А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чудовищные сны разума (сборник)" (страница 3)

   3

   – Значит, эта тварь за несколько секунд исчезла совсем без следа, так сказать, аннигилировала?
   Я угрюмо кивнул в ответ и, затушив сигарету, закурил новую.
   Немного помолчав, он торжествующе посмотрел на меня:
   – Ну, теперь-то ты мне веришь? После того, что с тобой произошло, а, Иван?
   – Я верю лишь в то, что мне удалось пережить самому. Но я действительно видел перед собой реальную тварь, и это действительно был болотный вампир из моего «Олдонского цикла». И еще я видел, как эта тварь прямо на моих глазах распалась на атомы, после того, как отдала концы. С точки зрения здравого смысла все, что случилось со мной, является шизо-параноидным бредом свихнувшегося ума, но ведь я пока что еще…
   – Хватит, Иван! – недовольно морщась, перебил он меня. – Сейчас ты еще скажешь, что это были галлюцинации?!
   – Возможно, – спокойно ответил я.
   – А это? – он указал на мое перебинтованное плечо и заклеенную лейкопластырем щеку. – Это, по-твоему, ТОЖЕ галлюцинации?! Или быть может, ты сам себя искусал и расцарапал?
   Неожиданно меня охватила злость.
   – Ладно, черт с тобой! Но тогда, пожалуй, все это может быть объяснено лишь с позиций твоего нелепого предположения.
   – Это не предположение, – он устало пожал плечами, – а факт.
   После этих его слов наступило тягостное молчание, никто из нас не решался нарушить его первым. Наконец, я нарочито громко откашлялся и, подойдя к окну, небрежно бросил через плечо, старательно отводя взгляд в сторону:
   – Ну и что ты намериваешься предпринять?
   – Если это наши персонажи, то с ними можно бороться, – многозначительно подчеркнув каждое слово, ответил он мне. Впрочем, особого энтузиазма в его голосе я что-то не расслышал.
   Внезапно, словно очнувшись от тяжких мыслей, мой друг вскочил с места и быстрым шагом вышел из комнаты. Когда он вернулся, в руках у него я заметил какой-то темный, продолговатый предмет. Протянув его мне, Людвиг самодовольно усмехнулся:
   – Это газовый пистолет, с ним я буду чувствовать себя в большей безопасности, чем, если бы оставался полностью безоружным. Не знаю, как для твоих монстров, но от моих персонажей это весьма действенная защита, ведь большинство из них все-таки ЛЮДИ.
   Заметив мой подозрительный взгляд, он успокаивающе махнул рукой:
   – Не беспокойся, у меня есть разрешение на эту «игрушку». Тебе следовало бы тоже приобрести себе такой, – он подбросил пистолет в ладони, – на всякий случай.
   Я подумал, что, судя по слухам, все это газовое оружие нервно-паралитического и слезоточивого действия оказывается в действительности не очень-то эффективным при самозащите, но вслух ничего об этом Людвигу не сказал. Нам и так уже достаточно хватало неуверенности и страха. Вместо этого я спросил:
   – Послушай, а что там насчет места рождения этих тварей?
   – Ну, я полагаю, впрочем, сейчас я более чем уверен в этом, что персонажи просачиваются в наш мир в том месте, где были впервые созданы как замыслы автора. Там они, так сказать, материализуются, проникая из мира воплощенных образов. А что, у тебя есть другие идеи?
   В ответ я лишь покачал головой:
   – Большинство персонажей я придумал возле своего дома, в саду. Конечно, за исключением моих трех первых романов, которые я создал еще в той квартире, возле университета, помнишь?
   Он утвердительно кивнул в ответ.
   – А я придумывал их везде, даже в мою бытность студента – в университетской уборной. Разумеется, большую часть последних я создал здесь. Да, впрочем, это не имеет особого значения. Что для нас сейчас важно, так это узнать, сколько этих порождений ума проникло сюда.
   Внезапно меня осенило:
   – Слушай, это могут сделать специалисты по ясновидению!
   – И где же мы их возьмем? – тон его был весьма скептическим. – Может, обратимся к этим шарлатанам-экстрасенсам?
   – При чем тут шарлатаны, ты что, забыл приятель? А дед Аполлинарий, по-твоему, кто?
   При этих словах он встрепенулся, в глазах появился живой интерес.
   – Ч-черт, а ведь верно, я и забыл совсем о старом колдуне! Если кто и сможет нам помочь, то вероятно только он. Завтра же отправимся к нему. Думаю, нам он не откажет.
   Я тоже так думал. Старик Аполлинарий был сведущ в оккультных науках и был, так сказать, местным шаманом-телепатом. Мы с Людвигом были знакомы с ним постольку, поскольку писали на мистическую тему, а, значит, поддерживали самые дружеские контакты со всевозможными практиками этой области человеческих знаний и опыта. Но большинство-то из них действительно, как это верно подметил Людвиг, являлись бездарностями и шарлатанами, научившимися дурачить людей разнообразными фокусами и трюками. Чего нельзя было сказать о старике Аполлинарии, к нему это не относилось ни в коей мере.
   Ну вот, теперь, когда нам удалось отыскать хоть какую-то действенную зацепку в этом нагромождении невероятных опасностей и безумных страхов, можно было более спокойно обсудить ближайшую для нас перспективу на будущее и определить все наши шансы. Чем мы и занялись до тех пор, пока сон окончательно не сморил нас обоих.
   На следующий день я проснулся разбитым, так и не сумев, как следует, отдохнуть. Несколько часов беспокойного сна не принесли мне особого облегчения. Несмотря на это, я все же не чувствовал себя таким беспомощным, как вчера после схватки с фантастической тварью. Людвиг, так тот вообще всем своим видом излучал энергию и бодрость. Хотя, впрочем… он пробудился раньше меня, и я не был уверен, что он не покурил опять этой своей пакости.
   Плотно позавтракав, мы первым делом отправились к нашему приятелю шаману. Старик Аполлинарий жил на последнем этаже старого пятиэтажного дома. С бьющимся от волнения и быстрого подъема сердцем я надавил кнопку звонка.
   – Только бы он был дома, – тяжело отдуваясь, прошептал мой друг.
   Однако за дверью стояла тишина. Я позвонил еще раз, потом еще. Нетерпеливый Людвиг принялся стучать в дверь. В ответ все так же, ни звука.
   – Вот дерьмо! – с досадой воскликнул мой спутник, продолжая колотить в дверь кулаком. – Куда он мог запропаститься, этот колдун-магрибинец?!
   В этот момент со скрипом отворилась дверь напротив. Из-за нее выглянула пожилая женщина с каким-то недовольным выражением морщинистого лица.
   – Если вы к деду Аполлинарию – прокаркала она нам, – то зря ломитесь, его нет.
   – А где же он?
   – Да, Бог его знает, куда-то умотал несколько дней тому назад. Собрал свой рюкзачок и отправился. Опять, наверное, в поход за колдовскими травами, – она хрипло рассмеялась и с шумом захлопнула дверь, оставив нас одних на пустынной лестничной площадке.
   – Хорошенькое дельце, – присвистнул Людвиг, – неизвестно, когда он теперь вернется. Возможно, что через месяц, а нам все это время остается только ждать и гадать, откуда можно ожидать очередного удара и от КОГО ожидать.
   Неожиданно я вспомнил наш самый первый разговор на эту тему возле озера, мне он сейчас показался таким давним, словно с тех пор прошла целая вечность, а ведь минуло всего лишь два дня.
   – Людвиг, – обратился я к нему, – но ведь ты говорил, что узнал двоих…
   – Да, я их видел, сначала одного, потом другого.
   – Расскажи мне, что они из себя представляют.
   В этот момент мы вышли из подъезда и направились к моему «Вольво».
   – Я как раз собирался это сделать, – кивнул он в ответ.
   Мы сели в машину и покатили по направлению к моему дому. По дороге Людвиг начал рассказывать, кто такие эти двое персонажей и при каких обстоятельствах он встретился с ними.
   Первый из них был молодой, симпатичный офицер налоговой полиции. Он был скрытым сексуальным маньяком и извращенцем, представляя, таким образом, собой тип полицейского-оборотня. Он насиловал исключительно молодых, привлекательных женщин и девушек, причем в извращенной форме, а затем душил их, трупы же закапывал неподалеку в лесу, где он раз за разом проделывал свои дьявольские преступления. У этого подонка была поразительная особенность – после совершения убийства он складывал пальцы правой руки жертвы в кукиш: мол, вот вам, все равно не поймаете.
   – Триллер об этом придурке, – оживленно жестикулируя, рассказывал Людвиг, – я нацарапал, когда у меня еще не было ни своего дома, ни даже собственной квартиры. Я тогда полгода жил у одной своей приятельницы, да ты и сам помнишь.
   Я согласно кивнул головой, продолжая следить за дорогой.
   – Ну так вот, потом вышла эта книга, на полученный от нее гонорар мне удалось снять квартиру, и вскоре после этого мы с моей подружкой расстались. С тех пор прошло уже более пяти лет, мы ни разу так и не виделись. А с неделю назад случайно встретились, когда я делал покупки в супермаркете. Знаешь, несмотря на прошедшие годы, она все такая же хорошенькая и соблазнительная. Одним словом, после милой беседы я принял ее приглашение в гости, и мы отправились к ней. Оказалось, что она все еще не замужем и… в общем, мы прекрасно провели время вдвоем. Уходил я от нее уже под вечер. Вот тут-то мне и подвернулся этот урод. Я уже подошел почти вплотную к своей машине, когда заметил неподалеку темнеющую в сумраке фигуру в форме. Не знаю, почему меня так привлек этот незнакомый «мент», но когда я повернулся в его сторону и сумел разглядеть получше, то… ты не представляешь, Ваня, меня словно громом поразило – это был мой персонаж, от головы до кончиков пальцев придуманный мной. Кажется, от изумления я тогда остолбенел на месте. Чертов маньяк, казалось, не обращал на меня никакого внимания. Спустя мгновение, он сделал шаг в сторону и растворился в темноте. С тех пор я больше не встречал урода, но знаю, как можно его найти.
   Слушая взволнованную речь своего друга, я непроизвольно напрягся и вцепился руками в руль так, что мои пальцы побелели.
   – Ну, а второй? – глухо спросил я, когда мы уже подъезжали к металлической ограде моего участка.
   – А второй, – задумчиво пробормотал Людвиг, затем махнул рукой, – расскажу в доме.

   4

   Мы с удобством расположились в моей гостиной на втором этаже, в полном молчании потягивая холодное пиво. Здесь было достаточно уютно и комфортно, чтобы расслабиться и не загоняться понапрасну. При виде привычной обстановки на душе становилось спокойнее и начинало казаться, что нет таких проблем, которые нельзя было бы решить в два счета. Сквозь распахнутое в сад окно летний ветерок доносил до нас благоухания моих зеленых питомцев. Слегка ударивший в голову пивной хмель приятно убаюкивал уставшее от обилия треволнений сознание. Ощущение было такое, будто ничего и не произошло, и жизнь шла своим обычным размеренным чередом. Но, к сожалению, это было не так, просто меня охватило чувство временной безопасности. И чувство это было ложным.
   Стряхнув оцепенение, я допил свое пиво и с решимостью в голосе обратился к Людвигу:
   – Так, что там насчет второго персонажа?
   Какое-то время он молчал, по всей вероятности погрузившись в свои воспоминания, и мне уже начало казаться, что Людвиг забыл и о моем вопросе, и вообще о моем присутствии, когда он, наконец, подал голос.
   – Этот тип – фигура еще более зловещая и мерзкая, нежели полицейский-оборотень. Он тоже маньяк-убийца, свихнувшийся на психосексуальной почве. Впрочем, мне незачем все это тебе растолковывать, ведь ты – большой любитель Фрейда и его последователей. Однако этот ублюдок никого не насиловал и даже не предавался извращениям. Нет, он просто убивал, причем кого угодно – детей, стариков, мужчин и женщин – различий в возрасте и поле для него не существовало. Он заклеивал рот жертве скотчем, им же стягивал руки и ноги, а затем… затем он разделывал свою жертву, словно мясник на бойне, вырезая внутренности и отрезая от нее постепенно различные части тела. Одним словом, он расчленял и потрошил еще живых людей. Этот маньяк, как ты уже наверняка догадался, был очередным Джеком Потрошителем.
   Немного помолчав, он добавил:
   – И увидел его я поздно вечером у себя в палисаднике, где он притаился в кустах. Не успел я и глазом моргнуть, как он тут же скрылся. Вот и все касательно второго персонажа.
   Слишком потрясенный для того, чтобы хоть как-то прокомментировать рассказ Людвига, я лишь молча покачал головой. Господь Всевышний, ну и напридумали же мы с ним чудовищ! Я – чудовищ безмозглых, а он, что еще страшнее, чудовищ, обладающих РАЗУМОМ и выглядевших внешне как обычные люди.
   Я потянулся за сигаретой. Надо сказать, что вообще-то я никогда не был заядлым курильщиком и мог не вспоминать о сигаретах целый месяц, а то и более. Но будучи в сильном волнении, курил одну за другой до тех пор, пока не чувствовал отвращение.
   – Ужас, правда? – мой друг виновато улыбнулся.
   – Ужас, – подтвердил я, сохраняя серьезный вид, – и знаешь, Людвиг, я рад тому факту, что никогда не читал твои произведения.
   Он было вскинул голову, в глазах его мелькнула обида, затем обречено махнул рукой.
   – В общем, ты прав, хотя и сам далеко не сахар со своими монстрами.
   – Мы оба хороши, на этом и закончим. Достаточно самобичеваний. Теперь, когда нам стало известно хотя бы о двух твоих уродах, необходимо срочно их разыскать и каким-то образом уничтожить.
   – Как я уже говорил, где разыскать одного из них – я знаю. А вот, что касается Потрошителя, тут дело посложнее. Он может прятаться, где угодно.
   – Ну и черт с ним, давай вначале покончим с другим, – я сказал это таким тоном, словно сам всю свою жизнь только тем и занимался, что лишал людей жизни, как какой-нибудь заправский киллер.
   Да, как быстро мы входим в роли, играть которые нас ЗАСТАВЛЯЮТ обстоятельства. А может за всем этим стоит чья-то могущественная и злая воля? Равного по силе могущества и злобы разумного существа, кроме как Сатаны я и не знаю. Не иначе, как сам дьявол решил поразвлечься, затеяв жестокую игру с двумя беспомощными писаками (но это же АБСУРД!!! Беги от этих нелепых мыслей!).
   – Точно, – подтвердил Людвиг, – разделаемся с одним, а потом примемся за второго. У тебя в доме есть какое-нибудь холодное оружие, посерьезней кухонных ножей и вилок?
   – Не помню, – я пожал плечами, – пойду, погляжу на кухне и в чулане.
   Я отправился на поиски, непрестанно думая о монстрах, Князе Тьмы, о насилии и холодном оружии – таком, чтобы им можно было снести голову с плеч. Топор, например, или шашка, или богатырский меч, или…
   – Вспомнил! – прокричал я наверх, Людвигу, – вспомнил, у меня есть огромный тесак, наподобие индейского мачете. Сейчас я его принесу, он хранится в сарае.
   Рядом с домом у меня располагалась небольшая пристройка, представляющая собой подсобное помещение. Из него я сделал сарайчик, в котором хранил всякую всячину – как нужные, так и совершенно бесполезные вещи. Имелся в нем и шкаф с инструментами, вот в нем-то и должно было находиться это самое «холодное оружие».
   Обойдя здание, я подошел к дощатой двери и вставил в скважину ключ. От толчка дверь слегка подалась назад. Странно, неужели она оставалась незапертой? Обычно я всегда соблюдал аккуратность в таких вещах. Впрочем, в связи с последними сумасшедшими событиями я не мог ничего утверждать категорично. Возможно, что я так и не запер сарай на замок перед отъездом за город.
   Толкнув дверь, я вошел в темную прохладу подсобки. Пощелкал выключателем и убедился, что освещение не работает. Наверное, лампочка перегорела, нужно будет заменить. По проходу меж нагромождений всевозможного хлама я двинулся в правый дальний угол, где находился шкаф, а в нем – нужный мне предмет.
   Тесак оказался на месте и выглядел не просто внушительным, но и достаточно острым. Я ведь сам его наточил недавно, вспомнилось мне. Этим тесаком я пользовался при разделке мяса, заменяя им обычный в таких случаях топор. С оружием в руках я почувствовал себя уверенней.
   Не теряя времени даром, я направился к выходу, когда необъяснимое предчувствие близкой опасности вдруг пронзило меня. От неожиданности я даже вздрогнул и застыл возле дверного проема. Что за тревога посетила меня сейчас, здесь? Затаив дыхание, я старательно вслушивался в любые звуки. Вот пчела пролетела мимо сарая, вот раздался трепет крылышек какой-то пичужки, а вот ветер зашелестел листвой садовых деревьев. Но здесь, внутри сарая, воцарилась полнейшая тишина, оглушающая слух. И можно было подумать, что мир вокруг замер, уснул крепким сном, если бы не разнообразные звуки, раздающиеся снаружи.
   Внезапно мне почудился какой-то шорох, доносившийся из глубины сарая, со стороны, противоположной той, где я только что побывал. Спустя мгновение шорох повторился. «Неужели мышь?» – мелькнула у меня мысль. Перехватив поудобнее тесак, я нерешительно двинулся в направлении странного звука.
   В этой части сарая у меня были сложены ящики. Один из них, самый большой, накрытый сверху крышкой, издали был похож на гроб и имел точно такие же размеры. От этого мрачного сравнения присутствие духа во мне поубавилось еще больше, а тревожное предчувствие усилилось. Куда подевалась вся моя хваленая смелость и рассудительность?! Сейчас я напоминал самому себе подростка, крадущегося по пустынному, полному приведений замку, у которого от страха намокли штанишки. Представив себе эту картину, я не удержался и громко расхохотался. Долой все эти детские страхи, а не то я в действительности с перепуга наделаю себе в штаны!
   Я решительно шагнул к ящику и сдернул с него крышку. Представшее моим, привыкшим к полутьме глазам зрелище не просто ошеломило меня, оно повергло в неописуемый ужас. Ящик не был пуст, потому что в нем покоился, сложив руки на груди, человек, нет, не человек, а какой-то монстр. Вид у него был настолько отвратительный и жуткий, что я едва не грохнулся в обморок. Издав горлом булькающий звук, я отпрянул назад. Крышка с грохотом захлопнулась. Не в силах более сдерживать охватившую меня панику, я пулей вылетел из сарая и с воплями ужаса бросился к дому.
   За углом я лицом к лицу столкнулся с перепуганным не на шутку моими громкими криками Людвигом. В руках он сжимал ту самую, памятную для меня кочергу.
   – Что СЛУЧИЛОСЬ?! – схватив за плечи, прокричал он мне прямо в лицо.
   Это вернуло меня к действительности. Какое-то время я пытался отдышаться, затем увлек его за собой. С импровизированным оружием в руках, крадучись, мы вошли в сарай – ни дать, ни взять двое разбойников с большой дороги. Я подвел его к ящику, указав рукой. Он с опаской приподнял крышку, заглянул внутрь и… резко отпрянул, совсем как я минуту назад. Я отчетливо видел в полумраке его побелевшее лицо. Ему тоже сделалось дурно.
   – Что ЭТО?! – прошептал пораженный Людвиг.
   – Это… это упырь, – с трудом ворочая языком, отвечал я, – из моего романа «Ночные хищники».
   С минуту мы стояли так, уставившись друг на друга. Людвиг опомнился первым.
   – Скорее, – взволнованным шепотом обратился он ко мне, – вспомни, чем его можно убить?
   – Бог ты мой! Да как обычно уничтожают вурдалаков – нужно вытащить его на солнечный свет и пронзить грудь осиновым колом.
   – Пронзить сердце?
   – Нет-нет, не совсем сердце, а именно центр груди, где располагается срединная чакра – энергетический узел, связывающий астральный мир с нашим.
   – Осина?! – вскричал Людвиг.
   – Постой, в моем саду, в западной части растет осина….
   – Слава Богу! – воскликнул он.
   Воспользовавшись моим тесаком, мы не мешкая, срубили толстый сук и наспех вырезали из него кол. Затем выволокли ящик наружу и выставили его на ярко освещенное солнцем место.
   – Ты открывай крышку, – хриплым от волнения голосом обратился я к Людвигу, – а я всажу ему кол в грудь.
   – Ладно, только…
   О чем хотел поведать мне далее Людвиг, я так и не узнал, потому что внезапно крышка отлетела в сторону и из ящика показалась мертвенно-бледная, с зеленоватым отливом рука. В ту же секунду раздалось яростное шипение, но я набрался решимости и подался вперед, замахнувшись колом. Глаза вампира были открыты и светились каким-то призрачным, нереальным огнем. Тело его корчилось так, словно попало на раскаленную сковороду. «Господи, помоги нам», – успел подумать я и, что было силы, вонзил кол точно в центр его груди.
   Пронзительный вой оглушил нас, вампир принялся извиваться, но я лишь сильнее надавил на верхний конец своего оружия. Опомнившись, Людвиг кинулся мне на помощь. Еще немного подергавшись, монстр затих. Затем он начал распадаться и вскоре исчез. Лишь осиновый кол торчал из ящика, воткнувшись своим острием меж досок на дне.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация