А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Проект «Феникс»" (страница 22)

   23

   Монмартр ночью. С его тенями, убегающими от тусклого света фонарей. С его узкими мощеными улочками. С его устремленностью в высоту: он – как головка ракеты, нацеленной в небо и оплетенной бесконечными лесенками. Лабиринт дорог и дорожек, которые скрещиваются в центре, там, где живет собственный его, Монмартра, минотавр – Стефан Тернэ.
   Люси припарковалась на улице Ламарка, у входа в метро, где ступеньки спиралью уходили под землю. Маленькие пивные и бары втягивали в себя редких прохожих. Воздух был тяжелый, липкий, насыщенный влагой: атмосфера конца лета, ощущение, что вот-вот разразится гроза, и сырость эта придавала кварталу вид крепости, островка, защищенного туманом от гула и суматохи Елисейских Полей или площади Бастилии.
   Адрес того, кто заказал похищение кроманьонца, Люси нашла очень просто – через справочное бюро. В Париже и его окрестностях проживало три человека с именем и фамилией Стефан Тернэ, но название улицы не оставляло места для сомнений.
   Улица Дарвина.
   Чарльз Дарвин… Основатель теории эволюции и автор «Происхождения видов» – пришли на ум Люси обрывки такого далекого школьного курса биологии. Странное совпадение.
   И продолжение того, что было в Лионе.
   Выйдя из дома парня с «розочкой» в квартале Дюшер, она сразу же поспешила в книжный магазин и купила там монографию Стефана Тернэ. Сугубо научный труд с многочисленными примерами и математическими выкладками – на первый взгляд неинтересный. Потом она позвонила матери, предупредила, что вполне может вернуться домой только поздно ночью, если не на рассвете, и двинулась к Парижу, не останавливаясь и не думая ни о чем, кроме своего расследования. Она неслась на полной скорости, и хотелось ей только одного: увидеть того, кто без сомнения смог бы объяснить, зачем ему понадобилось красть мумию и что у него за странные пересечения с Грегори Царно.
   Она пробежала несколько домов и остановилась перед тем, где жил Тернэ, – двухэтажный, с выбеленным бетонным фасадом, с личным гаражом и прочной железной дверью, он напоминал огромный сейф. Оставалось чуть больше часа до полуночи, и за окнами второго этажа не видно было ни лучика света. Слишком поздно – не постучишь в дверь, не навлекая на себя подозрений. И в конце концов, что Люси знает об этом Тернэ? Мало ли что у него, если верить рыжему, куча дипломов и он автор книги о ДНК – с таким багажом он может оказаться еще опаснее, и Люси надо действовать с максимальной осторожностью.
   Постояв на месте и оценив сложное положение, в котором оказалась, Люси приняла решение. Оглядевшись по сторонам, она обнаружила тупичок или проулочек, находившийся в нескольких метрах от дома Тернэ, поспешила туда и убедилась, что узкая дорожка не только выводит кратчайшим путем на параллельную улицу, но, главное, тянется мимо террас и садиков, расположенных позади зданий на улице Дарвина. А значит, чтобы все разузнать, достаточно будет перемахнуть через высокую ограду из бетона.
   Люси надела шерстяные перчатки, уцепилась за верхний край ограды, подтянулась и лишь после нескольких попыток вскарабкалась на нее, ободрав при этом руки и локти. На траву с той стороны она рухнула мешком и выругалась про себя: от прежней спортивной формы не осталось и следа!
   Зато чутье ее не подвело. Если с фасада дома здесь казались вполне стандартными, то их задние стороны отражали вкусы владельцев: подвесные балконы, шестиугольные веранды, японские садики. Париж, скрытый от вожделений толпы.
   Пробегая по улице Дарвина, она сосчитала, сколько домов отделяло проулок от дома Тернэ, и теперь, перебравшись в четвертый садик, поняла, что оказалась именно там, где надо.
   Так, войти снизу невозможно: веранда с двойными рамами. Зато одно из окон второго этажа приоткрыто. Может быть, там спальня ученого? Пригнувшись, Люси подобралась поближе, влезла на бочонок для дождевой воды, вскарабкалась по водосточной трубе и через несколько секунд уже стояла на плексигласовой крыше веранды. Тут она снова осмотрелась – в окнах соседних домов вроде никого, люди сидят у телевизоров, занимаются любовью или спят.
   Оказавшись у окна, Люси вынула из кармана пистолет. Это незаконно, – пронеслось в голове, это опасно, это несанкционированное проникновение в жилище, чреватое большими неприятностями. А вдруг там есть раненые? Она поколебалась несколько секунд, после чего, движимая той силой, которая всегда ее вдохновляла, пробралась внутрь.
   Навела пистолет на кровать. Кровать оказалась пустой, как и вся комната, но постель была смята. Надо было дать глазам привыкнуть к темноте. Когда она увидела на полу халат и теплые тапочки, сердце ее сжалось.
   Тернэ все-таки здесь.
   Где-то в доме.
   Люси напряглась, все ее чувства обострились. Едва слышное поскрипывание паркета под ногами звучало у нее в ушах, словно гром. Человек, который прячется в этих стенах, скорее всего, убил Еву Лутц, и ее он тоже прикончит не раздумывая. Настоящий хищник, да к тому же, в отличие от нее самой, еще и знающий местность. Ну ты, Люси, и дура безответственная! Почему было попросту не предупредить Шарко о том, что собираешься сюда? Зачем подвергать себя такой опасности, когда дома ждет дочка? Чем ты думала, когда лезла сюда одна, зная, что добром подобное не кончается?
   Она постаралась взять себя в руки. Обретя немного хладнокровия, осторожно, кончиками пальцев, повернула ручку двери, вышла в коридор. Свет в жилище проникал только снаружи. Прямо перед собой она увидела алюминиевые перила в виде двойной спирали, как молекула ДНК, продолжающие коридор и уходящие вниз, к другой двери. Вероятно, в гостиную. До Люси донеслись было голоса, смех, но тут же растворились в сыром воздухе улицы. Она затаила дыхание и, прижимаясь к стене, стала продвигаться вперед, вслушиваясь, а не раздастся ли какой шорох в примыкающих к коридору комнатах. Посмотрела вниз и обнаружила там светящийся дисплей автоответчика, на котором мерцала крупная цифра 7.
   Семь сообщений… У Люси немного отлегло от сердца. Значит, скорее всего, Стефан Тернэ не прячется где-то здесь, а попросту отсутствует. Причем дома его нет уже довольно давно.
   Она прошла еще немного вперед. Внимание ее привлекла одна из комнат, огромная, напоминавшая сокровищницу коллекционера-мизантропа. В сумраке можно было различить скелеты в воинственных позах. Останки ископаемых животных, в которых она распознала динозавров. Витрины с минералами, раковинами, частями тел. Бедренные кости, локтевые, зубы. Доктор создал тут у себя, собственный музей эволюции.
   У дальней стены белели пять скелетов, от одного вида которых у Люси затряслись поджилки. Надпись гласила: «Пять приматов». Один из скелетов, она сразу поняла это, был человеческим, рядом с ним – скелет шимпанзе. Пониже, покоренастее, череп отсутствует.
   В затылке мучительно заныло. Она обернулась и обнаружила, что несколько дощечек паркета вырвано. Тайник? Пустой? Кто-то в нем шарил?
   Наконец она вышла в коридор. Здесь ее тоже окружали предметы, картины, фотографии, так или иначе связанные с ДНК, с тайнами природы. Перепутанные волокна, крупные планы клетки и тому подобное. Этот Тернэ не просто увлеченный человек, он живет эволюцией, он даже поселился на улице Дарвина! Коридор показался ей бесконечным. Интересно, сколько квадратных метров во всем доме?
   Внезапно ее остановил запах. Знакомый, слишком знакомый: разлагающаяся плоть, кишечные газы – такую адскую смесь не забудешь. Она крепче сжала в руке пистолет, толкнула носком башмака последнюю перед лестницей дверь и вошла в темное помещение. Поводив дулом по углам, убедилась, что никого нет, и щелкнула выключателем.
   Зрелище оказалось ужасным.
   Стефан Тернэ лежал на правом боку, совершенно голый, у перевернутого стула. Обернутые клейкой лентой руки были вытянуты, ноги примотаны той же лентой к ножкам стула. Торс, руки, лодыжки в глубоких порезах, похожих на черные улыбки. На щеке – кусок наполовину оторванного скотча, заменявшего кляп. Хозяин квартиры упал со стула на бок, но указательные пальцы обеих рук смотрели прямо вперед, как будто диктовали взгляду Люси направление. Люси машинально взглянула. Книжный шкаф почти до потолка, полки набиты битком, тут, наверное, сотни томов. Бумажный склеп. Но на какой именно том указывает жертва?
   Не приближаясь, стараясь ни к чему не прикоснуться, Люси постаралась запомнить сцену получше. Необходимо представить себе, как действовал убийца. Нужен профиль, силуэт, нужна хотя бы тень, чтобы она могла полностью погрузиться в дело и понять, кто он, этот человек, сеющий смерть на своем пути. Убийца находился здесь, в этой комнате. Он наверняка оставил в этой холодной и мрачной гробнице толику себя самого, своей личности.
   Уродовали, калечили, пытали Тернэ методично, без паники. На полу – раздавленные окурки, табак на кончиках запекся, почернел. Один окурок еще воткнут в плечо трупа, он как будто приклеился к коже. Обрывок клейкой ленты на щеке свидетельствует о том, что Тернэ, скорее всего, в конце концов заговорил. Что хотел от него услышать палач?
   Люси показалось, что ее сейчас стошнит, и в этот момент где-то в глубине комнаты раздались непонятные звуки, скрип или шорох. Там была вторая дверь.
   Шум послышался снова. Теперь за стеной что-то постукивало: бум, бум. Нет, вернее, кто-то постукивал.
   У Люси пересохло во рту, она сделала несколько шагов вперед и, выставив перед собой оружие, нажала на ручку двери.
   Мужчина в черной пижаме сидел на полу. Слегка раскачиваясь, – вот откуда эти звуки! – он читал раскрытую у него на коленях большую книгу. Невозмутимо переворачивая страницы, он углубился в чтение так, что ничего не замечал вокруг. Даже не повернулся на стук в стену. Совсем молодой, нет еще и двадцати.
   Люси не успела ничего понять, ничего предпринять, как ее буквально парализовали глухие удары во входную дверь.
   – Откройте! Полиция!
   Голос был низкий, напористый. Ошеломленная Люси попятилась. Сидевший на полу юноша, по-прежнему ни на что не обращая внимания, перелистывал книгу. Господи, да что ж это делается, как это надо понимать? Почему парнишка не убегает? Кто он такой? Думай, Люси, думай быстрее: если тебя здесь застанут, конец всему. Она бросилась в коридор, но на бегу смахнула с постамента стоявшую у перил лестницы статуэтку. Перехватить ее не удалось и, стиснув зубы, Люси стояла и слушала, как эта чертова статуэтка скатывается со звоном с лестницы. Металлическая!
   – Стефан Тернэ! Откройте!
   Удары, удары, с каждым разом все сильнее. Голоса, крики. Люси, сдерживая дыхание, вернулась в комнату. Удары стали громче, теперь они, кажется, орудуют тараном. Входная дверь поддалась в ту секунду, как Люси, выпрыгнув из окна, приземлилась в садике. Она продиралась сквозь кусты, ей не хватало воздуха, вокруг зажигались огни, смотрящие сквозь ночь, как глаза любопытных обывателей, а вот и сами обыватели, потревоженные шумом: за большими стеклами соседних домов задвигались неясные тени. Люси лезла вверх, кубарем катилась вниз, бежала, ветки хлестали ее по лицу, всё решали секунды. Сейчас полицейские, наверное, уже обнаружили труп, задержали мальчишку, сейчас они уже производят первый, беглый, обыск, сейчас они станут проверять все входы и выходы. Может быть, минуты не пройдет, и все здесь будет залито светом их мощных ламп. Она наконец добралась до бетонной ограды, она летела к ней, как камень из пращи. И врезалась в стену, не почувствовав боли. И, сама не понимая, откуда взялись силы, подтянулась на руках, перемахнула через ограду и очутилась посреди проулка. Приземление вышло жестким, но колени, к счастью, выдержали. Теперь можно и выпрямиться. В этот момент по ее правой щеке проехало что-то холодное.
   Дуло револьвера уткнулось в висок.
   – Не двигаться!
   Как будто она способна хоть пальцем шевельнуть! Ей грубо заломили назад руку, полностью обездвижив. Она шумно дышала через нос, кусала губы. Полиция установила наблюдение за всеми возможными выходами, вот ее и поймали. Она пропала. А как же ее девочка? Люси уже видела тюремную решетку между собой и Жюльеттой.
   Время текло невыносимо медленно, но вдруг она почувствовала, что хватка державшего ее полицейского ослабла, тот резко развернул свою добычу, и глаза Люси встретились с его глазами.
   – Фра… анк!
   Изможденное лицо Шарко, казалось, плыло во мраке. Мерцающий свет делал его похожим на типичного сыщика из кино. Скулы, словно высеченные резцом, лицо человека, чего только не повидавшего и не пережившего. Франк быстро огляделся и спросил шепотом:
   – Энебель, что ты тут делаешь, откуда взялась, черт возьми?
   Она все еще не могла перевести дыхание:
   – Он… он был… его убили… пытали… там… так кто-то… в комнате… он в пижаме… черной…
   Шарко опустил оружие, он с трудом владел собой. Взгляд его то устремлялся к улице, то возвращался к Люси. Выставленные из окон дома Тернэ прожекторы начали бороздить тьму.
   Комиссар схватился за голову – надо было думать быстрее.
   – Тебя кто-нибудь видел?
   Люси покачала головой, сплюнула ниточку желчи.
   Он схватил ее за запястье, крепко сжал:
   – Как ты сюда попала?
   – Пу… сти… Дай… мне… уйти… пожалуйста!
   Шарко даже не пришлось преодолевать в себе добросовестного полицейского. Они были одной породы, он и Люси. Два сломленных существа с израненной душой, и они оба были вне закона. Он отпустил ее руку.
   – Беги! Вот туда, по проулку – и чтоб тебя не заметили. На все про все у тебя меньше пяти секунд. Ни в коем случае мне не звони, что бы ни случилось – мы с тобой здесь не виделись. Я сам с тобой свяжусь.
   Франк так резко подтолкнул Люси, что она чуть не упала. Но устояла, обернулась, чтобы поблагодарить, и увидела его спину. Комиссар быстро удалялся. Тогда она набрала в грудь побольше воздуха, рванула с места, как спринтер, и вскоре растворилась во мраке, окутавшем Монмартр.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация