А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Моя малая родина (сборник)" (страница 23)

   «Птичка» на Нижегородской

   Это сейчас, в начале XXI века в России все стали «рыночниками». А тогда в 1980-90 годы, в период агонии умиравшего великого СССР, предпринимательское творчество народа тлело на маленьких кострах, называвшихся колхозными рынками. В Москве такими местами были: Центральный колхозный рынок на Цветном бульваре с его филиалами в районах города и Птичий рынок или, как любовно называли его москвичи – «Птичка» на Нижегородской улице недалеко от метро «Таганская».
   Здесь на «Птичке» свой товар души и мастерства рук: птиц, рыбок, кроликов, кошечек, собак, многое другое выставляли на продажу профессионалы и увлеченные люди. Здесь любители домашних животных могли получить консультацию и совет многоопытных практиков. Не только увидеть как в зоопарке, но потрогать, подержать и купить свою мечту – котеночка или щеночка… Или получить их просто так: «Отдаю в хорошие руки!». Можно было купить редкость или дворняжку с «документами», котенка из подворотни. В базарной толчее было тесно от взрослых и детей, от богатых и бедных, москвичей и приезжих из разных уголков нашей необъятной Родины. Сюда заглядывали иностранцы. Кого здесь только не было! Здесь кипела настоящая жизнь, а на радостных лицах можно было увидеть мгновения неподдельного счастья.
   «Ай-Ю» и «Анука» принесли более тридцати щенков. Они разошлись с «Птички» по многим адресам нашей огромной страны. Их покупали самые разные люди: крутой бизнесмен для престижа и валютчики из ближнего зарубежья, отоварившие фальшивую валюту. Профессионалы-собаководы для племенного разведения и иностранцы, потому что в России они дешевле. Для своей души, своим детям; и с целью коммерческого размножения и продажи щенков. Одни сделки запомнились своей предысторией, другие – обстоятельствами в момент продажи, третьи – последствиями.
   Позвонил Николай Иванович, владелец кобеля чау-чау, которого МГОЛС под разными предлогами никак не ставил на племенную вязку. – У меня есть хорошие покупатели. Им нужен приличный чау – «девочка». У тебя есть такая? – Есть! Приезжай, вместе с ними и выберите! – Договорились! Они приехали в согласованный день. Выбрали, понравившегося чау – «девочку» с кличкой «Юта», по – русскому «Счастливая». Сделку обмыли.
   Купившие щенка – семья московских интеллигентов среднего достатка: муж – научный сотрудник оборонного НИИ, жена – учительница и дочь – школьница выпускного класса. Люди их общественного положения тогда первыми попали под каток «демократических» преобразований, оставшись без зарплаты, единственного источника их существования. Поэтому хозяева «Юты» решили вложить свои сбережения в собачий бизнес, приобретя щенка чау-чау, породы в то время модной и пользовавшейся спросом у людей с деньгами. Выращивали «Юту» под наблюдением соседа – практикующего ветврача, строго соблюдая все его рекомендации. Из неё получилась всеми любимая, хорошо развитая и очень воспитанная собака.
   В одно из посещений посочувствовал семье по поводу их жилищных условий – трое и собака в двухкомнатной малогабаритной квартире на первом этаже. На это жена хозяина, показывая на «Юту», сказала: «С ней у нас связаны надежды на улучшение! Ждём, когда можно будет вязать». Этот момент наступил. «Юту» повязали с очень хорошим кобелем. Она принесла хозяевам 5 очаровательных щенков. Кормящей матери с её щенками выделили всё свободное пространство в «большой» комнате. Надо было видеть это зрелище: в центре на ковре возлегала в хорошем настроении «Юта». Вокруг неё ползающие, пищащие ещё слепые щенята. А по углам и около стен комнаты ютились в счастливом возбуждении хозяева, будто бы их дочь родила сразу пятерых. Позже узнал от Николая Ивановича, что он помог с реализацией потомства «Юты». На вырученные деньги хозяин купил машину. В выходные дни подрабатывает на ней извозом. Нужны деньги, дочь поступила в институт.
   Стоим на «Птичке» с очередным щенком – «мальчиком». Повернув голову, взглядом провожаю только что отошедших от прилавка посетителей рынка. «Забирай!» – кто-то неожиданно сказал рядом с боку. Повернулся. Перед щенком стоит парень чуть более 30 лет. Он открыл на прилавке свой кейс и показал деньги пачками, лежавшие в нём. Тогда было время «победы демократии», инфляция – 10000 %, все считали на миллионы рублей. Пересчитал деньги. Их оказалось ровно столько, сколько было указано на ценнике.
   «Забирай щенка!» – сказал покупателю. Он, закрыв пустой кейс, оставив свой адрес и взяв на руки щенка, тут же пошел на выход с рынка. Всё произошло стремительно. «Возьмите документы на щенка!» – кричу парню вдогонку. Он махнул рукой: «Не надо!».
   Прошёл почти год. Позвонил тому покупателю, сказав: «Очень бы хотелось посмотреть, каким стал щенок!» – Нет проблем! Он назвал дату, время и адрес в одном из городов ближайшего Подмосковья.
   Приехал, как договорились. Звоню в дверь квартиры. Вдруг откуда-то прозвучал женский голос: «Вы кто?». Назвал себя. Женский голос продолжил: «Я в ванне. Дверь открыта, проходите сразу в комнату. Муж сейчас приедет. Подождите, пожалуйста!». Разговор через закрытую дверь произвел эмоциональный эффект. Тогда в начале 1990-х годов домофон был редкостью и о таком устройстве мало кто знал.
   Открыв дверь и, пройдя, в очень светлую, уютную со вкусом обставленную хорошей мебелью комнату, стал ждать хозяев. Через три минуты из ванной вышла в махровом коротком халатике молодая очень симпатичная женщина с мокрой головой. А через пять минут появился её муж, приехавший из Москвы на почти новом вишневого цвета «Форде». Поздоровавшись, он сразу предложил поехать к нему на дачу, щенок там. Когда садились в «Форд», сказал: «Первый раз еду в такой шикарной машине!» На что он ответил: «У меня другая, а это машина жены! Весит две тонны, чтобы в случае аварии об неё наши консервные банки разбивались!»
   Спросил его, почему тогда на рынке он не взял документы на щенка. – «На «Птичке» я начинал познавать азы бизнеса. Ещё мальчишкой продавал там голубей. Теперь у меня пять магазинов в Москве. Понадобятся документы, они буду, какие захочу». – Как переносит езду на машине щенок? «Хорошо! Вот здесь он сидит», – он показал на место рядом с собой. – Мы с ним друзья! На него все обращают внимание! Но у меня оказалась аллергия на собак, поэтому держу его на даче, с ним мой отец. Прошло года два. Как-то проходя по одной из улиц Москвы, увидел большой магазин того парня. Зашёл посмотреть из любопытства. У подошедшего продавца, спросил можно ли увидеть хозяина и назвал его имя. Продавец сказал, как само собой разумеющееся, буднично: «Нет, он в бегах за границей!»
   В Китае закончилась эра Мао Цзэдуна, когда гибли и преследовались люди, изводили птиц, уничтожили всех собак. Великий народ постепенно возвращался к человеческой жизни, оживилась экономика. Тогда не из Китая, а туда везли, не только сигареты и сникерсы, но и собак. Это было время, предшествовавшее китайскому «чуду». Китайцам, владельцам домов, разрешили иметь приусадебный участок в 8 кв. м. Такая малость земли позволила, на родине «пекинесов», «чау-чау», «шарпеев», возродить тысячелетнюю любовь людей к домашним животным. Китайские коммерсанты наводнили «Птичку», скупая щенков «пекинесов», так как в России все можно купить дешевле, чем в других странах. На них создался ажиотажный спрос. Китайцы скупали их в полном смысле мешками, ходили, перекинув их со щенками через плечо. Наши собачники – коммерсанты с «Птички», профессионалы. Они не растерялись, действовали по правилу: «Есть спрос, будет и предложение». Организовали конвейер. Одни, имея связи с клубами собаководов, владельцами – любителями скупали щенков «пекинесов» оптом по стране и свозили их в Москву. Другие, их передерживали и сортировали. Третьи, главные в этой цепочке, организовывали и контролировали их продажу на «Птичке». Цены на «пекинесов» они держали от 100 до 500 долларов за хорошие экземпляры.
   До начала торговли к рынку подъезжала «Волга» с дверью открывающейся сзади и со щенками в мешках. К ней подходили, предлагая свои услуги, профессиональные торговки, которые сами и собак то никогда не имели. Главный продавец выделял каждому из них по 5–6 щенков. Оговаривал свою минимальную цену в зависимости от качества щенков и места их расположения на рынке. Всё, что получит торговка сверх этой суммы, её доход. Одна из них, красивая армянка, вначале приходила на рынок в затрапезном виде, а через пару лет она торговала в норковой шубе, привлекая богатых покупателей своим внешним видом, внушающим доверие, манерой ненавязчивого поведения, и «глубиной профессиональных знаний» при ответах на их вопросы. Главный продавец оставлял у себя лучший товар, действительно качественных щенков, на которые он держал, в зависимости от спроса в этот день, максимально высокую цену. Торговки устанавливали свои цены, ориентируясь на него, качество выделенных им щенков и кошелек покупателя. Всё остальное для них было «делом техники».
   Китайцы на рынок приходили в разное время до обеда несколькими группами. В каждой 3–4 человека. Один из них владел русским языком. Через него и шла торговля. Каждую такую группу сопровождали рыночные воры, промышлявшие здесь всем чем угодно, без разбора, у кого, что плохо лежит. Одна и та же группа китайцев могла ходить по рынку весь день, справедливо полагая, что к его закрытию цены могут снизиться.
   Конвейер, приносивший большие деньги его организаторам, работал без сбоев. У знакомого китайца поинтересовался, как же они переправляют к себе щенков, ведь нужно пройти пограничный, таможенный и ветеринарный контроль на двух границах. «Контрабандным путем», – ответил он. За определенный срок до пересечения границы с Китаем крошечным щенкам дают димедрол в такой дозе, чтобы они спали в момент прохождения пограничного контроля. Переносят щенков на себе, уложив четырёх сонных щенков на спине вдоль позвоночника и привязав их эластичным бинтом. – Если обнаружат ваши пограничники, русские, то расчет прост: двоих они забирают себе, а с другими иди. Если попадёшься у наших, китайских, то всех щенков они тут же сжигают на костре. – Стоит ли так рисковать? – Выгода есть! В Пекине за хорошего «пекинеса» дают до 3000 долларов! Прошло некоторое время и наши коммерсанты – собачники с «Птички», отчаянные люди, сами повезли щенков на продажу в Пекин.
   Знакомый китаец часто появлялся на «Птичке». Он упорно обдумывал вариант переправки щенков чау-чау в Китай, где на их продаже он мог хорошо заработать. Отработанная на «пекинесах» технология не годилась, так как щенки чау-чау значительно крупнее. Пока китаец думал, наши собачники с Дальнего Востока сами приехали на «Птичку» покупать щенков чау-чау. А потом разводить их там непосредственно у китайской границы. Полагая, что обоюдное желание с одной стороны много заработать, а с другой, китайской, иметь у себя чау-чау обязательно найдет дорогу в Китай.
   Позвонил собаковод из Москвы и говорит: «У меня остановилась знакомая из Хабаровска. Она закупает щенков по списку для клуба. Была в Питере. Там купила несколько, в том числе кобеля чау-чау. В Москве хочет купить «девочку». Я знаю, у тебя ощенилась «Ай-Ю». Может, ты что-нибудь подходящее предложишь! И ещё! Пока она ехала, была в Питере и в Москве, цены на щенков резко выросли. Денег у неё осталось только на обратную дорогу. В Хабаровск она летит самолётом. Поэтому, если возьмёт у тебя щенка, отдай без денег, под мою гарантию. Из Хабаровска она деньги вышлет обязательно. Я гарантирую!»
   Мы договорились о времени встречи. Собаковод из Хабаровска приехала, выбрала «девочку». Решили, что подвезу её в день отлёта к аэропорту. В назначенный день щенок улетел в Хабаровск. Деньги оттуда пришли через 2 месяца. Через неделю ещё два щенка: девочка и мальчик, улетели на Сахалин. Ещё один – со знакомой в Магадан.
   За десять лет торговли на «Птичке» щенки разошлись по самым разным адресам нашей страны: Кемерово и Грозный, Иваново и Прибалтика и т. д. Всё и не упомнишь! Были новогодние дни. В воскресенье решил повезти продавать щенка на «Птичку». Жена говорит: «Ты, что праздник, все гуляют, а ты на рынок. Никого там не будет!». Решил, значит надо ехать. А вдруг повезёт! Да и щенок перерастает свой лучший срок для продажи.
   Рынок был открыт. Пустынно, непривычно тихо. У входа всего человек десять, кучка продавцов со щенками. Вид у всех озабоченный не праздничный. Друг с другом перебрасываются короткими фразами, у каждого свои проблемы. Погода пасмурная, влажно, откуда-то тянет сквозняком. Покупателей почти нет. Но продавцы ждут, а вдруг ещё подойдут попозже.
   Рядом стоит собачница с чау-чау чёрного окраса, переростком, которому около 5 месяцев, по экстерьеру среднего качества. К ней подошли покупатели, видимо, семья, проявляют заметный интерес к её щенку. Им понравился его черный окрас. Собачница, поняв, после нескольких фраз подошедших, что они только слышали о такой породе, начала расхваливать «эксклюзивные» достоинства своего щенка.
   Дочь, приехавшая со мной, не выдержала такого и, подойдя к ним, стала отмечать все недостатки щенка. После нескольких её замечаний лицо продавщицы позеленело. Она еле сдержала себя. Увидев состояние собачницы, взял дочь за руку и немедленно отвел её на свое место. Стал объяснять, что так делать нельзя. Что это не добросовестная конкуренция и за такое на рынке можно получить по физиономии. Слава Богу, собачнице удалось всучить покупателям своего щенка. После того как они рассчитались и ушли, она подошла к нам и, мне пришлось грудью защищать свою дочь и извиняться за неё.
   Прошло минут пятнадцать и нам повезло. Увидев на практически пустом рынке щенка чау-чау, к нам подошли две молодые на вид деловые женщины. Задав несколько чисто формальных вопросов, они, посовещавшись, сказали: «Берём! Он поедет с нами в Ухту». В Москве у них была пересадка. До отправления их поезда на Север они зашли на «Птичку» погулять, убить время, а уехали с хорошим подарком на Новый год.
   Лучшие собаки чау-чау периода последних двух десятилетий ХХ века у нас вели свои родословные от производителей из Чехии, Польши, Венгрии, ГДР, затем появились из Франции и США. Особо интенсивную племенную работу вели московские клубы, и отдельные энтузиасты, имевшие большие питомники. Постепенно численность чау-чау увеличилась, они стали доступны для многих людей с деньгами. Количество постепенно перешло в качество. Всё чаще и чаще наши чау-чау стали появляться заграницей в разных странах на выставках. Хлынувшие в конце 1990-х годах в Россию иностранцы стали у нас приобретать и вывозить чау-чау. По качеству они уже мало уступали зарубежным собакам, но стоили значительно дешевле. Некоторые из них занимали первые места, становились даже чемпионами. Так чау-чау по кличке «Нюрка» увезли в США. Там она стала чемпионом мира, а «Монти» – в 1995 г. в Брюсселе чемпионом мира среди юниоров.
   Второй день стою на «Птичке» на новом месте, на дальнем ряду собачьего сектора. Второй день покупателей на рынке мало, даже как-то скучно. Его заметил метров за 10–15. Молодой мужчина выше среднего роста, в джинсах не глядя по сторонам, шёл один прямо на нас. Подойдя, он достал портмоне, молча, открыл и, стал выкладывать из него на прилавок сторублевые купюры, не торопясь одну за другой.
   Собачники, стоявшие рядом, смотрели с интересом. Отсчитывая про себя: пять,… десять,… пятнадцать,… двадцать,… двадцать пять! … Что же будет дальше? Положив еще купюры, покупатель развернул в нашу сторону портмоне и, показывая, что он пустой, произнёс: «Больше нет!».
   Взяв купюры в руки, стал их пересчитывать. Всего 2700 рублей. Показывая на ценник, сказал, что щенок стоит 3000 рублей, а по курсу того времени 600 долларов. На плохом русском языке он стал объяснять, что у него больше никаких денег нет, что это его подарок русской жене. По акценту, жестам и мимики понял, итальянец.
   – Не хватает 300 рублей! Он разводит руками, говорит, что поедет с женой в Италию. Деньги у меня в руках. Деньги не малые! Возвращать нет сил! Вспомнил поучения одного еврея, менялы – валютчика, который постоянно крутится здесь на рынке. – Есть покупатель – продавай. А то себе дороже будет! Махнув рукой, сказал: «Чёрт с тобой, бери!». Отдал ему щенячью карточку, международный ветеринарный паспорт. Но для вывоза за границу нужна ещё бумага о том, что щенок не представляет племенной ценности. Липовую справку тут же организовали собачники. На «Птичке» постоянные продавцы дадут вам любую. На всякий случай у них есть всё!
   Когда покупатель отошел со щенком от прилавка и направился к выходу с рынка, задал себе несколько вопросов. Почему он сразу подошёл ко мне? Подумал, видимо, вчера, в субботу, он был и присмотрел этого щенка. Если так, то почему у него оказалось только 2700? Ведь цена осталась прежняя! Зачем нужен был весь этот спектакль с вытаскиванием денег по купюре? «Психолог!», нужно было снять с этого итальянца джинсы, в то время они был в дефиците или часы. Он бы узнал, как нервы мотать. Впервые в жизни прочувствовал, как магнетически действует вид больших денег и, понял, что до завершения сделки их брать в руки нельзя. Возвращать трудно! Потом был благодарен тому итальянцу за урок, который он преподал.
   Прошел год. Раздался телефонный звонок. Подняв трубку, услышал женский голос. – Мой муж купил у вас щенка чау-чау. Сейчас я в Москве приехала в отпуск из Италии. Привезла с собой видеокассету, где наша собака на выставке. Она стала чемпионом. Если хотите посмотреть, приезжайте! Конечно, поехал. Встретились, посмотрел видео. Фотографии, где она красивая молодая женщина с ярко-рыжим чау-чау снята на фоне лазурного моря. На фото не хватало только одного, надписи: «Сделано в России!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация