А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чудовищные сны разума (сборник)" (страница 13)

   16

   При свете электричества я сумел как следует разглядеть выражение лица нашего нового приятеля. Видок у него был еще тот – средней степени потрясения. Я ухмыльнулся.
   – Ты ведь только теперь поверил всему, правда, Николай?
   Он коротко взглянул на меня и, ничего не сказав, залпом выпил предложенный бренди.
   Никаких серьезных ранений на мне не было, если не считать несколько глубоких царапин на руках и щеке, да саднящих костяшек на правом кулаке.
   – Все, – твердо произнес я, – теперь остался только Потрошитель. И в течение суток мы должны с ним покончить.
   Желающих поспорить с этим не нашлось.
   Теодорский объяснил нам, каким образом он оказался (благодарение Всевышнему и моему ангелу-хранителю!) в критический момент в саду. Выезжая с нашего переулка, перед самым поворотом он заметил в свете фар странное существо, мгновенно скрывшееся во мраке моего сада. Заглушив двигатель, он с пистолетом в руке перелез через забор и подоспел как раз вовремя, чтобы прикончить дьявольское создание.
   – Не знаю, Николай, как сложится в дальнейшем судьба каждого из нас, – запинаясь от волнения, обратилась к нему Лада, – но в нашем лице вы всегда будете иметь самых лучших друзей.
   С этими словами она прижалась ко мне, как бы ища подтверждение своим словам.
   – Да, Коля, – тихо промолвил я, – все, что сейчас сказала Лада – сущая правда.
   И без лишних слов я крепко, с чувством пожал ему руку. Вскоре смущенный следователь оставил нас вдвоем, уехав к себе в Управление. А мы поднялись наверх и в порыве взаимной нежности бросились в объятия друг другу.
   Ночью, лежа рядом с Ладой, я шепотом обратился к ней:
   – Если ты не спишь, то у меня к тебе предложение.
   Она прильнула ко мне, нежно прошептала:
   – Я не сплю и вся внимание.
   – Я хочу, Лада, чтобы ты продала дом Людвига… свой дом и переехала жить ко мне насовсем.
   – Это что – предложение?
   – Да, я предлагаю тебе свою руку и сердце.
   Издав радостное восклицание, она отбросила в сторону покрывало и, вскочив на меня верхом, осыпала страстными поцелуями. Затем вытянулась, прижавшись всем телом, и тихо прошептала:
   – Это просто чудесно!..
   …Теодорский позвонил лишь к полудню.
   – Ваня, – раздался в трубке его спокойный голос, – ты был прав, такой завод действительно существует. Я заеду за тобой через час, поэтому, будь добр, приготовься. Мы поедем туда брать его. Поедем вдвоем. И да поможет нам Бог!
   Выслушав его, я положил трубку и отправился собираться. Приготовил джинсы, кроссовки, кожаную куртку. Положил в наружный карман куртки пистолет, в другой карман поместил запасную обойму. На минуту задумался, не взять ли с собой еще и тесак, но затем отказался от этой затеи. Ладе я не стал говорить о том, куда мы направляемся, ограничился лишь упоминанием о делах.
   Николай взял из Управления служебную машину, поэтому не было надобности выводить из гаража мой «Вольво». Разбрызгивая лужи, мы мчались по автостраде. День выдался сумрачный. Солнце скрылось за сплошными темными тучами, моросил мелкий холодный дождик. Тем не менее, в глубине моей души нарастало яростное ликование – если удастся, то сегодня весь двухнедельный кошмар будет завершен.
   По дороге Николай объяснил мне, ЧТО собою представляет это место. Завод, на котором производилось и испытывалось подводное оборудование и снаряжение, располагался на берегу реки, на самой окраине города. Как я и предполагал, уже почти четыре года, как он был остановлен для капитального ремонта и переоборудования. Что ж, с нашими российскими темпами он мог простоять еще четыре года, заброшенный и никому не нужный, в особенности в последние годы тотального разрушения.
   По словам уже успевшего там побывать Теодорского, вся территория была обнесена высокой кирпичной стеной, а проходные и ворота накрепко закрыты, кроме юго-восточного въезда, где в специальной будке круглосуточно дежурил сторож. Вскоре я своими глазами убедился в точности описания этого места моим спутником.
   Мы оставили машину неподалеку и направились к металлическим воротам. Пока Николай вел переговоры с охранником, я поспешил осмотреться по сторонам. В геометрическом порядке разделенные заасфальтированными площадками высились четырехэтажные здания цехов – я вспомнил, что их должно быть около десятка. Но я надеялся, что нам не придется осматривать их все, так как в романе Людвига описывался один определенный цех. Задумчивым взором я окинул ограду. Для ловкого и сильного человека не составит особого труда перелезть через едва не трехметровую стену. А Потрошитель был очень ловким и очень сильным.
   Тем временем из будки сторожа вышел Теодорский и махнул мне рукой.
   – Цех под номером «4-А», в котором располагается «аквариум», находится в западной части, – пояснил он.
   «Аквариум» – так называлась специальная герметическая емкость, куда заливалась вода и в которой испытывалась производимая продукция. Она представляла собой бетонный куб, занимающий половину первого этажа, в который можно было попасть лишь со второго этажа через специальные люки в верхней части.
   Мы осторожно приблизились к искомому зданию и обошли вокруг него, исследуя со всех сторон. Нетрудно было заметить, что цех имеет несколько выходов, но лишь один из них был не заперт. Этот подъезд располагался как раз с той торцевой стороны здания, которая выходила на обширную, залитую бетоном площадку прямо над рекой. Проникнув внутрь, мы заблокировали дверь, навесив на нее тяжелый замок и в полумраке, стараясь не шуметь, двинулись вглубь здания.
   Мы тщательно обследовали все помещения на первом этаже, но так никого и не обнаружили. Затьем поднялись по одной из лестниц на второй этаж, прекрасно понимая, что преступник мог бесконечно играть с нами в прятки, успешно скрываясь и перебегая с этажа на этаж по другим лестницам. Но, как оказалось, Потрошитель вовсе и не собирался прятаться, наоборот он решил атаковать.
   Не успели мы очутиться на втором этаже, крадучись пробираясь вдоль темного прохода между застывшими станками, как сверху на нас обрушилась тяжелая металлическая свая. Каким-то чудом нам удалось отпрыгнуть в разные стороны. С ужасающим грохотом свая рухнула на то место, где мы только что стояли. Один конец ее, подпрыгнув, отскочил от пола и снес стоящий неподалеку станок, попутно покорежив еще пару. Но, к счастью, мы оба остались целы и невредимы. Судьбе не было угодно, чтобы мы отдали концы в этом заброшенном цеху, приняв смерть от рук не вполне реального создания. И за это лично я был чрезвычайно благодарен этой плутовке-судьбе. В самом деле, не вечно же ей отворачиваться от нас.
   – Иван, – позвал меня Николай, когда улегся весь шум, – ты как там – живой?
   – Еще бы! – нарочито бодрым голосом отвечал я.
   Он подобрался ко мне поближе.
   – Тогда давай потихоньку пробираться к лестнице, – прошептал он, – ясное дело он где-то на третьем этаже.
   Я согласно кивнул, и в полном молчании мы принялись отступать назад к лестничному пролету. Очутившись возле ступенек, мы что есть духу ринулись наверх.
   На третьем этаже царила глубокая тишина. И здесь нас ждал еще один неприятный сюрприз. Пол был залит какой-то маслянистой жидкостью. Я с удивлением посмотрел себе под ноги, собираясь спросить Теодорского, что он думает по этому поводу, но тут все и произошло. Не успел Николай крикнуть мне: «Берегись!», как все вокруг вдруг вспыхнуло ярким пламенем, и я почувствовал, что одежда на мне горит. Нестерпимый жар обступил меня со всех сторон, и в следующее мгновение я потерял сознание.
   Когда я очнулся, то почувствовал резкую боль от ожогов на руках и лодыжках, лицо и туловище к счастью не пострадали. Зато пострадала моя одежда – обувь, джинсы и рукава куртки безобразно обгорели. Николаю удалось вовремя запрыгнуть на широкий подоконник, куда он втянул и меня. Получалось, что я уже дважды был обязан ему жизнью.
   Огонь все еще полыхал, поэтому нам пришлось использовать любые встречающиеся на пути возвышения, прыгая с одного на другое, чтобы таким образом пробраться к выходу.
   – Ну, мразь, – зло прохрипел мой приятель, – дай только добраться до тебя!
   Я целиком и полностью разделял его кровожадное желание. Вот сейчас я действительно ощущал себя кем-то вроде тех суперменов из боевиков, которых навязывает нам каждый день телевидение. Но пока что враг был хитрее и опережал нас на ход вперед.
   – Скорее всего, он сейчас на четвертом, – взволнованно обратился ко мне Николай, – нужно окружить его, не дать ему уйти отсюда. Ты спускайся вниз и блокируй вторую лестницу, а я поднимусь наверх и погоню его на тебя. Только прошу тебя, не промахнись!
   Я молча кивнул и бросился вниз. Пробежав по всему второму этажу, я очутился на другом конце цеха и принялся осторожно подниматься наверх, держа оружие наготове. Я миновал третий этаж, весь окутанный дымом и все еще объятый пламенем и начал подниматься на четвертый. Не успел я преодолеть и пару ступеней, как над моей головой послышались осторожные шаги. Стиснув зубы, я снял пистолет с предохранителя и принялся ждать.
   Сердце бешено колотилось в груди и вероятно от напряжения мое слуховое и зрительное восприятие резко обострилось. Я четко различал все звуки, каждый шорох, раздававшийся поблизости, и поэтому немедленно прореагировал на еле заметный посторонний шум, доносившийся снизу. Вне всяких сомнений кто-то поднимался сюда со второго этажа, стараясь беззвучно ступать по каменным ступенькам.
   На какое-то мгновение я растерялся, но тут же взял себя в руки. Тот внизу мог быть, пожалуй, только Теодорским, решившим вернуться по первой лестнице вниз. Сверху же ко мне спускался Потрошитель. Скорее всего, это так, но кто знает…
   В это время человек сверху, судя по еле различимому для меня шороху, достиг площадки между двумя верхними этажами. От меня его отделяли лишь поворот и каких-то двадцать ступеней. Не в силах более сдерживать свой страх перед неизвестностью, я прыгнул вперед, целясь в темный силуэт незнакомца. Я успел на какое-то мгновение различить направленный в мою сторону пистолет, прежде чем отчаянным голосом Теодорский выкрикнул мое имя, сопровождая его проклятьями. И в этот момент уже готовый расслабиться, краем глаза я заметил метнувшийся в лестничном пролете силуэт. Не раздумывая ни секунды, я принялся палить вниз. Разрядив всю обойму, я достал вторую, щелчком загнал ее на место и, передернув затвор, произвел очередную серию выстрелов.
   – Быстрее! – выпалил я в лицо подоспевшему Теодорскому, – нам нужно попасть вниз, он сейчас на втором или первом этаже. Здесь он не пройдет, лестница ниже отравлена газом.
   На третьем этаже все еще виднелись отдельные островки огня, но теперь путь был свободен. Набрав в легкие побольше воздуха, мы ринулись сквозь дымовую завесу к противоположному крылу. С быстротою молнии мы пронеслись в другой конец, сбежали по лестнице вниз и появились на втором этаже как раз вовремя, чтобы заметить нырнувшую внутрь «аквариума» через один из люков темную фигуру.
   – Все, он попался, – сдавленно прошипел Теодорский и бросился к возвышению, где располагался каменный верх емкости. Я побежал следом за ним, стараясь не отставать ни на шаг.
   Мы с ходу забрались по небольшой лесенке на крышу «аквариума» и, недолго думая, проникли через люк внутрь гигантского куба. Держась за поручни, мы включили прихваченные с собой фонарики и принялись освещать ими вокруг себя, в надежде обнаружить преступника. Если не считать нас двоих, то пространство внутри емкости было совершенно пустым. Не успел каждый из нас осознать этот факт, как тут же раздалось какое-то лязганье, и до нашего слуха донесся шум льющейся воды. Так и есть, в свете фонариков нашим глазам предстала хлынувшая в «аквариум» через специальные отверстия внизу вода. Не теряя времени, мы поспешили поскорее выбраться отсюда, но не тут-то было. Люк над нами был накрепко закрыт. Сбежав вниз, мы по колено в воде пробрались к другой лестнице, но тщетно. Этот люк был задраен так же намертво, как и первый.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация