А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последняя песнь Акелы. Книга третья" (страница 11)

   – Так, выходит, и ты тоже бояться умеешь? – удивленно протянула Полина, пристально вглядываясь в лицо траппера.
   – А чего я, не человек что ли? – устало зевнул Алексей и повернулся спиной к затухающему костру. – Конечно, боюсь. Бояться – оно не стыдно, все боятся. Стыдно через свой страх не перешагнуть.
   Кинув задумчивый взгляд на почти моментально уснувшего Пелевина, Полина свернулась клубком и погрузилась сначала в девичьи грёзы, а после – и в сон: яркий, красочный, пленительный. Снились смутно знакомый храм, пронзительно-синее небо и чья-то свадьба – веселая и разгульная. И вот когда восхищенная Поля с удивлением признала в невесте себя и изо всех сил старалась рассмотреть лицо жениха, возмущенный кошачий мяв вырвал её из объятий Морфея. С трудом разлепив глаза, девушка приподнялась на локтях и недовольно взглянула на кошку. Та почему-то ходила кругами вокруг потухшего кострища и то требовательно, то жалобно орала. Сонно выругавшись в адрес ленивого Пелевина, не желающего угомонить вздорное создание, Поля повернулась на другой бок и попыталась уснуть, дабы досмотреть чудесный сон до конца, но не смогла. Внезапное осознание того, что ни Алексея, ни Бирюша поблизости не наблюдается, да чей-то озлобленный рык на другом краю поляны заставили девушку подскочить с лежанки. Непрестанно бормоча под нос проклятия утреннему холоду, невесть куда запропавшему трапперу, Африке вообще и злобно рычащей тварюке в частности, Полина шустро забралась в фургон. Откопав из-под припасов, сваленных в корме повозки, свой карабин, девушка, судорожно вцепилась в оружие, словно ожидающий смертного приговора узник – в указ о помиловании. Правда, есть ли патроны в обойме, проверить не удосужилась. Не до того было. Сменив проклятия на самоутешения, что Алексей на охоте, с ним всё в порядке и он вскоре вернется с добычей, и поминутно вздрагивая от ужасного рёва, ставшего уже многоголосым, Поля направила ствол на вход и замерла в ожидании. Сидела она долго, наверное, целую вечность, вплоть до того момента, когда на стоянке раздались задорный лай Бирюша и веселый пелевинский голос, призывающий лежебок подниматься. Осмотрев сквозь щель в пологе поляну и убедившись, что это действительно траппер, девушка облегченно вздохнула и с деланно равнодушным видом не спеша выбралась наружу.
   – Ну и где вас, сударь, носит спозаранку? – стараясь никоим образом не выдать свою радость, небрежно поинтересовалась Полина. – Ушёл тихим сапом, ничего не сказал, а тут в округе чудовища стадами бродят…
   – Какие ещё чудовища? – Пелевин, закончив разжигать костер, недоуменно покосился на девушку. – Я, пока по бушу шарился, не то, что хищников, следов их не видел…
   Не удостоив траппера словесным ответом, Полина небрежно кивнула в сторону разносившейся по бушу разноголосицы и, стараясь двигаться как можно более грациозно, неторопливо направилась к заводи.
   – А-а-а, эти, что ли?.. – Алексей, проследив за взглядом Полины, небрежно отмахнулся. – Эт не чудовища, эт обезьяны чего-то не поделили и гомонят с утра пораньше. Настоящие чудовища, – он перевел взгляд на Фею, азартно теребящую сырое мясо, – они куда как ближе к тебе будут и куда как обезьянов опаснее…
   – Чем порадуешь, добытчик? – наскоро сполоснувшись (остывшая за ночь заводь, несмотря на многообещающий парок над зеркалом воды, к долгим гигиеническим процедурам не располагала) Полина подошла к стоянке. – Опять фазанятиной, или на сей раз какого-нибудь удода подстрелил? Не знаю, как тебе, – девушка, глядя машущего маленьким топориком Пелевина, притворно жалобно всхлипнула, – а мне птичку жа-а-алко-о-о….
   – Зачем фазана? – коротко хэкнув, Алексей разрубил очередной сук и бросил его в кострище, – ты там что-то про слона говорила? – он махнул рукой в сторону собаки и кошки, копошащихся возле мяса, – принимайте заказ… – глядя на ошарашенную его заявлением Полину, траппер коротко рассмеялся и подошел к добыче. – Нога, – Алексей приподнял с земли увенчанный копытом кусок мяса. – Другая, – он аккуратно пнул сапогом аналогичную конечность, терзаемую домашними питомцами. – Грудинка, – Пелевин мотнул головой в сторону багрово-коричневой груды мяса. – Да не таращи ты так глаза, это не слон и даже не фазан, это антилопа. Была. Только готовить ее мы вечером будем, а сейчас наскоро перекусим и дальше попрём. Еще дня три такого хода, и до твоей Претории, будь она неладна, доберемся. Если не случится чего.

   Глава седьмая

   17 мая 1900 года. Центральная Африка, южные провинции Наталя

   Оптимистичное пелевинское «наскоро» затянулось почти на полтора часа, и в путь компания отправилась, когда солнце уже доползло до середины небосвода. Через пяток миль еле заметная в желто-серой траве колея сменилась грунтовой дорогой, пусть и более пыльной, но ухоженной, и ехать стало значительно проще. Спасаясь от скуки, Поля прибегла к проверенным временем женским уловкам и вытянула из Алексея пару охотничьих историй. Попытка вымогнуть третий рассказ потерпела полное фиаско. Устав ворочать языком, возница целиком и полностью сосредоточился на управлении повозкой и на кокетливое хлопанье глазками вкупе с жалобными стонами никоим образом не реагировал. Просидев с полчаса в молчании, Поля пришла (в который раз за поездку) к выводу, что дуться на бессердечного попутчика бесполезно и, перебравшись на козлы, потешила товарища воспоминаниями о девичьих проказах в пансионе мадам Сурье. Пелевин фыркал, хмыкал, комментировал особо яркие моменты односложными междометиями, но, в общем и целом, относился к рассказу благожелательно.
   – А она в лужу ка-а-к брякнется! – заканчивая очередной рассказ, Полина залилась радостным смехом. – Сама встать не может, и помочь ей никто не хочет. Так ей и надо, задаваке!
   Не услышав в ответ привычного уже хмыканья, девушка подозрительно взглянула на уставившегося куда-то вдаль Пелевина.
   – Э-э-э, сударь! – возмущенно фыркнула рассказчица и настойчиво потянула охотника за рукав. – Сдается мне, что вы меня не слушаете! Эдак я начну подумывать, что мой рассказ, да и я сама, вам не интересны!
   – Каюсь, не слушал, – Пелевин тряхнул плечом и освободился из рук девушки. – Недосуг было.
   – Не до кого? – Полина попыталась разрядить обстановку, но, увидев, как Алексей, разглядывая силуэты приближающихся всадников, кладет на колени винтовку, настороженно притихла.
   – Лёш, а это кто? – девушка попыталась рассмотреть нежданных гостей, но те расплывались в знойном мареве, и понять, кто едет навстречу, было решительно невозможно.
   – Не знаю, – угрюмо бросил траппер, не отрывая настороженного взгляда от незнакомцев. – Для англичан больно тускло одеты, для разбойничков – слишком однообразно, а на буров так и вовсе не похожи… Да ты не боись, – траппер на мгновение отвел взгляд от дороги и ободряюще подмигнул нахохлившейся девушке, – всё хорошо будет. А если вдруг что не так, не за пугач свой хватайся, а ныряй под фургон и под ногами не путайся.
   – А что не так?
   – А я знаю? Вдруг – он вдруг и есть. Да не мандражи, может, и не случится ничего.
   – Стоя-я-я-ть! – шестеро незнакомцев, направив стволы винтовок в грудь Пелевину, встали полукругом напротив повозки. – Кто такие? Куда? Откуда? Зачем? – один из всадников выехал чуть вперед и остановил коня сбоку от Пелевина.
   – Люди, – коротко буркнул Алексей, аккуратно сдвигая большим пальцем предохранитель винтовки. – Оттуда, – он качнул головой назад и новым взмахом указал вперед, – туда. А сами-то кто будете, господа хорошие, чтоб такие вопросы задавать?
   – Лейтенант третьего принца Уэльского Драгунского Гвардейского полка Брэндон Уэйнрайт, – всадник, удерживая на месте, пританцовывающего жеребца, коротко кинул ладонь к фасонно заломленной шляпе. – Честь имею, сэр! А вы кто такие? – Офицер требовательно протяну руку вперед. – Предъявите документы!
   – Не похожи вы что-то на драгун, – задумчиво протянул Алексей, обводя недоверчивым взглядом пыльно-табачного цвета с накладными карманами куртки всадников. – Ни тебе красных мундиров, ни шлемов с султанами, даже штаны, – траппер кивнул на табачные, в цвет мундиру, брюки офицера, – и то не клетчатые…
   – И не говорите, сэр, – несколько расстроенно вздохнул лейтенант, – как переодели, аж в зеркало смотреться не хочется, – и, напоминая о своём вопросе, вновь тряхнул рукой. – Документы!
   – Путешественники мы, – Алексей, убрав палец со спускового крючка, полез во внутренний карман куртки. – Племянницу вон, – он кивнул на Полину, – к дяде везу…
   – Я вообще подданная Французской республики! – горделиво вскинув подбородок, влезла в разговор Полина, – а Алекс – мой проводник.
   Услышав имя возницы, один из всадников, до того расслабленно оглядывавший окрестности, вдруг напрягся и уставился на лицо Пелевина. Судя по тому, что солдат, злорадно ухмыльнувшись, подвел лошадь к офицеру и что-то горячо зашептал тому на ухо, результаты осмотра его более чем удовлетворили.
   – Вы уверены, Мастерсон? – лейтенант перевел недоверчивый взгляд с подчинённого на возницу и обратно. – Не хотелось бы ошибиться…
   – Да точно это он! – англичанин, наклонившись из седла вперед, стволом винтовки сдвинул шляпу Пелевина на затылок. – Я его рожу хорошо-о-о запомнил. Вы не сомневайтесь, сэр, – Мастерсон, довольно осклабившись, почесал заросший щетиной подбородок. – Это та самая скотина, что в девяносто седьмом, когда мы с господином Бёрнхемом на Матонгу охотились, почитай десяток добрых христианских душ на тот свет отправила… Сид Бэккер, Билли Коул, Дейв Ходсон… – святой жизни люди были, а он их в могилу. Королевский суд, сэр, господин лейтенант, сэр, – Мастерсон, глядя на скрипнувшего зубами Пелевина, довольно ощерился, – его ещё три года назад к петле приговорил. Так что на сук его без разговоров, и всё по закону будет. Хотя, – британец подобострастно склонил голову перед офицером, – решать, конечно, вам…
   – Вылазь! – лейтенант, щёлкнув взводимым курком, навел револьвер на Пелевина. – А вы, мисс, – офицер кивнул Полине, – поторопитесь предъявить документы, подтверждающие ваше подданство!
   – А Алекс? – растеряно выдохнула девушка, испуганно хлопая глазами. – Куда вы его, мистер?
   – Боюсь, мисс, – лейтенант с деланным сочувствием развел руками, – вашего друга ждут короткая проповедь и длинная веревка. – Или тебе, – драгун покосился на стоящего под прицелом солдатских винтовок Пелевина, – желательно наоборот?
   – Да нет, всё как надо, – невозмутимо пожал плечами Алексей, покосившись на направленное на него оружие. – Длинных проповедей с детства не люблю, да и православных священников окрест не сыскать, а если короткую веревку попросить, так, боюсь, вы меня в петлю запрыгивать заставите…
   – Додсон! – офицер обернулся к одному из солдат. – Обеспечьте выполнение последнего желания этому господину. – Бакстер, Фултон! – выпустив поводья, он ткнул пальцем в двух драгун, – спешиться и проводить преступника к месту казни!
   – Охраняй! – Алексей, шикнув скалящемуся на солдат Бирюшу, бросил на землю свою шляпу и неторопливо побрёл к дереву, под которым уже суетился Додсон. – А ты, Поль, – пройдя пару шагов, траппер обернулся к девушке, – прости, ежли обидел когда ненароком.
   – Мисс! – офицер, убрав револьвер в кобуру, вновь посмотрел на Полину, – я так и не увидел ваших документов. Поторопитесь.
   Не вслушиваясь в слова офицера, девушка обезумевшими глазами посмотрела вслед уходящему в сопровождении двоих драгун Пелевину, судорожно сглотнула и шустро юркнула в фургон. Какое-то время из глубины повозки доносились только шум лихорадочного копошения, недовольное мявканье Феи и сдавленные чертыхания, а когда Полина выползла наружу и с горем пополам утвердилась на шатком облучке, офицер с удивлением заметил, что в руках у красотки не легкий сверток с бумагами, а тяжелый десятизарядный маузер. Последним, что он увидел в этой жизни, было необычайно прекрасное, фантасмогоричное видение прекрасной девушки, направляющей ствол оружия прямо ему в грудь. Сделать что-либо лейтенант не успел. Громыхнул выстрел, из ствола вырвался ярко-оранжевый сноп пламени, и свинцовая пуля в мельхиоровой оболочке швырнула его на землю.
   Дальше всё закрутилось необычайно быстро.
   Выстрел задрал ствол пистолета вверх, и не удержавшуюся на ногах девушку буквально снесло вглубь фургона. Прямо на некстати вылезшую Фею. Кошечка, и без того перепуганная пальбой над ухом, крайне отрицательно отнеслась к приземлению любимой хозяйки на не менее любимый кошкою хвост и, раззявив пасть в паническом мяве, вымахнула вперед. Вот только в намеченной для приземления точке вместо пустого пространства маячил чужой жеребец. Конь испуганно шарахнулся в сторону, но увернуться от вопящего болида не успел. Понимая, что извернуться и брякнуться в другом месте она не успевает, Фея выпустила когти и отчаянно вцепилась в фыркающую лошадиную морду. Обезумевший от боли конь, взвился на дыбы. Кошка, призвав на помощь все врожденные и приобретенные навыки, на коне удержалась, а вот наездник – нет. Лошадь Мастерсона тоже шарахнулась в сторону. Британец, пытаясь успокоить животное, кинул взгляд на пленника и его конвоиров и побелел от страха.
   На шум громыхнувшего на дороге выстрела обернулись и Пелевин, и оба солдата. И пока драгуны оторопело наблюдали, как их командир, брызжа кровью из простреленной груди, падает в дорожную пыль, Алексей гаркнул Бирюшу: «Взя-я-ять!!!» – и ребром ладони размозжил кадык конвоира справа. Ухватившись за ствол винтовки убитого, Пелевин резко шагнул вперёд и влево и, действуя оружием, как громоздкой дубиной, впечатал цевьё ли-метфорда в переносицу второго драгуна. Надсадно хрипя и заливаясь кровью, солдат повалился на землю, а Алексей, передёргивая затвор, кувыркнулся вперед. Секундой позже он привстал на колене и всадил пулю в грудь Додсону, так и не успевшему выпустить верёвку из рук.
   – Лошадку, конечно, жалко, – тихо выдохнул Алексей, наводя ствол винтовки на пытающегося скрыться Мастерсона. – Вот только я ни разу не Христос, а с этой тварью до смерти покалякать хочется. До его смерти, – уточнил сам себе траппер и плавно выжал спуск. Сухо щелкнул выстрел, и четырнадцатиграммовая пуля впилась в круп лошади. Ноги бедного животного подломились, и всадник, перелетев через голову коня, звучно шлёпнулся о землю.
   – Поднимайся, падаль, – траппер, потрепав по холке Бирюша, ткнул стволом винтовки в бок стоящего на коленях Мастерсона. – И хватит стонать, не разжалобишь.
   Выдернув из ножен на поясе драгуна штык, Алексей рывком поднял Мастерсона на ноги и пинками погнал его к дереву, украшенному веревочной петлей.
   – Ты Евангелие знаешь? – траппер, в очередной раз подтолкнув англичанина, заставил его встать прямо под самодельной виселицей. – Значит, помнишь, как Иуда с жизнью счеты свел, – констатировал Алексей, глядя на отчаянно кивающего британца. – Если сам петлю не наденешь, – Пелевин, щелкнув затвором, уткнул винтовочный ствол в живот Мастерсону, – сначала брюхо прострелю, потом колени, так и брошу. Подыхать будешь долго и мучительно. Лезь в петлю, говорю!
   – И зачем? – безжизненно поинтересовалась Полина, переводя взгляд с болтающегося в петле англичанина на Пелевина, сваливающего винтовки в фургон.
   – Дак оружие продать можно, – устало утёр пот Алексей, потом, сообразив, что речь идет о другом, ткнул пальцем в повешенного. – Ты об этом что ли? Да опасаюсь я. Вдруг еще кто эту падаль святой жизни человеком признает. А самоубийцам в Рай ходу нет. А ты чего смурная?
   – Я… я человека уби-и-ила-а-а, – по-прежнему уставившись в одну точку, простонала Поля, – шестую заповедь нарушила-а-а… – протяжно всхлипнув, девушка обхватила голову руками, – и теперь гореть мне в аду-у-у…
   – Это вряд ли, – как можно уверенней заявил Пелевин, бережно обнимая рыдающую Полину за плечи. – Ты ж не просто так, из любви к душегубству, его прикончила, а меня спасая. А в Писании что сказано: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя». Так что не реви, ад как-нибудь и без тебя перебьётся. И спасибо, что ты меня так ценишь.
   – Ценю? – удивленно вскинулась Полина, на мгновение, позабыв про слезы. – Да я… я тебя… – девушка вдруг осеклась на полуслове, немного помолчала и продолжила более спокойным тоном. – Да, ты прав. Я тебя ценю. Как лучшего проводника и… как довольно интересного… попутчика, – Полина, стараясь не сказать лишнего, упрямо прикусила губу. – Такого, такого… – не находя нужных слов, Поля несколько раз крутнула кистью и, так и не справившись с эмоциями, выпустила часть душевного смятения наружу: – Тупого, упрямого и бесчувственного!!
   – Это чего это я бесчувственный? – вжимая голову в плечи, смущённо промямлил Алексей. – И вовсе я не такой…
   – Да-а-а?! – уязвлено бросила Полина, сверля Пелевина возмущенным взглядом. – Не бесчувственный?! Я ему жизнь, – девушка патетически потрясла в воздухе пальцем, – жи-и-знь спасла, а он мне – спасибо. Даже не поцеловал…
   – Дак чего понапрасну-то лезть? – смущенно буркнул Алексей, старательно отводя глаза в сторону. – Ты б все равно не позволила…
   – Конечно бы не позволила! – девушка горделиво вскинула голову и небрежно бросила через плечо. – Но попытаться-то мог?
   – Ну ты это… не злись, а? – чувствуя, что понемногу краснеет, Пелевин присел на корточки и без особой нужды подергал колесную чеку. – Когда меня в следующий раз из-за тебя не убьют, я тебя точно поцелую. Точнее, попробую…
   – Я тогда сама тебя прикончу, – дотронувшись до спрятанного на груди дерринджера, угрюмо буркнула Поля, – пистолетик-то – вот он, никуда не делся…
   Обдав траппера злым взглядом, девушка тяжело вздохнула и, забравшись вглубь фургона, свернулась клубочком. Забыться сном она не успела. Парой минут позже в повозку забрался Пелевин и принялся копаться в поисках лопаты. С горем пополам отыскав шанцевый инструмент, Алексей, стараясь не тревожить и без того злобно зыркающую из-под полуприкрытых век Полину, полез наружу, но вдруг остановился и прошипел что-то ругательное. Девушка приподняла голову и в сердцах сплюнула: траппер рассматривал валяющийся перед облучком маузер и укоризненно качал головой.
   – Это ж пистолет, – проворчал Алексей, поднимая маузер со дна повозки. – Боевое оружие, а ты им, как барахлом ненужным, разбрасываешься. Держи и владей, – перехватив пистолет за длинный ствол, Пелевин протянул оружие Поле. Девушка взглянула на подарок и испуганно ойкнула: в полутьме фургона полированные щеки рукояти матово поблескивали и казались залитыми кровью. Память предательски вытолкнула наружу еще свежие воспоминания о ярком всполохе выстрела и удивленных глазах умирающего офицера, и девушка, зажав ладонью рот, стремглав выскочила из фургона. Алексей проводил попутчицу удивленным взглядом, но услышав сдавленный кашель и хрип подле кормы, понимающе вздохнул: судя по звукам, Полю мучительно рвало.
   – Лейтенантик-то ихний сладкоежкой оказался, – пробурчал Пелевин, неловко протягивая немного успокоившейся девушке продолговатый предмет в бумажной упаковке. – На вот, шоколадку погрызи, полегчает…
   – Какой там, погрызи, – брезгливо поморщилась Полина, отталкивая руку Алексея. – Я, наверное, еще долго есть не смогу, если вообще когда-нибудь смогу… – вспомнив о еде, девушка с трудом подавила рвотный спазм и, передернувшись от какой-то мысли, исподлобья взглянула на траппера. – Шоколадка… офицерская… так ты что, по карманам у них лазил?!
   – Ну да, – охотник, равнодушно пожав плечами, сунул шоколадный батончик в карман. – Им добро уже ни к чему, а нам пригодится…
   – Мародёр! – возмущенно выдохнула Полина, вскакивая на ноги. – Чурбан бесчувственный!!! Как ты мог?! Ну как ты мог брать у мертвых?!! – продолжая выкрикивать бессвязные обвинения, девушка подскочила вплотную к Пелевину и с силой затарабанила кулачками по его груди. Несколько минут Алексей стоически сносил истеричные выкрики и довольно ощутимые побои, потом занес руку над плечом, но передумал и отвешивать пощечину не стал. Приподняв Полину за воротник, как щенка за шкирку, траппер отставил слепо молотящую кулаками воздух девушку в сторону и сунулся в фургон. После непродолжительных поисков он вынырнул наружу и вложил в руки Полины фляжку. Та, не раздумывая, глотнула, ошарашено вытаращилась на Алексея и через мгновение вновь согнулась над колесом, исторгая из себя проглоченный брэнди и чудом сохранившиеся в желудке остатки завтрака.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация