А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертник" (страница 14)

   Очкарику пришлось бы плохо, если бы не Макс. Парень отступил левее и разрядил рожок в голову выродка. Тело некоторое время еще двигалось. Мелькали в воздухе кривые когти, слепо наносящие удары в разные стороны.
   Макс полез за запасным рожком, и в это время из дверного проема прыгнул еще один выродок.
   Тварь, передвигавшаяся на удивление шустро, миновала вопящего Краба, дрожащими руками пытающегося водворить рожок на место. Пальцы, перевязанные бинтами, не слушались. Краб снова и снова пытался зарядить оружие, но получалось у него плохо.
   Очкарик методично, как при стрельбе в тире, выпустил в выродка короткую очередь. Тварь, судя по всему, была опытной, успела побывать в передрягах. Молниеносно дернувшись, монстр ушел из-под обстрела. Пули вонзились в тело безголовой нечисти, бившейся в судорогах.
   Очкарик отступил на шаг, чтобы поймать тварь в прицел. Выродок разрезал воздух острыми когтями всего в нескольких сантиметрах от его ног. Он готовился к следующему удару, когда к месту событий подоспел Грек. Его пуля, посланная в голову, остановила злобную скотину.
   Из темноты неслось глухое, утробное рычание, десятки стекол отражали тусклый свет.
   Неудачная атака несколько отрезвила тварей. Возникла заминка.
   – Бесполезно, Грек! – Перец рванул его за рукав. – Уходим. Если выродки решили устроить пирушку, значит, их очень много, – на бегу добавил он и шагнул в коридор, из которого появился.
   – Уходим! – крикнул Грек и остался на месте, дожидаясь, пока Очкарик с Максом поднимут с пола рюкзаки.
   Словно почуяв, что добыча ускользает, выродок рванулся вперед. Его когти с мерзким скрежетом царапали плиты. Не обратив внимания на Краба, вжавшегося в стену, тварь бросилась на Грека.
   Отступать, имея за спиной бешеную нечисть, было смертельно опасно. Грек выстрелил, давая возможность новичкам скрыться в дверном проеме. В последний момент выродок откатился в сторону, уходя от пуль, нацеленных в голову. Саркофаг, за которым стоял Грек, мешал как следует прицелиться. Выродок передвигался зигзагами и был быстр, как химера. В спину стрелять было так же бесполезно, как и в грудь. Хребет, освобожденный от мяса и кожи, по строению походил на человеческий, но был на порядок толще.
   Грек выстрелил и снова промахнулся. Пули скользнули вдоль спины монстра и ушли в стену. Брызнули во все стороны осколки кафельной плиты.
   Саркофаг, до того мешавший Греку, спас ему жизнь. Пока тварь с низко опущенной головой разбиралась с возникшим препятствием, проводник поймал ее в прицел. Пули пробили стекла противогаза, разметали содержимое черепа по полу. Выродок дернулся и опрокинулся навзничь.
   Проводник не стал дожидаться, пока успокоится тело, бьющееся в конвульсиях. Он повернулся и побежал по коридору. Вслед ему понеслось хриплое рычание.
   – Грек, ты где? – раздался крик. – Торопись давай! Ждать не буду.
   Проводник в мгновение ока преодолел длинный коридор и оказался в огромном складском помещении. Вдоль стен тянулись бесконечные металлические стеллажи, в центре возвышались многочисленные завалы.
   – Наконец-то! – проворчал Перец, разглядывая Краба, появившегося в проеме.
   Рядом с Перцем стояли новички. Упрямо сжал губы Очкарик. Макс держал автомат в правой руке, левая еще плохо слушалась его. У ног Краба растекалась лужа крови. По всей видимости, выродок успел его достать – ниже колена брюки Краба превратились в лохмотья.
   – Чего застыли? – гаркнул Перец. – Я один работать буду? Сейчас стеной пойдут, тогда настоитесь.
   Он ухватился за ближайшую металлическую конструкцию и рванул ее вниз. Стеллаж накренился и рухнул на пол. С оглушительным треском вылетели из пазов оси, пробили плиты, глубоко вонзились в трещины.
   Падали стеллажи, увеличивая завал. Стоял грохот, от которого закладывало уши. Пыль поднималась столбом.
   На помощь Перцу поспешил Очкарик. Макс тоже не заставил просить себя дважды. Он работал наравне со всеми, по возможности оберегая раненую руку.
   Только Краб воспользовался передышкой. Он подвернул разорванные штанины, превратившиеся в лохмотья, и полез в аптечку за бинтом. Перепачкавшись в крови, парень пытался наложить повязку непослушными руками.
   Насколько Грек успел заметить, раны были серьезными. Когти выродка взрезали мясо едва ли не до кости.
   У входа постепенно высился завал. Когда все близлежащее железо было снесено в кучу, Грек перевел дух.
   – Думаешь, это их остановит? – В голосе проводника прозвучало сомненье.
   – Выродков? Нет, не остановит, – успокоил всех Перец. – Их теперь никто не остановит. То-то смотрю, так тихо в последнюю неделю было. Силы, суки, копили перед выбросом. Задержит – это да. Просочатся как вода. – Сталкер облизнул пересохшие губы. – Твари скользкие. Хребты переломают, но просочатся. Пока вся эта хрень не развалится… Уходим, хватит копаться. – Он бросил выразительный взгляд на Краба.
   Беспорядочное нагромождение, загораживающее проход, не являлось препятствием для звуков. Низкое угрожающее рычание, от которого стыла кровь, приближалось, катилось, как волна во время прилива, чтобы в следующее мгновение снести все на своем пути.
   – Шевелитесь! Ждать никого не буду! – донесся голос Перца из глубины склада.
   На стене горели лампочки аварийного освещения, выкрашенные в оранжевый цвет, но света почти не давали. Когда Грек включил фонарик, чтобы не ошибиться и ненароком не оказаться в каком-нибудь тупике, образованном перевернутыми стеллажами, долговязая фигура исчезла за невысокой, всего по плечо, дверью. Вслед за Перцем туда же нырнули и Очкарик с Максом.
   Греку пришлось поспешить, чтобы не отстать. Краба он дожидаться не стал. Поторопится, если жить хочет.
   Проводник бежал по коридору, пригибая голову, чтобы не задеть потолок. Под ногами грохотали железные листы, намертво прибитые к бетону. После аварии прошло немало времени, а они держались по-прежнему плотно, так что не видно было щелей между стыками.
   Греку чудилось рычание за спиной, и это его подгоняло. Он бежал быстро, но все равно опоздал.
   Он ворвался в соседнее помещение, заваленное сломанной мебелью, и там ему пришлось остановиться. Отсюда вели три хода. Двери, вывернутые с мясом, валялись неподалеку. Грек собрался было крикнуть, но в тот же момент заметил отблеск фонаря в одном из проемов и рванул туда.
   Дальше все происходило как в кошмарном сне. Помещения следовали одно за другим, соединенные многочисленными коридорами. Высокие потолки, теряющиеся в темноте, сменялись такими низкими, что приходилось наклонять голову. Вместительные склады уступали место крохотным лабораториям непонятного назначения, рассчитанным не более чем на одного-двух человек.
   Лампочки, едва теплившиеся, то и дело гасли. В наступившей темноте Греку приходилось освещать себе путь фонариком. Обострившийся слух каждый шорох воспринимал как подсказку. Он надеялся, что не пропустил во мраке какой-нибудь затейливый поворот, потому что полагаться приходилось только на здравый смысл. Проводник не слышал звука шагов людей, идущих впереди.
   Осколки битой плиты, скрипевшие под ногами, сменялись стекляшками, пронзительно трескавшимися под тяжестью его тела. За грохотом железных листов следовал треск деревянных досок.
   Лишь однажды Грек остановился на пороге, торопливо обшаривая фонариком стены темной комнаты. Дальше хода не было. Два дверных проема оказались завалены мусором. Как ни старался проводник разглядеть ход, куда могли просочиться Перец с молодняком, у него ничего не получалось.
   Пока он метался, эхо откуда-то донесло человеческий голос:
   – Да… да… да.
   Грек повернулся на звук, и в той стороне, откуда только что появился, увидел провал в стене. Кафель был отбит, в бетонном перекрытии зияла дыра. Он полез туда, мысленно попросив Зону о том, чтобы злополучный ход вел только в одну сторону. То ли Зона откликнулась на его зов, то ли Перец все рассчитал заранее, но с левой стороны ход перегораживала дверь, вбитая в земляной пол, а верхним концом упирающаяся в трубы. Проводник повернул направо, высвечивая себе путь фонариком.
   Краб все-таки успел его догнать. В последний момент, перед тем как проводник шагнул в дыру, выводящую из хода в соседнее помещение, сзади раздался отчаянный крик:
   – Грек! Ты где, Грек?!
   Долгую секунду стояла тишина.
   – Посмотри сзади, Краб! Там дыра в стене! – крикнул проводник и шагнул в комнату.
   Очередной коридор, соединенный коротким переходом с какой-то комнатой, сменился себе подобным. Грек бежал и не мог отделаться от мысли, что перестает верить сам себе. Он примерно представлял тот размах, с которым в советскую эпоху строился подземный бункер. Грек бывал здесь несколько раз, спасаясь от выброса. Так далеко, правда, не заходил никогда, не его территория. Да, он слышал разные истории о ширине и высоте подземных казематов, о лабораториях, в которых проводились чудовищные опыты, о реакторах, спрятанных глубоко под землей. Но даже пуская вскачь собственную безудержную фантазию, невозможно было себе представить, что строительство достигло таких колоссальных размеров!
   Скитаясь по подземным переходам, проводник невольно задался вопросом: для чего все это? Ради каких таких нужд? Это же целый подземный город, рассчитанный на то, чтобы многотысячному населению пережить ядерный апокалипсис.
   Мать честная! Сколько же оружия, неприкосновенных запасов, медицинских препаратов, да мало ли чего можно разместить под землей в самом чреве Зоны! Не может быть, чтобы все, что здесь было, растащили сталкеры, пусть даже не одиночки, а целые группы! Такое добро вывозить надо было не грузовиками, а поездами, самолетами.
   Нет, верилось в такое с трудом. Скорее всего, многое, если не все, за редким исключением осталось в хранилищах. Перец, облазивший все подземелье, больше, чем кто-либо другой, в курсе относительно нетронутых складов. Тогда многое становится ясным. Например, незачем Перцу гоняться за артефактами. Ему нет нужды мелочиться, когда реальный шанс приподняться лежит под рукой. Достаточно наладить торговлю оружием. Тут тебе не жалкие четыре тысячи баксов светят – миллионами пахнет. И главное, мало того, что заплатят, так еще и беречь станут как зеницу ока. Где по нынешним временам найдешь придурка, согласного слоняться под землей на пару с выродками, пусть и за большие бабки?
   Конечно, смешно думать, что в техногенных катакомбах обитает один Перец. Наверняка найдется с десяток-другой любителей ползать по подземным норам. Только пойди-ка найди их. Грек, кстати, от самого Перца был наслышан о том, что тот любит бывать под землей. Однако проводник и представить не мог, насколько его знакомец тут освоился.
   Сами сталкеры о своих приоритетах распространяться не любят. Предпочитают держать при себе. Никому не понравится быть разменной монетой в будущей большой игре. В нее-то как раз верилось легче, чем в пресловутую стычку мутантов и «патриотовцев». Идеи идеями, а кушать хочется всегда.
   В густых тенях прятались мертвецы. Грек сбился со счета на десятом. В одном помещении возвышался завал из тел, сложенных друг на друга. Белели черепа, отполированные до зеркального блеска, слепо таращились черные дыры глазных провалов.
   Наблюдение, сделанное мимоходом, подтвердило догадку Грека – он не заметил возле трупов и намека на оружие. Ни рюкзаков, ни пистолетов, ни тем более автомата Калашникова – безотказного помощника в исключительных ситуациях. Складывалось впечатление, что сталкеры решились прогуляться налегке. Отсутствие оружия означало одно: кто-то должен был предусмотрительно собрать трофеи.
   Грек остановился на пороге и едва не опрокинулся на спину. В бывшую котельную вели ступеньки. Из разорванных труб хлестала вода. Она стекала вниз, скатывалась со ступеньки на ступеньку, последняя из которых утонула.
   В грязной воде колыхался разнообразный деревянный мусор. Мигала одинокая лампа аварийного освещения. В тусклом свете Греку удалось разглядеть детали, которые его порадовали. Безусловно, он двигался правильным путем – кто-то недавно потревожил водную поверхность. Радужные разводы стекались, стремясь вернуться к прежнему состоянию покоя. У стен поднималась и опускалась мутная волна.
   Держась за шаткие поручни, Грек ступил на лестницу и тут же поскользнулся на ступенях, залитых водой. Он что было сил вцепился в железную ось, с трудом удержавшись на ногах.
   На последней ступени Грек остановился. Грязная вода, сквозь которую не видно дна, вызывала смутное беспокойство. Время шло, и молодняк, возглавляемый Перцем, с каждой секундой уходил все дальше. Грек осторожно сунул ногу в колыхающуюся муть, в любой момент ожидая, что дна не окажется и он с головой уйдет под воду. К его облегчению, нога погрузилась всего до щиколотки. Нащупав дно, проводник осторожно двинулся дальше.
   Трудно дался первый шаг, когда потребовалось отказаться от спасительной поддержки перил. Но дальше дело пошло.
   Грек поднимался по ступенькам, готовясь продолжать путь, ставший поперек горла, когда в котельную ворвался Краб. Он задыхался то ли от быстрого бега, то ли от страха. Восковое лицо блестело от пота.
   – Грек! – Голос его сорвался. – Долго еще?
   Проводник промолчал. Ему нечего было сказать парню, даже если бы он и знал ответ. Грек берег силы, которые не стоило тратить на такого пустозвона, как Краб. Он двинулся дальше, не обернувшись в сторону котельной.
   – Блин, Грек, ты откуда? – У железной двери, снесенной с петель, его поджидал Перец. – Ты никак пикничок решил устроить? Так не торопился бы, мы тебя и до утра подождали бы.
   Перец стоял у порога и ухмылялся, подоткнув руками бока.
   Проводник постарался, чтобы вздох облегчения, вырвавшийся у него, получился не слишком шумным. Макс, стоявший поодаль, восстанавливал дыхание. Глаза его лихорадочно блестели. Самым стойким оказался Очкарик. По нему вообще незаметно было, что этот парень одолел нелегкий переход.
   – А где этот?.. – Перец вскинул голову. – Потерялся по дороге?
   – Идет.
   – Добро.
   – Думаешь, оторвались? – с надеждой спросил Грек.
   – От выродков? Сейчас, как же! – Перец поднял указательный палец. – Слушай.
   Вместо того чтобы слушать, проводник первым делом осмотрелся.
   Половина слабо освещенного зала была забрана решеткой, звенья которой надежно крепились к потолку. Кое-где наверху зияли дыры. Все пространство за решеткой было поделено на вольеры. В каждом таком отсеке в пол были вставлены металлические поддоны, наподобие тех, что применяют при разделке скота. Ржавые полосы покрывали днища желобов, ведущих к стоку.
   С первого взгляда Греку показалось, что выхода из зала нет. Вернее, он существовал, но был завален рухлядью – громоздкими шкафами, отдаленно напоминающими старинные электронно-вычислительные машины.
   Неужто Перец хочет предложить быстренько разобрать весь этот хлам?
   Проводник обернулся на сталкера в поисках ответа и услышал рычание, грозное, хриплое, еще на грани слышимости, но с каждой секундой приближающееся.
   – Суки! – восхитился Перец. – Быстро стали передвигаться. Делать нечего, придется уходить еще глубже, на уровень вниз.
   – Как? – вырвалось у Грека. – Еще глубже?
   – А то. – Перец усмехнулся. – Нет больше выхода за заводом. Так бывает. Другой будем искать. – Он глянул за спину Греку и покачал головой. – Наконец-то. Парень, ты счастливчик. Еще минута, и нас бы здесь не было.
   Грек посторонился, пропуская легкого на помине Краба. Его трясло. По всей видимости, ему не повезло в котельной. С мокрой куртки стекали капли, бурые повязки на ногах сбились и болтались у щиколоток наподобие спущенных носков. Он тяжело дышал и, не останавливаясь ни на секунду, тискал в руках автомат.
   Вдруг без предупреждения, без грозного рыка и хрипения в щель между хламом, перегораживающим выход, и потолком высунулась морда в противогазе. Длинные когти заскребли по бетонной стене, оставляя глубокие царапины.
   – На твоей совести, – буркнул Перец, бросив на Краба злой взгляд. – Из-за тебя не успели. Живо! – Он бросился вперед. – Десятая клетка, там дырка в решетке и крышка люка! Сворачивайте вентиль, да побыстрее!
   Сталкер на бегу вскинул автомат. Длинная очередь прошила массивный шкаф. Выродок глухо всхрапнул и исчез. Но ненадолго. Из всевозможных щелей уже лезли лапы, стальными когтями раздирая рухлядь.
   – Нашел! – крикнул Очкарик и, не дожидаясь приглашения, нырнул в дыру, образованную звеньями решетки, отогнутыми в стороны.
   За ним следом втянулся Макс. Грек швырнул туда же Краба, едва передвигающегося от усталости, и только потом обернулся.
   Конструкция, сдерживающая натиск выродков, дрожала. Тряслись шкафы, разбитые панели ЭВМ, хлопали уцелевшие створки. Гора хлама готовилась рухнуть в любой момент.
   Автомат в руках Перца огрызнулся огнем. Первому же выродку, вырвавшемуся из темноты завала на свободу, не повезло: его срезало в прыжке. Но дорога была проложена. Один за другим в зал выбирались твари.
   – Чего копаетесь?! Живее! Вниз! – орал Перец, отступая к решетке.
   Макс поднял наконец крышку и первым погрузился в лаз. Очкарик держал над ним фонарик, пока Макс спускался по скобам, вбитым в бетон.
   Выродки расползлись по залу как тараканы. Некоторые из них карабкались по решетке, находили многочисленные дыры и переползали из отсека в отсек. Перец палил короткими очередями, ловко меняя опустошенный магазин на новый.
   Проводник стоял возле люка, дожидаясь, пока Краб скроется внизу.
   – Перец! – крикнул Грек. – Давай скорей, прикрою!
   Он вздернул автомат и выстрелил в голову выродку, бросившемуся Перцу под ноги. Воспользовавшись поддержкой, сталкер передвинул автомат на спину и протиснулся в дыру.
   Грек ступил на скобу, готовясь к спуску. Перец поднялся на ноги и бросился к люку.
   Проводник скрылся из виду, оставаясь в неведении относительно опасности, угрожающей Перцу.
   Он не видел, как сверху на сталкера упал выродок. Перец повернулся, вскинул автомат, однако выстрелить не успел.
   Эта тварь была на порядок мощнее остальных и бить по ногам не стала. Она резанула Перца острыми когтями по животу. Сталкер нажал на спусковой крючок, пули вошли в стекла противогаза.
   Но было поздно. Перец замер, зажимая руками разорванный живот. Скользя между пальцами, кишечник полз из чрева бурой змеей.
   Грек спускался, когда на голову ему обрушился Перец. Тяжелое тело едва не сбросило проводника вниз. Он до боли в суставах вцепился в железные скобы, еще не до конца осознавая, что произошло. За шиворот, обжигая кожу, потекла горячая кровь. Струи сползали по спине, заливали лицо.
   Перец успел опустить крышку люка, но кое-что осталось снаружи.
   Грек спускался, изо всех сил удерживая на плечах тяжелое тело. Вслед за ними, пристегнутая крышкой люка, липкая от крови, тянулась грязно-бурая лента кишечника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация