А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приют вечного сна" (страница 1)

   Евгения и Антон Грановские
   Приют вечного сна

   Должен ли я смотреть на зажатую в кольцо голову смерти, которая имеет мое лицо?
Джон Донн

   Пролог

   Двое механиков, одетых в теплые куртки и шерстяные шапочки, сидели в термопалатке, настраивая оборудование для бурения. За стенками мела метель, угрожая сорвать палатку, но опоры ее были прочными, и волноваться механикам было не о чем.
   Тот, что помоложе, посмотрел на коллегу тревожно и сказал взволнованно:
   – Филипп, у тебя хлещет кровь!
   – Где? – не прекращая работы, небрежно осведомился механик постарше.
   – Из носа! Ты что, не чувствуешь?
   Пожилой стянул с руки перчатку и потрогал верхнюю губу. Затем посмотрел на руку и растер между пальцами алую кровь.
   – Дьявол! – хрипло выругался он. – Лицо онемело. Наверное, от холода.
   – Как на таком холоде может идти кровь? – недоумевал молодой.
   – Спроси чего полегче, Марк.
   Филипп Марстон выбрал из горы испачканных машинным маслом тряпок самую чистую и тщательно вытер нос и верхнюю губу.
   Молодой полярник смотрел на него хмуро.
   – Фил, ты в порядке? – осторожно спросил он.
   – Да.
   Пожилой полярник смял окровавленную тряпку и швырнул ее в угол термопалатки.
   – Не отвлекайся, – сухо сказал он Марку. – И затяни потуже болт.
   Молодой кивнул и снова склонился над оборудованием. Марстон опять потрогал губу и снова посмотрел на пальцы. Кровь все сочилась. «Что еще за новости?» – неприязненно подумал он и шмыгнул носом. Нижней части своего лица Марстон не чувствовал совсем, словно ему вкололи дозу новокаина.
   – Дьявол… – прошептал он одними губами, разглядывая окровавленные пальцы. – Когда вернемся в обсерваторию, надо будет показаться доктору.
   – Ты что-то сказал, Фил? – поднял голову Марк.
   – Нет. Тебе послышалось. Ну, как там?
   – Все готово. Думаю, теперь проблем не будет.
   Марк убрал ключ в чемоданчик с инструментами.
   – Слушай, – снова заговорил он, – а что босс будет делать со вчерашней находкой?
   – Что делать? – Марстон поскреб ногтями небритую щеку и хмыкнул. – А что он делает со всеми находками? Запаяет в пластик, распихает по контейнерам и отправит в секретную лабораторию. Ну, или еще куда-нибудь. Наше с тобой дело маленькое – следить за тем, чтобы оборудование работало нормально. А в остальное нос лучше не совать.
   – Почему?
   – Потому что прищемят.
   Марк улыбнулся:
   – Тебе, я вижу, уже прищемили.
   Марстон уставился на молодого коллегу холодным взглядом и скривил лицо:
   – Очень смешно!
   – Прости. Так, к слову пришлось.
   Марк посмотрел на окровавленный нос коллеги и не удержался – хихикнул. Лицо Филиппа Марстона посуровело. Он хотел сказать юнцу пару ласковых, но вдруг насторожился – за стенками термопалатки ему послышался отдаленный рев.
   – Ты слышал?
   – Что?
   – Кажется, к нам идет гость.
   – Какой еще гость?
   И снова в отдалении заревел зверь.
   – Ты что, не слышишь?
   – Нет.
   Марстон усмехнулся:
   – И как ты только медкомиссию прошел?
   До его слуха вновь донесся яростный рев. На сей раз зверь ревел совсем близко, он явно был чем-то рассержен. По спине пожилого полярника пробежал холодок. Однажды он слышал, как ревет раненый белый медведь, и этот рев был очень похож на тот, который уже приходилось слышать Марстону. Если медведь пришел в ярость от боли и жаждет мести, то его ничто не остановит. Кроме пули.
   Марстон поднял с пола чехол и достал из него дробовик.
   – Ты чего? – удивился Марк.
   Марстон не ответил, прислушиваясь к звукам метели.
   – Что ты собрался делать, Фил? – снова спросил Марк.
   Марстон передернул затвор дробовика и глянул на коллегу холодно.
   – Хочу спасти твою задницу. А заодно и свою. Бери инструменты и пошли. Я – впереди, а ты иди за мной и не высовывайся. Если скажу «беги» – пулей несись к снегоходу. Понял?
   – Да. – Лицо Марка стало строгим и сосредоточенным, как у Филиппа. Тревога, прозвучавшая в словах старшего коллеги, передалась и ему.
   – Все. Пошли.
   И Марстон первым вышел из палатки, держа дробовик наготове. На улице мело, но несильно. По прогнозам метеорологов, настоящая метель начнется только через полторы недели, а то, что сейчас клубится в воздухе, – пустяк, легкая поземка.
   Снежная пустыня была чиста. Ни людей, ни зверей – ни единого намека на чье-либо присутствие. Только термопалатка, сооруженная над буром, и снегоход, стоявший в двадцати футах от нее.
   Механики успели пройти несколько шагов, как вдруг Марстон услышал за спиной скрип снега, быстро обернулся и – побелел от ужаса. Из-за термопалатки вышел огромный белый медведь. Зверь был худ, словно не ел по меньшей мере пару недель, а на боку у него темнело огромное светло-бурое пятно крови.
   На мгновение медведь остановился, уставившись на Марстона глазами, в которых полыхал голодный свирепый огонь, затем взревел и ринулся вперед.
   – Быстрее к вездеходу! – закричал Марстон, вскинул дробовик и нажал на спусковой крючок.
   Выстрел прогремел как гром.
   Марк, вскрикнув, побежал к снегоходу. Марстон понесся за ним. Он видел, что пуля не задела зверя, а лишь ошеломила на пару мгновений. Теперь, пока медведь не пришел в себя, нужно успеть добежать до машины.
   За спиной у Марстона раздался страшный гневный рев.
   – Быстрее! – отчаянно завопил Марстон.
   Марк уже добежал до снегохода, вскочил на подножку, быстро открыл дверь и скользнул внутрь.
   Марстон остановился и на бегу дал еще один залп из дробовика. Затем запрыгнул на подножку, ввалился в снегоход и крикнул:
   – Держи!
   Он всучил обомлевшему от изумления Марку дробовик, а сам захлопнул дверцу и завел мотор, внутренне сжавшись от ожидания нападения. Однако зверь не напал. Думать о том, что произошло, у Марстона не было времени. Снегоход мягко тронулся с места и понесся по снежной пустыне, набирая скорость.
   Марстон машинально обернулся, и на лбу у него выступили крупные капли пота – он увидел медведя. Зверь не отставал и даже, наоборот, стремительно нагонял снегоход. Марстон взглянул на спидометр – сорок миль в час! Однако расстояние между медведем и снегоходом сокращалось.
   «Этого не может быть! – в отчаянии подумал Марстон. – Белые медведи не бегают с такой скоростью!»
   – Фил, ты…
   – Он догоняет! – рявкнул на молодого коллегу Марстон. – Держись крепче!
   Вцепившись в руль снегохода, Марстон вдавил педаль скорости до предела. Лицо его онемело, и он не чувствовал, что из носа снова потекла кровь. В мозгу билась одна мысль – белый медведь с кровавым пятном на боку гонится за снегоходом и не отстает ни на шаг, и если ослепленный яростью зверь нагонит снегоход, прыгнет на колпак – им конец. Даже если медведь не пробьет колпак лапой, он перевернет снегоход, а потом выцарапает их из кабины и сожрет.
   – Фил! – закричал Марк, с ужасом глядя на спидометр. – Фил, какого дьявола ты так гонишь?
   – Не возьмешь… – процедил Марстон сквозь сжатые зубы.
   Впереди показалась стена полярной обсерватории. Еще немного…
   – Фил! – с ужасом крикнул Марк. – Ты нас убьешь!
   Стена стремительно приближалась, но Марстон словно бы не замечал этого. Тридцать футов. Двадцать. Марстон оглянулся и увидел, как громадное тело зверя взвилось в воздух в мощном прыжке. Дыхание сперло у Филиппа в горле. Зверь, которого он увидел, не был медведем. И даже больше – это был не зверь! Страшное чудовище из детских кошмарных снов Марстона вскочило на снегоход четырьмя огромными лапами, с оскаленных зубов твари на плексигласовый колпак закапала слюна.
   – Фил, нет! – закричал Марк и машинально заслонил лицо руками.
   Он успел увидеть черную стену обсерватории, стремительно наплывающую на лобовое стекло снегохода, а в следующую секунду свет померк в его глазах.

   Глава 1
   Приглашение

   1

   – Вот объясни мне, Валик, какой смысл в этой премии, если я ничего с нее не имею?
   – Что значит не имеешь? Ты – гордость российского кинематографа. Знаешь, сколько людей тебе завидует?
   Ульяна поморщилась:
   – Глупости, завидовать тут нечему. Подумаешь – получила приз за короткометражку. Постояла минуту на сцене, дала три интервью, а на второй день обо мне все забыли.
   – Не все. Кое-кто не забыл.
   – Кто, например?
   – Я, – ответил Валик и поцеловал Ульяну в голое плечо. – Я не забыл. И работу я тебе подкинул что надо.
   – Фильм про коровники? – Ульяна наморщила нос. – Это все, что я заслужила?
   – Зато неплохо платят. К тому же ты – гений, а для гения нет запретных тем.
   – Валька, я устала от халтуры. Хочу настоящей работы. – Ульяна возвела очи к потолку, раскинула в просящем жесте руки и проговорила: – Господи, и почему мне не предложат полететь в космос и снять фильм про космонавтов? Я бы такое сняла…
   Валик засмеялся и погладил ее ладонью по худой спине.
   – Не сомневаюсь, – весело сказал он. – С таким небесным телом, как у тебя, только про космос и снимать.
   – Дурак! – буркнула Ульяна и хлопнула Валика по лысому темени.
   Валик поймал ее руку и поцеловал. А затем выпустил пальцы девушка из ладони и стал выбираться из-под одеяла.
   – Уже уходишь? – спросила Ульяна, глядя, как он натягивает трусы на тугие ягодицы.
   – Угу, – не оглядываясь, отозвался Валик и потянулся за футболкой.
   – Торопишься к жене?
   – Тороплюсь. Сегодня мы всем семейством решили выбраться в театр.
   – На что идете?
   Валик снял со спинки стула джинсы и запрыгал на одной ноге, всовывая другую в штанину.
   – На «Белую гвардию».
   – Хорошая постановка?
   – Не знаю. На афише заявлены Хабенский с Пореченковым. Если, конечно, состав не заменят.
   – Ясно. – Ульяна презрительно дернула губой. – Очередная попса.
   – Народу нравится, – небрежно проговорил Валик. – Ну все, малышка, я побежал!
   Он наклонился и хотел поцеловать Ульяну в губы, но та увернулась. Внезапно «лысый женатик» Валик стал ей противен, и девушка едва не ударила его.
   – Ты чего? – удивился Валик.
   – Ничего. Катись уже!
   – Ладно. – Он выпрямился. – Слышь, Уль, а про коровники все же подумай. Не возьмешься за этот проект, отдам кому-нибудь другому. Не позволяй деньгам проплыть мимо тебя.
   – Топай к жене, доброхот.

   Дождавшись, пока в прихожей хлопнет дверь, Ульяна схватила подушку, на которой лежал Валик, и яростно швырнула ею в стену, зло воскликнув:
   – Катись-катись! И чтоб на тебя упал театральный софит, болван!
   Оставшись одна, Ульяна некоторое время валялась в постели, хмуро глядя в потолок и о чем-то задумавшись. Затем вздохнула, выбралась из постели и прошлепала босыми ногами к зеркалу.
   Некоторое время стояла перед зеркалом, осматривая себя и размышляя. Она красивая, молодая, талантливая. И сильная. Да, сильная. Ну почему ей так не везет, а? Почему на пути попадаются одни кретины, слизняки да женатики?
   Ульяна наморщила нос и отвернулась от зеркала. На несколько секунд замерла посреди комнаты – голая, задумчивая, растерянная. В душе все еще клокотала злость. Двадцать девять лет, а жизнь уже летит псу под хвост. А ведь как хорошо начинала!
   На курсе Ульяну Макарскую считали лучшей. Сам мастер неоднократно говорил про нее:
   – Видите эту девочку? В ней всего метр шестьдесят пять, но через несколько лет она станет гигантом российской кинодокументалистики.
   И вот прошли годы. Премию Ульяна получила, но гигантом так и не стала. Что осталось? Метр шестьдесят пять! Вместо грандиозных проектов, о которых она когда-то мечтала, ей предлагают снимать фильм про коровники. Хоть профессию меняй!
   – Брошу все и уйду снимать свадьбы и похороны, – с угрозой проговорила Ульяна. – Там хоть деньги платят.
   На тумбочке зазвонил мобильник. Ульяна протянула руку, взяла трубку и, плюхнувшись в кресло, прижала ее к уху:
   – На проводе!
   – Добрый день, – поприветствовал ее мужской бас. – Я говорю с Ульяной Макарской?
   – Да. – Голос показался Ульяне знакомым, и она нахмурилась, стараясь его припомнить. – А кто это?
   – Меня зовут Игорь Константинович Прозоров.
   – Прозоров? – Лицо Ульяны просветлело, и она даже привстала с кресла. – Гошка?
   – Он самый!
   Ульяна вскочила на ноги.
   – Черт! Гошка! Сто лет тебя не видела! Ты сейчас…
   – Я сейчас в Москве, – договорил за нее басовитый собеседник. – И горю желанием тебя увидеть. Найдешь для меня время?
   – Время – это единственное, чего у меня завались. Где мы встретимся?
   – Где скажешь. Но лучше в центре. Я всего на день в Москве и не хочу тратить время на пробки.
   – Понимаю, – кивнула Ульяна, припомнив, что ее бывший школьный дружок Гошка Прозоров теперь вроде бы заделался каким-то крутым начальником. – Знаешь ресторан «Сакуракаи» на Спиридоновке?
   – Да.
   – Давай там.
   – Когда?
   – Через час.
   – Идет. Только не опаздывай. У меня к тебе серьезное предложение.
   И он положил трубку.
   Ульяна улыбнулась и швырнула мобильник назад на тумбочку. Вот так звонок! Гошка Прозоров собственной персоной! Ульяна не видела своего школьного бойфренда лет восемь. Значит, сейчас ему уже… Наморщила лоб, но подсчитывать не стала, лишь махнула рукой – за тридцать, это точно. Должно быть, он страшно изменился. И заматерел. Где же Гошка работает?
   Ульяна задумчиво сдвинула брови. Кажется, где-то в нефтянке… Нет-нет, он был помощником губернатора какой-то нефтяной губернии. Или что-то вроде этого… А может, и нет. Ладно, неважно. Важно другое – во что одеться? Восемь лет назад Гошка был красавцем, а сейчас, должно быть, к красоте добавились солидность и импозантность.
   Пожалуй, следует одеться в деловой костюм, но светлых тонов. А под пиджак – шелковую блузку. Этакий сдержанный эротизм не помешает. Ульяна кивнула сама себе и зашлепала босыми ногами к шкафу.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация