А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разбитая жизнь" (страница 11)

   Даша под прямым углом пересекла проезжую часть и оказалась на другой стороне дороги. А вот овраг она не форсировала – съехала в него, потащив за собой небольшую осыпь, и побежала на восток по пади. Он шел по следам, не забывая осматриваться, обходил чахлые кусты, каменные горки. Вот ее нога попала в ямку – оступилась, возможно, подвернула лодыжку. Он сел на корточки, провел расследование. Да, в этом месте Даша задержалась, сидела на земле, возможно, растирала поврежденную конечность. То есть потеряла время. Потом опять пошла, при этом шаг правой был короче левой, то есть правая нога побаливала. Он встревожился, но нет, все в порядке, просто подвернула, дальше шла нормально. Куда ее несло? Овраг тянулся параллельно дороге и заповеднику, и Даша пробежала по нему не меньше километра. Затем ее нелегкая отправила куда-то в сторону, она взбиралась на противоположный склон, съехала обратно, не найдя подходящей опоры, но вроде выбралась. Он лежал наверху, хоронясь за буйством репейника. Заповедник отступил, дорога отдалилась, и на северной стороне ландшафт менялся. Курундумский бор был практически рядом, проглядывала лысая Вшивая сопка – облезлая шишка посреди лесного массива. Следы вели туда – на северо-восток. Похоже, Даша вылезла из оврага и побежала к бору. Он повторил тот же трюк, не забыв осмотреться и пригнуться. И через несколько минут уже вбегал под развесистый боярышник, оккупировавший опушку. Серьезных препятствий дальше не было, девушка шла широким шагом, немного припадая на правую ногу. Одолела по диагонали покатую балку, обогнула малинник, вышла на тропу, тянущуюся вдоль подножия Вшивой сопки. Он недоумевал – куда ее несло? В одиночку решила выйти к федеральной трассе? Но чем ее не устраивала его компания – особенно после столь жаркой ночи? На северо-востоке ничего нет, кроме заброшенного военного объекта, когда-то принадлежавшего 12-му управлению Министерства обороны СССР… Стоп! Он встал, осененный. Так вот оно что… Но нет, вздор, объект заброшен, пропадает под «культурными слоями» и никому не нужен. А если нужен? А если человек знает, чего он хочет? Сердце забилось, он ускорил шаг. Непонятно, но интересно, и лучше не думать, какие слова она шептала ночью, забыть то мимолетное счастье – жалкое, подленькое…
   Следы определенно вели к объекту. Он чуть не пропустил то место, где она сошла с тропы и снова углубилась в лес. Знатоком данной местности Даша не была – могла бы найти дорожку короче. Дальше был плотный ельник, и чего ее понесло в эту глушь? Несколько раз она садилась на корточки, чтобы проползти под сомкнувшимися лапами, и ему приходилось повторять ее маневры. Объект располагался между лесистыми возвышенностями, в пологой чаше, заросшей сосняком. В лучшие годы он чем-то походил на санаторий. Трехэтажные кирпичные бараки воинской части, безыскусное здание штаба, мастерские, подсобки, склады. Плац, изрытый провалами, в которых буйно колосились сорняки. В этой части объекта не было ничего секретного, но и ее окружала двойная линия кордонов. Впрочем, ограждения превратились в символические препятствия. Столбы покосились, стальную сетку растащили рачительные хозяйственники. Изоляторы полопались и обросли грязью. Он перебрался через сетку, перебежал контрольную полосу, превращенную в «мавританский газон», и завертелся в растерянности. Дальше следы обрывались – бетонные дорожки плохо поддавались разложению. Он заскрипел зубами: территория обширная, куда податься растерянному «леснику»? Андрей побежал вдоль бараков, взирающих на мир пустыми глазницами, и через минуту уже карабкался на дозорную вышку, прилепившуюся к западной стороне запретной зоны. Не сказать, что она смотрелась как новенькая, но пока держалась. Он не стал мерцать одиноким перстом, присел, оставив над брусом только голову. Вся запретная зона предстала как на ладони. Под ногами воинская часть с завалившимся клубом, плацем и спортплощадкой. На восток – столовая, ленточка складов. Дальше деревья сгущались, начиналась техническая территория – именно то, ради чего возводили это несчастье. Приземистые бетонные блоки, когда-то над ними простирались маскировочные сети, плоские крыши устилали дерном, засаживали травой. Сейчас на этих крышах колосились целые луга и островки кустарника. Внешность бетонных построек была обманчива – над землей возвышался один этаж, а под землю погружалось целое здание с разветвленной системой проходов и помещений. Строения смыкались под землей, образуя единую коммуникационную сеть. Еще сохранились дорожки, петляющие между объектами. Становилось дурно: чтобы обследовать эту территорию, нужна неделя. Не лезть в клоаку, подобраться поближе и ждать, пока Даша пойдет обратно? Но с какой стороны она пойдет? Дьявол, он ведь отстал от нее всего-то ничего…
   Екнуло сердце – что-то мелькнуло между замшелыми постройками. Он схватился за ограждение, уперся взглядом в то место. Это действительно была Даша! Она двигалась по восточному периметру, приближаясь к технической территории. Заблудилась… Маленькая фигурка припадала на правую ногу, спрыгнула с бетонной дорожки, осмотрелась и окунулась в заросли бурьяна. Автомат висел на плече стволом вниз. Она исчезла за углом, но вот опять возникла, вернулась на дорожку. Глаза болели от напряжения. Что она делала? Остановилась, забралась в свой замызганный жакет, что-то извлекла и припала глазами к этому предмету. Он чуть не присвистнул – смартфон! Выходит, у девушки постоянно имелось с собой средство связи. Она выискивала что-то пальчиком, возможно, карту или еще какую-то подсказку. Нашла, погрузилась в изучение. Засеменила дальше, побежала по диагонали между шишками на ровном месте, когда-то бывшими секретными объектами, пропала…
   Андрея обдало горячим потом. Теперь-то она точно не уйдет. Не так уж много «временных дыр» в том месте, чтобы бесследно пропасть. Он скатился с вышки, припустил через плац. И вскоре крался между грудами бетонных блоков, мимо раскрошившихся беседок – бывших мест для курения. Покосился на вздыбленный пандус, спускающийся к распахнутым воротам. Туда не надо, но там и не пройти – проезд заклинили раздавленные металлические конструкции, похожие на скелет крана. Военные не очень церемонились, когда покидали объект. Оно и объяснимо: спешка, разруха, секретность уже не актуальна, от былого величия СССР и плевка не осталось.
   Он пробежал мимо кирпичной пристройки к объекту, рухнул на углу перед пустырем, заваленным металлическим хламом. Здесь находилось единственное строение, в этой точке и пропала Даша. Нестандартное, со скошенной крышей, стоящее особняком от типовых объектов. Явно не склад. Возможно, здесь были какие-то лаборатории, инженерные отделы. На скате крыши под стальным навесом громоздились кожуха радиотехнического оборудования. Голые окна, выбитая дверь. Вереница подвальных окошек, затянутых решетками. Такое ощущение, что здание пытались взорвать. Хотя, возможно, не ощущение…
   Он подкрался к двери, сел на корточки под раздавленным крыльцом. Что-то скрипнуло в чреве здания, упало и покатилось. Что и требовалось доказать. Звук шел снизу. Он пренебрег главным входом, спустился в углубление перед подвальным окном, сдвинул решетку, на которой давно полопались сварные швы. Стекол в рамах не было. Да, собственно, и рам. Перелез в небольшое квадратное помещение, прижался к стене. Ничего занятного: старая рухлядь, пригодная только на дрова, тяжелый неприятный дух. Снова что-то заскрипело, словно распахнулась дверца жестяного шкафчика. Где-то в кулуарах, за пределами помещения. Это плохо. Фонаря в наличии не было. Дверь в комнате отсутствовала, хотя дверной проем имелся. Он на цыпочках выбрался в коридор, куда еще отчасти проникал свет. Прижался к стене, начал прислушиваться. Звук, как назло, прекратился. Он мысленно чертыхнулся, тихо двинулся по коридору – мимо чернеющих ниш. Андрей выверял каждый шаг, проверял носком, куда ступает. Обнаружил, что и здесь побывали мастера «граффити». На стене в освещенной зоне размашисто вывели углем слово. Безграмотные какие-то: две ошибки в слове «бой»… Коридор вдруг резко подался вниз, он чуть не упал, схватился за стену. Крутые ступени. Разверзлись врата – самые настоящие, хотя и небольшие. Он всматривался в темноту – впечатляющее разомкнутое пространство, убегающее вдаль. Что здесь делать без фонаря? Возможно, он оказался в одном из сборочных цехов, где клепали ядерные боеприпасы или что-то в этом роде. Он замялся в нерешительности – уж лучше подождать. И вдруг протяжно заскрипело за спиной, словно волокли по полу металлический шкаф. Он дернулся – надо же так испугать бывалого «лесовика»… Попятился, выбрался из подземелья и вновь оказался в знакомом коридоре. Это вторая ниша от лестницы, он уже проходил мимо нее… Андрей протиснулся внутрь, прижался к косяку. Помещение освещалось из подвального оконца – оно находилось на той же линии. Но эта комната была просторнее первой. Когда-то стены украшали обои, но сейчас осыпалась даже штукатурка. Помещение технического назначения – ржавые стеллажи практически до пола. На некоторых полках еще валялись заплесневелые «изделия», похожие на автомобильные запчасти. Пол усыпан мусором. У правой стены недалеко от окна копошилась согбенная фигурка. Даша прерывисто сопела. Ей удалось отодвинуть металлический шкаф и освободить доступ к еще одной нише – там был проход в неведомые глубины подземелья. Она возилась в темноте, что-то двигала, ломала, всхлипывала. Андрей прислушался – на самом деле всхлипывала. Значит, что-то шло не по плану. Затрещало дерево. Похоже, она отдирала косяк. Он подошел поближе.
   – Доброе утро, Даша, – глухо сказал Андрей. – Хотя какое утро, день уже, наверное…
   Реакция на его слова последовала мгновенно! Она испуганно вскрикнула, вылетела из ниши побледневшая, стряхнула с плеча автомат и хлестнула очередью. Он, ошалевший, метнулся в сторону – реакция спасла. Отлетел к стене, машинально вцепился в полку стеллажа. И вдруг почувствовал, как вздрогнула стальная конструкция, выведенная из равновесия, хрустнула стойка, накренились полки – эта штука держалась на соплях, только и ждала, чтобы свалиться на хорошего человека. Она уже падала. Андрей в ужасе попятился, наивно полагая убежать, и все же частично убрался из зоны поражения, иначе раздавило бы еще и голову. Увесистый фрагмент стального стеллажа свалился с оглушительным треском, развалившись на фрагменты, накрыл ниже пояса рычащее от злости тело…
   Было больно, но в принципе терпимо. Он ничего не сломал – во всяком случае, характерной боли не было. Но хорошенько саданулся затылком, что тоже не прибавило расположения духа. Массивный гнет придавил к полу. Он схватился за стальную конструкцию, натужился, чтобы оторвать ее от себя, протащил немного ногу, но тут что-то хрустнуло, затрещало, сломалось, и перекрещенные обломки профиля заклинили лодыжку! Он дернулся, чтобы освободиться, и от боли потемнело в глазах.
   – Господи, это ты… – пробормотала треснувшим голосом Даша, падая рядом с ним на колени. – Ты что, совсем с ума сошел, так пугать?.. Ведь сам же виноват!
   – Не пугал я тебя… – закряхтел Андрей и извернулся, перевернувшись на бок. В таком положении было легче терпеть. – Кто же виноват, что ты такая пугливая. Может, освободишь меня? – Он замолчал, начал всматриваться в ее глаза. Эх, грехи наши тяжкие…
   Бледность не сходила с ее исказившейся мордашки. Она сглотнула, отодвинулась от него подальше, смахнула рукавом пот со лба. Дрожал автомат, ствол был нацелен на Андрея. Дрожали губы, ее глаза затягивала тоскливая пелена.
   – Хочешь убить? – глухо спросил он.
   – Не хочу, – прошептала Даша. – Но, видит бог, я это сделаю…
   – Постоянно забываю о пресловутом женском коварстве, – печально усмехнулся он. – А ведь у каждой женщины это в крови.
   – Я не каждая… – проговорила Даша.
   – Ты уже говорила. Да, ошибки мы совершать умеем, – посетовал Андрей. – Ошибки у нас получаются добротные, качественные.
   – Поговорим спокойно? – предложила девушка.
   – Давай, – кивнул Андрей. – Как Отелло с Дездемоной.
   – Ну, это вряд ли. А может, ты водишь меня за нос, нет? – Голос девушки отвердел, подбородок уже не трясся, в глазах возник прохладный блеск. – Может, ты изначально за мной следил, а все остальное просто выдумка? Знал, что никакая я не Даша Лактионова, не живу в Красноярске, не работаю на кафедре. Какую я там кафедру тебе назвала?
   – Теоретической и прикладной механики, – вздохнул Андрей. – Нет, Даша, ты в это сама не веришь. Лично я – именно тот, за кого себя выдаю, и не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы в этом удостовериться. Я не знал, что у тебя другое имя, что ты обитаешь не в Красноярске, не трудишься в поте лица на кафедре. Вот теперь знаю. Паршивая из тебя шпионка. А нашел я тебя по следам, которые ты оставила. Из тебя и следопыт никудышный.
   Глаза девушки вдруг наполнились слезами.
   – Может, передумаешь меня расстреливать, а поможешь выбраться из этой ловушки? – предложил Андрей.
   Она скрипнула зубами и покачала головой.
   – Ну, как хочешь, – вздохнул Андрей. – Тогда рассказывай. Ты работаешь на иностранную разведку?
   Даша тревожно шевельнулась – ей очень не понравилась последняя фраза.
   – Скажем иначе, – поправила девушка. – На одного любезного господина из Западной Европы, работающего по научной линии. Его причастность к иностранным разведкам ничем не подтверждается.
   – Так мы еще и наивные? – удивился Андрей. – Или кого ты сейчас уговариваешь – себя или меня? Но как-то непонятно: кому он нужен, этот объект? Про все подобные объекты нашим западным партнерам было известно еще во времена «холодной войны». Все, что тут изобретали, производили, кому сгружали.
   – Популярное заблуждение, – усмехнулась Даша. – Сейчас модно так думать. Но если бы так и было, СССР никогда бы не стал сверхдержавой и не наводил ужас на приличный мир. Существовало много тайн, за которые Запад готов был платить бешеные деньги. Ты удивишься, но мозги советских ученых были устроены лучше, чем их западных коллег. Этот объект был серьезным звеном в паутине 12-го управления. Здесь даже шпионов ловили в тайге – в середине восьмидесятых. Тут находилась крупная база хранения готовой продукции, работали сборочные бригады – окончательно готовили ядерные боезапасы к боевому применению. Имелась своя научная база – что-то вроде исследовательской лаборатории. Здесь хранились и обслуживались ядерные боеприпасы почти всех видов: авиационные бомбы, боевые части крылатых ракет, специальные артиллерийские снаряды и минометные мины, боевые блоки ракет и ракетных комплексов, глубинные бомбы.
   – Ты подкована, – похвалил Андрей. – Хочешь сказать, завалялась бомбочка?
   – Пошло, – поморщилась Даша. – Неучтенные ядерные бомбы бывают только в Голливуде. В 1988-м году в 12-м управлении стали создавать Инспекцию ядерной безопасности. Тогда же стали формировать аварийно-спасательные службы под эгидой управления, потом они стали основой для развертывания системы реагирования на возможные аварии с ядерным оружием. Здесь работал высококлассный специалист, разработавший методику предупреждения аварии с помощью спектрометрических устройств, – он был первым и последним, кто до этого додумался. Методика универсальная – она работает и на гражданских объектах, скажем, на атомных электростанциях, безопасность которых в наше время весьма актуальна – вспомним ту же Фукусиму. Это был закрытый объект, отсюда запрещалось что-то выносить. Современных носителей информации тогда не было, вся работа осуществлялась в этих стенах. Разработки хранились в сейфе, – она кивнула на нишу. – Там, внизу, в отдельном кабинете. Сейф простейший, вскрывается ломом. Здесь не требовалось навороченных систем, объект и без того безупречно охранялся. Эвакуировали базу в спешке – в угоду начальству, хорошо, что успели вывезти все ценное. Восемьдесят процентов боеприпасов подверглось утилизации, остальное увезли в Забайкалье, туда же – оборудование. Самые секретные помещения взрывали, учиняли завалы. – Даша тяжело вздохнула. – Специалист лежал в районной больнице, ему вырезали аппендицит в экстренном порядке, пациента доставили без сознания. Когда он пришел в себя, поднялся, выписался – объекта под названием «Выжинск-29» в природе уже не существовало. Персоналу выписали проездные и отправили в Москву, он даже не смог зайти на объект, здесь стояли часовые – опасались мародеров. Начальство посчитало, что его разработки и гроша ломаного не стоят. Закрутила жизнь, девяностые годы, борьба за выживание… Все изменилось через двадцать лет. Специалист работал в том же институте, что и я, – в институте ядерной физики Новосибирского Академгородка. Объявились вежливые люди с иностранным акцентом, поведали, что им известно о старой разработке и они бы очень хотели ее обрести. За неплохую, естественно, сумму. Доработать с учетом современных технологий – и будет бомба. В фигуральном, конечно, смысле. И снова опоздали на несколько дней – специалист скончался, у него был рак желудка…
   – И обратились к тебе. Почему, кстати, к тебе?
   – Так вышло… – ответила Даша.
   – Ты спала с этим «специалистом»? Иначе откуда тебе известно?
   – Спала, – вздохнула Даша. – В далеком детстве. Несколько раз – когда одной было страшно. Это мой отец…
   – Прости, – Андрей отвернулся.
   – Я пошла по его стопам. Он много мне рассказывал. Но никогда, пока не появились эти люди, не возникало желание вызволить эту старую, в основном рукописную, работу. Мы трудились по другим направлениям, та методика уже забылась.
   – Почему же вежливые господа сами не поехали в тайгу? – поинтересовался Андрей.
   – Так деньги же… – Даша фыркнула. – Зелень, блин, семейства бабловых. Им проще заплатить, чем бродить по этим страшным лесам, в которых они ни черта не смыслят.
   – О какой сумме речь?
   – Хочешь посчитать мои деньги? – обозлилась Даша. – Сумма достаточная, чтобы ради нее посидеть в тюрьме. Я ненавижу это государство… – зашипела она, подаваясь вперед. – Ненавижу, как только могу. Оно способно только отнимать, воровать, создавать людям проблемы… Государству плевать, что парень, который меня бросил, ловкий махинатор, отнял у меня квартиру. Оно не пошевелится, чтобы ее вернуть. Государству до лампочки, что у моей мамы отнялись ноги, а пенсия по инвалидности – четыре тысячи. Государству фиолетово, что моего родного брата убили в армии – в мирное время, всего лишь за то, что он отказался драить сортир. А сестра скончалась в больнице из-за врачебной ошибки – у хирурга родственные связи с начальником регионального Министерства здравоохранения, так что не трогайте его, он хороший. И вот теперь, дорогой Андрюша, у меня сестренки нет, у меня братишки нет… И если ты сейчас хоть заикнешься, что я продаю свою Родину, что я изменница, то я тебе врежу по челюсти вот этим прикладом и не посмотрю, что у нас с тобой была такая яркая ночь!
   – Ты Даша? – перебил Андрей.
   – Я Даша. Только фамилия другая. И не такая уж я и неженка, чтобы ты знал. Зина Кириленко действительно была моей подругой, хоть мы жили в разных городах. Мы общались по скайпу, она описала ситуацию, о которой я тебе говорила, – все в ней чистая правда. Я сама ей предложила: дали отпуск, могу приехать в Красноярск, люди посоветовали одно замечательное местечко в вашем крае. Можем отлично провести время вдали от мужчин и прочих проблем. Я решила, что будет лучше примкнуть к компании, чем одной бродить по незнакомой местности. Сбежать от девчонок на несколько часов несложно. Кто же знал, что тут плохие парни и вся эта война…
   – Ты откровенная, – похвалил Андрей. – Неужели и вправду пристрелишь меня?
   – Пристрелю! – она вскинула автомат.
   Приступ ярости был налицо, в таком состоянии обычно и нажимают на спусковой крючок. Андрей закрыл глаза. Грохнула очередь, он даже вздрогнуть не успел. Посыпалась штукатурка со стены, забренчали по полу отстрелянные гильзы. Он приоткрыл глаза. Если слышишь выстрелы и при этом тебя не рвет на куски, то, наверное, не все так плохо. «Первая «семейная» сцена?» – озадачился он. Даша выстрелила в стену, отшвырнула автомат, села на пол, скрестив ноги, и окаменела. Слезы текли по щекам.
   – Может, поможешь мне? – робко поинтересовался он.
   – Отстань, – всхлипнула девушка. – Не до тебя. Видишь, я за гранью нервного срыва…
   Он сделал еще одну попытку подтащить ногу. Было больно, он содрал кожу, но как-то удалось ее продвинуть. Обрушилось что-то рядом с ногой – слава богу, что ничего не отрубило. Он натужился, посинел, отжал от себя громоздкую конструкцию, начал выползать из-под нее, обливаясь потом. Он выдавился на свободу поступательными рывками, перевел дыхание. Поднялся, начал себя ощупывать. Ощущения сложные, но вроде все работало. Даша покосилась в его сторону, но ничего не сказала. Она уже не ревела в полный голос, а тихо всхлипывала. Он постоял над ней, покачал головой. Прогулялся за автоматом, повесил на плечо. Комментариев со стороны не поступало. Андрей постоял у ниши, в которую собиралась пролезть Даша. Ситуация была безнадежной. Вниз вели ступени. Вернее, когда-то вели. Похоже, вояки, занимавшиеся эвакуацией, неплохо тут порезвились. Взрывом вздыбило лестницу, прижало к двери. Сложились стены, завалили дверной проем, и теперь разобрать это несчастье смог бы только бульдозер. Или бригада силачей в течение недели. Другого входа в интересующие помещения, очевидно, не было.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация