А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вишенка для Демона" (страница 9)

   Я кивнула. Словно по команде, народ, сзади надавил и прорвал оцепление. Лялька только и успела схватить меня за шкирку, чтобы я не упала, и протащить вперед.
   Бегу!
   Быстро бегу!
   Я безумно несусь к подъезду. Я мелкая, мне надо стоять максимально близко к сцене.
   Влетаю в подъезд. Начинаю носиться в поисках фанзоны. Черт, куда же? Куда мне бежать? Хоть бы указатели повесили! Ношусь по фойе в панике, как загнанный в угол зверек.
   Вот он – зал. Пометавшись немного перед толпой, я влезла и приютилась сбоку от сцены. Ну, в целом, неплохо встала. Интересно, а где моя Куколка?
   Концерт задержали на полчаса. Каждый намек на появление группы вызывал в зале дикий ор. Фанзону штормило из стороны в сторону, мы прыгали и кричали, готовясь к предстоящему выступлению. Когда свет приглушили, а за сценой появились лучики фонариков, зал взорвался!
   – Привьет, Питьер! Как дила? Спасибо! – закричал солист со сцены, и мне показалось, что сейчас крыша «Ледового» рухнет на головы от громкости нашего крика.
   Это было нечто! Еще никогда я не получала такого удовольствия. Полтора часа счастья в чистом виде, абсолютного безумия и нереальных ощущений. Я кричала, прыгала, махала рукой и подпевала до хрипоты. Зал выл от восторга! Трибуны похожи на бушующее море.
   Но все хорошее, как известно, рано или поздно кончается. Я выбралась из толпы мокрой до самых трусов. Настроение отличное! Это самый прекрасный день в моей жизни! Я так счастлива! Только моя Куколка куда-то пропала. Надо ей позвонить. Достала телефон. Упс… Не работает. Ха, я выжила, а мой телефон не пережил фанзоны. И как мне теперь искать Куколку? Буду сидеть у выхода. Не пройдет она мимо меня. Не должна.
   Около выхода меня ждала взмыленная Куколка с размазанным макияжем и всклокоченной головой. На лице сияет улыбка. Ну все, разговоров теперь на всю ночь!
   – Ну что? Поехали зажигать дальше? – улыбалась она. – Силы остались?
   – Да у меня их еще на два таких концерта! – выпятила я грудь вперед. – Горло только болит из-за крика.
   – У меня тоже. Поехали переоденемся, у меня есть идея.
   – Мне не во что, – растерялась я.
   – Ну у тебя же есть я.
   Мы не стали ждать, когда ребята выйдут после концерта и дадут автографы. Куколка все время с кем-то созванивалась и выясняла, что и как. Толпа стояла у служебного входа. Машины в подземном гараже, и не похоже, что собираются выезжать. Охрана не дергается. Мы летели домой. У нас было всего пятнадцать минут на то, чтобы принять душ, переодеться и подъехать к «Эмеральду» – отелю, куда должны заселить группу.
   Душ мы принимали вместе: я – в ванне, Куколка – в душевой кабине. Потом, как ненормальные, носились по квартире в поисках подходящей для меня одежды. В итоге она откуда-то вытащила клетчатое красное платье с юбкой-плиссе, выдала мне новые ярко-фиолетовые колготы взамен убитых на концерте, и в этом наряде я в своей косухе и высоких «Катерпиллерах» (правда, поддельных, на настоящие мне никогда денег не насобирать) смотрелась хуже некуда. Натуральный эмокид с налетом панковости. Когда меня увидит мечта моей жизни, то упадет замертво или от шока, или от смеха. С другой стороны, у меня нет времени на выпендривание. Покидав косметику в сумку, мы побежали в машину. Здесь недалеко. Успеем. Как же тяжело быть фанатом самой классной группы на свете!
   Это очень смешно, но в отель наши бравые юноши вернулись в четыре утра. За несколько часов ожидания мы сожгли много бензина, выпили литр кофе и объели все магазины в округе. И это еще хорошо, что мы с Куколкой сидели в теплой машине, потому что некоторые девочки ночевали прямо на ступенях отеля. Когда подъехала группа, мы тут же выскочили на улицу, чтобы поприветствовать кумиров. Ребята, сильно шатаясь, по одному выходили из двух машин. Интересно, кто их споил до такого невменяемого состояния? Вот уж у людей проблема из проблем теперь – сделать дюжину шагов от машины до двери отеля и выглядеть звездами, а не молодыми алконавтами. Я, широко распахнув глаза, смотрела, как самый идеальный человек на свете, самый красивый и восхитительный, неуверенно переставляет заплетающиеся ноги. Он неожиданно вскинул голову, и мы встретились с ним взглядом. Я поняла, что значит остолбенеть. Меня будто бы парализовало на месте, будто бы я превратилась в каменное изваяние и соляной столб одновременно. Мир вокруг перестал существовать, наполнился вакуумом, исчез. Были только я и он – мальчик, ради которого я проехала восемьсот километров, нажила кучу неприятностей с мамой и рассталась с самым талантливым человеком на земле. Он улыбнулся (отчего меня тут же тряхнуло, как от разряда тока) и пошел ко мне, расставив руки. Я чуть не упала в обморок. Сердце, которое до этого бешено колотилось в груди, остановилось в районе горла, отчего я даже не могла вздохнуть. Хотелось протянуть к нему руки, но я забыла, как это делается. Я обо всем забыла в тот момент. Стояла и не дышала. Только смотрела в эти прекрасные карие глаза, тонула в них, захлебываясь от восторга. До меня оставалось всего три шага, когда к нему подлетел охранник и аккуратно, но настойчиво направил в другую сторону. Я проводила его взглядом и внезапно поняла, что парень в таком состоянии мог только спланировать в мои объятия; охранник поймал его около контейнера с цветами, который стоял на краю ступеньки. Еще шаг – и он бы навернулся с лестницы вместе с цветами.
   – Он тебя загипнотизировал, что ли? – хохотала Куколка, щелкая перед моим носом пальцами.
   – А? – Я рассеянно обернулась на голос и тут же повернулась обратно: вдруг в дверях, за толстыми стеклами, еще мелькнет его прекрасная черная курточка. – Ты видела, какой он красивый?
   – Варька, глаза на место вставь, а то вывалятся! – веселилась она. – Ты видела, они вообще на ногах не стояли? Представляешь, как им завтра с утра будет хорошо?
   – Как бы я хотела, чтобы его охранник все-таки не успел… – глядя в никуда, мечтательно бормотала я. – Я бы подхватила его и не дала упасть…
   – Да у тебя лицо такое было, – заливалась Алена, корчась от смеха и вытирая слезы, – словно это тебя надо подхватывать, а не его. А если бы он на тебя еще и свалился, то вообще трудно представить, смогла бы ты выжить после обрушившегося счастья. Поехали домой! – дернула меня за рукав.
   Я медленно кивнула. В голове все еще не помещалось, что он стоял так близко, смотрел мне в глаза и улыбался. Ну и пусть, что невменяемо пьяный, но смотрел мне в глаза и улыбался…

   Глава 9

   Твои друзья в первую же минуту, как вы встретитесь, будут знать тебя лучше, чем все прочие могли бы узнать тебя через тысячу лет.
Ричард Бах. Иллюзии
   Остаток ночи мы с Куклой провели в Интернете, делясь впечатлениями на форуме. Она с кем-то переписывалась, а я грустила. В голове образовалась настоящая каша из мыслей о Кирилле и моем пьяном солнце, все перемешалось в единую кучу и никак не хотело распутываться. В конце концов, они просто курили одну сигарету на двоих. Стояли вплотную. Она обнимала его за бедра рукой. Что значат слова Бориса, что я «не просто», он «слышит»? Я ведь совсем не знаю мужчин и не понимаю их языка. Хорошо, та Регина действительно ему нужна по работе, он же журналист. В машинах Кир со всеми общался, как со старыми знакомыми. Это такая тактика, чтобы расположить к себе водителя. Но та… Как ее? Элизабет… Она видела его впервые. Да, она же еще спрашивала, тот ли самый он Поэт. И с Джульеттой он давно расстался, год назад. Такое чувство, что я дура. А почему он тогда испугался, когда я застукала его с этой коровой? Он ведь реально испугался. Я видела.
   – Куколка, – тихо произнесла я, – ты в мужчинах разбираешься?
   Она удивленно оторвалась от экрана.
   – Только не говори, что тебе вдруг показалось, что наше пьяное чудо сделало тебе предложение руки и сердца, – фыркнула она. – Вишня, ты взрослая девушка…
   – Я не об этом. Я же не тупая малолетка, которая считает, что он меня увидит и тут же женится. Понятно, что это глупость…
   – Да, да, да, имидж и выдумки менеджеров. Хорошо, что ты не живешь в краю иллюзий.
   Я сжалась. Обхватила колено и уткнулась в него носом, глядя перед собой.
   Кукла смотрела на меня несколько секунд, потом встала и ушла.
   Мне ведь еще домой возвращаться. Одной страшно. С Кириллом хотя бы было весело. По крайней мере, он старался, чтобы было весело. У меня даже нет его телефона. Да и что я ему скажу? Завтра утром – на вокзал и домой, обратно в холодную и слякотную Москву, без Кирилла. Сейчас на душе творилось что-то необъяснимое, очень странное. Куколка поставила передо мной кофе и тарелку с кексами.
   – Рассказывай.
   – О чем?
   – О ком.
   – Да нечего рассказывать.
   – Рассказывай, что есть.
   – Правда, больше нечего рассказывать. Его больше нет.
   – Расскажи, что было.
   – Что было, что есть, что будет, к сердцу прижмет, к черту пошлет… – бормотала я. – У тебя есть карты?
   Она вытащила из стола обычные игральные карты. Старые. Может быть, будут говорить. С новыми у меня контакта никогда не получается.
   – Только такие.
   Я привычно перетасовала колоду, думая о Кирилле. Не глядя, стала раскладывать на столе цыганский расклад, отодвинув клавиатуру в сторону. Руки действовали сами. Перед глазами стоял улыбающийся Поэт с развивающимися волосами. Хотелось запустить руки в эти волосы, пропустить их сквозь пальцы, погладить по щеке. Бросила беглый взгляд на карты. Нахмурилась. Не вижу. Одна говорит одно, другая кричит совершенно противоположное. Червовая девятка рядом с девяткой треф – внимание любимого человека, и при этом вышла пиковая десятка с восьмеркой бубен, а это означает неприятное известие. И тут же трефовая шестерка обещает исполнение всех мечт, вечернюю дорогу и свидание в большой компании. А перекрывает все пиковый король с восьмеркой – какие-то неприятности. Не понимаю, как все это расшифровать… Я читаю карты так же, как люди читают книги. Я их вижу, чувствую. Но сейчас все это напоминало книгу на китайском языке без единой картинки. Не понимала ничего, ни одного значения, просто не видела. Эх, не хочет со мной говорить чужая игральная колода. Карты они ведь такие. Если в них играешь, то и они тебе врать будут, слова от них правдивого не дождешься, как цыганки на рынке становятся. А арканы таро вообще одного хозяина любят, одну руку слушают, они очень преданы своему хозяину и ревнивые, их еще уговорить надо, чтобы открыли будущее, дали совет. Эх, мне б сюда мою колоду, уж я бы все про Кирилла узнала, все мысли, желания, все его нутро передо мной было бы как на ладони. Я сгребла карты и вернула их Куколке. Как узнать про Кирилла?
   – Парень, с которым мы ехали сюда… Я не понимаю… Он целовал меня, читал стихи, заботился. Я почему-то решила, что нравлюсь ему. Он и сам мне понравился… Куколка, я ведь ни разу в жизни еще не встречалась с мальчиками. Но я видела его теплый взгляд… Не знаю… Не понимаю… Я чувствую себя бездомным щенком, которого приласкали, покормили, но так и оставили на улице. Только я почему-то решила, что он возьмет меня в дом.
   – Сколько ему лет?
   – Двадцать два. И к нему клеились все особи женского пола, которые попадались нам на пути.
   – Думаю, что он не рискнет с тобой связываться. Парню двадцать два, тебе – пятнадцать.
   – Я маленькая для него, да? Он называл меня сестрой всю дорогу.
   – Ты же понимаешь, что взрослые ребята встречаются с девушками не только для того, чтобы читать им стихи. В конце концов, за это его могут посадить.
   – Да. Но я знаю, что могу быть той, которая ему нужна.
   – Откуда ты знаешь, какая ему нужна?
   – Я буду это знать, как только доберусь до своих карт. По твоим я ничего не могу понять. Он год назад с девушкой встречался. Мне друзья его рассказали. Она бросила его. Он переживал сильно, в Питер вообще не ездил, типа тема для него закрыта и запретна. А его друг сказал, что у Поэта голос совсем другой рядом со мной и я не просто так в его жизни. Он слепой… Ну, друг тот слепой. Он по голосу слышит. Он еще музыкант. Он смог увидеть меня. Сказал, какого цвета мои волосы и глаза, какого я роста и телосложения, определил возраст. Я пошла искать Кира (он куда-то делся с девушкой того парня) и нашла их в спальне, стоящими у окна и курящими сигарету. Он стоял вплотную к ней и курил из ее рук.
   – Они смеялись?
   – Да. По крайней мере, лица у них были довольные.
   – Думаю, это была трава. А что он сказал, как объяснил? Они были знакомы до этого?
   – Нет, не были. Ничего не сказал. Я наорала на него и убежала.
   – И что ты хочешь теперь?
   – Не знаю. Но я боюсь, что больше никогда его не увижу.
   – Вишенка, моя глупая Вишенка. Ему двадцать два.
   – Мне было с ним так интересно. Ты думаешь, что ему со мной будет скучно?
   Она пожала плечами.
   – Объяснить и оправдать можно все что угодно, но прислушиваться надо только к тому, что говорит сердце. Ты же все понимаешь. Правда?
   – Понимаю. Но сейчас я понимаю, что ничего не понимаю. Я такая глупая…
   – Скажи, а он смотрел на тебя, когда с тобой разговаривал.
   – Да. Постоянно. Мне иногда казалось, что он мною любуется. Знаешь, он смотрел так, как… Я не знаю, это просто надо видеть.
   – Он брал тебя за руку?
   – Он согревал мои пальцы дыханием.
   – И смотрел в глаза?
   – И улыбался.
   – Ты помнишь, где живет его друг?
   – Ты отвезешь меня к нему?
   – Ну не бросать же мне на произвол судьбы мою маленькую влюбленную Вишенку.
   Куколка, без сомнения, права. Мне пятнадцать, а ему двадцать два. Что надо взрослому мужчине от женщины? И что могу дать ему я? Ничего. Я ведь ничего не умею. Я даже целоваться не умею. Он смеялся надо мной. Вот та же корова Элизабет – какие у нее формы! Ну, да, она жирная, но я-то вообще плоская – ни кожи, ни рожи. Регина какая утонченная вся, березка, а не женщина, я на ее фоне выгляжу прутом бесформенным. Да, Киру нужна опытная, умная, состоявшаяся женщина, такая, как Регина. Какая же она красивая! У нее такие белые волосы и такие ухоженные руки. А у меня нет денег на хороший лак, а дешевый быстро облупляется и от него желтеют ногти. Меня даже его друзья считают замухрышкой. Глупой, маленькой, ревнивой замухрышкой. Если я найду его, что сказать? Он решит, что я приперлась, потому что влюбилась в него, что бегаю за ним, что теперь меня можно унижать и издеваться. Он будет встречаться с другими, может быть, подцепит на трассе еще одну такую дурочку, только пораскрепощеннее, которая умеет целоваться, не то что я…
   – Так, Варек из деревни Угорек, поднимай свою тушку, волоки ее к зеркалу и срочно рисуй лицо! Быстро! – спихнула мои ноги с дивана Куколка ранним утром.
   – Он меня никогда не полюбит, – вздохнула я тяжко, едва разлепив глаза.
   – Ну и дурак! Разве такую красоту можно не любить? А хочешь, я тебя причешу красиво?
   – Хочу! – тут же оживилась я.
   – Эх, так и быть, и накрашу тебя красиво. Иди одевайся, я пока поищу расческу. Сейчас я из тебя такое чудо сделаю!
   Моя одежда обнаружилась за диваном все такая же мокрая, какой была несколько часов назад. Я не повесила ее сушить.
   – Тем лучше, – ухмыльнулась Кукла. – Так ты мне даже больше нравишься, – кивком указала на платье. – Забавно.
   – Да, но дома меня убьют с особой жестокостью за подобный наряд.
   – Глупости! Ты в ней очень красивая.
   – Но в нем на трассу нельзя! Меня неправильно поймут.
   Куколка нахмурилась и перекривилась.
   – Никакого автостопа! Поедешь на поезде, я дам тебе денег.
   – Я не возьму.
   – А я и спрашивать не буду.
   Она колдовала надо мной больше часу: некоторые прядки завила, некоторые собрала гармошкой специальным утюжком, а оставшиеся и вовсе начесала. Выглядеть я стала странно и забавно. Но мне понравилось. Потом Куколка сделала макияж. Я открыла глаза и обомлела: из зеркала на меня смотрела очень прикольная стильная девушка с огромными кошачьими глазами. Из-за тоналки и румян форма лица совершенно изменилась, выделились скулы и ушли пухлые щечки. Она нанесла на губы блеск.
   – Вот смотри, – провела кисточкой по брови. – У тебя очень хорошая линия бровей. Вот тут, в этом месте, скорректируешь и станешь вообще волшебной.
   – Я такой никогда не была.
   – Будешь. Какие твои годы!
   Теперь мои фиолетовые колготки подходили под цвет заколки-зажима в волосах и к мерцающим теням. Куколка добавила несколько красных невидимок, и эмокид к выходу в свет был готов. Можно ехать, покорять трубадура. Вот теперь я настоящая трубадурочка! Он не устоит.
   …Куколка засунула руки в карманы и недовольно скривилась. С ее стороны это было настоящим подвигом пойти в ту странную квартиру. Мы стояли перед дверью и нерешительно переминались с ноги на ногу. Хотелось побыстрее попасть в помещение из этого вонючего подъезда, но, помня о свинарнике за дверью, еще не известно, где лучше. Сам дом мы искали почти два часа. Я провела ее от метро дворами, как вел Кирилл, несколько раз заходила не туда, выходила, опять искала тот самый дом, тот самый подъезд, стояла перед дверью и уходила прочь. Не думала, что заблужусь в этих ужасных питерских лабиринтах. Куколка смеялась и шутила. Но я заметила, что она нервничает. И вот сейчас мы топтались перед нужной дверью, и я все никак не могла заставить себя толкнуть ее и встретиться с Кириллом. Как-то вот не придумала, что ему сказать.
   – Звонок не работает? – Куколка нетерпеливо жала на черную кнопку.
   – Здесь всегда открыто. – Опустила ручку вниз.
   Дверь легко поддалась, впуская нас в квартиру. – Алена, – нервно дернулась я, – только здесь очень страшно.
   – Надо было пистолет взять. Чего не сказала-то? – Она стала серьезной.
   – У тебя есть пистолет?
   – Газовый. Но выглядит, как настоящий. Один знакомый подарил.
   – Это, конечно, спасет отца русской демократии, – хихикнула я.
   В квартире царил полумрак, и откуда-то лилась восхитительная музыка. Куколка брезгливо морщилась и сжималась, изо всех сил стараясь ни до чего не дотрагиваться. Я же шла на звук. Кто-то пел. Голос очень красивый, сильный. Песня очень нежная. Я чувствовала, что это он, мой Поэт. В большой комнате сидели люди – на полу, на тонком подоконнике, на диване и табуретках. Человек десять. Мужчины и женщины. Никто не курил и не притрагивался к расставленным везде бутылкам, пивным банкам и чашкам. Все словно замерли, боясь пропустить даже ноту. Борис с гитарой расположился в кресле. Это он пел и играл, откинув голову назад и закрыв незрячие глаза. И его голос… Он мурашками бежал по моей коже, холодил ее, пробирался внутрь и тревожил сердце.

– Оглянись еще раз – что ты видишь вокруг? Те же стены…
Изъеденный памятью, светлый до боли миpок…
Здесь кто-то уходит, как птица, иль бритвой по венам
В поисках новых, ведущих за грани дорог.


В поисках новых миров, что встают пред глазами.
И пусть говорят: «Это сказка!» – ты помнишь, что быль…
Жестокая память опять возвращает сознанье
В иные края…
Небо…
Звезды…
Горячая пыль…


Такие, как ты, возносились до неба кострами,
Сливались со тьмой, чтобы вспыхнуть в легендах звездой.
Мечты и реальность сплелись, окруженные снами,
Тебя больше нет… Твои грезы пришли за тобой…


Гляди, вот твое отраженье в воде,
Дрожащей, как порванный лист…
И мир твоих грез тихо шепчет тебе:
«Здравствуй, эскапист».


Тебя новый мир затянул, как бездонное небо,
Метущийся разум обрел в иноземье покой.
И вот уж реальность течет, обращается в небыль,
Всей боли из сгинувших дней ты отныне чужой.


Средь песен и схваток теперь твоя жизнь закипела,
Средь боли от ран, заменившей ту боль, что в душе.
Вся серость тех сгинувших дней, как бумага сгорела,
Лишь где-то внутри все ж оставив укромное место себе…


И ты не поймешь, что тревожит тебя среди ночи —
Ты уж позабыл все, что было за гранью времен.
Но что-то внутри все же бьется, вернуть тебя хочет,
В тот мир, где по глупой ошибке ты был урожден.


Но глянь – вот твое отраженье в воде,
Дрожащей, как скомканный лист…
А грезы твои снова шепчут тебе:
«Ты наш, эскапист!»

   – Очень рад, Варенька, что вы вернулись, – произнес Борис, едва в воздухе перестал звенеть последний аккорд.
   Я вздрогнула и шарахнулась назад, наступив на Куколку. Все разом обернулись в нашу сторону. Он передал гитару Элизабет и поднялся нам навстречу. Сидящие на полу тут же начали убирать ноги с его пути и отползать в сторону.
   – Очень красивая песня, – робко растянула я губы, не зная, что сказать. Кирилла среди этих людей не было.
   – Эту песню написал Поэт, – улыбался он. – Прошу вас, проходите вместе с вашей подругой. У нас совершенно не страшно и вам не понадобится никакого пистолета.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация