А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертник" (страница 24)

   Макс мужественно сносил тяготы пути. Ему, в отличие от Грека, которого пальцем не тронули, от «патриотовцев» досталось: левый глаз заплыл, на губах чернели запекшиеся ссадины. Кроме того, он постоянно прижимал руку к правому боку, и в этот момент на его лице появлялось страдальческое выражение. Парень быстро выбился из сил, но упрямо шел вперед, выдерживая набранный темп.
   Редкий лес, долгое время взбиравшийся в гору, оборвался каменистым спуском. В черной влажной почве, обильно политой недавним дождем, выпячивали мокрые бока огромные камни, вывороченные из земли. У подножия горы в живописном беспорядке валялись бревна, густо поросшие серебристым мхом. Всюду, насколько хватало глаз, торчали пни, сломанными шлагбаумами клонились к земле поваленные деревья. Бывшая лесная делянка тонула в серо-зеленом ковре, добравшемся до верхушек уцелевших деревьев. Голые ветви были облеплены слоями лишайника – своеобразного симбиоза мха и водорослей.
   Максу тяжело дался спуск. Грек несколько раз оскальзывался на камнях, покрытых влагой, с трудом удерживался от стремительного падения с кручи. Парню приходилось хуже – он уж не отрывал руки от правого бока. На белом лице выступили капли пота. Макс дышал с открытым ртом.
   Грек перестал делать вид, что ничего не замечает. Он поймал оступившегося Макса за плечо и так вот, поддерживая парня, спустился к подножию горы.
   Они миновали делянку и взбирались на холм, поросший густым кустарником вперемешку с тонкоствольными деревьями. Грек старательно отгонял от себя мысли о благополучном исходе. Он отвлекался на Макса, отмечал, как с каждым шагом тому становится хуже. Недалека та минута, когда он попросту растянется на земле, – и что тогда делать, не тащить же его на себе?
   Да, проводник делал все, для того чтобы опасная идея не возникала в его сознании, и не удержался. Наступил момент, когда мысль, сорвавшаяся с поводка, оформилась в четкую фразу: «Ай да Грек, ай да сукин сын!» В ту же секунду его спина чуть не поймала пулю, выпущенную из снайперской винтовки. Так обязательно случилось бы, если бы Макс не оступился в очередной раз. Грек дернулся в сторону, ухватил парня за руку. Пуля пробила дыру в сухой древесине.
   Не зря Грек похвалил «патриотовцев», видать, не все лучшие ушли за Очкариком. Минуй беглецы пригорок – их достали бы все равно. Кто-то из преследователей не удержался, пальнул раньше времени, желая рассчитаться с врагами побыстрее, не взбираясь на холм.
   Промах не вселил надежду, как могло показаться, а лишь оттянул неизбежный конец. Несмотря на то что позиция у Грека была выигрышной, внизу, на лесной делянке, тоже было где укрыться.
   Лежа в кустах, сталкер пытался рассмотреть знакомые комбинезоны среди серо-черного массива. «Патриотовцы» не только были неплохими следопытами, но и знали толк в маскировке.
   – Макс! – Грек тряхнул парня за плечо. – Уходи. Понизу, в канаву. Там дуй прямо, наверх не выбирайся. Доберешься до каменной реки, переходи через нее. Потом пойдет вода. Найди место помельче и шуруй на другую сторону – там выход с Зоны.
   – Я не брошу тебя, – тихо сказал Макс, но проводник его не слушал.
   – Бери. – Он порылся в чужих карманах. – Вот зажигалка. Там пиявки будут. Хвосты им прижги, сами отвалятся. Не рви, слышишь? Нельзя. Нож у тебя есть. – Грек попытался отыскать еще чего-нибудь нужное, но, кроме разнообразной чепухи – зубочисток, таблеток, куска шоколада, ничего не нашел. – Беги быстро. Как отстреляю всех, найду тебя, – веско добавил он, заметив нехороший блеск в глазах парня.
   – Я не…
   – Сука! – не удержался Грек. – За тобой, болваном, может, и не пойдут, особенно если я убью одного-двух. Еще слово – и я сам тебя пришью! Слышишь? – Он развернулся с намерением столкнуть парня вниз.
   Макс сдался, виновато улыбнулся и взял зажигалку.
   – Ползком давай. Ноги в руки. Живо!.. – Сталкер едва не сорвался на крик.
   Он хотел взять парня за шкирку, тот понял это по глазам, коротко всхлипнул и покатился вниз.
   Пользуясь затишьем, Грек выщелкал из рожка патроны, насчитал семнадцать штук и вернул их на место. Семнадцать выстрелов отделяли его от смерти. Кто-то измеряет жизнь в шагах, кто-то – в минутах. Грек воспользовался патронами.
   Имей он запасных рожков штук этак… да чего мелочиться – чем больше, тем лучше! Да с пяток гранат. Еще товарищей, из которых как минимум двое – проверенные сталкеры. Вот тогда еще можно было бы повоевать.
   Грек заметил, как стремительно скользнуло между деревьями размытое черное пятно, и выстрелил. Больше для успокоения и для того, чтобы там, внизу, не дремали. Сколько их могло быть? Пока трое-четверо лежали, отвлекая его внимание, остальные потихоньку обходили пригорок с другой стороны. Оставалось надеяться, что Макс успел уйти с открытого места.
   Промах Грека, по всей видимости, внушил преследователям уверенность в собственных силах. Какой-то «патриотовец» неосторожно высунул голову из укрытия и тут же лишился жизни.
   Автомат не дал осечки. «Патриотовец» взмахнул руками и упал на спину. Эхо долго терзало звук одиночного выстрела.
   «Патриотовцы» стали осторожнее. Они передвигались быстро, и поймать их в прицел оказалось делом бессмысленным. Грек выстрелил еще два раза – для проформы, чтобы не теряли бдительности. Ему вяло отвечали. Он несколько раз менял расположение – благо мест, за которыми можно было спрятаться, имелось в избытке.
   Проводник не знал, сколько времени продолжались вялотекущие военные действия. Он метался по пригорку, но физически не имел возможности находиться в нескольких местах сразу, поэтому нисколько не удивился, когда справа раздался тихий треск.
   Сталкер перекатился за куст. Пули взрыли землю в том месте, где он только что находился.
   Грек терпеливо ждал, когда появится тот, кто обошел его справа. Так и случилось. «Патриотовец» высунулся из-за кустов. Грянул выстрел.
   Боец «Патриота» медленно падал, разметав руки в стороны.
   В тот же миг спину под левой лопаткой обожгла боль. Грек дернулся, но уйти из-под обстрела уже не смог.
   Он четко уловил момент, когда сердце перестало биться, толкнулось два раза в ребра и замерло, успел удивиться тому, что еще жив.
   Под ногами расплескалась лужа.
   Грек падал лицом вниз, и земля стремительно неслась ему навстречу.
   За все время поспешного бегства проводник ни разу не вспомнил о Крабе. Он удивился бы, узнав, что парень имел отношение к его освобождению. Грек умер, так и не узнав правды.

   Красавчик

   Темная поверхность впитывала тьму. Во всяком случае, такое впечатление складывалось, если смотреть на шар долгое время. Зрелище завораживало и успокаивало.
   Шар Хеопса имел шероховатую поверхность, трудно поддающуюся сравнению. Она была холодной и нагрелась в долю секунды. Тепло от прикосновения рук распределялось по ней равномерно и, что самое интересное, сохранялось надолго, если не навсегда.
   Красавчик помнил первое прикосновение к холодному шару. Теперь он дотрагивался до артефакта и не чувствовал холода. Шар хранил тепло человеческого тела.
   Неделю назад сталкер вошел в деревню Боровая. Это случилось в середине дня. На то, чтобы обыскать развалины, в его распоряжении оставалось где-то шесть часов. Среди почерневших бревен, обгорелых домов, прогнивших колодцев и редких, уцелевших кое-где заборов возвышалась водонапорная башня. Она стояла гордо и величаво, как виновница всего того, что творилось у ее подножья.
   Методично передвигаясь по спирали, Красавчик исследовал все, что имело отношение к Боровой. Он не поленился взобраться по шатким лестницам и спуститься в подвалы, как сухие, так и полузатопленные. Сталкер прикончил трех обычных одичалых собак, задумавших начать охоту на двуногого зверя, несколькими выстрелами отогнал огромную псевдосвинью, покрытую густой шерстью и сующую рыло в чужие дела. Он размозжил камнями с десяток черепов крыс, бегающих под ногами. Словом, ему было чем заняться.
   Ближе к вечеру Красавчик докатился до того, что забрался по крепкой лестнице на верхушку водонапорной башни, залег на вершине и принялся осматривать окрестности в бинокль.
   Все без толку. Ничего из того, что хотя бы отдаленно походило на легендарные артефакты, так и не попалось ему на глаза.
   Сталкеры считали, что хороший хабар, как кошка, любит человеческие руки. Исходя из этого, Красавчик остался в деревне на ночь. Для отдыха подошел сруб бани с уцелевшей крышей.
   Красавчик спал чутко, улавливал каждый посторонний шорох. Среди ночи он почуял неодолимое желание опорожнить мочевой пузырь и открыл глаза.
   Ночь молчала. Ветер стих. Красавчик слышал лишь собственное дыхание, нарушавшее полную тишину. Он долго стоял на пороге бани. Прояснившееся небо явило миру Зоны россыпь мерцающих звезд.
   Тогда Красавчик и заметил некоторую странность. Среди кирпичей, выбитых из стены соседнего дома, образовался укромный уголок. Тьма в этом месте будто сгущалась, втягивалась в дыру так же неудержимо, как мотыльки летят на луч света. Воздух едва заметно дрожал, словно камни излучали жар.
   От сна не осталось и следа. Красавчик решил отложить детальное исследование до утра. Он расположился на крыльце бани, в непосредственной близости от странного явления.
   Чем светлее становилось, тем меньше внимания привлекал укромный уголок. Ближе к утру ничего не указывало на то, что ночью здесь наблюдалась некоторая странность.
   Красавчик присел на корточки перед битым кирпичом и заметил темный шар абсолютно правильной формы.
   Именно так описывал шар Хеопса сталкер, уверявший, что видел сей раритет. Мол, показывал один убогий. Этот самый сталкер попытался довести бедолагу до кордона, однако, спасаясь от выброса, они угодили в подземный бункер, где убогий и сгинул бесследно. Желания искать его, скитаясь по бесконечным переходам, у сталкера не было, и пути их разошлись. Кстати, помнится, и сам сталкер сгинул вскоре после описанных событий.
   Красавчик помнил, как первый раз коснулся шероховатой поверхности. Он почувствовал обжигающий холод, который тут же, мгновенно сменился теплом.
   Что таил в себе артефакт – неизвестно. Поговаривали, что в нем заключена иная вселенная, сжатая в ту самую точку, предшествующую большому взрыву. Кстати, утверждали так не ученые – им Красавчик не поверил бы, не с их уставом соваться в чужой монастырь. Об этом говорил тот самый сталкер, ссылаясь на предположение убогого. Всякий человек, ходивший в Зону, знал, что тамошние бродяги, потерявшие разум, – народ особый. Созданные Зоной неизвестно для чего, они находились с ней в тесной связи. Начать можно с того, что убогие знали точное время и место выбросов, хотя заставить их проговориться не всегда представлялось возможным. Они могли часами рассуждать о каком-нибудь одуванчике или о бабочке. При этом их глаза горели от воодушевления, что особенно странно для небритого, покрытого шрамами мужика, увешанного оружием с головы до ног. Но заставить убогого ответить на четко поставленный вопрос – задача почти нереальная. Зато если уж он сказал, что в двенадцать пятнадцать завтра у НИИ «Совагропром» будет выброс, – верь ему. Если убогий бросил вскользь: «Хорошее тут место у леска, подходящее для мельницы», то можешь не сомневаться: там она и объявится в скором времени. А уж эта уникальная способность убогих к регенерации… Между прочим, после выхода из Зоны они совершенно лишались своих способностей.
   Осторожно, словно боясь расплескать темную муть, Красавчик переложил шар в контейнер.
   Накрапывал дождь.
   К тому времени как Красавчик наскоро перекусил и собрался в дорогу, непогода усилилась. Сталкер двинулся было, на радостях, в обратный путь, но передумал. По земле, размытой дождем, бежали ручьи. Пошел настоящий ливень. Красавчику вовсе не улыбалось тащиться по жирной грязи, то и дело выдергивая из нее ноги. Тем более что небо на горизонте светлело, значит, ливень не затяжной, можно было и переждать.
   По дороге ему попался сарай, вросший в землю по самые окна. Там он и решил пересидеть дождь.
   Красавчик спустился по ступенькам и не нашел ничего лучшего, как пройти по земляному полу дальше.
   Впрочем, это у него не особенно-то и получилось.
   Вдруг что-то коротко шикнуло под ногами. От неожиданности сталкер отскочил и в долю секунды успел прокрутить в голове варианты спасения. Автомат в его руке дернулся, на всякий случай ища цель. Однако поспешное отступление было остановлено в тот же момент. Он ударился головой о стенку мышеловки, еще не веря, не осознавая тот факт, что попался.
   Красавчик понял это ближе к вечеру, когда перепробовал все методы спасения. В качестве последнего из них в неприступную стену полетел шар Хеопса. Если и существовал способ активировать новую вселенную, то это был не удар артефакта о стенку мышеловки.
   Ночью, воя с тоски, Красавчик добрался до последней нити, связывающей его с миром. Экран мобильника вдруг загорелся, словно защищаясь от участи, постигшей артефакт. Сам-то телефон наверняка не перенес бы удара о прочную поверхность. Когда аппарат отозвался сонным голосом Ники, Красавчик на секунду онемел. Видимо, он машинально нажал вызов.
   Потом сталкер говорил и говорил, брызгая слюной, пытался объяснить девушке смысл ее последующих действий. Короткие возгласы собеседницы убеждали его в том, что ночной звонок ему не снился. От неожиданности Красавчик наговорил много лишнего. На его взгляд, ему все же удалось донести до Ники самое главное – где он, к кому обратиться за помощью и что сказать.
   Пошли третьи сутки, как кончилась вода, и седьмые, как он находился в заточении.
   Красавчик сидел на полу, привалившись спиной к стене, не отрывая глаз от раритета, лежащего перед ним.
   Через окна в сарай со двора вливался очередной рассвет, шарил по углам, пытаясь найти что-то новое. Порыв ветра слетел по ступенькам, взъерошил стебли травы, торчащей в щелях, и сдох у стенки мышеловки.
   – Может, уже не имеет смысла ждать? – Красавчик не заметил, как задал вопрос вслух.
   Зона молчала. Сталкер и не ждал ответа, однако тот не замедлил последовать.
   Когда на пороге возник темный силуэт, Красавчик не удивился. Свет падал человеку в спину, оставляя лицо в темноте.
   Сталкеру уже было все равно. Пусть это был Хромой или кто-то еще из «Патриота», проделавший долгий путь для того, чтобы найти Красавчика и воздать ему по заслугам, прямо как злостному мутанту. Красавчик равнодушно взирал на то, как пришелец неторопливо спускался по ступенькам.
   Борода закрывала пол-лица. Глубоко ввалившиеся глаза настороженно ощупывали человека, запертого в мышеловке.
   – Наконец-то, – проворчал Красавчик, у которого камень с души свалился. – Смотрю, ты не торопился.
   Глухарь не ответил. Он осторожно обошел мышеловку, у стены сарая скинул с плеч рюкзак и устроился рядом, не глядя по сторонам.
   Красавчик поднялся, подобрал с пола флягу, положил в рюкзак, открыл контейнер и отправил туда шар Хеопса. Он не видел, каким странным взглядом проводил исчезающий артефакт бородатый сталкер. Потом Красавчик встал, подцепил ремень автомата. Вроде бы все.
   – Это он? – вдруг охрипшим голосом спросил Глухарь.
   – А? – Красавчик сперва не понял, потом до него дошло. – Он.
   – Надо же! – Глухарь мотнул головой, словно ему жал воротник. – Везет тебе, Красавчик!
   – Как видишь. – Сталкер развел руками. – Везет.
   – Говорили, нет его, не существует, а ты нашел.
   – Ладно. – Красавчик нахмурился. – Хватит болтать. Выпусти меня.
   Глухарь молчал.
   – Глухарь!
   – Ты сколько здесь сидишь?
   – Неделю.
   – Много. Вода когда кончилась?
   – Три дня назад. Все? – В душе Красавчика медленно закипала злость. – Допрос окончен. Выпусти меня.
   – Знаешь, я сначала не поверил твоей девчонке, – не обращая на него внимания, продолжал Глухарь. – Думал, у нее истерика. Ужас пережить пришлось, вот и мерещится всякая фигня. Позвонил с Зоны по мобильному телефону – кто в такой бред поверит?
   – Глухарь, потом поговорим.
   – Нет, Красавчик, давай сейчас. Потом не до этого будет. Сначала подумал, свихнулась девка, потом посмотрел на нее и, знаешь, поверил. Думаю, чем черт не шутит? Тем более когда этот черт – Зона. Да, поверил. Еще до того, как она парня в челюсть приложила. Здорово ты ее накачал. В «Приюте» стал к ней Хамса клеиться. Так она его без слов с левой так в челюсть приложила… Хорошая баба эта Ника, только дура.
   Красавчик терпеливо ждал, пока Глухарь выговорится. Хозяин положения – ему и самый лакомый кусок.
   – Теперь на твоей совести, Красавчик, еще одна жизнь. Которая, а? Пятая? Шестая? Или ты уже со счета сбился?
   Красавчик молчал.
   – Не хочешь спросить, кто пополнил твой список?
   Красавчик подошел вплотную к стене мыльного пузыря и в упор уставился на Глухаря. Ему не хотелось верить в то, что нашептывал здравый смысл.
   – Не хочешь. Оно и понятно. Уж не знаю, чем ты ее обаял. Не пожалел же девку, которой и так досталось выше крыши. Я вообще не понимаю, что за любовь такая – по собственной воле в петлю голову совать?
   Ветер ворвался в сарай, загудел между осколками стекла, уцелевшими в окнах.
   – Три дня назад в «Приюте» Лялька нажралась вдрызг. Сидит, водяру рюмка за рюмкой хлещет, весь вечер молчит и никого к себе не подпускает. Я не выдержал. Говорю, хватить переживать, Лялька, вернется твой Красавчик. Так просто сказал, чтобы подколоть. А она вдруг как сорвется! Стаканом в стену запустила. Смотрит на меня – глаза бешеные. В хрен, говорит, твоего Красавчика, и в редьку, сколько их было и сколько будет! Нику, мол, жалко. Хорошая девка была, добрая. А я своими руками в Зону ее отправила. Она ладони мне под нос тычет, а я думаю, что началась эпидемия бабского сумасшествия. Не приведи Зона, если оно передается воздушно-капельным путем! Я пошел потом, ночью, к тебе на квартиру. Нет там никого. Не отвечают. Ты ж знаешь, Ника практически безвылазно там с год просидела. Стучался долго, но без толку. А Лялька к тому же сказала, что костюм ей свой отдала, со стриптиза, помнишь, ты его раздобыл? Не знаю, что и думать. Не в Зону же она, в самом деле, потащилась. Я так полагаю, руки она на себя наложила, твоя Ника. Девка с придурью была, так что, скорее всего, обрядилась в этот костюм и в петлю полезла.
   Девки, они, знаешь, эффекты любят. Я вскрывать квартиру не стал. Пусть другой кто-нибудь найдет. Я мертвецов не люблю. Особенно с тех пор… сам знаешь. Такая вот дура. Так что добавь в свой список еще одну душу.
   – Ты какого черта сюда приперся, Глухарь? – поинтересовался Красавчик, которого колотило от злости. – Поговорить не с кем?
   – Не с кем, – легко согласился тот. – Поговорить, а еще посмотреть.
   – На что посмотреть?
   – Не догадался еще? Врешь, сообразил. Я решил дождаться, пока из тебя душа вылетит, если она вообще имеется. Своими руками не смог придушить, так Зона за меня расправилась. Говорят, когда человек в мышеловке подыхает, она сдувается, напоследок выжимая его на манер мокрой тряпки. Вот и посмотрим, как это произойдет.
   – Долго ждать придется, – тихо сказал Красавчик.
   – Мне и недели не жалко ради такого зрелища.
   – А не боишься? – Красавчик прищурился. – Вдруг то, о чем я пока не болтал, станет известно всем? Не надейся на то, что Ника умерла. Я скорее поверю в то, что она в Зону пошла. Девушка крепкая. Может, посильнее тебя. Тогда тебе придется грех на душу брать – и ее тоже на тот свет отправить. Силенок хватит, Глухарь? Вот так от всей твоей болтовни одно говно и остается.
   – Вот, Красавчик!.. Так я и знал, что этот вопрос всплывет. Сидел я тогда в баре, слушал, как твоя Ника мне мозги компостирует, а сам думал: ну когда же она меня шантажировать начнет, всю правду-матку мне в морду влепит? Все хотелось в глаза ей посмотреть, если она говорить это будет. Девка вроде правильная, нелегко ей через себя переступить. Думаю, не мог Красавчик главного девчонке не сказать, наверняка с этого начал, этим и кончил. А девка знай языком молотит – деньги, долг и снова по кругу. Я ее даже переспросил: может, связь плохая была? Да, говорит, с трудом голос пробивался, шум, треск. Вот тогда я и понял, что ты-то, может, и сказал, только не расслышала она ни фига из-за помех. А, Красавчик? – Глухарь подмигнул. – Как тебе такой расклад? Ничего не знает твоя Ника, если жива вообще. Так что наша тайна с тобой и умрет.
   С трудом сдерживая гнев, Красавчик переваривал сказанное, а Глухарь не умолкал:
   – Отвернулась от тебя Зона, Красавчик, прямо как баба продажная, и язык еще напоследок показала.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация