А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертник" (страница 21)

   И самое главное – время. Оно не ждет. Одна задержка, как рыбу на крючке, потащит за собой другую. Такими темпами Красавчик рисковал добраться до Боровой в лучшем случае к вечеру. Ночью любая работа отменяется априори. Оставалось утро. Вот так, слово за слово, он и появится в баре дня через три-четыре. Поиск артефакта, пусть и в указанном месте, никак нельзя сравнить даже со сбором каких-нибудь боровиков в чистом поле.
   В Зоне нет легких путей.
   С мыслью, вкратце сводившейся к следующему: будь что будет, Красавчик выбрался из-за кустов и коротким перебежками стал подбираться к забору.
   К тому времени незнакомец скрылся за поворотом. Сталкер всерьез надеялся на то, что тот предоставил ему фору, но ошибся. То ли этот тип, разведавший путь, вернулся за кем-то еще, то ли задание у него было такое – слоняться вдоль забора туда и обратно. Так или иначе, но Красавчик едва успел нырнуть в те самые кусты под указателем, из которых не так давно и появился незнакомец.
   Тугие ветви хлестнули сталкера по лицу. Они словно мстили за то, что так легко выпустили прошлую добычу. В лабиринте густой растительности, уже основательно смятой, виднелось некое подобие хода.
   Красавчик полз на четвереньках, периодически выдергивая автомат из цепких объятий колючих ветвей. Главное, вовремя остановиться и не идти по проторенному пути. Ему показалось, что слева растительность стала не такой густой, и сталкер остановился.
   Так и есть. Красавчик с величайшей осторожностью погрузил руки в спутанный клубок. Стараясь не сломать ветви, он освободил себе немного места – только-только протиснуться. За боковым ходом, свободным от зелени, обнаружилась дыра в стене деревенского сруба.
   Выказывая чудеса изворотливости, Красавчик скинул рюкзак, несколько раз проверил, станет ли тот на твердую поверхность, вложил его в дыру, потом скользнул следом, раздирая лицо о колючки.
   Сталкер поднялся на ноги и первым делом огляделся. Маленькая комната с потрескавшейся печкой в углу. Свет почти не проникал внутрь через окна, затянутые буйной растительностью. С этой стороны все было тихо.
   Красавчик успокоился лишь тогда, когда постарался придать лазу, через который сюда попал, первоначальный вид. Он старательно сомкнул колючие ветви, однако все равно остался недоволен своей работой.
   «Будем надеяться, что с той стороны все выглядит по-другому, раз ничего иного мне не осталось», – решил сталкер.
   Пол в доме сгнил. Доски грозили провалиться в подвал и держались на честном слове.
   Красавчик двинулся к двери, придерживаясь рукой за хлипкие стены. Он шел медленно, без спешки, преследуя как минимум две цели. Первая – постараться, чтобы скрип досок под ногами не выдал его присутствия. Вторая – не свалиться в глубокий подвал, выбраться из которого будет весьма проблематично, особенно в том случае, если он заполнен водой. В таких полузатопленных местах обожала селиться мерзкая болотная штучка – вязкая трясина, из которой живым не выбраться. Раз ступил – и можешь попрощаться с жизнью. При этом времени у тебя будет больше чем достаточно. Сюжет, словно взятый из советского кинофильма «А зори здесь тихие», аномалия разыгрывала как по нотам. За то время, пока она будет тебя заглатывать, успеешь не только с жизнью проститься, но и помянуть родных и близких, приятелей и просто знакомых. Болотная штучка не терпит спешки.
   На памяти Красавчика сталкера, попавшего в аномалию, пытались вытянуть впятером, обвязав его веревкой вокруг пояса. Черная жижа медленно заливалась в ботинки, поднималась выше, достигла пояса. В это время отчаявшиеся приятели бедолаги, в числе которых был и Красавчик, стояли поодаль и тупо наблюдали за тем, как болотная грязь сочилась за шиворот сталкеру, вопящему от ужаса. Единственным человеком, который не выдержал вида мучений, был Красавчик. Когда жирная грязь затекла в открытый рот бедняги, он вынул из кобуры пистолет и выстелил обреченному в голову.
   Красавчик с трудом протиснулся в дверь, перегороженную довольно крепким деревцем. За ней обнаружился двор. Все видимое пространство заполнили коричневые лианы с короткими острыми листьями. Колючие ветви, перекинувшиеся через стены и крыши, использовали любую опору, для того чтобы закрепиться. Они извивались вокруг кирпичных шей дымоходов, занавешивали зеленью провалы, соединяли края глубоких трещин.
   Во дворе царила полутьма. Свет солнца, скрытого за двойным пологом облаков и растительности, не достигал земли.
   Пока Красавчик озирался по сторонам, стремясь отыскать сравнительно безопасное место, где можно передохнуть, послышались голоса. Он без раздумий боком втиснулся в глубокую трещину, змеившуюся по стене бревенчатого дома.
   В лицо пахнуло затхлостью давно оставленного человеческого жилья. Когда глаза привыкли к темноте, Красавчик обнаружил, что находится в подсобке, заваленной всяким инструментом. У стены стояли вилы, топоры, тесаки, грабли. На железных деталях не виднелось ни пятнышка ржавчины. Инструмент, готовый к работе, замер в ожидании неизвестно чего.
   Красавчик присел за этой грудой. В это же время за ветхой перегородкой, отделяющей подсобку от сарая, послышались голоса.
   – Все в порядке, – негромко сказал кто-то.
   – Хорошо. Будем ждать, – коротко бросил другой человек.
   При звуке этого голоса сталкер мысленно выругался. Вот где обнаружился приятель! Далеко занесло его от бара. Как оказалось, Красавчик не бежал от «патриотовца», а догонял его. Что ж, бывает и так. Красавчик узнал голос Хромого, и ему не понравились слова, которые тот произнес. «Будем ждать». Это занятие могло растянуться на какое угодно время. Кстати, ждать хорошо, когда не ноет спина, не болят поджатые ноги, над тобой не завис инструмент всякого рода, готовый сорваться и со страшным грохотом полететь вниз. Можно терпеть, когда ты хотя бы отдаленно представляешь, во что вляпался и сколько тех, кто ждет с тобой вместе.
   Послышался звук тяжелых шагов. Кто-то остановился недалеко от перегородки.
   – Что у тебя, Шахтер? – спросил Хромой, лишний раз подтверждая догадку Красавчика.
   Такой голос не спутаешь. Сиплый, надтреснутый.
   – У меня тоже тихо. Только…
   – Не понял, Шахтер. Что приключилось? – В голосе Хромого прорезался металл.
   – Не знаю, как сказать, Хромой. Показалось мне, наверное. Скорее всего, там слепая собака прошмыгнула, – спокойно ответил Шахтер.
   – Ты все осмотрел?
   – Да. Никого и ничего. Пусто. Там у выхода из лаза есть колодец, любая тварь туда и свалилась бы. А вода в нем тихая, не шелохнется. Наверное, уцелела одна из тех слепых собак, в которых я стрелял в прошлый раз.
   – Вполне возможно. Все равно бери Бармалея и еще раз все проверьте, – отчеканил Хромой.
   В ответ не донеслось ни звука. Ни тебе бравого «Сделаем!», ни легкомысленного «Будь спок, командир!». Не знаешь, чего и ожидать от таких молчунов. Не заметишь, как в спину дулом начнут тыкать. Да ладно еще, коли так, а то и сразу стрелять.
   У Красавчика, сидящего в неудобной позе, затекли ноги. Под левую лопатку упиралось что-то острое, наверняка из той же серии, что и остальной инструмент, расставленный у стены. Только поменьше, конечно.
   Радовало одно – автомат был под рукой. Кроме того, на его стороне был элемент неожиданности. Это преимущество следовало использовать с максимальной выгодой. До переговоров дело не дойдет в любом случае. Первый же любопытный получит пулю в лоб, а дальше придется решать проблемы на ходу. Пока заявили о себе трое «патриотовцев». Это немного, при должном подходе шанс на успех есть. Однако не следовало забывать о том, что они кого-то ждали. Легко предположить, что, в отличие от сталкеров, эти люди могли по одному и не ходить.
   Тихий шорох шагов – надо же, похвалил пацанов раньше времени! – раздался у самого уха, за перегородкой. Красавчик затаил дыхание, чуть повел автоматом в ту сторону. В каморку, невидимый за грудой железа, кто-то вошел, постоял, потом подергал за рукоять какого-то инструмента, заставив всю кучу зазвенеть в ожидании скорого падения. Красавчик ждал, держа палец на спусковом крючке.
   Некоторое время стояла тишина. Наконец звук шагов стал удаляться.
   – Тихо. Показалось Шахтеру, – послышался негромкий тенорок. – Там и на самом деле несколько собак. Похоже, уцелели они. Гнездо свежее рядом со старым. Пока попрятались, сил набираются, боятся сюда соваться. Большую часть стаи мы в тот раз положили. Может, и мелькнула какая псина.
   – Ладно, если так. Ты, Шахтер, на самом деле… – Хромой не договорил.
   Тихий скрип слился с лязгом металла.
   – Убери оружие, Хромой! – Неожиданный голос оказался под стать скрипу.
   – Филин, откуда ты взялся? – выдохнул Хромой. – В прошлый раз ты со двора вошел. Разве и сюда ведет какой-нибудь ход?
   – Ходы-выходы… – проворчал Филин. – Вся Зона на них стоит. Везде пройти можно, но вот выберешься не всегда там, где хочется. Отсюда и за кордон прямиком подземные дорожки ведут.
   – Даже так? – Хромой напрягся. – Это возможно?
   – Вполне. Все возможно. Надо только знать, откуда войти и куда двигаться.
   – А ты знаешь?
   – Я – нет.
   Кто-то из «патриотовцев» хмыкнул.
   – Я и так рассказал все, что знал. Надеюсь, Сэмэн тоже сдержит свое слово, когда начнется заварушка. – Филин тяжело вздохнул.
   – Сэмэн всегда держит свое слово, – веско сказал Хромой. – Он оставит тебе жизнь.
   – Посмотрим.
   – Так что там насчет нашего дела, Филин? Тебе удалось переговорить с Перцем?
   – Да. Он будет ждать меня. В четверг.
   – Где?
   – Недалеко отсюда. За Выселками на северо-восток, километрах в десяти, заброшенный ангар с поездами. Знаешь его?
   – Знаю.
   – Ангар в туннель уходит, под землю. Там и договорились встретиться.
   – Отлично, Филин. Теперь последний вопрос. Ты точно уверен в том, что он знает больше тебя? Я пару раз с ним встречался за кордоном. Этот Перец… забитый какой-то. Мне с трудом верится, что он такой знаток по части подземелья.
   – Перец – уникум. Если не знает он, то и никто в Зоне.
   – Ладно, проверим. С этим все. Ты помни про Жучару – это возвращаясь к тому, о чем говорили в прошлый раз. Напоминаю на всякий случай. Он должен остаться в живых. Подумай об этом.
   – Есть кое-какие соображения.
   – Как в прошлый раз?
   Тут в разговоре возникла пауза.
   – Пока время есть – подумай еще. В субботу человек от меня придет в бар.
   – Вы бы пореже там светились.
   – Да ладно. Сталкеров развелось как собак нерезаных. Меня без маски никто не видел, и тебе не доведется.
   «Как бы не так. – Красавчик злорадно усмехнулся. – Хотя такую рожу, как у тебя, Хромой, только под маской и прятать. Обожженное, безбровое лицо, обширные залысины на голове. Если у Литовца ожог размером с мячик для пинг-понга, то ты, Хромой, похоже, всю морду в жарку сунул».
   На счастье Красавчика, Филин быстро ретировался. Хромой с «патриотовцами» тоже не задержались.
   Прошло немало времени, прежде чем сталкер осторожно поднялся на ноги, держась за стену.
   Он уходил из деревни со странным чувством, что стоит на пороге грандиозных событий, последствий которых ему не дано предвидеть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация