А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертник" (страница 16)

   Чего нельзя было сказать об окружающей обстановке. Сталкер шел в глубь охраняемой территории, боковым зрением отмечая, что на крыше приземистого склада, скрытые за мешками, появились новые пулеметные гнезда, стала вдвое выше баррикада в конце улочки. Все эти наблюдения наводили на невеселые мысли.
   Стало быть, слухи о грядущей перестрелке были не лишены основания. Ввязываться в бойню, где нет ни своих ни чужих, не хотелось. Красавчику не было никакого дела до того, кто сядет на этом месте завтра. Как ни хвастались «патриотовцы» тем, что Зона к ним благосклонна, будущее за торговцем. Даже если его убьют.
   Сколько людей можно созвать под знамена идеи, пусть и самой благой? А теперь соберем представителей другой стороны, тех, кто ставит во главу угла вопрос материального благополучия. Что получилось? То самое: торговец умер, да здравствует торговец!
   Так или иначе, объединение всех формирований, имеющих отношения к бизнесу в Зоне, против торговца началось давно. Слишком уж вольготно расположился Жучара, в самом центре «заповедной» территории. Все лучшее – артефакты, и не только – первым делом проходит через его руки. Он диктует свои условия, награждает тех, кто их соблюдает, и, соответственно, наказывает непокорных.
   Стать изгоем в Зоне просто. Вот тебе действенный совет: попробуй пойти на конфликт с Жучарой. В таком случае вход на территорию бара для тебя закрыт. Казалось бы, и хрен с этим. Не все так просто, увы. Много ты заработаешь, таскаясь за кордон и обратно? На поесть и попить хватит. Устраивает тебя такой расклад, с Жучарой можешь не церемониться. Но если ты пришел в Зону за деньгами, то о доходах можешь забыть. Чтобы подобрать кошачий глаз, ума много не надо, да и везенья тоже – такие артефакты попадаются часто. Чтобы отыскать игольное ушко, нужно редкое везенье. А вот чтобы найти черную смерть, к примеру, кроме везенья необходимо еще кое-что. Требуется знать хотя бы примерно, где находится ценный артефакт.
   Та еще штучка черная смерть. Темно-серая круглая пленка. Мимо такой в обычном мире пройдешь и не заметишь. В отличие от названия, черная смерть дарует жизнь, правда с оговоркой – за счет другой. Внял… чуть не сказал: «Господь». Вняла Зона мольбам иных родителей, проводящих долгие часы у постели смертельно больного ребенка. «Возьми мою жизнь, только пусть он живет!» Причем вняла дословно. Достаточно возложить пленку на голову кого бы то ни было, стоящего одной ногой в могиле, – и пожалуйста! Он живет, а тебя нет. Вот такая палочка-выручалочка с остро отточенным концом, смазанным ядом.
   Откуда брал Жучара ценные сведения, не знал никто. В иные головы закрадывались подозрения, что ему удалось договориться не только с мутантами, но и конкретно с самой Зоной.
   Установившийся порядок не мог не раздражать бойцов «Патриота». Только о своих идеях и борьбе с мутантами пусть говорят Глухарю. Вот он поверит. У «патриотовцев» имелась глубинная цель – добраться до источника, который питает Жучару. Вот на этом-то пути они всех и положат. Стать не царем, то хотя бы регентом в Зоне – чертовски привлекательная мысль.
   Главное, когда начнутся народные гулянья, оказаться подальше от места непосредственных событий. Вот почему архиважно, как говорил один мумифицированный мертвец, получить выгодный заказ от торговца! Отслюнит Жучара бабла, сможем сказать ему вежливое «спасибо». В ответ послушаем не менее светское «пошел ты на…» и заляжем на дно. Там тихо и тепло.
   Навстречу попадались сталкеры. Большинство Красавчик знал. С кем-то обменялся кивком, кто-то долго тряс его руку, участливо заглядывая в глаза. В Зоне считали, что Жучара к нему благоволил. Причина приязни не объяснялась. Сам Красавчик не чувствовал никого участия со стороны торговца, однако выводы для себя сделал.
   – Ты – человек без принципов, – сказал ему как-то Жучара, съедая его жестким взглядом. – Мне такие нравятся. В Зоне один закон, на остальные плевать. Выжить. Она, как и я, хорошо относится к тем, кто ценит собственную жизнь превыше всего остального. Это как с женой друга. Ты можешь ее ненавидеть, но, если твой друг относится к ней с уважением, будешь держаться соответственно. Если, конечно, не хочешь потерять друга. Так и Зона…
   Каким боком жена друга соотносилась с Зоной, Красавчик не вникал. Жучара тогда разговорился. Обычно он не позволял себе пространных речей, но в тот единственный раз его понесло. Красавчику хватило нескольких слов из начала монолога, чтобы понять: и этот пытается подвести идейную базу. «Принцип», «Зона хорошо относится», «как и я» – все чепуха. Пока Красавчику везет, он доставляет те артефакты, на которые было указано, приносит торговцу доход. А кто же будет ненавидеть курицу, несущую золотые яйца?
   Из-за угла склада, четко, как на плацу, печатая шаг, вышел Монах. В отличие от всех остальных, он не удостоил Красавчика взглядом. Точнее, удостоил, но в высшей степени недоброжелательным. Даже губы сморщил. Актер. Жаль, талант пропадает.
   Причину неприязни объяснял давний случай.
   В тот раз Красавчик выбирался из Зоны полумертвый от усталости, с раной в боку после стычки с живодером. К счастью, тот уже раненый напал, иначе все не так бы кончилось. А тут, когда до кордона осталось пять-шесть километров и дорожка не из легких, кишит мародерами, попадается ему Монах. Свежий, бодрый, еще не отмеченный Зоной.
   «Помоги товарища до кордона дотянуть, – говорит Монах. – Ранен он тяжело».
   Красавчик не просто не ответил, даже не взглянул в его сторону. Как шел себе, так и шел. За его спиной прозвучало все, что Монах о нем думал, в пределах, правда, «чести и совести». Побоялся Монах крепче чего-нибудь себе позволить. Так что Красавчик услышал многое, но пулю между лопаток не поймал. За что же не любить принципиальных? Без них в Зоне начался бы полный беспредел.
   Красавчик повернул за угол.
   Справа и слева тянулись глухие, восстановленные стены сараев. Под ногами стелилась асфальтовая дорога. Сквозь трещины не пробивалась вездесущая растительность – только черная земля. Улочка упиралась в железную сетку с крупными ячейками, растянутую между столбами.
   Сталкер повернул налево и вошел в ангар. Ворота были распахнуты настежь. В помещении, приспособленном для сквозного прохода, расположилась теплая компания. Не задерживаясь ни на минуту, отвечая кивком на приветствия, Красавчик шел дальше.
   Непосредственно сам бар «Сталкер» располагался на уровень ниже поверхности земли. В подвале бывшего то ли склада, то ли магазина. Красавчик подыскал для него свое слово – лабаз. Именно на старинный лабаз и походил дом без окон, с заднего двора которого в советское время велась оживленная торговля. Увозили отсюда товар мешками и контейнерами. Так что к складу прилагалась площадка со старой техникой, оставшейся в наследство от прежних времен. Грузовики, ЗИЛы, УАЗы, мотоциклы «Урал» с колясками и без, видавшие виды МАЗы – все упокоилось на вечной стоянке. Сталкеры утверждали, что некоторые из этих экспонатов до сих пор на ходу, но Красавчик не был свидетелем демонстрации могущества ржавого железа.
   У входа в бар скучал Пузырь. Кому пришло в голову назвать так высокого накачанного парня, Красавчик не знал. Наверное, остряк исходил из того же принципа, по которому получил кличку и он. Трудно назвать красавцем того, чье лицо отмечено шрамом.
   – Привет, Красавчик. – Пузырь отлепился от дверного косяка.
   – Привет. – Красавчик пожал протянутую руку.
   – Жарка? – равнодушно поинтересовался Пузырь, коротко отметив повязку на левой руке визитера.
   – Наоборот, – в тон ему ответил Красавчик. – У себя? – спросил он, имея в виду Жучару.
   – Где ж ему быть? – Пузырь пожал плечами. – У себя.
   Красавчик обошел парня и стал спускаться по лестнице. В лицо пахнуло спертым, задымленным воздухом. На последней ступени Красавчик остановился и окинул взглядом огромный полутемный зал бывшего склада.
   Сталкера отпустило еще до того, как со стаканом водки в одной руке и тарелкой, на которой красовались четыре бутерброда с колбасой в другой, он отошел от стойки бара. Чуть позже сопливый пацан лет пятнадцати по кличке Мурзилка, исполняющий роль разносчика, принесет ему жаркое. От настоящего это блюдо отличалось, как кабачковая икра от красной. Всего лишь вареный картофель, перемешанный с тушенкой, но подавался он в горшочке и сверху был присыпан какой-то чепухой, отдаленно напоминающей зелень.
   Положив автомат и рюкзак на соседний, пустующий стул, Красавчик опрокинул в рот сразу полстакана, закусил бутербродом и откинулся на спинку. Молодец Жучара, молодец, правильно все организовал. Столы, пусть разномастные, больше напоминающие обеденные, но много – свезены сюда со всей округи. Стулья, деревянные, не раз пострадавшие в очередной потасовке, крепко стояли на ножках и обещали еще послужить в случае чего. Мордобой – это пожалуйста. Кто ж не понимает, – а Жучара соображал! – что иному сталкеру позарез необходимо душу отвести. По установленным раз и навсегда правилам до оружия, холодного в том числе, дело не доходило. Поначалу горячие ребята никак не хотели с этим мириться. До сих пор в бетонных стенах чернели дырки от пуль, не иначе Жучара в назидание оставил. Все было. И поножовщина, и перестрелка, только недолго. Торговец доходчиво объяснил, что к чему. Где теперь те ребята? Не то что костей, и воспоминаний не осталось.
   В зале стоял размеренный гул. Поднимался к потолку дым от сигарет.
   Заходя в бар, Красавчик твердо решил, что ограничит себя одним стаканом. Однако тот уже стоял пустой. Исходило паром жаркое в горшочке, и мысль о продолжении не вызвала внутреннего протеста. Словом, прицельным взглядом Красавчик подозвал разносчика и заказал еще сто. Мурзилка кивнул и исчез.
   На его месте без всякого перехода возник Литовец и мотнул головой в сторону стула, заваленного вещами:
   – Не возражаешь?
   – Присаживайся. – Красавчик убрал рюкзак, автомат перевесил на спинку своего стула. – Что слышно?
   Литовец поставил на стол запотевший стакан, освобождая место, сдвинул в сторону тарелку с хлебом, на котором ровными рядами возлежали шпроты.
   Крепыш, парень лет двадцати пяти, с отметиной Зоны. Светлые волосы чуть выше правого виска проредили пятна от ожога. Недели три назад Литовца зацепила мигрирующая жарка. Была она столь маленькой, что парень принял ее за диковинный артефакт.
   «Висит в воздухе, как аленький цветочек, – рассказывал он, когда неделю назад Красавчик оказался в баре. – Ничего себе, думаю, как повезло. Пока я примеривался, как бы его лучше в контейнер взять, он как плюнет искрой. Хорошо, в волосы попала. Чуть левее, и остался бы без глаза. Полчаса после этого благим матом орал, думал, полчерепа обгорело».
   – Будь здоров, Красавчик. – Литовец поднял стакан с отпечатками пальцев на запотевшем стекле.
   Красавчик поддержал его. В последний момент ему удалось остановиться и не плеснуть в рот все содержимое сразу. Пусть пара глотков постоит, подождет, глаз порадует. Предстоит разговор с Жучарой, а он лыка не вяжет. Триста граммов водки многовато для того, чтобы просто расслабиться после тяжелого дня. Красавчик нажал на жаркое, отправляя в рот ложку за ложкой.
   – Слыхал, гроза собирается? – Литовец красноречиво повел глазами в сторону стойки бара.
   Там, за низкой дверцей, начинался коридор, ведущий в кабинет торговца.
   – Слыхал.
   – За кордоном тоже все на ушах стоят. А ты что думаешь?
   – А что тут думать? – Красавчик беспечно махнул рукой. – Поговорят и успокоятся. Жучара крепче всех в Зоне зацепился. «Патриотовцы» тоже не дураки, должны понимать, что торговец им не по зубам. Они способны только слюной брызгать да гадить по углам.
   – И я так считаю, – обрадовался Литовец.
   Красавчик так и не понял, то ли тот подхватил игру, то ли на самом деле такой тупой.
   – Сколько людей они соберут? – продолжал гнуть свое Литовец. – Даже если и с «Монолитом» объединятся, и со «Свободой»… да хоть с бандитами. Каждый уважающий себя сталкер за Жучарой пойдет. И потом, одно дело – оборону держать в укрепрайоне, забитом до отказа и продовольствием, и оружием. Совсем другое – брать штурмом. Можешь мне поверить, тут без танков не обойтись. Гранатометы вряд ли помогут. Уж я в этом кое-что понимаю. К тому же не со всех сторон к укрепрайону подобраться можно, сам знаешь, аномалий вокруг пруд пруди. Вдруг выброс, к примеру, и что дальше? Тут в округе и спрятаться под землю некуда.
   – Точно. – Красавчик изобразил на своем лице нечто напоминающее одобрение.
   Разуверять парня он не стал. Пусть живет спокойно. Многие в Зоне знают, что укрепрайон стоит на разветвленной сети подземных коммуникаций, уводящих только Зона знает куда. Не зря Жучара выращивал в глубинах мутантов, внешне мало чем похожих на людей. Вот кто облазил подземный бункер вдоль и поперек.
   Однако на каждого любителя пользоваться подземными переходами найдется другой, мастер задавать вопросы. В том, что ребята из «Патриота» далеко не профаны, а скорее профессионалы, Красавчик убедился несколько часов назад. Если даже Литовец способен уразуметь, что цитадель Жучары штурмом не взять, то «патриотовцы» поняли это давно. Значит, первым делом укрепрайон взорвется изнутри. Достаточно найти пару-тройку мутантов, знающих техногенные катакомбы как свои пять – в крайнем случае – пальцев. Разыскать их и задать ряд наводящих вопросов. Мутанты – те же люди, и ничто человеческое им не чуждо. Жить хочется по-любому, несмотря на то что посреди лба у тебя открылся третий глаз. Или на затылке, без разницы.
   – Так знаешь или нет? – настойчиво вопрошал Литовец.
   – Громче говори, в зале шумно. – За размышлениями Красавчик не расслышал вопроса.
   – Говорю, ты торговца в кафе «Незабудка» знаешь? За кордоном, у автобусной остановки?
   – Это прижимистый такой мужик? Кличка у него… Пятак что ли?
   – Точно. Мужик жадный, но на слово ему верить можно.
   – Это понятно. Столько лет живет за счет хабара.
   – Вот. Я и говорю. Месяц назад мы с Рыжим… Знаешь Рыжего?
   – Кто Рыжего не знает?
   – Вот. Приходим мы с Рыжим в кафе. Пятак, как всегда, за стойкой торчит, клиентов ждет. Рыжий недавно с ходки вернулся. Подходит он к Пятаку, отдает ему хрустальную пыль. Знаешь, ту, за которую пятьсот баксов дают. Пятак говорит:
   «Экскьюз ми, Рыжий, у меня с бабками на сегодня лимит исчерпан. Если тебе не к спеху, оставь товар здесь – чего два раза таскаться, а завтра я тебе деньги и отдам». Ну, договорились они, короче. Назавтра сижу, а Рыжий с собой двух новичков приводит, порядки местные объяснять. Садятся за мой столик. Рыжий молодняку и говорит: «Пацаны, вы заработать хотели – вот вам и навар. Теперь кафе с торговцем под нами будет. Что такое крыша, слыхали? Вот теперь мы его крыша. Деньги небольшие, но по пятьсот баксов каждый день капать будет. Подходи только и получай». Я сижу молчу. Там один пацан был после первой ходки, так он не поверил. Мол, иди ты, Рыжий, такого не может быть! Тот поднимается из-за стола. Смотри, дескать, Серый, и учись. Подходит к торговцу и говорит: «Ну вот, я пришел, гони бабки». Тот безропотно деньги отсчитывает и отдает. Пацаны рты пораскрывали. Я сижу молчу, от смеха давлюсь. Но самое интересное на следующий день было. Я специально пораньше появился. Интересно, чем дело кончится. Рыжий с пацанами позже подваливает, мне подмигивает. Дескать, смотри, что будет. Потом к Серому оборачивается и говорит: «Я сегодня с торговца еще не получал, сходи забери. Да понапористей там, а то он тебя слушать не станет». Серый, ни слова не говоря, идет к стойке и резко так кулаком по столу: «Гони пятьсот баксов, Пятак, я пришел…»
   Красавчик и не хотел, а рассмеялся. Желал бы он увидеть воочию, как вытянулось лицо у Пятака.
   – Ага. – Литовец хохотнул. – Ты бы видел, какие глаза у Пятака стали! Там, в зале, кто в курсе был, в покатуху лежали. А Серый стоит, глазами хлопает…
   – Веселишься? – Над столом навис Монах собственной персоной, лицо блестит от пота, темные волосы упали на лоб, закрывая глаза. – Да, не грустишь, – сам себе ответил он.
   Монах утвердился, для верности облокотившись на стол. Хорошо еще, хватило ума не возникать за спиной. Пьяный, а соображает, с какой стороны к сталкеру для разборок подходить.
   – Монах, ты чего? – Литовец привстал.
   – Сиди! – Тяжелая рука пригвоздила его к стулу. – Не с тобой разговариваю. А вот с ним. – Толстый палец нацелился Красавчику в грудь.
   Он молчал. Драться не хотелось. Триста граммов сделали свое дело – сгладили углы и настроили на мирный лад. Да и много ли чести пихнуть пьяного в рыло?
   – Чего ты хочешь, Монах? – негромко спросил Красавчик, когда понял, что просто так тот не отстанет.
   – Я спросить тебя хочу, Красавчик. – Монах понизил голос до задушевного шепота. – Как ты живешь после того случая? Нормально, да? И кошмары тебя не мучат?
   – Да успокойся, Монах, куда тебя понесло? – снова подал голос Литовец, но Монаха действительно понесло.
   – Спишь ты, я знаю, крепко. И ничего тебя не мучит. Таких, как ты… А друг мой умер.
   – Что ж ты не помог ему, молодой и сильный? – вполголоса поинтересовался Красавчик. – Ему надоело выслушивать пьяный бред. В душе медленно закипала злость.
   – Я? Я не помог? – Монах раскрыл глаза до такой степени, что казалось, они вот-вот вылезут из орбит.
   – Ты, Монах. Что же не донес друга, сил не хватило?
   – Я донес! – бешеным быком взревел Монах. – Всего немного не успел. На себе тащил! До самого кордона! Он умер у меня на руках. Опоздал я… опоздал. Вдвоем успели бы.
   – Думаешь? – Красавчик прищурился.
   – Уверен.
   Монах навис над столом, да так удобно, что у Красавчика зачесалась правая рука. Один удар снизу в челюсть, и сегодняшний день для Монаха уже закончится. Сразу наступит завтра.
   – Никакой ты не человек, Красавчик, – не унимался Монах. – Никакой ты не человек. Ты – мутант. У них снаружи мутации, а тебя внутри. Да.
   Красавчик протянул руку за стаканом, на дне которого плескались последние капли. От неожиданности Монах резко отпрянул. Он упал бы, если бы не Литовец. Парень повис на нем, удерживая за плечи.
   Красавчик выплеснул в рот оставшуюся водку и проводил тяжелым взглядом Монаха, которого поддерживал Литовец. Надо было бы поставить его на место, да, но не сейчас.
   – Красавчик! – Белобрысый разносчик наклонился к самому его уху. – Он зовет вас к себе.
   – Иду.
   «Какой вежливый пацан», – подумал сталкер, выуживая рюкзак из-под стола, и прошел за стойку.
   Дверца перед ним открылась, и ему пришлось нагнуться, чтобы не удариться головой о притолоку.
   В коридоре потолок поднимался, а стены раздвигались. Здесь можно было идти в полный рост. В конце прохода сталкера встретил Космонавт – тип, вполне оправдывающий такую кличку. Два метра с лишним. И это лишнее явно не укладывалось в первый десяток сантиметров.
   – Красавчик! – неожиданно высоким голосом сказал Космонавт. – Он тебя ждет.
   Без лишних разговоров охранник протянул руку за оружием и рюкзаком. Безропотно отдав ему вещи, Красавчик шагнул за стальную сейфовую дверь.
   Жучара сидел за столом. Лысый череп блестел в свете одинокой лампы. Черные глаза смотрели исподлобья.
   – Рад тебя видеть. Присаживайся. – Жучара указал на кожаное кресло, стоявшее напротив, с другой стороны стола.
   Красавчик сел.
   – Не спрашиваю, чего принес. Раз сразу не зашел, значит, ничего стоящего. – Торговец повел пальцем по аккуратно подбритым усам, переходящим в такую же холеную бороду. – Пока оставим для лучших времен. Буду краток.
   «Хорошо бы, – подумал Красавчик. – Хватит, пожалуй, на сегодня выступлений».
   – Что такое раритетные артефакты, тебе объяснять не надо.
   – Не надо, – подтвердил сталкер.
   – У тебя что на ум пришло первым делом, когда я спросил?
   – Не знаю, – усмехнулся Красавчик. – Наверное, шар Хеопса.
   – Да. – Глаза у Жучары загорелись. – Это достойный пример. Тебе деревня Боровая что-нибудь говорит?
   – В принципе. Где-то в районе Припяти.
   – В точку. Ты сходи туда. Крайний срок – завтра. Лучше, конечно, вчера, но никого стоящего под рукой не нашлось. Сходи. Все, что найдешь, я возьму. Ты меня знаешь – не обижу.
   – Договорились. – Красавчик поднялся, давая понять, что разговор закончен.
   – Договорились, – как эхо повторил Жучара, вдруг тоже встал из-за стола, и глаза их встретились. – Разговор у меня к тебе будет серьезный. Потом, когда вернешься, тогда и побеседуем. Все.
   Красавчик согласно кивнул, вышел и с трудом закрыл за собой дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация