А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбитая жизнь" (страница 12)

   Ну, что ж… Он усмехнулся: кто же знал, что так досадно все сложится?
   – Кстати, насчет государственной измены, – суховато сообщил он, и Даша вздрогнула. Можно смело говорить, прикладом не ударит, приклад у него. – Я так понимаю, что продать Родину ты не успела. За намерение не судят. Может, и к лучшему – не придется вздрагивать всю жизнь и терять последние нервные клетки. Возвращайся домой, спокойно живи и выдумывай более приличные способы срубить деньжат. Мне жаль твоих родных, тебя… но поверь, оно того не стоит.
   – Ты ничего не понимаешь… – прошептала она.
   – Ладно, пошли! – Он первым вышел из комнаты.
   Даша что-то пробурчала, неохотно поднялась и поволоклась за ним. Он выбрался из здания, вдохнул полной грудью. Непросто прощаться с иллюзиями, но иногда это нужно, дабы просветиться, осознать свою наивность. Даша выбиралась за ним, ворча под нос, – вся серая от потрясения и цементной пыли, с ликом библейской страдалицы. Она уставилась на него, прерывисто вздохнула.
   – Уходи, – сказал Андрей. – Видеть тебя больше не хочу.
   – Почему? – Ее глаза вновь наполнились слезами. – Подожди, Андрей, так нельзя… Прости меня… Я просто не соображала… Ты же не думаешь, что я собиралась в тебя стрелять?
   – Прощаю, – он холодно улыбнулся. – Я не думаю, что ты собиралась в меня стрелять. Вот в этом направлении и следуй дальше – на северо-восток. Ты не неженка, дойдешь до трассы. Могу подкинуть деньжат – пару тысяч я способен тебе выделить.
   – Подожди, не совершай еще одну ошибку… – Она не в шутку испугалась, хотела схватить его за рукав, но не стала, когда он посмотрел на нее с таким выражением. – Господи, да что же ты творишь… Андрей, я умоляю, прости… Это было затмение, дурь, наваждение… Неужели ты мне ни капельки не сочувствуешь?
   – Всего доброго, – вздохнул он.
   – Да постой ты… – Даша откровенно запаниковала. – Ну, проводи меня хоть до границы периметра, это же совсем рядом.
   – Ладно, пошли, – поморщился он. – Только не липни и не делай страстных заявлений. Уже не действуют твои чары…
   – Ах, чары! – разозлилась Даша. – Это где ты видел мои чары? Я хоть раз перед тобой притворялась, бревно ты бесчувственное?
   Он зашагал к углу соседнего здания, повернул и встал как вкопанный. Даша, семенящая следом, не соблюдала дистанцию, отдавила пятку. В десяти шагах от Андрея стоял патрульный «УАЗ» с распахнутыми дверьми. Возле него толклись четверо в полицейской форме – среди них была одна женщина – и сварливо выясняли отношения. Женский голос перебивал мужские голоса, взмывал к небу.

   Потрясающая акустика в этом славном местечке. Копы их не слышали, а они не слышали копов. Поэтому при встрече все застыли в изумлении. Ничего удивительного: второй день шныряют по округе полицейские машины, крутились вокруг заброшенного объекта, услышали выстрелы и решили полюбопытствовать…
   – Стоять! – взревел плечистый лейтенант, хватаясь за кобуру.
   Андрей попятился. Мельтешили перед глазами испуганные физиономии, копы хватались за свои короткие автоматы. Андрей стеганул короткой очередью им под ноги – он еще не выжил из ума убивать блюстителей порядка. Полетели камни из разбитой бетонной дорожки. Отшатнулись служители закона.
   – Бежим! – крикнул он, хватая Дашу за ворот и швыряя обратно.
   Девушка отлетела, закричала от страха. Не успела приземлиться, как Андрей ее схватил за руку, поволок за собой. Они неслись вдоль замшелого сооружения под номером «пять», о чем доходчиво извещала выцветшая табличка у ворот. Андрей обернулся, хлестнул еще одной очередью, и храбрый патрульный юркнул за угол. Завелся двигатель со скандальным надрывом: вероятно, копы загружались в салон. А беглецы опять сворачивали, неслись вдоль торца сооружения – больше некуда, любая нора на этом объекте – типичный капкан, из которого уже не выбраться. И снова набрели на угол, в этих чертовых секретных угодьях сплошные углы. Справа пустырь, по курсу какая-то жиденькая лесополоса, за ней столовая, плац…
   – Туда! – Андрей выстрелил пальцем в лесополосу. – Лети, как на «ФАУ-2», и никаких разговоров!
   Девушка помчалась, петляя, словно заяц, хотя никто по ним еще не стрелял. А он утер рукавом лоб, прижался к стене. Звук мотора нарастал. Отлично! Главное, спокойствие, все штатно – и никаких столкновений с полицией. Он вскинул автомат, когда патрульный «бобик», круто вынося корму, вписался в поворот, похоже, водитель был любителем бесшабашной езды. Машина еще зависла, колеса вертелись вхолостую, водитель переключал передачу, а Андрей, прижав к плечу приклад, уже выбивал пули в правое переднее колесо. Третий выстрел достиг цели – лопнул протектор. Машина рванулась вперед, раздался скрежет – она просела на диск, завертелись лохмотья раскромсанной резины. «Уазик» завилял, шофер не удержал баранку – и машина понеслась зигзагами вправо, а «экипаж машины боевой» в четыре голоса исполнял надрывную вокальную партию! Приятно посмотреть. Андрей уносился прочь гигантскими прыжками, пробуравил лесополосу и запрыгал по плитам строевого плаца, красиво обрамленным колосящимися в стыках сорняками. Он догнал запыхавшуюся Дашу, схватил ее за шиворот, хотя, возможно, это было ни к чему.
   – Я сама… – хрипела Даша. – Убери руки!
   Андрей обернулся уже на краю плаца, ахнул. Оказывается, местные полицейские умели не только лениться и вразвалочку передвигаться по вверенной территории. Исполнившись злобы, они покинули пострадавшую машину, бросились в погоню, выскочили всей толпой из лесополосы и вскинули автоматы. Андрей без предупреждения сделал подножку, перехватил девушку за талию и повалил в гущу репейника за пределами плаца. Она стонала, выплевывала кровь, а над ними уже завис плотный свинцовый рой. Менты лупили, не жалея патронов, сопровождая стрельбу разнузданными комментариями.
   – Боже, в меня столько не влезет… – стонала Даша.
   – Чего не влезет? – не понял он.
   – Пуль… – объяснила девушка.
   – Почему хрипишь? – начал он беспокоиться.
   – А я не на перину упала… – огрызнулась Даша.
   Автоматчики перезаряжали. Он взметнулся и выпустил длинную очередь над головами. Метались в панике фигурки, ныряли обратно за деревья – немного же им надо для полного разброда и шатанья. Затвор не клацал, значит, в магазине еще что-то осталось. И вновь они неслись, имея сомнительную фору. Андрей забросил автомат за спину. Они побежали мимо бараков, мимо памятной дозорной вышки, пронеслись по поваленной заградительной сетке, рискуя изрезать пятки о шипы. Уже совсем близко был спасительный лес. Они бежали по хрустящим сучьям, путались в жидком подлеске, нырнули в овраг, промчались по его падине, чтобы сбить со следа погоню, и выбрались на каменистую тропу у подножия Вшивой сопки. Андрей свалился на колени. В глазах рябило, дыхание сбилось. Даша свернулась клубочком, изрыгала хрипы, кровавую слюну. Она выглядела так, словно ей в спину попала пуля. Андрей подполз к ней на корточках, исследовал спину – не было там никакой пули. Прислушался. Матерки не оглашали живописный лес, охотники в погонах сбились со следа. Он позволил им еще немного отдышаться. Встал, и Даша поднялась. У нее дрожали ноги, а в глазах застыла неуемная евангельская скорбь.
   – Собственно, ничего не изменилось, девушка, – сухо сообщил Андрей. – Мы выпутались из очередной передряги, и это нормально. Наши отношения остаются прежними. Сейчас ты разворачиваешься и топаешь вон туда, – он выстрелил пальцем на северо-восточную оконечность Вшивой сопки. – И чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше для тебя. В тех местах никто искать тебя не будет. Километр на восток, повернешь направо – и милости просим к федеральной трассе. И чтобы я больше тебя не видел.
   – А ты? – Она опустила глаза.
   – А я возвращаюсь на войну. Которая, собственно, не женское дело.
   – Андрей… – попыталась вставить девушка.
   – И не зли меня, – начал он раздражаться. – Между нами все кончено. Давай, двигай! Я верю в тебя. Ты должна дойти до конца.
   – Как изящно ты меня послал… – Она горестно вздохнула, опустила плечи и побрела по тропе. Прошла немного, повернулась, грустно глянула ему в глаза.
   – Именно так, – кивнул Андрей. – Ты двигаешься в правильном направлении.
   Он отвернулся, чтобы девушка не видела, как острая соринка попала в глаз, заковылял в противоположную сторону…

   Островский маршевой рысью двигался в южном направлении, твердил себе, что поступил правильно, только так и надо с этими коварными существами. Пусть знают, что их чары не всесильны! Мужская гордость не продается. А он себе и лучше найдет! Вон их сколько, хоть лопатой греби! Фыркал, что-то рычал себе под нос и на какой-то миг выпустил ситуацию из-под контроля.
   – Стоять! – громогласно взревели под носом, и над косогором выросли три мужские фигуры – страшные, небритые, рассупоненные. Так качественно повалялись в грязи, что полицейская форма в глаза уже и не бросалась. – Живым его хватайте, мужики!!!
   И вся банда с плотоядным рычанием бросилась на него. Вот теперь-то закон поквитается с опасным преступником. Обманули, черти! Вычислили траекторию его движения и помчались наперерез. Хорошо, что живьем, а то давно бы изрешетили. Он не стал орать дурным голосом, иногда лучше промолчать, прежде чем ударить, но тоже смастерил свирепое лицо, бросился в контратаку со сжатыми кулаками. Автомат за спиной, это плохо, в один прием его не скинешь… Эти черти ничем не отличаются от вчерашних бандитов. Те же рожи, те же повадки, только форма другая.
   Они столкнулись, словно два разогнавшихся автомобиля. Замельтешили кулаки, рвалась кожа, брызгала кровь. Он не смог сдержать нахлынувших эмоций, тоже заорал – на подъеме, со всей положенной страстью. Бил по взбешенным лицам, по перекошенным глоткам, куда-то попадал, куда-то мазал. Полицейские наседали, стремились вывернуть ему руки. Он пропустил удар коленом ниже «достоинства», и ярость брызнула фонтаном – неужели не справится с этими «заморышами»? Ну, подумаешь, немного устал. Он завертелся, начал бить локтями, головой, треснул кого-то по зубам. Подсечка, толчок, и конопатый сержант вылетел из месива, сделал стойку на голове, саданулся задницей о трухлявый пенек. Удар, еще удар – и у лейтенанта очень живописно оттопырилось ухо, а в глазах обосновалась тревога. Он опрокинулся в сторону, схватил с земли оброненный автомат, но уже летела в наступление закрученная пятка, выбила оружие, пробила грудь, и офицер, кувыркаясь, покатился по крошечной поляне. Так вас всех!!! Андрей злобно фыркал, метался со сжатыми кулаками между трех сосен. Все, достаточно, иссяк боевой задор, обвисли натруженные плечи. Лейтенант постанывал: он, похоже, вывихнул себе шею. Но ничего, жить будет. Офицер смотрел со злостью, как над ним завис и презрительно щерится беглый преступник. Попробовал пошевелиться и взревел от боли. Добивать такого было бы ниже достоинства. Он обошел всех «пострадавших», собирая автоматы. У веснушчатого сержанта были проблемы со зрением, причем серьезные, зрачки носились по кругу, как карусели в парке культуры. А еще он повредил кости таза, когда треснулся о пенек. Он извивался, делал тщетные попытки перевернуться на бок.
   – Помоги… – простонал он, видя перед собой лишь силуэт.
   – С чего бы? – удивился Андрей. – Я похож на человека, подрабатывающего в обществе защиты полицейских?
   Младшему сержанту тоже предстояло подлечиться. Его рвало, из раскуроченной челюсти хлестала кровь. Он пребывал в кромешном ауте. Андрей, кряхтя, опустился на колени, приподнял за подбородок голову пострадавшего. Зубов в перекошенном рту явно убыло. Как минимум четыре «удаленных», и парочку придется наращивать.
   – Ну, ничего, ничего, – похлопал он пострадавшего по плечу. – Помни: два часа не есть.
   Андрей и сам бы с удовольствием пристроился рядом и пару часов всхрапнул. Он вздохнул и потащился дальше, не сбиваясь с маршрута. Размахнулся и забросил все три автомата в пролегающую рядом лощину. Пусть ищут. А только выбрался на полянку, овеянную ароматом душицы, и уже собрался рухнуть без задних ног, как за спиной прозвучал насмешливый женский голос:
   – Конечная станция, милый друг… Руки подними!
   Холодный пот заструился по спине. А это как прикажете понимать? Развитие, кульминация и неожиданный финал? Определенно с головой творится что-то неладное: он ведь помнил, что парней было четверо. И не все они были парнями…
   Он медленно повернулся, поднимая руки, впадая в самые неприятные предчувствия. В пяти шагах стояла женщина в полицейской форме и целилась в него с обеих рук из табельного пистолета. Ее лицо уродовала циничная насмешка. Там, на объекте, женское лицо просто мелькнуло, он его не узнал… Ульяна Зотова, девушка, на которой он собирался жениться и которую бросил ради вернувшейся Ларисы Луговец! Ведь друзья предупреждали, что она работает в полиции, злобная грымза, никого не любит, даже сослуживцев, зверствует, злоупотребляет, даже свои ее боятся, а прочие граждане обходят за три квартала… Они нисколько не преувеличивали. Лицо Ульяны обострилось, стало каким-то мужеподобным, глаза уменьшились до пронзительных шариков. Безжизненные липкие волосы вываливались из-под форменной шапочки. Где крепенькая хохотушка с каштановыми кудряшками, которая так пылко к нему льнула, исполняла любую прихоть? Он никогда не любил Ульяну, но она ему нравилась – видит бог, нравилась. Он был согласен на ней жениться, считал, что стерпится – слюбится, что нельзя разбрасываться такими девчонками…
   – Ну, здравствуй, Андрюша, – процедила Ульяна. – Вот и свиделись…
   Она готова была стрелять, на это и настроилась, но решила обождать, пообщаться по душам после долгой разлуки. И ведь не пошевелишься, куда там сбрасывать автомат, показывать акробатические трюки. Они обязаны были встретиться, и почему он к этой встрече не подготовился?!
   – У тебя аллергия на меня? – поинтересовалась Ульяна. – Ты покрываешься подозрительными синими пятнами.
   – Послушай, Ульяна… – забормотал Андрей. – Я понимаю, что у тебя нет причин меня любить, но давай поговорим спокойно, хорошо? Все, что случилось девять лет назад, – подлая подстава. Кто ее провернул, я, кажется, догадываюсь. Но еще не выяснил, кто и как осуществил и зачем это было надо. Именно поэтому я бежал с зоны и приехал в родные места, чтобы выяснить, кто со мной это проделал и кто убил людей из группы Менделя. Подумай сама: если бы я совершил эти убийства, неужели вернулся бы в родной Выжинск? Ты же умная девушка, вдумайся. А то, что я порезвился тут вчера, так извини. Эти подонки убили ни в чем не повинных девушек, охотились на четвертую, еще и меня до кучи собирались пристрелить. Я должен был с ними разделаться, это же элементарно. Прости, что ваших избил, но они сами напросились. Поверь мне, Ульяна, помоги разобраться с тем делом, тебе же проще это сделать, ты работаешь в полиции.
   Она смотрела очень пристально, загадочный огонек поблескивал в прищуренном глазе.
   – Ты понимаешь, что я хочу сказать? – на всякий случай уточнил он. – Ты еще здесь? Я опущу руки, ага?
   – Не-а, – качнула она головой, и загадочный огонек превратился в пугающую льдинку. – А теперь послушай меня внимательно, женишок несостоявшийся. – Ульяна тщательно проговаривала слова, дабы он усвоил их без всякой двусмысленности. – Мне плевать на тех воров, что приехали сюда охотиться, плевать на их охрану и на то, что ты их всех перебил. Мне плевать на девчонок, которых они замочили, – сами виноваты, никто их сюда не звал. Плевать на наших остолопов, которым ты кости переломал. Мне плевать на бабу, с которой ты бегал, и на то, куда ты ее дел. Мне плевать, убивал ли ты людей из группы Менделя, а если не убивал, то мне плевать, кто это сделал. Единственное, на что мне не плевать, так это на тебя… – Он видел, как подрагивает палец на спусковом крючке, – она испытывала сильное желание его нажать. – Ты сломал мою жизнь, когда опять связался с Лариской, ты опозорил меня перед всем райцентром, ты полностью этим поступком перевернул мои представления о мире. Думаешь, я неадекватная и не понимаю, что происходит? Угадай, почему я пошла в ментовку? Потому что людей ненавижу. А больше всего тебя – уже целых девять лет. Раньше любила, теперь ненавижу. Поделиться сокровенной мечтой? Да ты и сам понял – вот этими руками тебя убить. К сожалению, руки были коротки, тебя отправили на зону, но тут такой сюрприз – ты возвращаешься… Просто царский подарок, Андрюшенька. Может, мне легче станет, когда я это сделаю? – Ее глаза плотоядно засмеялись. – Жизнь заиграет новыми красками, люди вокруг будут казаться не такими ублюдками. Как ты считаешь?
   Андрей похолодел. Перед ним стояла отмороженная профессионалка, одержимая жаждой мщения. Что ей будет? Напал опасный преступник, она защищалась всеми доступными способами…
   – Не думаю, что тебе от этого станет легче, – буркнул он надломленным голосом.
   – Проверим? – проговорила женщина.
   Прогремел выстрел.
   Он все еще был жив – не взмыла над лесом неприкаянная душа. Почему его сегодня весь день пытаются убить?! Он облизнул пересохшие губы. Ульяна смеялась. Он в принципе слышал, как пуля пролетела в стороне и сбрила кусок коры с дерева.
   – Ладно, хватит, – сказала Ульяна. – Считай, что я насытилась.
   Андрей приготовился метнуться в сторону. Нелегко тягаться с пулей, но хуже ведь не будет. Но тут за деревом, которое она изувечила, что-то мелькнуло. Взмыла коряга, пронеслась по воздуху, упала в траву недалеко от Ульяны. Она отшатнулась, чуть не пальнула в эту корягу. Ствол оторвался от мишени. А из-за дерева уже летело гуттаперчевое тельце, замахнулось другой корягой, стегануло, словно шашкой, – Ульяна взвыла, выпустила пистолет и повалилась ничком. Из разбитого затылка хлестала кровь. Даша подбежала, ударила ногой по пистолету, и Андрей зачарованно смотрел, как личное стрелковое оружие, кувыркаясь, катится в канаву. А Даша уже заламывала ей руки, возмущенно пыхтела. Андрей опомнился, подбежал, оттащил и изумленно на нее уставился. За час разлуки девушка краше не стала: в волосах запеклась листва, под глазами обрисовались черные круги. Ее трясло, словно наркоманку. Но она могла себе позволить снисходительно усмехнуться.
   – Привет… – пробормотала Даша.
   – Привет, – отозвался Андрей и повернулся к Ульяне.
   Работница полиции, к счастью, не умирала. Но и не хотелось бы, чтобы она умерла. Женщина стонала, теряя сознание, в ране на затылке не было ничего ужасного: небольшой шов, и зарастет как на собаке.
   – Спасибо, – поблагодарил Андрей. – Очень кстати. Почему ты здесь?
   – Стреляли, – сглотнула Даша. – Я тут неподалеку тебя искала. Андрюшенька, мне страшно идти одной до федеральной трассы.
   «А придется», – безжалостно подумал Андрей.
   – Кто она? – поколебавшись, спросила Даша. – Вы так мило тут беседовали. К сожалению, я не все услышала.
   – Эта женщина… – обреченно вздохнул Андрей. – Много лет назад она едва не стала моей женой.
   – У тебя отличный вкус, – похвалила Даша. – Просто королева. Позволь, я, кажется, догадываюсь. Ты разбил ей сердце…
   Он смутился. Даша смотрела в самую душу, осуждающе качнула головой:
   – Господи, ты вор, ты украл лучшие годы ее жизни. И снова грубая ошибка, Андрей. Нельзя выбрасывать старые игрушки. Игрушкам это может не понравиться, и они объявят тебе войну. Ты даже в этом деликатном деле вел себя как настоящий мужлан. Слушай, – она нахмурилась, – раз уж эта дама такая мстительная и злопамятная, не могла она замыслить убийство девушки, на которую ты ее променял, а заодно и других, чтобы никто не догадался?
   Андрей поперхнулся от такой мысли:
   – Отличная идея, но это не то… Ульяна убила бы меня, а не Ларису. О чем ты? В те годы она была обычной девчонкой-неумехой, наивной и ни на что не годной. Это потом она заматерела, занялась спортом, подкорректировала свои моральные принципы.
   Он оттащил Ульяну к дереву, прислонил, порылся в сумке, что висела у нее на поясе, – там нашлись бинт и зеленка. Ульяна безучастно созерцала пространство, а он продезинфицировал рану, перевязал голову. Она поморщилась, когда он слишком туго затянул бинты. Что-то хрустнуло: Даша развлекалась на подручных материалах – положила на камень сотовый телефон Ульяны и хорошенько врезала по нему корягой.
   – Островский, я все равно тебя убью… – безжизненно пробормотала женщина. – И суку твою убью.
   – От суки слышу, – фыркнула Даша.
   – Боюсь, Ульяна, это не решит твоих проблем, – Андрей критично обозрел проделанную работу. – Кстати, как родители?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация