо установлена Советская власть.
   Проведение политики и решений новая власть осуществляла по схеме: уездный – волостной исполнительные комитеты – районный сельский совет. Руководство деятельностью Совдепов взяли на себя ячейки компартии большевиков. К марту 1919 года было образованы ячейки коммунистов в Сергиевской, Хотьковской, Софринской, Булаковской, Путиловской и Озерецкой волостях. Однако их влияние не было значительным. В конце 1919 года была проведена партийная неделя, в результате вербовки (термин тех лет – В. Б.) в партию записалось 232 человека. «Трудовая неделя» в 1921 году писала: «…нестройность, бессистемность, неопределенность …в работе райкома объясняется тем, что весь его состав, за исключением одного товарища, люди пришлые, незнакомые с местными условиями работы, незнающие даже товарищей, с которыми им приходится работать, в смысле практической работы…».
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация