А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбитая жизнь" (страница 14)

   – Сдурела? – ахнул Андрей.
   – Есть немного, – поразмыслив, согласилась Галка. – Это, естественно, не плюс. Теперь о плюсах. Перестаньте дергаться, все под контролем. Мой Михаил Юрьевич порядочный человек, он только год работает в местной полиции и еще не оскотинился. Он любит меня, – хвастливо заявила Галка, – и знает, что если он тебя сдаст, то может про меня забыть. Он же не идиот – сдать невинного человека, тем самым разрушив собственное счастье? А в том, что ты невиновен, я его убедила. Ну, нужен нам человек в полиции!
   – Ладно, допустим, – проворчал Андрей, – и что?
   – Человек работает, – улыбнулась Галка. – Вчера работал, сегодня работал. Немного поворчал, но все равно работает. В архиве остались кое-какие материалы, хотя большинство из них до настоящего времени почему-то не дожило. Вот некоторые факты. Вечером 21 июля 2004 года, около 23 часов, с причала Кубинской пристани на Белянче была похищена плоскодонка, принадлежащая гражданину Онуфриеву. Гражданин в свободное от работы время увлекался спортивной рыбалкой. 21 июля была суббота, выходной день, он плавал на один из притоков, где весь день просидел с удочкой. Вечером, уже по темноте, вернулся в Выжинск, привязал к причалу лодку, отнес снасти, а когда вернулся, лодке с веслами приделали ноги. Сама развязаться она не могла. Край причала, депрессивный район, ни одной живой души. Гражданин Онуфриев очень расстроился, побежал в милицию писать заявление. Рабочий день уже кончился, дежурный печально его выслушал, попросил прийти завтра. Утром гражданин Онуфриев снова помчался в милицию, написал заявление о краже транспортного средства. Кинулась ли милиция искать вора, можете сами догадаться. А позднее обнаружили трупы в лесу, стало и вовсе не до лодки. Хотя отличная версия: злоумышленники украли лодку, двинулись во тьме по течению, а местность там не очень посещаемая, подобрались к группе Менделя и сделали свое черное дело. А лодка без рулевого отправилась по Белянче дальше – в Желтянку, Енисей, Северный Ледовитый океан…
   – Минуточку! – сказал Борька. – Но тогда похитители лодки должны были знать, что группа Менделя станет биваком именно на Белянче в такое-то время и в таком-то месте.
   – А почему не знать? – фыркнул Игнат. – Допустим, в группе Менделя имелся информатор или сообщник этих похитителей. Сотовая связь уже была. Прибыли – позвонил. Связь в урочище плохая, но дозвониться можно. И вперед – ставить палатки и заготавливать растопку для костра…
   – Логично, – согласился Борька. – Но получается, сообщник не знал, что его тоже убьют.
   – Естественно, не знал, – кивнула Галка. – Если не был убежденным самоубийцей. Начальник милиции в то время был майор Тумчак, он требовал с подчиненных быстрее найти виновных, много нервничал и ругался. Такое впечатление, что над ним кто-то висел и он чего-то боялся. Теперь про одну из главных улик – бахилы или защитные чулки от общевойскового защитного комплекта, найденные под сараем у Андрея. Улика, что ни говори, железная, хотя ничто не мешало эту улику подбросить. У чулок резиновая основа на подошве, к которой хорошо липнет грязь и частицы почвы. Экспертиза подтвердила: частицы с места происшествия. В этом урочище причудливый состав почвы, особая красноватая глина с примесью минералов, причем в разных местах урочища разное содержание этих самых примесей. Девяносто девять процентов, что бахилы – с места преступления. Экспертиза была настоящая, не заказная, но исследовали только землю с подошв, как и приказало начальство. После составления акта защитные чулки самым загадочным образом пропали. В собрании улик их нет. Эксперт был несколько удивлен – на чулках могли остаться отпечатки пальцев злоумышленника, на внутренней стороне – отпечатки обуви. Не на голые же ноги надевают эту резину. Но экспертизу он не сделал – ввиду отсутствия распоряжения и, собственно, предмета изучения.
   – Сперли, блин! – ахнул Игнат. – Ясен перец: заключения экспертизы для суда достаточно, чтобы упечь Андрюху.
   – Есть еще один занятный эпизод, – сообщила Галка, смастерив загадочную мордашку. – 20 июля, то есть за день до злодеяния, у местного промысловика по фамилии Крайний, проживавшего в частном доме на улице Тепличной, некий злоумышленник стырил… защитные чулки от ОЗК.
   – Да ты чо? – восхищенно прошептал Борька. – Вот это ништяк. Ну, это точно не совпадение…
   – Ну да, городишко маленький, – согласилась Галка. – Сенька Крайний, он и по жизни-то был всегда крайним – бобыль, неудачник, не пришей куда седло… Занимался охотой, рыбалкой, продавал добычу городским, как-то сводил концы с концами. В тот вечер повесил свое хозяйство сушиться за сараем на задворках – там еще плащ от комплекта висел, перчатки. А сам в доме ковырялся. Он лично видел, как этот тип из малины выбрался, стащил с веревки бахилы и был таков. Из дома выбежал, кинулся за сарай, а того и след простыл. Так мало того – он собственными глазами разглядел воришку! Еще ведь не стемнело…
   – Да ты что? – ахнул Игнат.
   – Правда, только со спины, – добавила Галка. – Кричал, что это мужик… Сенька Крайний считал себя законопослушным гражданином, помчался в ментуру, но там его быстро на место поставили, даже приметы злоумышленника не стали фиксировать. Мол, не милицейское это дело – гоняться за крохоборами. Ладно, лодка гражданина Онуфриева – как-никак солидное движимое имущество. А эти бахилы… сам, в общем, разбирайся. Плащ оставили, перчатки оставили? Вот и радуйся. Предупреждаю вопрос: откуда мой молодой человек об этом узнал? Просто повезло, разговорился с одним капитаном – он в ту ночь был дежурным, тогда еще лейтенантом, вспомнил, как Сенька Крайний штурмом брал отделение, орал, что видел вора. Сам же капитан и озадачился: мол, странно, почему тогда Сеньку не проверили, когда гремела история с найденными чулками? А вдруг это он совершил преступление? А чтобы не подумали, орал на весь участок, что у него ценную собственность сперли… Хотя не то, конечно, – Галка небрежно отмахнулась. – Сенька дохляк и неудачник, он бы такое не провернул. Да и зачем ему?
   – Он жив? – вздрогнул Андрей.
   – Странное дело, но да, – почесала щеку Галка. – Пережил он тогда немало – тонул вместе с лодкой, летняя кухня у него горела, бандиты наезжали, отнимали добычу. Сломался мужик, работу бросил, запил. Сейчас практически не просыхает, пропивает последнее имущество. Но обитает все там же: на Тепличной, у оврага. Номер дома не помню – то ли 13, то ли 17…
   – Нужно навестить его, – сказал Андрей.
   – Обязательно, – кивнул Борька. – Только безнадежно это, Андрюха. Что сейчас этот запивохин вспомнит? Он и девять лет назад-то воришку толком не разглядел.
   – Я тоже так считаю, – пробормотал Игнат, – но навестить алкоголика надо, тут без вариантов.
   Добавить к сказанному было нечего. Это было все, что удалось собрать. Пища для размышлений появилась, но не больше того.
   – Ладно, ребята, спасибо и за это, – вздохнул Андрей. – Расходимся, уже поздно.
   – А выпить? – возмутился Игнат, хватаясь за бутылку. – Вроде все обговорили, можно и посидеть.
   – Наливайте! – встрепенулась Даша. За полчаса она не вымолвила ни слова, но очень внимательно слушала.
   – Поздно уже, – поморщился Андрей. – Топайте на фиг, пока мосты не развели.
   – Будь проще, Андрюха, – взбунтовался Борька. – Глядишь, и люди к тебе когда-нибудь потянутся. Ты что, неживой уже?
   – Парни, как жаль, что вы не летаете… – скрипнул зубами Андрей.
   – Они правы, – заявила Галка. – Не по-русски это – оставлять водку. А пока не выпили – держи. – Она порылась в куртке и извлекла старенький «Сименс» с треснувшим корпусом. – В общем, мы тут с пацанами поговорили и решили рискнуть. Батарейка заряжена, дня на три зарядки хватит. В телефонной книге четыре номера: мой, этих двоих недоделанных, – кивнула она на поскучневших приятелей, – и моего молодого человека. Но последнее – на самый крайний случай. Без нужды не звони. И помни: если тебя заметут с этим телефоном, то на зону поедем вместе.
   – Правда, в разные зоны, – хмыкнул Борька.

   Андрей завел Дашу в самую глушь урочища. Там они могли не опасаться облавы. Тайга застыла, мглистый лунный свет растекался по земле. Блуждали туманные тени. До наступления темноты он успел построить в низине шалаш, натаскать в него все необходимое для комфортного сна.
   – Не помылись… – бормотала Даша, обвиваясь вокруг него. – Скоро привыкнем, такими и будем ходить. Странно здесь как-то, – она опасливо поглядывала через его плечо. – Такое ощущение, что привидения летают, нашептывают что-то. Не сказать, что очень страшно, но как-то… необычно…
   – Пусть летают, – лениво бормотал Андрей. – Это аномальная зона, здесь всю дорогу какие-то странности. Пока ты со мной, можешь ничего не бояться.
   – Я и дальше хочу быть с тобой… – прошептала она и закопалась ему в воротник.
   – Но мне же сидеть по гроб жизни, – рассмеялся Андрей.
   – Так докажи, что ты невиновен.
   – Я и пытаюсь…
   Она задумалась.
   – Знаешь, Андрюша, я, конечно, не обладаю твоей интуицией, но кое-что умею чувствовать. Ты заметил, что я не сказала ни слова, пока вы с друзьями обсуждали наболевшую тему? Я внимательно слушала, моделировала ситуации, прислушивалась к ощущениям. Что-то не так, Андрюша.
   – Что именно? – он напрягся.
   – Не знаю. Во всем происходящем было что-то неестественное, натянутое. Словно кто-то очень боялся. Не тот страх, что нас поймают, а что-то другое… Не могу популярно объяснить, просто чувствую. Ты ничего такого не испытывал?
   – Боюсь, что нет… – отозвался Андрей.
   – Я могу и ошибаться. Попробуй разложить это дело по полочкам – как молекулы на атомы. Какие главные улики против тебя? Они ничтожны. Пуговица со штормовки – ее оторвали за день-за два до преступления и оставили на поляне после убийства. Сомнительно, что ее подбросили потом. Не забывай, что начальные следственные действия проводили люди, которые не знали о твоем существовании и о том, что тебя подставят. То есть работали обычные оперативники. Как они узнали, что эта пуговица принадлежит тебе? Явно кто-то надоумил. Почему явились с обыском и сразу полезли под сарай, найдя эти пресловутые сапоги от комплекта химической защиты? Значит, тоже была наводка. Кто их мог тебе подбросить? Думай. Если придумаешь, отсюда и надо плясать…
   – Бесполезно, – засыпая, проговорил Андрей. – Подбросить мог любой, не так уж сложно…
   Он очнулся посреди ночи, распахнул глаза. Даша скатилась с него, разметалась и посапывала в сторонке. Он ее не чувствовал, оттого, наверное, и снилось что-то пакостное. Будто снова был в армии, карантин, курс молодого бойца, почему-то глухая овражистая местность. На него смотрели колючие глаза из-под стекол противогаза. Глухая команда: «Защитный костюм надеть! Газы!» – и он начинает совершать нелепые движения, путается в хлястиках, а веревка держателя почему-то чересчур длинная, приходится забрасывать на шею. Она сжимает горло…
   Сумрачные тени бродили по лесу, зыбко растекались, легкий ветерок ворошил сухую листву. Снова «ночные дозоры» патрулируют урочище. А ведь он был не прав. Даша умница, наставила на истинный путь. Вот откуда нужно отталкиваться. «Подбросить мог любой, не так уж сложно…» А почему, собственно, любой? Думай, голова. Твой дом и придомовая территория на Кривобалочной улице в 2004 году были окружены рослым забором. Он сам его возводил годом ранее, после того как пьяная компания с соседнего участка возомнила эту территорию своей. С пьяной компанией он разобрался, но мама попросила отгородить участок. Такая же ограда с улицы – можно перелезть, если не боишься сесть на клин. На калитке замок, на ночь закрывается во избежание нежелательных посещений. Допустим, можно перелезть, хотя и трудно. Но как объехать страшную и злую кавказскую овчарку Джохару, чья будка находилась недалеко от сарая? Отличная собака, преданная по уши, с виду монстр, оттого и кличку получил соответствующую. Всегда привязан, на звуки извне не реагирует, но если происходит что-то на его территории, то лучше любой сигнализации. Проснется от шороха и поднимет громогласный лай. А если еще и схватит, то точно не поздоровится. Обманули Джохара, неслышно прокрались к сараю? Нереально, у этой псины потрясающее чутье. Признал знакомого? Тоже неверно, это днем он на знакомых не лаял, а ночью бы обгавкал за милую душу. Гулять его практически не выводили, так и просидел у своей будки большую часть жизни. В 2009-м он умер от старости, мама писала. А в те дни он был на цепи постоянно. Мама уже вышла на пенсию, большую часть времени проводила дома. Трагедия произошла 21 июля. Тела нашли 22-го. Днем 23-го он был свободен от смены, грустил дома, мама пыталась его как-то утешать. Точно, это было через день. Он вспомнил, что услышал пронзительный кошачий вопль, Джохар рвался с цепи. Выскочили на улицу – ничего особенного. Бродячий кот перелез через забор с соседнего участка и по незнанию шмякнулся под будку. А когда на него бросилось чудовище, ошалел от страха и шмыгнул под сарай. И ни в какую не желал оттуда вылезать. Андрей лично вытаскивал его оттуда граблями, светил фонарем. Не было там ничего, кроме кота. Пустое пространство между стопками кирпичей. Кое-как извлек это шипящее перепуганное существо, напоил молоком и отправил восвояси. То есть 23-го под сараем никакого свертка не было. А 26-го за Андреем пришли в лесничество, забрали. Часом ранее заявились к матери, орали, чтобы угомонила свое отродье, пока они его не пристрелили. В дом даже не заходили. Порылись для отвода глаз в поленнице с дровами, в компостной яме, потом залезли под сарай и с торжествующим видом извлекли сапоги от ОЗК. Подбросили НЕ ОНИ, мама бы заметила, у нее всегда был порядок с глазами и головой. То есть резиновое изделие подложили в течение трех дней – с 23-го по 26-е. И вряд ли это сделали ночью – во всяком случае, вероятность невелика. А также сомнительно, что в отсутствие хозяйки… Чушь какая-то вырисовывалась.
   Единственный человек мог дать хоть какой-то ответ. Если вспомнит. МАМА.
   Андрей в растрепанных чувствах ударил кулаком по охапке хвои. Подпрыгнула Даша.
   – Все в порядке? – испугалась девушка.
   Он обнял ее:
   – Спи…
   А утром вскочил – уверенный, решительно настроенный. Солнечные лучи просачивались через листву. Даша сидела перед ним на коленях, хорошенькая, само смирение, смотрела на него влюбленными глазами и гладила по небритой щеке.
   – Ты прямо из сказки, – заулыбался Андрей.
   – Ага, – она кивнула, – выгнали.
   Он всмотрелся:
   – Да, действительно, бледная ты сегодня.
   – Помылась, – объяснила Даша. – Ручей под боком, я рискнула до него дойти. И пулей обратно. Портал не разверзся. А теперь рассказывай, дорогой. Чую, ночью явилась тебе истина. Ты же не хотел обмануть спящую девушку?

   Женщина в стареньком заштопанном плаще подошла к окну и отогнула шторку. Несколько минут назад она вернулась из магазина, еще не разделась, только поставила на стол пакет с покупками. Вокруг нее в последнее время происходило что-то загадочное. То странное чувство несколько ночей назад, когда ей казалось, что в доме кто-то был. То пронзительная головная боль, то необъяснимый подъем на ровном месте и страстно хотелось мыть посуду, мести избу, колоть дрова, освоить старенький компьютер, оставшийся после сына. А потом опять нападала депрессия, тоска закручивала горло морским узлом. Она отогнула шторку, выглянула наружу. Из дома было плохо видно – мешал забор, но, похоже, та машина все еще стояла. Над гребнем ограды прорисовывалась мятая крыша. Старенькие бледно-синие «Жигули» – в райцентре такого хлама еще хватало. Когда она возвращалась из магазина, ее не оставляло чувство, что эти «Жигули» тащатся за ней. То проедут немного, встанут, потом еще немного проедут, приткнутся к обочине. Не может Тамара Александровна ходить быстро, тем более с пакетом – ноги болят, одышка с каждым годом все сильнее. Наверное, померещилось, ведь бывают же совпадения одно на тысячу – как бывший математик, она прекрасно об этом осведомлена. Да и кому понадобилось за ней следить?
   Она вздохнула, посмотрела в зеркало. В принципе, не старая, телосложение почти не изменилось, только волосы совсем седыми стали, морщинок много. В калитку забарабанили. Женщина вздрогнула и вновь прильнула к окну.
   – Тамара Александровна, вы дома? – раздался громкий и, похоже, рассерженный женский голос. – Я знаю, что вы дома, открывайте! Сколько можно вас ждать? Вас уже несколько дней ожидают в бухгалтерии, чтобы вы пришли и осчастливили нас своей подписью. Вам пенсию выдали? Выдали! Этот горе-алкаш, который называет себя почтальоном, забыл взять с вас роспись! Вам звонили уже трижды! А сегодня надо сдавать отчетность! Тамара Александровна, открывайте, мне придется вас лично препроводить, а то вы никогда не дойдете! – И в калитку забарабанили с новой силой.
   Женщина пожала плечами: что за чушь? Почтальон не алкаш, за пенсию она расписалась. Действительно, происходит что-то непонятное. Она накинула шелковый шарфик поверх плаща и вышла на улицу. Заскрипела щеколда. За порогом стояла молодая рассерженная женщина со смутно знакомым лицом и папочкой под мышкой.
   – Ну, здравствуйте вам, Тамара Александровна! – возбудилась особа. – Вы, ей-богу, как депутат – обещаете и ничего не делаете! Трижды обещали прийти и все никак не можете добраться до райсобеса! Думаете, бумажка сама к вам придет?
   – Но позвольте… – растерянно начала пожилая женщина.
   – Вот только не надо отвечать на риторические вопросы! – взвилась особа. – Собирайтесь, пойдемте, не с полицией же вас доставлять!
   Особа подмигнула. Такое ощущение, что она старалась не для Тамары Александровны, а для людей, сидящих в синих «Жигулях» на другой стороне дороги. В салоне находились двое и явно развернули уши по ветру.
   – Тамара Александровна, сделайте покорное лицо и ничего не говорите… – прошептала особа, округляя глаза. – За домом наблюдает полиция, они не должны ничего заподозрить… Отлично, вы уже одеты! Пойдемте, пойдемте, клянусь, мы сегодня сделаем это!
   Особа явно переигрывала, хотя, возможно, именно такой была по жизни. Тамара Александровна заволновалась. Она заперла калитку. Женщины пустились в путь по пыльному тротуару. Здание райсобеса находилось в конце улицы в пяти минутах ходьбы. Краем глаза Тамара Александровна обнаружила, что синие «Жигули» развернулись и пристроились в хвост.
   – Что происходит? – прошептала женщина. – Кто вы? Мне кажется, я вас смутно помню…
   – «Bombasse», – буркнула особа. – Вульгарная девица с привлекательной фигурой. Образование – не осиленное высшее… Я училась с вашим сыном, живу на Разъездной улице, вы мне однажды три кола за одну неделю вкатили – ух, никогда не забуду…
   – Боже правый, Галина, вы почти не изменились! Что случилось, почему за нами едет полиция? Где я не расписалась?
   – Везде вы расписались, не для вас концерт, – буркнула Галка. – Если не съедят, то я старею. Идите рядом, Тамара Александровна, и ни о чем не спрашивайте. С вами хотят поговорить. И не надо, ради бога, волноваться…
   Как не волноваться? Она от волнения готова была собственный рукав съесть! Но послушно семенила за Галиной. Битый тротуар, примитивная ограда высотой в полметра, за оградой жиденькие астры. Синяя «жулька», как побитая собака, волоклась в отдалении. Обшарпанное здание райсобеса, на крыльце сосредоточенно дымила хмурая «делопроизводительница» с оглушающим бюстом. Неприязненно покосилась на входящих, посторонилась. Галка пропустила онемевшую Тамару Александровну, шмыгнула за ней. Они прошли в полутемный вестибюль – здесь решительно экономили на электричестве. На выход проследовали двое пенсионного возраста. Галка терпеливо дождалась, пока они выйдут на улицу, подлетела к окну.
   – Есть! – воскликнула она возбужденно. – Обманули – как Штирлиц Третий рейх! Сидят в машине, не выходят. Тамара Александровна, у вас есть максимум десять минут, а то эти олухи начнут дергаться.
   – Я не понимаю, – задыхалась от волнения Тамара Александровна. – Для чего мне нужны эти десять минут?
   – Пойдемте, плацдарм подготовлен, нужные люди на стреме… – Она схватила растерянную женщину под локоть и потащила – но не в лоно районной бюрократической системы, а в конец коридора, на лестницу, ведущую в подвальную часть. Под лестницей был такой же коридор, такие же кабинеты. Тянуло табачным дымом, в недрах подвального помещения стрекотал принтер. Из этой части здания имелось два выхода. Еще пятнадцать минут назад второй был заперт, но люди «в теме» отыскали ключ и впустили пару смутных личностей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация