А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чудовищные сны разума (сборник)" (страница 14)

   17

   Поначалу отчаяние овладело нашими сердцами. По собственной глупости мы угодили в ловушку, устроенную нам злобным и коварным противником. Но кто мог подумать, что механизмы, нагнетающие воду в емкость, до сих пор окажутся в исправном состоянии.
   Посветив вниз, я убедился, что вода все прибывает. Теперь уже стало трудно дышать, воздух сделался спертым и влажным. Борясь с удушьем и обливаясь потом, мы забрались на самый верх, прямо под люк, который никак не хотел поддаваться нашим отчаянным попыткам открыть его. С тем же успехом можно было биться головой о стену.
   Николай еще раз осветил пространство вокруг нас. Луч его фонарика скользнул по стенам, на мгновение задержался на одном месте.
   – Что это? – прохрипел он, указывая мне рукой на противоположный участок стены.
   – Вероятно электрический кабель, покрытый водонепроницаемой изоляцией, – с трудом дыша, ответил я.
   – Послушай, насосы приводятся в действие электричеством?
   – Разумеется, – криво усмехнулся я, еще не понимая, куда он клонит.
   – Если перебить кабель, то напряжение перестанет поступать, и чертовы насосы остановятся, так?
   – Ты хочешь сказать… – начал я неуверенно, но он быстро перебил меня.
   – Точно, я полагаю, что это тот самый кабель.
   И заметив в отсвете фонаря мой недоверчивый взгляд, добавил:
   – Во всяком случае, будем надеяться. Ничего другого нам не остается. Ты возьми оба фонаря и свети мне, а я попытаюсь перебить проводку выстрелами.
   Я нервно сглотнул, но промолчал и, забрав у него фонарик, направил оба луча в одну точку. Я понимал, что это мог быть совсем другой кабель, и даже, если он был тем самым, Николай мог не попасть в него с такого расстояния. А вода заполнила уже более половины куба.
   «Господи, – взмолился я, – сделай так, чтобы его рука не дрогнула, и он не промахнулся! Это наш последний, ничтожный шанс, Боже, так предоставь его нам!»
   Теодорский тщательно прицелился и выстрелил, затем еще раз и еще. Закусив губу до крови, я не позволял себе дрогнуть, держа руки с зажатыми в них фонарями неподвижными. Николай выстрелил в четвертый раз, провод заискрился – произошло короткое замыкание – и шум работающих насосов прекратился.
   Я не мог поверить, что ЭТО получилось. Мы спасены, о Боже, МЫ СПАСЕНЫ!!! В радостном ликовании я взглянул на своего друга. Николай устало утирал рукавом покрытый испариной лоб.
   – Теперь надо думать, как выбраться отсюда, – он обнажил зубы в ухмылке.
   Из нас двоих ближе к люку находился я и поэтому, не совсем отдавая отчета в своих действиях, со злостью, что есть силы, ударил по нему рукой. Каково же было мое удивление, когда крышка поддалась, открывшись на ширину ладони, и снова захлопнулась. Мы молча переглянулись. Вероятно механизм, отключающий насосы, автоматически открывал и люки.
   – Я пойду первым, – прошептал Теодорский, затем откинул крышку люка и выпрыгнул наружу, тут же откатившись в сторону. Следом за ним тем же самым способом выбрался и я.
   Снаружи не было ни души.
   – Нам нужно разделиться, – обратился ко мне Николай, – я пойду по первому этажу, заодно проверю входную дверь, а ты пройдись по второму, только будь осторожен. Встречаемся на лестнице в правом крыле.
   С этими словами он побежал вниз, а я отправился в другой конец цеха. На своем пути я так никого и не встретил. На лестнице было тихо, как в погребе. Где же Николай? Вообще это была глупая мысль пойти в обход по одиночке. Не в силах более выжидать, я двинулся по темной лестнице вниз. Проходя мимо складского помещения на первом этаже, я как раз подумал о том, что там можно легко спрятаться, когда мне послышался шорох за тяжелой металлической дверью, ведущей в бойлерную. Я немедленно остановился, затаив дыхание и прислушиваясь. Неожиданно в дверь изнутри чем-то сильно ударили, и я чуть было не завопил от испуга, сильно вздрогнув всем телом. Вслед за этим последовала серия тяжелых, коротких ударов, словно кто-то молотил по двери, пытаясь выбить замок.
   – Попался, гад! – неожиданно для самого себя злорадно вскричал я, подойдя вплотную к двери.
   Удары прекратились, затем неуверенный, приглушенный голос произнес:
   – Иван?
   В одно мгновение торжество победы уступило место ледяному ужасу – это был Теодорский!
   – Николай, – забарабанил я кулаками по стальной поверхности, – какого черта, Николай?!
   – Сукин сын обманом запер меня здесь, Ваня! Опять я оплошал. Замок у двери крепкий, но есть еще одна, наружная. Насколько я помню, там замок навесной. Найди где-нибудь лом и попытайся сбить замок с внешней стороны.
   – Хорошо, Коля, я уже иду! – выпалил я и бросился к выходу, позабыв о том, что входная дверь тоже заперта, а ключи находятся у Николая.
   Но впереди меня ожидал неприятный сюрприз. Уже подбегая к выходу, я заметил, что дверь распахнута настежь, а замок с вырванными петлями валяется у порога. Так, значит, Потрошителю удалось выбраться наружу и улизнуть. Мы потерпели полное фиаско.
   Я осторожно приблизился к дверному проему и выглянул наружу. Вполне возможно, что злодей прячется где-то поблизости, вынашивая планы мести, и ждет, чтобы разделаться со своими преследователями. Однако снаружи не было видно ни одной живой души. В дальнем углу бетонной площадки я приметил кусок металлической трубы, который можно было использовать вместо лома, и, недолго думая, направился туда. Я уже преодолел почти половину отделяющего меня от цели расстояния, когда за моей спиной раздался громкий, злобный смех. Резко обернувшись, я увидел убийцу. Он стоял всего в нескольких метрах от меня. И тут к своему ужасу я осознал, что остался один на один с безумным маньяком, да еще совершенно безоружным.
   Я лихорадочно соображал. Добежать до куска трубы мне не удастся – это однозначно. Поэтому ничего не оставалось, как выхватить пистолет и попробовать взять его на испуг. Но он лишь желчно усмехнулся и двинулся прямо на меня, игнорируя направленное ему в грудь оружие.
   – Давай, стреляй, – вкрадчиво промолвил он гнусавым голосом, таким же мерзким, как и вся его наружность.
   – Не подходи, гнида! – проревел я, угрожая незаряженным пистолетом и отступая назад.
   Вероятно благодаря своему сверхъестественному чутью он сразу же догадался, что я блефую. Наконец, мои ноги уперлись в каменный бортик, ограничивающий площадку со стороны реки. Я бросил мимолетный взгляд назад. Отступать дальше было некуда – берег реки, на котором раскинулась территория завода, заканчивался высоким отвесным обрывом, уходящим своим склоном глубоко под воду.
   Ухватив пистолет за ствол, я издал нечленораздельный вопль и бросился на своего врага. Получив два страшных удара в лицо – один пришелся по уху, а другой расквасил мне нос – я рухнул навзничь и, больно ударившись о бетон головой, потерял сознание.
   Вероятно, в беспамятстве я провалялся не так уж и долго, но Потрошителю этого вполне хватило для того, чтобы связать меня по рукам и ногам, крепко перетянув их стальной проволокой. Очнувшись, я заметил склонившееся надо мной и исполненное злобного триумфа лицо маньяка. В руках он держал нож с длинным и широким лезвием.
   – Очнулся? – его лицо, бледно-землистого как у покойника оттенка, расплылось в злорадной ухмылке. – Ну, а теперь настал твой черед испытать все страдания, через которые прошел твой придурковатый дружок. Ты будешь умирать медленно, мучаясь до последнего вздоха. Это я тебе обещаю.
   Его голос, похожий на змеиное шипение, завораживал слух, заставляя цепенеть и не думать о сопротивлении, но усилием воли я преодолел его гипнотическое воздействие и, насколько у меня хватило сил, выкрикнул:
   – Мой друг погиб, но душа его цела и невредима, он вечен, понимаешь ты, ублюдок?! А вот у тебя души нет и в помине. Ты вообще никто, сгусток нашего воображения. Ты жалкий призрак, фантом, эфемерное пугало! Можешь засунуть свой нож себе в задницу, все равно ничего не изменится!
   И далее я добавил несколько адресованных ему непечатных выражений. Потрошителю это не понравилось, глаза его блеснули холодной яростью, и, пробормотав проклятие, он замахнулся и послал руку с ножом к моему лицу, намереваясь полоснуть меня прямо по моим драгоценным очам.
   Все произошло в какие-то доли секунды, но, вспоминая об этом потом, я вновь переживал эти кошмарные мгновения как растянутые на долгие-долгие промежутки времени. Опускающаяся по траектории рука с зажатым ножом находилась всего лишь в нескольких сантиметрах от моих глаз, неотрывно смотрящих на приближающуюся кровавую смерть, когда прозвучал оглушительный в застывшей тишине выстрел, и вместо того, чтобы выколоть мне глаза, лезвие срезало несколько волосков с моей шевелюры.
   Ударившая словно молотом пуля прострелила насквозь руку убийцы, заставив выпустить оружие из рук. Взвыв от боли, ошарашенный Потрошитель отпрыгнул в сторону и повернулся, чтобы оценить новую, неожиданно появившуюся со стороны цеха угрозу, но тут прозвучали еще два выстрела, и с простреленной головой маньяк свалился на залитый дождем бетон. Свалился, чтобы уже более не встать и исчезнуть из этого мира навсегда. Он был мертвым и бездыханным на все сто с лишним процентов и вскоре, подобно всем остальным ужасным созданиям, испарился без следа. Только большущий, с заостренным концом нож валялся рядом жутким напоминанием о пережитом нами кошмаре.
   Подбежавший Теодорский поспешил избавить меня от пут.
   – Ну вот, Николай, – дрожащим голосом просипел я, все еще продолжая валяться на площадке, – в третий раз ты спас мне жизнь.
   С его помощью я поднялся на ноги, и, не в силах более сдерживаться, заплакал, перемежая слезы со смехом. Впервые за последние полмесяца я почувствовал настоящее облегчение и невыразимую никакими словами радость от осознания того, что, повиснув на волосок от гибели, остался все же жив.
   Николай объяснил мне, что, решив не дожидаться, пока я его освобожу, попытался найти способ самому выбраться из заточения. По трубам он вскарабкался наверх, приметив закрытое фанерным щитом отверстие под потолком. Выбив ногой заслонку, он сумел пролезть в отверстие и появился в нужный момент у входа, чтобы спасти меня от ножа проклятого монстра. Это походило на чудо, но почему мы считаем, что чудес в наше злое и жестокое время не бывает?!
   Передохнув, мы двинулись в обратный путь – я, шатаясь, как пьяный, обессиленный и измученный яростной схваткой, а Николай прихрамывая на одну ногу. Заметив мой встревоженный взгляд, он нарочито громко рассмеялся и пренебрежительно махнул рукой, пояснив:
   – Так, неудачно приземлился. Ничего страшного.
   – Послушай, – обратился он ко мне, когда мы уже приблизились к домику охранника, – официальная версия будет выглядеть таким образом: у тебя возникли подозрения, что преступник прячется в данном месте. Вдвоем мы решили проверить правильность твоих предположений. Далее идут в точности те события, которые произошли с нами, за исключением последнего эпизода. Смертельно раненый преступник свалился в реку. Конечно, труп будут искать, но все можно списать на течение, я проверил – в том месте оно довольно сильное. Вот и все. В противном случае, если мы поведаем им правду, нас просто примут за сумасшедших и отправят, сам знаешь, КУДА на лечение. Естественно, ни слова и о старике Аполлинарии.
   Что ж, против его доводов я не возражал. Это было совершенно правильное в данной ситуации решение – держать язык за зубами.
   Вот так и завершился весь этот кошмар, но время тревог еще не прошло, и история на этом не закончилась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация