А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Контракт Паганини" (страница 14)

   26
   Ладонь

   Йона обошел и другие квартиры, однако выяснил только, что Пенелопа была соседкой тихой и почти застенчивой, принимала участие в ежегодной уборке и присутствовала на годовых собраниях. Закончив опрос, комиссар снова спустился на третий этаж.
   Дверь в квартиру Пенелопы была открыта. Техник из Службы безопасности вырезал дверной замок и положил задвижку в бумажный пакет.
   Йона вошел, остановился и стал наблюдать за криминалистами. Ему всегда нравилось следить за работой экспертов, смотреть, как они последовательно фотографируют все, что видят, фиксируют следы и заносят в протокол каждый этап. Работа на месте преступления становилась чем дальше, тем кропотливее. Ведь место преступления постепенно, участок за участком, подвергается изменениям, порядок нарушается. Очень важно сохранить его так, чтобы ни одна улика, ни один ключ к цепи событий не были потеряны.
   Йона обвел взглядом чисто прибранную квартиру Пенелопы Фернандес. Что делал здесь Бьёрн Альмскуг? Он явился, как только Пенелопа вышла на улицу. Как будто прятался за дверью подъезда, дожидаясь, когда хозяйка уйдет.
   Может быть, это всего лишь совпадение, но не исключено, что Бьёрн хотел избежать встречи с подружкой.
   Бьёрн вбежал, увидел на лестнице девочку… он так торопился, что не поболтал с ней, сказал, что ему надо кое-что найти. В квартире оставался всего несколько минут.
   Вероятно, он пришел забрать что-то, как он сказал девочке. Забыл ключи от яхты или что-то, что можно сунуть в карман.
   А может быть, он, наоборот, что-то оставил. Или ему надо было что-нибудь посмотреть, проверить информацию, уточнить телефонный номер.
   Йона прошел в кухню и огляделся.
   – Холодильник проверили?
   Молодой человек с козлиной бородкой посмотрел на него и спросил по-далекарлийски[17] тягуче:
   – Есть захотели?
   – В холодильнике хорошо прятать мелкие вещи, – сухо ответил комиссар.
   – Мы пока не занимались кухней.
   Йона вернулся в гостиную. Сага наговаривала что-то на диктофон, стоя в углу комнаты.
   Томми Кофоэд приладил скотч на прозрачную пленку и взглянул вверх, на Йону.
   – Нашли что-нибудь неожиданное? – спросил Йона.
   – Неожиданное? Нашли. Отпечаток подошвы на стене.
   – Больше ничего?
   – Все важное всегда приходит из лаборатории в Линчёпинге.
   – Заключение будет через неделю?
   – Если мы встанем у них над душой с хлыстом. – Кофоэд пожал плечами. – А я как раз собирался осмотреть место в косяке, куда воткнулся нож, хотел сделать слепок лезвия.
   – Да ну, не надо, – пробормотал комиссар.
   Кофоэд решил, что это шутка, и рассмеялся, потом снова посерьезнел:
   – Ты успел заметить нож? Углеродистая сталь?
   – Нет, лезвие было светлее. Может, сплав вольфрама и карбида, многим нравится. Но это нам ничего не даст.
   – Почему?
   – Сейчас мы не найдем ни ДНК, ни отпечатков пальцев, которые привели бы к преступнику.
   – Так что же нам делать?
   – Думаю, преступник явился сюда, чтобы что-то забрать. Видимо, ему помешали и он не успел найти, что хотел.
   – Хочешь сказать – то, что он искал, все еще здесь? – спросил Кофоэд.
   – Очень возможно.
   – Но ты понятия не имеешь, что это за предмет?
   – Он умещается в книге.
   Гранитно-серые глаза комиссара встретились с карими глазами Кофоэда. Йоран Стуне из Службы безопасности фотографировал дверь ванной – обе стороны и косяк. Потом уселся на полу и стал фотографировать белый потолок ванной. Вспышка сработала в тот момент, когда комиссар собрался открыть дверь гостиной, чтобы попросить Стуне заснять газеты на журнальном столике. Вспышка ослепила Йону, он замер на месте. Перед глазами стало черно, потом по черноте проплыли четыре белые черточки, за ними последовала блестящая, как смазанная маслом, голубая ладонь. Йона заозирался, не понимая, откуда она взялась.
   – Йоран! – крикнул он прямо через стеклянную дверь. – Сделай снимок!
   Все вскочили. Парнишка-далакарлиец высунул голову из кухни, человек, стоявший у двери, с интересом взглянул на комиссара. Томми Кофоэд сдвинул респиратор и почесал шею. У Йорана, так и сидевшего на полу, на лице появилось вопросительное выражение.
   – Сделай снимок, как только что, – показал Йона. – Сфотографируй потолок ванной еще раз.
   Стуне пожал плечами, поднял камеру и сделал еще один снимок потолка. Снова сверкнула вспышка, Йона почувствовал, как сокращаются зрачки и вот-вот польются слезы. Он закрыл глаза и снова увидел черный квадрат. Комиссар понял, что это: стеклянная вставка двери. Из-за вспышки она превратилась в негатив.
   Посреди квадрата виднелись четыре белых пятна, рядом с ними проступила голубая ладонь.
   Комиссар понял, что уже видел и пятна, и ладонь.
   Йона сморгнул, снова обрел зрение и подошел к стеклянной двери. Четыре обрывка скотча образовывали прямоугольник, рядом с ними на стекле был отпечаток руки.
   Томми Кофоэд встал рядом с Йоной и сказал:
   – Отпечаток руки.
   – Можешь заснять?
   – Йоран, – позвал Кофоэд. – Нам нужен снимок вот этого.
   Стуне поднялся с пола, напевая, подошел к двери и посмотрел на отпечаток.
   – Да, кто-то ее заляпал, – довольным голосом сказал он и несколько раз щелкнул фотоаппаратом.
   Йоран отошел в сторону и подождал, пока Кофоэд обработает отпечаток цианакрилатом, связывающим соли и жидкости, и раствором Basic Yellow 40. Потом приблизился и сделал два новых снимка.
   – Попался, – прошептал Кофоэд отпечатку и осторожно приложил к нему пленку.
   – Можешь сразу его проверить? – спросил Йона.
   Томми взял пленку с отпечатком и отправился на кухню. Йона принялся изучать четыре обрывка скотча на стекле. Под одним из них остался кусочек бумаги. У человека, оставившего отпечаток руки, не было времени аккуратно отклеить липкую ленту. Он просто сорвал бумагу с двери, и один уголок застрял.
   Йона присмотрелся к обрывку внимательнее. Он сразу определил, что это не просто бумага. Это фотобумага. Фотография.
   Фотографию приклеили на стекло, чтобы подумать над ней, получше изучить. И если кто-то спешил, то просто не смог отклеить ее аккуратно. Этот кто-то подбежал к двери, оперся на стекло рукой и сорвал фотографию.
   – Бьёрн, – тихо сказал комиссар.
   Вот что унес Бьёрн – фотографию. Он прижимал руку не потому, что у него болел живот, а чтобы спрятать фотографию под курткой.
   Йона посмотрел сбоку; свет отражался так, что след руки на стекле был заметен – тонкие линии на отпечатках пальцев.
   Подушечки человеческих пальцев не меняются, не стареют. В отличие от ДНК, отпечатки пальцев разнятся даже у однояйцевых близнецов.
   Йона услышал быстрые шаги и обернулся.
   – Ну все, хорош! – крикнула Сага Бауэр. – Это мое расследование. Хрена вы вообще тут делаете?
   – Я только…
   – Помолчите. Я только что говорила с Неслундом. Вам здесь нечего делать, вам нельзя здесь быть, никто вам не разрешал приходить сюда.
   – Знаю. Я сейчас уйду, – пообещал Йона и снова посмотрел на стекло.
   – Многоуважаемый господин Линна, – спокойно сказала Сага, – кто дал вам право являться сюда и ковыряться в обрывках липкой ленты?..
   – На стекле была фотография. Кто-то сорвал ее. Перегнулся через стул, оперся рукой и дернул снимок к себе.
   Сага мрачно посмотрела на него (комиссар заметил у нее на левой брови белый шрам) и недовольным голосом сообщила:
   – Я вполне в состоянии сама вести расследование.
   – Это наверняка отпечаток Бьёрна Альмскуга.
   – Мимо, Йона.
   Комиссар, не обращая на нее внимания, направился на кухню.
   – Это мое расследование! – крикнула Сага.
   Эксперты устроили себе рабочее место посреди комнаты. Два стула, стол с компьютером, сканером и принтером. Томми Кофоэд стоял за спиной у Стуне, который копировал фотографии в компьютер. Они загрузили отпечаток руки и теперь сравнивали его с уже проверенными.
   Сага пошла следом за Йоной.
   – Что нашли? – спросил комиссар, не обращая на нее внимания.
   – Не отвечайте ему, – вмешалась Сага.
   Кофоэд поднял глаза.
   – Сага, не дури, – попросил он и повернулся к Йоне: – На этот раз нам не повезло. Отпечаток принадлежит Бьёрну Альмскугу, приятелю Пенелопы.
   – Его данные есть в полицейском реестре, – пояснил Стуне.
   – И в чем он обвинялся?
   – Участие в беспорядках, нападение на полицейского.
   – Вот злодей, – усмехнулся Кофоэд. – Наверняка участвовал в демонстрации.
   – Очень смешно, – кисло сказал Стуне. – Мы здесь все не в восторге от левацких затей вроде уличной бузы…
   – Говори за себя, – оборвал Кофоэд.
   – Туда полицейских нагнали. Вот это уж точно говорит за себя, – ухмыльнулся Стуне.
   – А в чем дело? – спросил Йона. – Я не в курсе. Куда нагнали полицейских? Что случилось?

   27
   Экстремисты

   Шеф государственной уголовной полиции Карлос Элиассон дернулся, и в аквариум посыпался лишний корм, когда Йона распахнул дверь.
   – Почему отменили прочесывание? – угрюмо спросил комиссар. – Речь идет о жизни двух человек, а нам не дают катеров.
   – Ты прекрасно знаешь, что у морской полиции собственное мнение. Они проверили весь район с вертолета и пришли к выводу, что Пенелопа Фернандес и Бьёрн Альмскуг либо мертвы, либо скрылись… а никакая другая гипотеза не предполагает спешки и прочесывания.
   – Убийце что-то было нужно, и я думаю…
   – Строить предположения бессмысленно… Йона, мы не знаем, что произошло. Служба безопасности считает, что ребята ушли в подполье. Они могли сесть на поезд до Амстердама…
   – Да перестань ты! – комиссар почти кричал. – Нельзя идти на поводу у Службы безопасности, когда речь о…
   – Это их расследование.
   – Почему? Почему это их расследование? Бьёрн Альмскуг подозревался в участии в беспорядках. Это ничего не значит, абсолютно ничего!
   – Я говорил с Вернером Санденом. Он сказал, что Пенелопа Фернандес связана с левоэкстремистскими группировками.
   – Может быть. Но я уверен, что в этом случае левые группировки ни при чем.
   – Естественно! Естественно, ты уверен! – завопил Карлос.
   – Человек, которого я встретил в доме Пенелопы, был профессиональным убийцей, а не каким-нибудь…
   – По-моему, Служба считает, что Пенелопа с Бьёрном готовили покушение.
   – Пенелопа Фернандес – террористка? – изумился Йона. – Да ты читал ее статьи? Она пацифист и очень далека от…
   – Вчера, – перебил его Карлос, – вчера Служба безопасности схватила человека из Бригады, который как раз направлялся в ее квартиру.
   – Что еще за Бригада такая?
   – Военизированная левая группировка… Они отчасти связаны с антифашистами и Революционным Фронтом, но независимы… считают себя идеологически близкими Красной Армии и хотят быть оперативными, как Моссад.
   – И все равно не сходится.
   – Потому что ты не хочешь, чтобы сходилось. Но это уже другой вопрос, – сказал Карлос. – В свое время будет и прочесывание, мы составим карту течений и посмотрим, как именно дрейфовала яхта. Тогда можно будет начать обследовать дно – может быть, привлечем водолазов.
   – Ладно, – прошептал Йона.
   – Осталось только понять, почему их убили… или почему они скрываются.
   Йона открыл было дверь в коридор, но снова повернулся к Карлосу:
   – А что с тем парнем из Бригады? Которого взяли у дома Пенелопы?
   – Его отпустили.
   – Узнали, что он там делал?
   – Хотел заглянуть в гости.
   – Заглянуть в гости, – вздохнул Йона. – Это все, что узнала Служба?
   – У тебя нет полномочий расследовать деятельность Бригады, – внезапно забеспокоился Карлос. – Надеюсь, ты это понимаешь?
   Выйдя в коридор, Йона достал телефон. Карлос крикнул ему в спину, что это приказ, что он не разрешает вторгаться в расследование Службы безопасности. Йона на ходу набрал номер Поллока и подождал.
   – Поллок, – ответил Натан.
   – Что ты знаешь о Бригаде? – Йона уже входил в лифт.
   – Служба несколько лет собирала информацию о воинствующих левых группировках в Стокгольме, Гётеборге и Мальмё. Не знаю, так ли опасна Бригада, но Служба, кажется, думает, что у них есть оружие и взрывчатка. Во всяком случае, некоторые члены Бригады угодили в школы для несовершеннолетних нарушителей или побывали под судом.
   Лифт с тихим шипением пошел вниз.
   – Я так понял, что Служба взяла человека, напрямую связанного с Бригадой, возле дома Фернандес.
   – Зовут Даниэль Марклунд, входит в состав ядра.
   – Что ты о нем знаешь?
   – Немного. Получил приговор за вандализм и хакерство.
   – Что он делал у Пенелопы?
   Лифт остановился, двери открылись.
   – Оружия при нем не было, – стал рассказывать Натан. – На предварительном допросе потребовал адвоката, отказался отвечать на вопросы. В тот же день его отпустили.
   – Выходит, мы ничего не знаем?
   – Ничего.
   – Где я могу его найти?
   – У него нет домашнего адреса, – объяснил Поллок. – Если верить Службе, он квартирует вместе с другими основателями Бригады в номере «Синсенсдамм».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация