А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свердлов. Оккультные корни Октябрьской революции" (страница 37)

   Должен был он знать и о других теориях. По мистической традиции, как христианской, так и антихристианской, Святой Троице: Богу-Отцу, Богу-Сыну и Святому Духу, противостоит другая триада, черная – сатана, антихрист и лжепророк. При этом сатана остается вне земного мира, действуя через двух остальных членов триады и всевозможных духов. И небезынтересно, что некоторые магические школы сочли лжепророком… Ленина. Такие трактовки порой встречаются по сей день, например, в некоторых версиях расшифровок Нострадамуса. Так не логично ли было бы для Свердлова замахнуться на роль второго лица триады?
   Имя – вполне подходящее. Не изначально данное отцом, а то, которое он носил. Яков. Согласно Ветхому Завету, Иаков – богоборец, боролся с самим Господом. Правда, не знал этого, и Господь его простил. Но французские богоборцы-масоны отнюдь не случайно стали «якобинцами». А Яков Михайлович знал за собой и чрезвычайные личные таланты: феноменальная память, необыкновенные работоспособность, контактность, изощреннейший ум, умеющий мгновенно находить выигрышное решение в самых сложных ситуациях. Сверхчеловек, да и только! Как тут не разыграться гордыне?
   Кроме того, мистическая традиция утверждает, что антихрист во многих внешних проявлениях должен походить на Христа, но быть его противоположностью. Не мог ли Свердлов сопоставить? Возраст соответствующий – 33 года. Долгое время – пребывание в «сокрытом» состоянии, и лишь потом внезапно он призывается к «служению». И откуда призывается! Из тех самых мест, куда рухнул «падший ангел» – метеорит! Кстати, и привязавшийся, неотступно сопровождающий черный пес, это у сатанистов знак «избранности» – вспомните Фауста.
   А дальше он уже сам начинает творить «чудеса» – невероятные, фантастические, ему необыкновенно везет, ему все удается… Он обеспечивает своим соратникам победы, за считанные месяцы взлетает к самой вершине государственной пирамиды. И не только государственной! В перспективе – «мировая революция». А с ней и дальнейший взлет его, Свердлова! Выходит – та самая власть над миром… Которая предсказана антихристу…
   Яков Михайлович ожесточенно борется с христианством. Уже весной 1918 г. разворачивает подготовку к этой самой «мировой революции», явно претендуя на лидирующую роль. Прозвище, данное Спиридоновой, «черный железный дьявол», он воспринимает с гордостью, щеголяет им перед товарищами. Между прочим и «зверь» – это тоже обозначение антихриста. Он не ортодоксальный иудей? Да, не ортодоксальный. Он женится на русской, организует субботники и сам трудится по субботам. Но кандидат в «антихристы» может себе это позволить. Он не связывает себя формальностями, он должен установить в мире совсем иную, новую религию.
   Но… есть одно «но». По всем теориям антихрист должен быть царем. И Свердлов, как видим, кое-чего достиг в данном направлении. Он живет в царском Большом дворце, пользуется царской мебелью, посудой, скатертями, постельным бельем. Он стал цареубийцей. И не для того ли ему понадобились головы Николая Александровича, наследника Алексея и царевны Анастасии, чтобы какими-то обрядами попытаться перенести с них магическую силу на себя, своего сына и дочь?
   Однако, если говорить о власти над Российским Царством, то есть о символическом замещении места царя, то на пути Свердлова стоял не только Николай II. На его пути стоял еще и Ленин…

   26. Кто стрелял в вождя?

   Царя убили, но положение Советской власти становилось все более напряженным. На Верхней Волге вспыхнули восстания под руководством Савинкова. Их удалось раздавить, как и мятеж командарма Муравьева, но в других местах не клеилось. Казаки Краснова очищали от большевиков Дон. Деникин перешел в наступление на Кубань, раскатал плохо организованные красные полчища и взял Екатеринодар. Самарские учредиловцы двигались вдоль Волги, войска других «областных правительств» вместе с чехами продолжали отбивать у коммунистов города Урала, «зачищать» Транссибирскую железную дорогу. Возникали и новые очаги восстаний. По приглашению самозваного «рабочего правительства» паровозного машиниста Фунтикова англичане вошли в Закаспийскую область, по приглашению Бакинского Совета направили отряд в Баку.
   Произошла и высадка частей Антанты в Архангельске. При приближении иностранной эскадры в городе подняли восстание белогвардейские подпольные организации. Большевистское руководство во главе со «свердловцем» Кедровым в панике бежало, не оказав сопротивления. Десант был небольшим – всего 9 батальонов англичан, французов и американцев. Но поднялись и местные крестьяне, создавая ополчение. Было сформировано Временное правительство Северной области во главе с Н.В. Чайковским. Свергать большевиков страны Антанты отнюдь не собирались. Командующий группировкой генерал Пуль откровенно заявил: «Союзники явились для защиты своих интересов, нарушенных появлением в Финляндии германцев». Плюс к этому все еще действовал прежний план создания «Восточного фронта» вместе с чехами. Плюс – прихватить под шумок что «плохо лежит». Скажем, в Закаспийской области и Баку англичан интересовали вовсе не большевики, а нефть. А на Севере части Антанты и поддержавшие их белогвардейцы продвигались только до тех пор, пока не встретили организованную оборону, после чего остановились.
   Но коммунистическое руководство очень встревожилось. Чичерин вел переговоры с германским послом Гельферихом, предлагая немцам оккупировать Петроград, чтобы оттуда красные части можно было перебросить под Вологду. На такой шаг Германия не пошла. Ей не до того было – на Западном фронте кипели напряженнейшие сражения «Второй Марны». Но тайные переговоры продолжились в Берлине и завершились подписанием 27 августа дополнения к Брестскому договору. Немцы обещали свою поддержку, обещали даже очистить и отдать большевикам часть Псковщины и Белоруссии до Березины, а за это советское правительство под разными «благовидными» предлогами обязалось уплатить огромное количество золота, 245 тонн 564 килограмма. Впрочем, сделать это оно не могло. Каппелевцы и чехи с налета захватили Казань, и находившийся там золотой запас России тоже попал в их руки.
   Неспокойно было и в тылу. Утром 30 августа в Петрограде был убит начальник здешней ЧК Моисей Соломонович Урицкий. Мрачный и страшный человек, вовсю производивший бессудные расстрелы и казнивший сотни мирных граждан. Рассчитался с ним Леонид Канегиссер. Еврей по национальности, бывший юнкер Михайловского артиллерийского училища, поэт-романтик, отомстивший за смерть своих русских друзей-юнкеров и их близких. Действовал отчаянно, подкараулил Урицкого возле здания ЧК, и, когда он приехал на службу, уложил его прямо в вестибюле. После чего попытался скрыться на велосипеде. За ним сразу ринулись в погоню, Канегиссер отстреливался, но его догнали, сбили с ног и скрутили. Из Москвы в Питер сразу же отправилась следственная бригада ВЧК во главе с Дзержинским.
   А вечером прозвучали выстрелы и в столице, на заводе Михельсона… История с покушением на Ленина до сих пор остается очень темной и загадочной. И однозначного ответа, кто организовал теракт, даже кто был непосредственным исполнителем, еще не найдено. Так, уже многие исследователи обратили внимание на то, что весомых доказательств, уличающих Каплан, в материалах следствия… нет. А на вопрос о причастности к покушению партии эсеров нужно ответить вообще отрицательно.
   Начнем с того, что Фанни Каплан (Фейга Ройдман) была тяжело больной женщиной. И к тому же… полуслепой. И к эсерам она никогда не принадлежала. Она родилась на Волыни, в семье «учителя еврейской общины» (видимо, раввина) – впоследствии отец с семерыми другими детьми эмигрировал в США. А Фанни, как и многие другие представители еврейской молодежи, в годы первой революции ударилась в терроризм. Вступила в организацию анархистов. Когда готовилось покушение на киевского генерал-губернатора Клейгельса, в комнате Каплан по неосторожности взорвалась бомба. Несколько соратников было убито, а сама она получила тяжелую контузию, была арестована и приговорена к пожизненной каторге.
   Из-за контузии начались проблемы со зрением. Как сообщала ее подруга, «…Каплан ослепла 9 января, в четвертую годовщину Кровавого воскресенья… Она и прежде теряла зрение, но ненадолго, на два-три дня. На этот раз ее прозрение длилось почти три года. Тюремные врачи потерю зрения Фаней Каплан связывали с резкими головными болями, которыми она жестоко страдала на каторге». Была освобождена Февральской революцией, получила путевку в Евпаторию, в санаторий для пострадавших «политических». Потом устроилась работать в Симферополе на женских курсах. В материалах следствия указано и то, что зимой 1918 г. она якобы ездила в Харьков, где ей делали глазную операцию. Что было невозможно проверить, Харьков находился под немцами. И что вызывает сомнения. Вряд ли в революционном Харькове функционировали учреждения, вроде клиники Федорова, способные быстро и полноценно вернуть зрение. Да и слепота Каплан определялась вовсе не офтальмологическим диагнозом, а была связана с контузией и головными болями, то есть была вызвана мозговой травмой или перенесенным стрессом.
   В Москву она прибыла за несколько месяцев до рокового дня (когда именно, почему-то нигде не упоминается, но, скорее всего, уехала с Украины в связи с немецкой оккупацией). Жила у подруг-каторжанок Анны Пигит и Веры Тарасовой-Бобровой. Из-за болезни нигде не работала. Очень стеснялась своего положения нахлебницы. И изображала, будто у нее есть какие-то дела. Брала портфель и уходила. Хотя подруги подметили, что портфель у нее пустой или с какими-нибудь ненужными бумагами, и что она без дела слоняется по Москве и сидит в скверах на лавках. А 30 августа она, вроде бы, собиралась ехать в больницу, ей опять стало хуже. Револьвера или другого оружия у нее никогда не замечали. И она, кажется, никогда в жизни не училась стрелять.
   Вот и посудите, неужели опытные боевики-эсеры могли столь легкомысленно поручить такую важную акцию больной женщине, которая вполне может подвести? Да и где вообще гарантия, что полуслепая попадет? И в того, кого нужно? Каждый, кто хоть раз стрелял из боевого пистолета, думаю, согласится со мной, что из этого оружия и вполне здоровый человек поражает цель не всегда. Нужен и навык, и обязательно – твердая рука.
   Перейдем к самому покушению. Все показания состоят из сплошных неувязок и противоречий. А иногда существуют и в нескольких вариантах. Ленин, закончив выступление, вышел с гранатного цеха завода. Стала вытекать и толпа присутствующих, создав пробку в единственных дверях. Рядом с Ильичом шла кастелянша соседней больницы Попова и пыталась выспросить наболевшее, почему опубликовано распоряжение не отбирать продукты, везущиеся из деревни, а заградотряды все равно отбирают. Он отвечал, что да, мол, еще есть злоупотребления, но с этим будет наведен порядок. И вот возникают два варианта показаний шофера Гиля. По одному из них: «Я увидел сбоку, с левой стороны от него (Ленина), в расстоянии не более трех шагов, протянувшуюся из-за нескольких человек женскую руку с браунингом, и были произведены три выстрела, после которых я бросился в ту сторону, откуда стреляли. Стрелявшая женщина бросила мне под ноги револьвер и скрылась в толпе… Поправлюсь, после первого выстрела я заметил женскую руку с браунингом». То есть, стреляли из толпы. По второму варианту, «она стояла с левой стороны машины, у переднего крыла, и целилась в грудь Владимира Ильича».
   Показания явно подправлялись. Поскольку сперва следствие не располагало данными ни о количестве выстрелов, ни о марке револьвера. Пыталось выяснить, но в течение нескольких дней таких сведений добыть не получалось. А разглядеть, что это браунинг в сумерках, при накрапывающем дождике вряд ли было возможно. К тому же по показаниям других свидетелей, Гиль ждал Ленина, сидя в машине! И только после выстрелов стал вылезать. О чем он и сам проговорился – увидев Ильича, стал заводить мотор. А когда заводят мотор, по сторонам обычно не смотрят. Смотрят перед собой.
   В это время поднялась суматоха. Выстрелы. Кастелянша Попова тоже была случайно ранена. Остальные бросились кто куда. Одни из-за выстрелов, другие из-за стихийной паники, третьи – чтобы их случайно не замели. Гиль проявил себя крайне бестолково. Выскочил из кабины, начал метаться по двору с наганом, так что его самого приняли за убийцу, потом закрывал Ленина собой и отгонял людей. Кстати, сам Ильич спросил в первую очередь: «Поймали его или нет?»
   А Гиль настолько ошалел, что чуть не угробил вождя. Когда его посадили в машину, сопровождавшие рабочие указали ближайшую больницу, но шофер зациклено твердил: «Нигде не останавливаюсь, еду прямо в Кремль!» И Ленин попросту истек бы кровью. Спас его рабочий И.В. Полуторный, случайно нашел в кармане бечевку и перетянул руку, из которой хлестала кровь. Словом, психология шокированного шофера – где взял, туда и доставить. И привез на квартиру. Где Ленин тоже долго лежал без оказания помощи: пока соображали, куда звонить (позвонили в Совнарком), пока Бонч-Бруевич, снявший трубку, начал принимать меры… Ну и что мог разглядеть и заметить Гиль, пребывавший в таком шоке?
   А задерживает Каплан Сергей Батулин, помощник комиссара 5-й Московской дивизии. Вот что он показал: «Человека, стрелявшего в Ленина, я не видел. Я не растерялся и закричал: «Держите убийцу товарища Ленина!» и с этими криками выбежал на Серпуховку, по которой одиночным порядком и группами бежали в разных направлениях перепуганные выстрелами и общей сумятицей люди… Я увидел двух девушек, которые по моему глубокому убеждению, бежали по той же причине, что позади них бежал я и другие люди, и которых я отказался преследовать. В это время позади себя, около дерева, я увидел с портфелем и зонтиком в руках женщину, которая своим странным видом обратила мое внимание. Она имела вид человека, спасающегося от преследования, запуганного и затравленного. Я спросил эту женщину, зачем она сюда попала. На эти слова она ответила: «А зачем вам это нужно?» Тогда я, обыскав ее карманы и взяв ее портфель и зонтик, предложил идти со мной…»
   В дороге С. Батулин, «чуя в ней лицо, покушавшееся на т. Ленина», пытается допросить ее. Она затравленно твердит на все вопросы примерно одно и то же: «А зачем вам это нужно знать?» В общем-то, вполне нормальная реакция для женщины, которую вдруг схватили на улице и куда-то тащат. Да и что касается «странного вида» – она стояла на улице, по которой вдруг с воплями понесся народ. Не лишне вспомнить и то, что Каплан была больной. Далее – «на Серпуховке кто-то из толпы в этой женщине узнал человека, стрелявшего в Ленина…» Простите, а что же еще крикнут из толпы о человеке, которого уже взяли и ведут? Точно так же кричали «убийца» и Гилю, и раненной Поповой и еще нескольким людям.
   Так кто же все-таки опознает Каплан? В позднейших следственных документах указывается: «Ее сразу же опознал председатель заводского комитета Н.Я. Иванов». Но вот в чем незадача-то… Иванов автора выстрелов тоже не видел! Он оставался в зале, из-за затора в дверях не мог выйти сразу за Лениным, а когда во дворе начался сумбур, побежал к окну и выскочил. Ильич уже лежал, а люди уже разбегались. А Гиль именно Иванова не подпускал, наставив наган. В следственных материалах писалось, что Каплан была опознана «рядом рабочих», но нигде эти самые «рабочие» и их конкретные показания не упоминаются. А Бонч-Бруевич поясняет: «Товарищ Гиль был почти единственным свидетелем», опознавшим Фанни Каплан. И… опять нестыковка. Гиль никак не мог опознать ее, поскольку к моменту задержания уже уехал. А после задержания ни разу Каплан не видел! Очной ставки не проводилось! И вообще при опросах нескольких десятков свидетелей, присутствовавших на месте преступления, ни с одним не проводилось очной ставки и процедуры опознания Каплан!
   Ее сперва доставили в военкомат Замоскворецкого района. Раздели догола и обыскали. Не найдя ничегошеньки подозрительного. И, судя по данным обыска, экипирована была Каплан явно не для теракта – при задержании у нее отбирают портфель и зонтик. Однако портфель того времени – это отнюдь не изящный дипломат, и свидетель Мамонов даже называет его «чемоданом». Да и зонт начала века представлял собой довольно громоздкую конструкцию. Вот и попробуйте, нагрузившись такими вещами и как-то манипулируя ими в руках, прицельно стрелять из пистолета. А потом ускользнуть через толпу и удирать. Почему-то поспешно избавившись от оружия, но с неуклюжим зонтом и «чемоданом»!
   Зонт она, очевидно, носила из-за слабого зрения. В те времена зонты служили одновременно и тростью – а для молодой женщины это было предпочтительнее, чем ходить с палочкой. А «чемодан» был почти пуст. В нем обнаружили лишь чужой профсоюзный билет и железнодорожный билет до станции Томилино (никаких мероприятий по поискам на станции Томилино так и не было предпринято). Притащив Каплан в военкомат, задержавшие нашли председателя Московского ревтрибунала Дьяконова, который и произвел первый допрос (в присутствии толпы посторонних).
   Что же касается свидетельских показаний, то в них фигурируют и другие кандидатуры на покушение – некий подозрительный гимназист, «человек в матросской фуражке». А бюллетень ЦИК за подписью Свердлова, выпущенный вечером 30 августа, сообщал: «Задержано несколько человек. Их личности выясняются». Вторым задержанным оказывается некто Протопопов, о котором больше вообще ничего не известно – его расстреляли даже раньше, чем Каплан, и больше нигде не упоминали, будто его и не было.
   Петерс, оставшийся за начальника ВЧК, узнал о поимке Каплан лишь в 23 часа. Направил своих людей, и ее перевезли на Лубянку. Где последовали новые допросы. К ним подключились сам Петерс, наркомы Курский и Петровский, Козловский, Аванесов, Скрыпник, Кингисепп. И в том, что она стреляла в Ленина, подозреваемая, вроде бы, признается. Но первые протоколы подписывать отказывается. Потом появляется ее подпись, хотя сами протоколы выглядят, прямо скажем, не без странностей. На какие-то вопросы она отвечает подробно, излишне многословно, но отказывается отвечать о мелких технических деталях: сколько раз стреляла, из какого револьвера. Учтем, что и само следствие еще не знало ответов на эти вопросы, ведь револьвер таинственным образом исчез. В других же случаях часто бросается в глаза, что вопросы как бы подсказывают ответы на них. То есть подсказывают обвиняемой информацию, уже известную следователям, которую обязан был знать и стрелявший.
   Какова цена подписям Каплан? Никто не знает, ее ли это подписи. И что могли подсунуть полуслепому человеку? И что мог наговорить больной человек после неожиданного ареста и многодневных не прекращающихся допросов? Петерс через несколько лет напишет, что убеждал ее покаяться и тем самым смягчить свою вину. «Она же или плакала, или ругалась зло, с ненавистью, решительно отказываясь давать какие-либо показания». А член коллегии Наркомюста Козловский отмечал, что она «держит себя растерянно, говорит несвязно» и производит впечатление «истерического человека». Очных же ставок было проведено всего три. С ее подругами Пигит, Радзиловской и Тарасовой, подтвердивших, что это – Фанни Каплан. И все. Что они еще могли подтвердить?
   Но если относительно виновности Каплан имеются хотя бы ее «собственные признания», то с организацией теракта эсерами – полный ноль. Тут налицо грубая подтасовка. «Известия ВЦИК» от 1 сентября сообщают: «Из предварительного следствия выяснено, что арестованная, которая стреляла в товарища Ленина, состоит членом партии правых социалистов-революционеров черновской группы». Однако согласно протоколам допросов, она в этот день еще называла себя анархисткой. И лишь 2 сентября в протоколах появляется запись, что «она сторонница эсера Чернова, но в партии не состоит» (и об этом признании «Известия ВЦИК» не постеснялись сообщить вторично, как о величайшей победе следствия – уже 3 сентября). Немаловажно и то, что партия эсеров сразу заявила о своей непричастности к покушению. Что, по эсеровским правилам, лишало теракт всякого смысла. По законам эсеровских боевиков он должен был получать широкую огласку как исполнение приговора партии и тем самым оказать влияние на власть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация