А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последняя песнь Акелы. Книга третья" (страница 24)

   Алексей рывком поднял дона Педро на ноги, пинком препроводил его Деккарду и, скорчив простецкую физиономию, развёл руки в деланном покаянии.
   – У вас тут дела еще есть? – Деккард ударом под колено поставил проповедника на колени и вопросительно взглянул на Пелевина. – Нет? И слава Богу. Ведите сюда свою спутницу, а я пока поганца понадежней спеленаю.
   Вернувшись вместе с Полиной и Феей на вершину холма, Алексей вынужден был признать, что старый скиптрейсер привык держать слово: не уповая на наручные кандалы, Деккард, словно паук муху, обмотал дона Педро тонким, но крепким шпагатом и, дожидаясь случайных попутчиков, уселся на жертву сверху.
   Увидев, кто служит Деккарду креслом, Полина удивлённо охнула, машинально сунула Фею за пазуху и обалдевшим тоном выдала руладу из репертуара посетителей бабушкиной таверны. Выпалив ругательства единым духом, Полина состроила смущенную рожицу, присела перед новым знакомцем в шутливом книксене и с покаянным вздохом развела руками. Фея, осторожно высунув мордочку из выреза куртки, солидарно мявкнула в трогательной тональности.
   – Простите за назойливость, мсье, – Полина, глядя, как Деккард водружает дона Педро на ноги, осторожно потянула скиптрейсера за рукав. – А вы собираетесь это создание, – девушка брезгливо ткнула в проповедника пальцем, – гнать до Претории пешком? А если оно упадет? Нам нужно будет нести его на руках?
   – Ну что вы, мисс, как можно? – баунтихантер прикусил ус и укоризненно покачал головой. – На лошадках поедем. И мы, и это… – Деккард ощерил в улыбке правый край рта и довольно ржанул, – создание. Понимаете, мисс, там, – Рик неопределенно махнул рукой за гряду холмов, – сеньора Авентуриеро ещё пятеро молодчиков дожидались. Все как на подбор стволами-клинками увешались, словно не в буш на прогулку выехали, а провинцию-другую завоевать собирались.
   – Дожидались? – Пелевин кинул косой взгляд на Деккарда и уважительно качнул головой. – А коли обо всей шайке-лейке в прошедшем времени… Стал быть, они уже в высях горних пребывают?
   – Или на адских сковородках пекутся, – скиптрейсер накинул дону Педро на шею удавку с длинным концом и уверенно пошагал вперед. – Рожи – сплошь каторжные, – Деккард остановился и выразительно щёлкнул рукоятью ножа об устье ножен. – Вот и пришлось их того, покрошить слегка.
   – Как покрошить? – Полина, споткнувшись, врезалась в спину Пелевина и осторожно выглянула из-за его плеча. – Всех пятерых – ножом?!
   – Ну да, – Деккард равнодушно пожал плечами и двинулся дальше. – Из тех рож в розыскном листе ни одна не значилась, а значит, ни сантима не стоила. А тратить честную пулю невесть на кого… – Рик отрицательно помотал головой, – не-е-ет, и не уговаривайте, мисс. Пули – они денег стоят, а деньги стоят крови…
   – Сударь! – задохнувшись от возмущения, Полина смолкла на пару секунд, отдышалась и гневно всплеснула руками. – Пусть они разбойники, но так ведь нельзя! Я хочу сказать вам, мсье, – девушка впилась разгневанным взглядом в безучастное лицо остановившегося Деккарда, – вы мясник, сударь!
   – Увы, мадемуазель, увы, – Деккард грустно улыбнулся девушке и отрешенно качнул головой. – Я просто художник, вот только полотна жизни привык расписывать красным.
   До распадка, поименованного Деккардом «там», оказалось весьма не близко и посему, услышав, как буквально за соседним кустом возмущенно всхрапывают лошади, Полина обрадовано захлопала в ладоши. Однако стоило ей перебраться через кусты, как радость, вытаращив глаза и разинув рот от ужаса, моментально скрылась в неизвестном направлении. Оставаться на поляне она явно не желала. Полина, жалея, что лишена подобной мобильности, моментально спряталась за Лешкиной спиной и шумно перевела дух. Поляна могла служить прекрасной иллюстрацией для романа Стокера: на маленьком, пять на семь ярдов, кружке травы среди деревьев, в живых оставались только шесть лошадей и мухи. Прежние владельцы коников, обзаведясь кто «улыбкой» от уха до уха через все горло, кто – непредусмотренными природой отверстиями, сломанными куклами валялись то там, то тут. Кровь, густо залившая пожухлую траву, уже засохла и казалась огромным тёмным пятном, весьма и весьма смахивающим на чёрное солнце. Каждого из покойников густо облепили сонмища жирных мух, и оттого временами казалось, что мертвецы шевелятся. По крайней мере, Полине – точно.
   – Бедные лошадки, – сочувственно пробормотала девушка, выглянув на мгновение из-за трапперского плеча и тут же нырнув обратно.
   – А людей, значит, – Алексей усадил Полину спиной к жуткому полотну и не спеша направился к ближайшей лошади, – не жалко?
   – Мсье Деккард сказал, что покойные были сплошь мерзавцы и отребье, – Полина скосила глаза на скрюченные в агонии пальцы ближнего к ней мертвеца и брезгливо оттопырила губу. – К тому же, – девушка заелозила по ломкой траве, изо всех сил стараясь не поворачиваться к мертвецам лицом, – они уже того… померши. А лошадки, – услышав жалобное ржание, Полина сочувственно шмыгнула носом, – живые и мучаются!
   – Не беспокойтесь мисс, – снисходительно фыркнул Деккард, распутывая бабки очередного коня. – Еще пять минут – и лошади, и мы покинем это неуютное местечко. Так что потерпите чуток, а там – прыгните в седло и вперед, с ветерком! – скиптрейсер ехидно покосился на встрепенувшуюся Полину и довольно потянул себя за ус:
   – Только седло от крови оттереть не забудьте…
   – Я думаю, – Полина нервно сглотнула слюну и постаралась бочком сползти поближе к кустам, – даже не так – я не уверена, что смогу поехать на этих лошадках…
   – Умение думать – изумительное умение, мисс, – назидательно буркнул Деккард, обыскивая седельные сумки. – Но бывают моменты, когда нужно запихать это умение в за… куда подальше и просто делать, что должно.
   – Зачем запихать куда подальше? – жалобно протянула Полина и кинула беспомощный взгляд на Пелевина. Наткнувшись на встречный взгляд из серии «сама напросилась, теперь расхлебывай», девушка обреченно вздохнула, зажмурилась и, глядя на мир через едва-едва приоткрытое веко, повернулась к Деккарду.
   – Есть у меня племяшка, – скиптрейсер вынул из седельной сумы трофейный кисет с табаком, понюхал, одобрительно вздернул брови и полез за бумагой. – Мери-Сью звать, книжки умные любит – страсть, – Деккард свернул внушительную самокрутку, распалил и с видимым удовольствием выдохнул струю дыма. – И есть у племяшки живность: баран Андроид и овца Электра. И когда я у брата, племяшкиного отца, стало быть, гостюю, – он, заметив, что Полина непонимающе хлопает глазами, покровительственно ей подмигнул, – Мери, – Рик глубоко затянулся и медленно выдохнул дым, – понимаешь, Сью, – вечно теребит меня вопросом: а снится ли Андроиду овца Электра? И вот, что я скажу, мисс, – Деккард аккуратно подтолкнул Полину к лошади, – нет никакой разницы, думает ли баран об овце или не думает – один черт он её покроет, – заметив запунцевевшие щеки девушки, Рик самодовольно хохотнул и одним движением вскинул ее в седло. – Думай – не думай, толку – ноль. Один черт – ехать надо.
   Деккард легонько шлепнул Полинину лошадь по крупу, перекинул дона Педро через седло другой и, взяв лошадь с пленником под уздцы, высвистал из кустов невзрачного на вид пегого мерина. Алексей, выпотрошив из мешков и сумок покойников всё, что могло бы быть полезным в походе, взлетел в седло выбранного для путешествия жеребца и, свистнув Бирюша и ведя в поводу двух заводных, неторопливо двинулся следом за друзьями.

   2 июля 1900 года.
   Претория

   Все усилия попасть в столицу засветло были сведены на нет бесконечной сутолокой возле блокпоста. Вереницы внешне малоотличимых друг от друга фургонов с беженцами и фуражирами стремились въехать в Преторию. Навстречу им двигались вереницы фургонов с беженцами, воинскими подразделениями и просто авантюристами, стремясь вырваться из города на оперативный простор.
   Увидев, какую безумную карусель образовали оба потока, Полина с тоскливой обреченностью заметила, что разобраться в этом бедламе не сможет сам Всевышний и, похоже, старость свою она встретит здесь, на берегах Тсваны. К счастью для путешественников, начальник блокпоста – сухопарый немец в мундире ландвера без знаков различия – взвалил на себя функции Вседержителя и с неторопливой основательностью направлял массы народа в нужную им сторону. Точно, но очень медленно. В конце концов, подошла и их очередь и, когда сумерки плотно укутали столицу, маленький отряд под предводительством Деккарда смог пересечь городскую черту.
   – Стало быть, здесь наши пути и расходятся, – с усталой удовлетворенностью буркнул Деккард, остановив лошадей на одном из перекрестков. – Вам, стало быть, – туда, – скиптрейсер неопределенно махнул рукой, – а мне, стало быть, в городскую управу. Сдать свой груз, – Рик плотоядно обозрел съежившегося дона Педро, – и получить свои денежки…
   – Так ведь ночь на дворе, – лениво потянулась Полина, раскидывая руки с явно слышимым хрустом. – Там и нет уже никого. Придется вам, мсье Деккард, сторожить своего пленника до утра… – представляя себе эту сцену, девушка мечтательно закатила глаза, – будете сидеть всю ночь на голом камне, клацать зубами от голода и холода и смотреть во все глаза, чтобы добыча не сбежала…
   – Ничего подобного, мисс, – флегматично пожал плечами Деккард, проверяя подпругу. – В афише как написано? Правильно: «доставить живым или мертвым». Так если в мэрии никого не будет, я милейшего сеньора Авентуриеро преспокойно повешу на первом же столбе, а за денюжкой утром приду.
   Не зная, что ответить, Полина возмущённо фыркнула и, досадуя, что в очередной раз последнее слово осталось за старым скиптрейсером, отъехала в сторону.
   – Прощайте, молодой человек, – подведя лошадь вплотную к Пелевину, Рик протянул трапперу руку. – Я был счастлив составить знакомство с таким храбрецом, как вы, сэр.
   – С чего вы решили, что я храбрец, мистер Рик? – удивленно буркнул Алексей, выискивая в спокойных глазах скиптрейсера хотя бы намек на иронию. – Обратно мы без приключений и подвигов доехали, может, я при первом выстреле запрячусь куда, а вы, – храбрец…
   – Во-первых, юноша, – скиптрейсер жестко ткнул пальцем в грудь Пелевину, – мне известна ваша репутация. А во-вторых, – Деккард неторопливо разгладил усы и покосился на Полину, – избрать себе в спутницы жизни такую… – подбирая подобающее выражение, Рик задумчиво пожевал кончик уса, – неординарную особу, – выбрав нужное определение, Деккард самодовольно ухмыльнулся и назидательно вздел указательный палец, – может только отчаянный храбрец! Кстати, юноша! Вы сразу под венец или попробуете растянуть удовольствие и сбежите на войну?
   – Да сколько там той войны осталось, – недовольно поморщился Алексей, навалившись всем телом на луку седла. – Еще немного, и буры проиграют окончательно: Блумфонтейн сдан, почти вся Оранжевая под контролем британцев. Сейчас сэр Робертс чуток отдохнет и двинет свою армаду на Преторию, а там месяц-другой – и всё…
   – Позволю заметить, что, в отличие от меня, стратег из вас никакой, юноша, – Деккард окатил Алексея покровительственным взглядом и гордо вскинул голову. – Ставлю сотню золотых крюгерандов против ржавого пенса, что, заглотив Блумфонтейн одним махом, сэр Робертс+ поначалу обрадовался, а теперь грызёт локти! Он сидит в сердце Оранжевой, – и что с того? – Рик залихватски ткнул пальцем в котелок и сдвинул его на затылок. – Местность вокруг ему не подконтрольна!
   Ошарашив собеседника, Деккард, словно он сам сочинил план победоносной компании, претенциозно взмахнул рукой и расплылся в улыбке:
   – Де Ветт захватил Д'Акр, а это не только ценный мех, тьфу ты, чёрт, не только склады с продовольствием, это ещё и важнейшая железнодорожная развязка. Контролируя её, Де Ветт контролирует размер армейских пайков, ведь запасы сэра Робертса ограничены, а новых, благодаря Де Ветту и его головорезам, не поступает.
   – Может, я и не стратег вовсе, – задумчиво пожал плечами Пелевин, – но на месте британцев я бы ломанулся всей силой на Д'Акр и вышиб буров. А потом по железке – прямиком в Преторию. Бронепоездов-то у Робертса хватает…
   – Если бы все было так просто, – распутывая тесемки кисета, хрипло кашлянул Деккард, – всё бы давно закончилось. Но вся беда в том, что до Д'Акра – двести миль, и имеющихся у Робертса запасов для такого марш-броска недостаточно. Скажу больше – его припасов не хватит и на дорогу назад, в Капскую колонию, потому что савана под контролем Де Ла Рея, Боты, Сомсэта. И у каждого из этой милой троицы под рукой тысяч по пять стрелков, а то и больше… В общем, – Деккард торжествующе взмахнул самокруткой, рассыпал табак, чертыхнулся и принялся сворачивать новую, – если буры не сделают фатальной ошибки и не пропустят подмогу извне, на армии сэра Робертса можно смело ставить крест, – Рик ехидно покосился на Пелевина и добавил:
   – Через месяц-другой…

   Усадьба Матвея Чернова. Днём позже

   – Скажу честно, Алексей, – Чернов распахнул окно и уставился куда-то во двор, – ваше стремление побыстрей оказаться на этой, по сути, не нужной вам войне, мне непонятно… Может быть, вам нужна помощь? – Матвей развернулся к трапперу и пристально всмотрелся в его глаза. – Смею заверить, у меня имеются возможности…. убедить практически любого чиновника из местных военных ведомств, оставить вас в покое… вплоть до прямого выкупа.
   – Благодарю, но нет, – Пелевин взглянул прямо в настороженные льдинки глаз старого пирата, добродушно улыбнулся и отрицательно покачал головой. – Во-первых, я уверен, что вы никоим образом не сможете воздействовать на человека, к которому я иду…
   – Это на картографа, штоль? – угрюмо буркнул Чернов, недовольно отводя глаза в сторону.
   – Неважно, – отмахнулся Алексей. – А во-вторых, помимо каких-то материальных благ, клятв и прочих обязательств, на войну меня зовёт долг дружбы. Понимаю, – видя, как презрительно вздернулась губа Чернова, траппер флегматично пожал плечами, – звучит несколько выспренно, но, тем не менее, звучание сути не меняет. Если я не пойду, то перестану себя уважать, это если вкратце.
   – Да понимаю я, – с сожалением буркнул Чернов и неторопливо побрёл к выходу, – надо так надо. Да! – он остановился возле двери в комнату и повернулся к Пелевину, – ты посиди пока здесь, не убегай, с тобой племяшка напоследок поболтать хочет…
   Небрежное черновское «пока» затянулось почти на час. Траппер уже собрался пойти и самостоятельно найти Полину, как по коридору зацокали каблучки и в комнату ворвался златовласый радостный вихрь.
   – И как тебе моё платье? – расцвечивая комнату счастливой улыбкой, Полина закружилась вокруг Алексей. – Нет, ну скажи же – премиленькое?
   – Ну да, – осторожно промямлил Пелевин, стараясь разглядеть хоть что-то конкретное в безостановочном мельтешении кружев. Так ничего толком и не разглядев, он почесал подбородок и осторожно добавил:
   – Тебе идет…
   – Я так рада, что тебе понравилось! – Полина звонко хлопнула в ладоши и вновь блеснула улыбкой. – Мы когда после свадьбы будем по гостям ходить, я надену именно его!
   – Какой свадьбы? – Пелевин нервно сглотнул слюну и утёр моментально взмокший лоб. – Я ведь предложения тебе не делал? Вроде бы?
   – Дождешься от тебя, – пренебрежительно отмахнулась Полина и пристально посмотрела в глаза охотнику. – И посему я сама делаю тебе предложение взять меня замуж! – не сводя с Алексея настороженного взгляда, девушка потерла пальцем подбородок и криво усмехнулась:
   – Или откажешься?
   – Я? Да нет… да я… – стремительно краснея, смущенно забормотал Пелевин. – Ну, это, если это…
   – Так все-таки да или все-таки нет? – притопнула туфелькой Полина, выжидательно глядя на ошарашенного охотника.
   – Да, – потупив глаза, пробормотал Пелевин. – Конечно же, да! Я хочу, чтобы ты стала моей женой…
   – Вот видишь, счастье моё, – Полина одарила Пелевина счастливой улыбкой, – ты согласен, я тоже согласна. Поэтому, коли тебе неймется, беги на свою войну, быстренько всех победи и возвращайся, – девушка закинула руки на пелевинскую шею и просительно заглянула в глаза: – Только обязательно возвращайся, потому что мне без тебя жизни нет…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация