А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свердлов. Оккультные корни Октябрьской революции" (страница 31)

   Или, как говорил Свердлов, «реки крови». Исследователи, разбиравшие речи, статьи, постановления Свердлова заметили, что он вообще любил слова «кровь» и «смерть». Они в разных сочетаниях и разных контекстах повторяются очень часто. Чаще, чем у многих других большевистских лидеров. Эти слова он то смакует, выделяет, делает на них упор, то они проскальзывают сами собой, как бы подсознательно. Но он же дает и повод к последующему разгулу смерти и кровопролития. Указывает, откуда они должны политься, реки крови. Он начинает готовить атаку на деревню. На русское крестьянство.
   Подчеркнем, что в деревне в данный период все обстояло мирно и благоприятно для «революции». Все эксцессы и столкновения здесь завершились еще в 1917-м вместе с разделами земли. Крестьяне захватили и поделили поля и усадьбы помещиков, скот, инвентарь, имущество. Обобществили и хозяйства богатых односельчан-«мироедов», кое-где их поубивали или изгнали, в других местах просто разграбили и землю в передел пустили. Большевиков крестьянство вполне поддержало, поскольку те «Декретом о земле» узаконили сделанные приобретения. Местная власть перешла в руки сельских Советов. Иногда они были левоэсеровскими, но чаще – беспартийными. В основном в них вошли те, кто и раньше заправлял в сельских общинах: те, кого считали самыми «справными», хозяйственными, толковыми.
   Только благодаря поддержке крестьянства большевикам удалось быстро подавить казачье сопротивление на Дону и Кубани, разбить корниловцев – опору красных здесь составили «иногородние», то есть крестьянские элементы. Благодаря крестьянам, жадно взявшимся осваивать приобретенную землю, в стране не было голода – трудности, как в Петрограде, возникали лишь из-за разваленной системы снабжения и транспорта. А в Москве и других городах действовали базары, импровизированные рынки, куда деревенское население везло свою продукцию.
   С точки зрения здравой логики и здравой политики очередное преступление Свердлова тоже оказывалось иррациональным. Но тем не менее оно готовилось. Внедрялась мысль, что революция, совершившаяся на селе – еще ненастоящая. Мелкобуржуазная. Собственническая. И надо сломать сложившуюся систему, перетряхнуть, перекроить по-иному. Ударить. Разрушить… Еще в начале мая левые эсеры, очевидно, пронюхали, что замышляется нечто недоброе. Узнали о возне и обсуждениях, которые вели Свердлов и руководство наркомата земледелия, Середа и Мещеряков. И лидеры партии, Спиридонова и Карелин, обратились к Ленину. Указали, что да, мол, они ушли из правительства, но теперь просят отдать наркомат земледелия в ведение левоэсеровской партии.
   Ильич поинтересовался мнением Якова Михайловича, тех же Середы и Мещерякова. Каково оказалось их мнение, нетрудно догадаться. И на заседании коммунистической фракции Наркомзема было принято решение категорически против предложения Спиридоновой и Карелина. А вслед за тем его отверг и ЦК. Мало того, в наркомате оставалось много левых эсеров среди работников среднего и низшего звена. Теперь их начали увольнять, «ослабляя влияние».
   А 20 мая на пленарном заседании ВЦИК в повестку дня был поставлен вопрос «О задачах Советов в деревне». С докладом выступил Свердлов. Провозгласивший новый курс по отношению к крестьянству. Он говорил: «Чрезвычайно важно поставить вопрос о наших задачах в деревне и указать основные принципы, как нужно построить работу там… Если в городах нам уже удалось «убить» нашу крупную буржуазию, то этого мы пока еще не можем сказать о деревне… Поэтому мы должны самым серьезным образом поставить перед собой вопрос о создании в деревне двух противоположных враждебных сил, поставить перед собой задачу противопоставления в деревне беднейших слоев населения кулацким элементам. Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримо враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая шла не так давно в городе, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии, только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне делаем то, что смогли сделать для городов… Я нисколько не сомневаюсь в том, что мы сможем поставить работу в деревне на должную высоту».
   Обратите внимание, «противоположных враждебных сил» в деревне не было! Их предписывается создать! Раскола нет – но надо расколоть! Гражданской войны в деревне нет – но требуется ее «разжечь»! И принимается курс на союз с бедняком, борьбу с «кулаком» при «нейтрализации» середняка. Да уж какие там «кулаки», какая «нейтрализация»! «Мироедов» еще в 1917-м крестьяне «экспроприировали»! И под понятие «кулака» попадали просто зажиточные. Те самые, на ком деревенское хозяйство держалось, кто в местные Советы вошел! А стало быть, и Советскую власть на селе поддерживал… Ну а «нейтрализацию» можно понимать очень широко…
   Выступление Свердлова 20 мая 1918 года дало старт бешеной атаке на деревню. В противовес сельским Советам, превратившимся вдруг в «кулацкие» и «контрреволюционные», начали создаваться «комбеды» – комитеты бедноты. Из шпаны, хулиганья, пьяниц, бездельников, безответственных горлопанов. Тех, кто даже в послереволюционной деревне, получив землю и разграбленное имущество, своим трудом встать на ноги не мог, бедняком оставался. Покатился беспредел подобной публики, поощряемой властями и науськиваемой на односельчан. Пошли погромы и осквернения сельских храмов – а крестьянство, несмотря на зараженность революционными лозунгами, сохраняло куда большую веру в Бога, чем рабочие в городах…
   Распоряжениями ВЦИК и Совнаркома стала запрещаться свободная торговля сельхозпродуктами. Как спекуляция. «Мешочников» принялись арестовывать. А всю продукцию теперь предписывалось сдавать по обязательным поставкам государству. И для ее изъятия начали формироваться печально известные продотряды…
   Нет, я не хочу здесь выгораживать других вождей революции, снимать с них вину. К удару по деревне приложили руку многие. Но эта книга о Свердлове. Поэтому я и отмечаю, что первым автором и инициатором «перенесения гражданской войны в деревню» был Яков Михайлович. Она и заполыхала, гражданская. Только после этого она и заполыхала в полную силу. Уже не в виде столкновений отдельных небольших отрядов, а борьбы массовых, многотысячных армий. Ведь Россия была не «офицерской» страной. Не «интеллигентской» по преимущественному составу населения. А аграрно-промышленной. 90 % ее жителей составляли крестьяне. И солдаты тоже были в основном из крестьян…

   22. «Черный железный дьявол»

   Она уже снова громыхала по окраинам, гражданская война. Возмущенный бесчинствами и грабежами красных отрядов, восстал Дон. Вспыхивали мятежи и на Кубани. Ощутив поддержку, активизировались части Деникина. А немцы, занявшие Украину, отнеслись к казачьему восстанию вполне благосклонно. На территории, оккупированной собственными войсками, они постарались навести хоть какой-нибудь порядок, поэтому разогнали призвавшую их «революционную» Центральную Раду и поставили другого правителя, гетмана Скоропадского, хотя его власть свели почти до нуля и армию создавать запретили. Точно так же в Крыму возникло марионеточное татарское правительство Сулькевича.
   Но Германию очень даже устраивало дальнейшее расчленение и развал России. И несмотря на «дружбу» с большевиками, она предпочла сразу же признать независимость Все-великого Войска Донского во главе с атаманом Красновым. Поощряла переговоры о создании «Юго-Восточной Федерации» из Донского, Кубанского, Терского и Астраханского Казачьих Войск. И вела небезвыгодный для себя торг, получая от казаков хлеб, сало, мясо взамен на винтовки, патроны, пулеметы с захваченных на Украине русских военных складов.
   Однако для Советской власти это были только «цветочки». После заключения Брестского мира в Россию отступил Чехословацкий корпус, сформированный еще при царе и Временном правительстве из пленных, 40 тыс. штыков. Вернуться на родину чешские и словацкие бойцы корпуса не могли – австрийцы объявили их изменниками и тех, кто попадался в плен, сразу вешали. Большевики надеялись использовать их так же, как латышей и эстонцев, предлагали служить за плату. Но нет, «чехословаки», как их называли, сражались из идейных соображений, за независимость своей страны. А коммунистов, заключивших мир с немцами и австрийцами, считали предателями «славянского дела» и служить им не желали.
   Чехословаки были размещены в Пензе и стали для советского руководства серьезной проблемой. Разоружить и расформировать их? Но по весне 1918 года 40 тыс. спаянных солдат и офицеров были не шуткой, попробуй тронь! Ведь Красная Армия еще только формировалась. Вот и ломали голову, как же от них отделаться. А французы молили, чтобы корпус отдали им, на Западный фронт. Там начинались решающие сражения Мировой войны, и лишний корпус был бы очень кстати. И между Францией, сформированным Антантой эмигрантским правительством Чехословакии и большевиками 26 марта было достигнуто соглашение об отправке этих войск на Запад.
   Но каким образом отправлять-то? Проще всего было – через Архангельск или Мурманск. Коммунистическое руководство опасалось такого варианта. Это было слишком близко от столиц. А ну как чехи на севере соединятся с антантовскими контингентами и ударят на Москву и Петроград. Да и немцы обеспокоились, начали оказывать давление – их-то появление во Франции свежего корпуса совсем не устраивало. А ссориться с Германией советское правительство не хотело. И был выработан компромиссный вариант – отправлять кружным путем, через Владивосток. Разделив на четыре группы – три дивизии и штаб корпуса со специальными подразделениями и частями усиления.
   Чехов с долгими проволочками повезли на восток. Их эшелоны растянулись длинной пунктирной линией от Пензы до Омска. А навстречу из сибирских и уральских лагерей шли другие эшелоны. Немцев, австрийцев и венгров, освобождаемых из плена. По сути получалось – те и другие ехали на один и тот же фронт сражаться друг против друга! Ну а с советской точки зрения одни ехали защищать интересы англо-французской буржуазии, другие – нести в Европу идеи русской революции.
   Немцы и венгры радовались освободившему их сепаратному миру, бурно приветствовали большевиков как «союзников», увешивали свои поезда красными флагами и соответствующими лозунгами. И им всюду давали зеленую улицу, выделяли паровозы, вагоны, уголь, дрова. Ну а чехов надолго загоняли в тупики, они простаивали на запасных путях. Однако на Урале и в Сибири шла и вербовка «инородцев» в Красную Армию, ЧК, советские органы. И чехи столкнулись с тем, что их враги, немцы и венгры, тут стали уже «властью». Чехословацкие эшелоны двигались во враждебной стихии, нередко на станциях возникали ссоры, драки, причем местные Советы принимали сторону прогерманских элементов. 14 мая в Челябинске произошла крупная драка между чехами и венграми. Здешний Совдеп обрушился на чехов и арестовал кого смог. Им грозил расстрел. Эшелон взялся за оружие и угрозой силы освободил товарищей.
   Информация об этом столкновении дошла до Москвы. И Троцкий счел предлог достаточным для расправы с «контрреволюционными» войсками. Видимо, не обошлось и без влияния Германии, продолжавшей давить на советское руководство. А у Льва Давидовича и иже с ним отношения с немцами сложились очень тесные. И по всем расчетам выходило, что теперь-то вполне можно исполнить пожелания «союзников». Чехи сами подали повод нарушить соглашение с Францией и Масариком – вооруженное выступление! И компактной боевой массой больше не были, рассредоточились по отдельным эшелонам на расстоянии 2 тысячи километров. Поэтому Троцкий без долгих раздумий издал грозный приказ: «Все Советы депутатов обязаны под страхом ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, найденный вооруженным на железнодорожной линии, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный солдат, должен быть выгружен из вагонов и заключен в концлагерь…»
   Последние части чехов все еще торчали в Пензе. Местные власти получили приказ Троцкого и попытались его выполнить. Собрали свои отряды, окружили чешский лагерь и потребовали разоружиться. А при отказе попытались захватить его. Но произошло непредвиденное. Здешние красноармейцы все еще представляли собой весьма сомнительную боевую силу, полуанархический сброд. Чехи на их нападение ответили огнем, сами перешли в контратаку, без труда разогнали красных и… свергли в Пензе Советскую власть. Немедленно передали по железнодорожной связи своим землякам, что большевики объявили им войну. Получая эти сведения, один за другим начали восставать эшелоны, разбросанные по сибирским станциям. И везде точно так же легко громили и рассеивали красные отряды, разгоняли Советы.
   Версия о подготовленности мятежа критики не выдерживает – сперва действия были явно стихийными. Размещенные в Пензе чехословацкие части двинулись не к Москве, а на восток, пробиваться к своим. Большевики начали бросать войска на подавление. Но бросали разрозненно, только что сформированные необученные красноармейские полки, наспех сколоченные рабочие отряды. И терпели поражения. Чем бы это кончилось, неизвестно. То ли рано или поздно мятеж удалось бы ликвидировать. То ли Советской власти пришлось бы пойти на мировую на условиях пропуска чехов во Владивосток.
   Но случилось иначе. Протянувшаяся на 2000 км цепочка чехословацких мятежей стала детонатором и для восстаний российских сил. Сразу активизировались все еще тлевшие очаги сопротивления. Оренбургское казачество под руководством Дутова, Уральское – под командованием Толстова, Сибирское – во главе с Ивановым-Риновым и Анненковым, Забайкальское – с Семеновым, Уссурийское – с Калмыковым. Заполыхали восстания в городах, мгновенно возникали и реализовывались заговоры местной интеллигенции, все еще негодовавшей по поводу разгона Учредительного Собрания. Выступили офицеры. А офицеры военного времени были той же интеллигенцией, вчерашними учителями, студентами, чиновниками. Кое-где забунтовали и начали переходить на сторону мятежников красноармейские части. А в Поволжье, где уже начались мероприятия по наступлению на деревню, стало примыкать и крестьянство.
   С приближением чехов к Самаре там поднял восстание Комитет членов Учредительного Собрания (КомУч) в составе Климушкина, Фортунатова, Нестерова, Вольского и Брушвита. 6 июня Самара пала. И КомУч провозгласил себя правительством, объявил мобилизацию в Народную армию. В Томске офицерское восстание возглавил полковник Пепеляев, в Омске – Гришин-Алмазов.
   Тут и страны Антанты подключились. Но их беспокоили сугубо собственные интересы, замыкавшиеся на ходе Мировой войны. И всплыл все тот же фантастический проект «Восточного фронта» – только вместо японцев теперь предполагалось использовать чехов и белогвардейцев. Атаковать немцев с Востока, через Украину, заставить оттянуть часть сил с Запада. Судьбы России при этом совершенно не принимались во внимание, а большевики рассматривались лишь в качестве фактических германских союзников. Причем Франция, Англия, США формальных отношений с Советской республикой не прерывали, войну не объявляли. Их миссии и представительства по-прежнему существовали в России и поддерживали контакты с коммунистическим руководством. Но во Владивостоке была оказана поддержка местным офицерам – и Советскую власть свергли. А задачу чехам командование Антанты изменило.
   Им предписывалось расчистить Транссибирскую магистраль и двигаться не на восток, а на запад. Попутно соединившись через Верхнюю Волгу с союзниками, которые нажмут из Мурманска и Архангельска. Какая чехам разница, откуда идти освобождать родину – из Франции или с Волги? Антисоветские силы были численно в общем-то невелики. И не едины. В разных местах верховодили эсеры, меньшевики, народные социалисты, левые кадеты, казачьи атаманы. «Правительств», подобных Самарскому КомУчу возникло еще полдюжины, и они вовсе не спешили договориться между собой. Каждое пыталось качать собственные права. Белые силы не были едины и территориально. Мятеж как полыхнул очагами, так еще в течение полугода сохранял очаговый характер, «белые» области перемежались «красными».
   Но и силы большевиков оставляли желать много лучшего. Тоже действовали вразнобой, разрозненно, в войсках царила партизанщина, отряды «самоснабжались» грабежами. И белые одерживали победы. Самарские части Каппеля с чехами развернули наступление вдоль Волги, на Казань. На Урал с одной стороны двигались казаки Дутова, с другой – Гришина-Алмазова с чехами Сырового. Еще один чешский новоиспеченный генерал, бывший фельдшер Гайда, наступал на восток вдоль Транссибирской магистрали, пробивая путь к казакам Семенова и Владивостоку. Кстати, идею «славянского братства», на которой формировался Чехословацкий корпус, сами чехи понимали довольно своеобразно. И за «освобождение» сибирских и уральских городов не стеснялись выставлять крупные денежные счета. А их начальники беспардонно вымогали у «освобожденных» ценные подарки в свою личную пользу.
   Но в целом с июня существование Советского государства резко осложнилось. И у Свердлова забот тоже прибавилось. Вместе с Троцким он участвует в организации Красной Армии. Не забывая при этом расставлять в ней «своих» людей. Как лучший знаток партийных кадров и председатель Оргбюро ЦК он практически перехватывает под себя подбор комиссаров армейских соединений и объединений. А комиссары в тот период, как известно, имели не меньший, а порой и больший вес, чем командиры. Как специалист по нелегальным террористическим организациям, Яков Михайлович берет на себя и работу по созданию подпольных структур в городах Сибири и Урала, занятых белыми. И по финансированию этих структур.
   В этот период чете Свердловых довелось пережить и горестный момент. Когда в Питере неизвестным мужчиной был застрелен Володарский. Стрелявшего, кстати, так и не нашли. Стрелявшего потом «придумали». В действительности это дело не раскрыто до сих пор. Смерть Володарского Яков Михайлович и его жена восприняли тяжело, это был один из их близких друзей.
   А друзей Свердлов очень ценил. Не всех, некоторых, но ценил. Когда в русском полпредстве в Берлине дела наладились, своего приятеля Загорского-Лубоцкого он перетащил в Москву. И несмотря на то, что Загорский никогда не был на руководящих постах в партии, не имел в революции никаких заслуг, протащил сразу аж первым секретарем Московского комитета.
   Иногда Яков Михайлович оказывал своим друзьям помощь в чрезвычайно сложных вопросах. Так, Новгородцева свидетельствует, что именно Свердлов спас жену Подвойского, попавшую в руки чехов, хотя очень уклончиво говорит о том, как это произошло. Да, дело было не из простых. Спасали-то не только Подвойскую. В Самаре учредиловскими властями были арестованы 16 жен видных большевиков – Цюрупы, Кадомцева, Юрьева, Брюханова и др. Которые, впрочем, были не только женами, но и сами занимали ответственные посты. Подвойскую прихватили где-то в другом месте. А вот дальше случился странный факт. Вмешалась «международная общественность»! Иностранная пресса завопила о «зверствах» белых. Надо же, злодеи какие, с женщинами воюют, за решетку сажают! А нейтральные государства, Дания, Швеция. Норвегия, Голландия и Швейцария даже… выразили протест в связи с нарушениями международного права!
   Правда, женщин никто и не собирался расстреливать. Самозваные учредиловские власти вообще вели себя довольно гуманно. Во Владивостоке арестованным коммунистическим лидерам даже разрешили баллотироваться на выборах в новое правительство. А комиссарш предполагалось всего лишь выслать в Сибирь без права возвращения в Россию. Но в результате поднятого шума их обменяли на депутатов Учредительного Собрания, арестованных красными. Арестовывать депутатов, как-никак избранных народом, выходит, было можно. Это нарушением «международного права» не являлось.
   Словом, случай был уникальный. В первый и последний раз во время российской гражданской войны Запад столь энергично поднял свой голос и вспомнил о «международном праве»! По поводу ареста царской семьи не возмутился никто. И не вступился никто. Позже и за интеллигенцию, офицеров, казаков никто не вступится. Так что в спасении комиссарш явно не обошлось без «сил неведомых». И получается – по ходатайству Свердлова. Значит, у «сил неведомых» его голос пользовался определенным весом, уважили просьбу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация