А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 9)

   – Кто вам сказал, что надо идти на лестницу? – проявил вдруг сообразительность Цыпа, снова протягивая ко мне свою ватку. Пока я не услышала, что этот мальчик «Цыпа», он мне даже немножко нравился, а сейчас я вздохнула и посмотрела на Шмайссера.
   – Ваша девочка и сказала мне, что вы ждете меня на лестнице. Внизу.
   – Коляска? – удивился Шмайссер.
   – Откуда я знаю?! Коляска, колбаска… – оказывается, я была еще в состоянии покрикивать! – Та девушка, которая стояла рядом с вами, когда я подошла…
   Шмайссер с Цыпой переглянулись.
   – Ну-ка давай, тащи ее сюда, – скомандовал Шмайссер, – ничего не говори, просто хватай и волоки.
   Цыпа, не произнеся ни слова, вышел из кабинетика, плотно прикрыв за собою дверь.
   Шмайссер хмыкнул:
   – Что, просто так сама подошла и сказала?
   Я покачала головой:
   – Нет, я спросила ее, где вы, сказала, что хочу поговорить. Потом она и подошла…
   Ждали мы недолго. Вскоре открылась дверь и залетела «Коляска», радостно блестя своими блудливыми глазенками. Увидев меня, она тут же захлопнула вечно приоткрытый рот и опустила голову. Сзади ее в спину легонько подтолкнул Цыпа, она прошла еще на шаг вперед.
   – Звал? – обратилась Коляска к Шмайссеру.
   – Зачем ты ее послала вниз? – его голос прозвучал очень буднично и лениво.
   – Кого послала? – непонимающе вытаращилась Коляска.
   Шмайссер внимательно посмотрел на нее и улыбнулся.
   – Ладно, я это просто так. Ты когда долги отдавать начнешь? Или опять мне ждать до морковкиного заговенья?
   – Нет-нет, я сейчас, – Коляска, вздрагивая, повернулась к Шмайссеру спиной и приподняла свою юбчонку. Через несколько секунд она протянула ему несколько бумажек.
   – Я вот, часть отдам прямо сейчас, – с нетерпеливой дрожью, возбужденно сказала она, – и чек мне, если можно…
   Шмайссер сгреб деньги и пересчитал их.
   – Триста рубликов? Откуда это у тебя, дочка? Полчаса назад ты божилась и хныкала, что у тебя ни копья, а теперь – вот что!..
   – Подругу встретила, она мне долг вернула, – быстро ответила Коляска и честно посмотрела в глаза Шмайссеру. Даже сумела при этом почти ни разу не моргнуть.
   – Слышь, Цыпа, – обратил Шмайссер к своему помощнику, – Коляска-то, оказывается, деньги в кредит раздает. Может, ты еще и счетчик включаешь? Шмайссер резко перешел на крик: – Откуда у тебя, мокрощелка драная, триста рублей взялось?! Ты кому в уши свистишь, крыса?!
   Коляска испуганно отшатнулась к двери, но там стоял Цыпа. Он толкнул ее обратно, и Коляска упала на пол, громко стукнувшись коленками. Шмайссер схватил ее за волосы и намотал их на кулак.
   – Так откуда денежки? – уже тихо спросил он, пристально глядя на девушку.
   Она молчала, не отводя расширенных глаз от его лица.
   – Подходит ломка, да? – Шмайссер страшно усмехнулся и пообещал: – Запру в подвале и забуду. Впрочем, ты и к утру уже расколешься, кто и зачем тебе дал бабки!
   Коляска молчала.
   – В подвал ее! – приказал Шмайссер, отшвыривая девушку от себя к Цыпе. Цыпа подхватил ее за руку, вывернул ее назад и потащил вон.
   – Не надо! – крикнула Коляска, цепляясь пальцами свободной руки за дверной косяк. – Не на-адо-о!..
   Шмайссер махнул рукой, и Цыпа остановился за дверью, продолжая удерживать Коляску.
   – Только быстро давай колись – и без выкрутасов! – покачал пальцем Шмайссер. – Кто дал бабки?
   – Не знаю, как звать, он редко здесь бывает, – быстрой скороговоркой ответила Коляска, не переставая цепляться за косяк, – высокий такой… Заикается, майка у него еще синяя, написано «йес» на ней…
   – А! Видел такого. Рожай, рожай, – поторопил Шмайссер, – чего он хотел от тебя?
   – Сказать… этой, что ты ее ждешь… – Коляска начала всхлипывать, кривя губы и шмыгая носом.
   Шмайссер махнул рукой:
   – На хер ее отсюда – и чтоб я ее не видел больше!
   Цыпа, резко дернув девушку за волосы, потащил ее дальше. Шмайссер встал и закрыл за ними дверь, чтобы не было слышно криков.

   Глава 8

   Я закончила рассказывать подробности этого дела, и Шмайссер закурил вторую сигарету. Он сорвал бандану, почесал макушку лысого черепа согнутым указательным пальцем.
   – Я сперва подумал, что ты ментовая или репортаж жаждешь тиснуть про наши злачные места. А здесь такая вот херня… – он потер себе шею и покрутил головой.
   Я уже в который раз попыталась занять в кресле положение поудобнее, но любое движение вызывало такую боль, что я смирилась и перестала шевелиться. Пугала только мысль о том, что все равно придется рано или поздно отправляться домой. Но думать об этом не хотелось.
   – Вы знаете, – призналась я, – у меня ощущение, что я на верном пути, но пока не могу понять, где этот путь…
   – И верный ли он, – с хмурой улыбкой отозвался Шмайссер.
   – Верный, – повторила я, – за последние двое суток меня уже два раза пытались убить. Это – доказательство моих слов. На третий раз у них должно получиться, – мрачно пошутила я, – где же был этот хвост, который я прищемила и сама не заметила?
   Шмайссер молчал, и я спросила его:
   – Вы сказали, что знаете этого парня в синей майке. Кто он?
   – Что-то здесь не то, – ответил он, – этот паренек серьезный и по хулиганке не работает. Верняк. Он из крупной конторы, и я не хочу неприятности получить, поэтому лучше не спрашивай про него. Он под большим боссом ходит. Может, ты по своей работе его боссу шило в попку вонзила? Себя спрашивай, не меня.
   Я подумала и предложила:
   – Слушайте, Шмайссер, а давайте я и не буду вас спрашивать, – он посмотрел на меня исподлобья, подозревая подвох, – я только скажу название конторы, а вы кивнете или так или эдак. Получится, что и я узнала, что мне нужно, и вы ничего не сказали.
   – Ну-у, попробуем, – согласился он.
   – «Апрель», – сказала я.
   – Да, – произнес он, – видишь, ты сама сразу все и поняла. – Жалко Майкла, – перевел он тему, – он всегда был разгильдяем, но, в общем-то, безобидным… Позавчера, говоришь, его подстрелили?
   – В четверг вечером, – уточнила я.
   Шмайссер продолжил все тем же негромким голосом:
   – Дай подумать… да, точно, в четверг я его и видел, он был здесь. И всю неделю шлялся сюда с какой-то бабой. Не знаю кто такая. Танцы-шманцы, травку брали побаловаться… Он вообще меня иногда удивлял. Бабки был мне должен нехилые и все не отдавал, я уж подумывал наезжать на него. Вдруг сам приносит. Потом – баба эта. Зачем она ему нужна была? Такое впечатление, что играли в красивую любовь: она его – под ручку, он ей – бокальчик, она его – чмокнет, он ей – ручку пожмет… Ребята, глядя на них, морщились, в натуре. А потом, кстати, он и не выдержал и как раз вечером… в четверг, точно! – Шмайссер ударил себя по коленке и рассмеялся: – Вот до чего бабы доводят: у него вроде припадка случилось. Я вышел на лестницу, а тут он слетел с нее, будто пропеллер ему вставили, я только и услышал, как дверь внизу хлопнула. Одно слово: художник, блин… Меня чуть не снес… А больше и не появлялся, точнее, я его не видал… И я слышал, в тот день на улице за клубом кого-то подстрелили. Пацаны рассказывали… Надо же… Даже не подумал, что это был Майкл…
   Шмайссер закончил повествование и затушил сигарету.
   – Не знаю, короче, что тебе еще сказать, – он махнул рукой и встал, – время идет, а бизнес стоит. Так быть не должно.
   – Подождите, – остановила я его, – а что там наверху, куда вы ходили и откуда Майкл выбежал?
   – Кабинеты. Ключи у хозяйки, абы кто не войдет. Я иногда поднимаюсь, но у меня – свои дела.
   Он подошел к двери, открыл ее и выглянул.
   – Сама сможешь идти или помочь?
   Я попробовала встать, и в глазах помутнело. Шмайссер, заметив, что мне нехорошо, подошел и помог подняться. Стоять было легче, чем вставать. Я сделала шаг вперед. Получилось.
   – Спасибо, а можно еще два маленьких вопросика? – я крепко держала Шмайссера под руку, и он, вздохнув, повел меня к двери.
   – Давай, только быстрее.
   – А с какой женщиной ходил сюда Майкл всю неделю?
   – Понятия не имею. Она не из местных. Темненькая такая, костюмчик желтенький. Не очень мазовая телка, на любителя. Что еще?
   – В четверг он с нею тоже был?
   – О чем я тебе и талдычу, ты что, не слушаешь, что ли? Всю неделю они тут и шлялись. Клаус ходил кругами, ел мороженое и рожи строил дикие…
   Мы вышли в коридор, и на меня пахнуло прохладным ночным воздухом. Кабинетик располагался на первом этаже в самом низу знакомой мне лестницы. Почти рядом был выход на улицу.
   – Вы мне сумку вернете? – спросила я, и Шмайссер, выругавшись, сбегал за ней. Протянув ее мне, он извинился.
   – Последний вопрос, – не унималась я.
   – Что еще? – Шмайссер потерял терпение и готов был выругаться еще раз.
   – Майкл был должен вам тысячу баксов?
   – Да, а откуда… – он вытаращил глаза, но я только тихо сказала ему «до свидания» и медленно пошла на улицу.
   Я не оглядывалась – наверное, он там до сих пор и стоит, выпучив глазки. Не знаю, не смотрела.
   Выйдя на свежий воздух, я огляделась и, увидя, что вокруг все огорожено высоким металлическим забором, пошла вдоль здания, туда, где, по моим расчетам, был проспект. Завернув за угол, я действительно увидела калитку и, дойдя до нее, остановилась передохнуть, придерживаясь рукой за столб забора. Чувствовала я себя очень уставшей; что же касается перенесенного нападения, то, наверное, бандюге, попытавшемуся укоротить мне жизнь, просто не хватило времени. Я понимала, что могло быть гораздо хуже.
   Отдохнув и сосредоточившись, я, вскинув голову, медленно пошла к проспекту, собираясь дойти до первого же поворота и там поймать такси до дома. Я посчитала, что на сегодня план по приключениям был перевыполнен.
   Проходя через затемненный участок дворика, замедлила шаг, ожидая, когда уйдет вынырнувший из темноты мужчина – с мужчинами сегодня больше иметь дело не хотелось.
   Там же в темноте зашевелилась еще какая-то тень. Я прошла мимо, но, не удержавшись, повернула голову, посмотрела туда и увидела Коляску. Она неожиданно возникла справа от меня, хмыкнула и постаралась пройти мимо. Я промолчала, уступив ей дорогу, а она, вдруг обернувшись, выпалила ругательство.
   – Ну и дура, – спокойно ответила я, – если так нужны деньги, подошла бы и объяснила, а то бегаешь у бандитов на подхвате, так убьют когда-нибудь…
   Она зыркнула на меня и затопала вперед. Я пошла следом. Вдруг Коляска остановилась и повернулась ко мне.
   – Сто пятьдесят рублей дашь? – спросила она хриплым голосом, – мне на чек нужно. Деньги у меня будут… на той неделе.
   Я встала под фонарь и пересчитала свою наличность. Ее оказалось не так уж и много, только до дома добраться. «Нахвасталась!» – подосадовала я. Переворачивая в сумке мелочь, я заметила кое-что. Осторожно взяла двумя пальчиками и вынула кулечек из фольги.
   – Тебе это нужно? – спросила я.
   Коляска приблизилась, вглядываясь, и, узнав, тихо ответила:
   – Да.
   Я подала ей кулечек с героином, она, поколебавшись, протянула руку и быстро схватила его.
   Коляска, ничего не говоря, развернулась и скрылась в кустах. Только ветки закачались да зашелестели.
* * *
   Не помню, как я подъехала к своему дому. Возможно, что и уснула по дороге. Мрачный небритый дядечка, которому я оказала честь, махнув рукой перед бампером его «копейки», постучал по моему плечу.
   – Приехали или как?
   Я огляделась:
   – Да, приехали…
   Расплатившись, я не спеша побрела к знакомому подъезду. Чем ближе была его дверь, тем больше хотелось спать. Я еле преодолевала искушение присесть на землю и отдохнуть. Где-то в глубине пряталась мысль, что я потом могу не встать долго-долго. А мне это надо? Лучше уж лечь на свою постель в своей квартире.
   Я с трудом отворила подъездную дверь и, отпустив ее, шагнула внутрь. Сейчас она ка-ак треснет! Заранее сжавшись от громкого стука, который должен был последовать, если дверь не придержать, я пошла к лестнице. Поставив ногу на первую ступеньку, я поняла, что происходит что-то не то. Дверь не стукнула. Я оглянулась. Из темноты на меня шагнула мужская фигура атлетического сложения. Я даже не ойкнула, а как-то жалобно икнула и, сделав спиной вперед несколько шагов, уперлась во что-то твердое. Я быстро обернулась: сверху на лестнице стоял еще один мужчина. Высокий, коротко стриженный, в темной майке. Я уже знала, что на майке будет написано «YES!». В правой руке этот «мальчик-Йес!» держал пистолет, и ствол этого пистолета смотрел мне прямо в нос.
   – Привет, давно не виделись, – несмешно пошутил «мальчик-Йес!»
   – Привет, – обреченно ответила я, чувствуя, что меня не хватит даже на маленький писк.
   Стоявший внизу бандит подошел, шаркая ногами, и резко дернул за мою сумку. Она слетела с плеча, и я даже пошатнулась.
   – Пьяненькая, что ли, подруга? Качаешься… – с жутким добродушием сказал «мальчик-Йес!», и нижний бандит тихо закудахтал от веселья.
   Я вздохнула и, подняв глаза, спросила:
   – Ну и что дальше?
   – В гости пойдем к тебе, вот что дальше, – ответил «мальчик-Йес!» и, взяв меня под руку, приподнял и подтащил на свою ступеньку, – шевели поршнями-то! Или ты не рада гостям?
   Я молча пошла на третий этаж. А между прочим, страшно не было, была такая усталость, что, откровенно говоря, все было до одного места. Честно.
   Поддерживаемая под руку высоким джентльменом, что было весьма любезно с его стороны, мы дошли до моей квартиры и остановились перед ней.
   – Ключ доставай, – поторопил мой спутник, и я отрицательно покачала головой.
   – Что?! – взвился он.
   – В сумке. – Серый, посмотри, – приказал «мальчик-Йес!».
   – Он здесь, Диман, – зашуршал сзади Серый и протянул ключи. «Мальчик-Йес!», оказавшийся вульгарным Диманом – а что еще от него можно было ожидать? – отпустил меня, но не опустил пистолет. Он принял ключи, переложил их в правую руку, а пистолет – в левую и начал неуверенно нащупывать замочную скважину, посапывая от напряжения. Не сразу, но у него это получилось. Он открыл замок и, отведя меня в сторону, потянул дверь.
   В этот момент я все-таки рыпнулась. Я ударила Димана по руке с пистолетом и рванула за дверь. Зажав обеими руками дверную ручку, я дернула ее на себя, но немного опоздала: кто-то из двоих бандитов успел зацепиться за нее снаружи.
   От напряжения я скрипнула зубами, но это не помогло. Дверь медленно, но верно поехала вперед, увлекая и меня за собою. Я уже и рот приоткрыла, чтобы заорать как можно громче, но широкая лапа, просунувшаяся в щель между дверью и косяком, так сжала мне горло, что даже хрипа не вышло. Меня потянули дальше и вытянули на лестничную площадку. Слишком много я пережила сегодня и поэтому была не в форме. Позвать на помощь во второй раз мне уже вряд ли дадут.
   Диман, не отпуская мое горло, вошел в квартиру, толкая меня перед собой. Вокруг было темно. Второй бандит, войдя следом, прикрыл за собою дверь и начал шарить рукой по стенам в поисках выключателя.
   Диман крепко прижал меня спиной к стене в коридоре, и тут загорелся свет. Серый покрутил головой и прошел вперед к входу в гостиную.
   – Что вы хотите? – спросила я, чувствуя, что если сейчас Диман отпустит руки, то я плавно сползу по стене на пол. Сил уже почти не осталось. Возможно, именно поэтому все происходящее со мною я переживала с удивляющим меня саму спокойствием.
   Диман хохотнул и засопел носом от хорошего расположения духа.
   – Совсем не то, что ты думаешь, – усмехаясь, пояснил он. – Ты мне вообще не нужна, но ответишь мне на один вопросик. Я так давно хочу его тебе задать, ты не представляешь.
   Еще на лестнице поняв, что убивать меня сразу не намерены, я немножко воспрянула духом, надеясь, что, затянув время, можно будет что-нибудь выиграть. Разбить окно, например, и устроить шум. Услышав слова Димана, я вздохнула и кивнула головой.
   – Задавайте свой вопрос, – сказала я.
   – Ты смотри, какая послушная, а сколько крови нам попортила, сучка, – Диман повернулся к Серому, тот ответил «ага» и заглянул в гостиную через открытую дверь. Кроме коридора, во всей квартире было темно, но свет немного доходил и в гостиную. Постояв перед дверным проемом, Серый сделал шаг в комнату.
   – А вопрос такой, – Диман пронзил меня взглядом, – слушай внимательно. Что конкретно Мишка Яблоков говорил тебе про «апрелевские» дела? Отвечай.
   Я попыталась сосредоточиться на вопросе, но смысл его не дошел до меня.
   – А какая между ними связь? – спросила я. – Майкл, ну Мишка то есть, он, как я понимаю, в дела брата не лез, а твой «Апрель» на его брата наезжает, на Николая.
   – Ты мне еще лекции почитай, – Диман уперся свободной рукой в стену, а стволом пистолета сильно нажал мне на живот, – за каким хером тогда ты на него вышла? О чем вы трепались во время ваших встреч? Зачем он тебе был нужен?
   – Познакомились… посидели… поговорили, – пробормотала я. Ясно было, что Диман и его хозяева были уверены в существовании какой-то интриги, но я-то была совсем не в курсе. То есть абсолютно. И я даже приблизительно не знала, что от меня ожидают.
   – Ой, только вот это не надо, а! Про любовь мне еще наплети, а я посмеюсь! – Диман замотал у меня перед лицом пистолетом, и я, пошатнувшись, начала сползать вниз.
   – Я не понимаю, о чем вы говорите, – сказала я, – правда, не понимаю.
   – Ща поймешь, – простецким голосом пообещал Диман и, схватив меня за руку, поволок в комнату.
   – Серый, а здесь света нету, что ли? – раздраженно проговорил он.
   Тут же зажегся свет – оказалось, что Серый ходил к окну гостиной задергивать занавески, чтобы не светиться, и как раз успел к нашему появлению.
   – А то помнишь, как она на всю улицу казала, какая умная, – книжки читала, в натуре, – глухим голосом произнес Серый и зашмыгал носом.
   Диман потащил меня мимо дивана и стола к окну и толчком посадил на пол. Серый вытащил из кармана брюк наручники, и, откинув на подоконник шторы, бандиты приковали меня за правую руку к трубе батареи отопления. Ситуация мне, разумеется, не нравилась. Я начала вспоминать туманный вопрос Димана, чтобы постараться ответить ему максимально подробно, но поняла, что не смогу этого сделать.
   Серый бросил ключик от наручников на пол и побрел дальше изучать квартиру, а Диман присел передо мной на корточки, засунув пистолет себе за пояс.
   – И охота тебе в партизанку играть? – спросил он, вынул из кармана пачку «Мальборо» и выбил из нее сигарету.
   Я покачала головой:
   – Неохота.
   – Тогда отвечай, – он нарочито медленно прикурил от зажигалки и поводил у меня перед глазами огоньком. – Напоминаю, мне с тобой долго возиться некогда. За эту неделю я на тебе уже аллергию заработал… Короче, ты встречалась с ним в летнем кафе. Братан его подкатил и передал ему что-то – я думаю, кассету или дискету, – и он опять к тебе вернулся. Было? Было, я сам видел. Потом вы расстались, а он начал крутиться с бабой своего брата. Это не просто так. Наверняка вы снова с ним встретились…
   Послышались шаркающие шаги, и монотонный голос Серого произнес:
   – Смотри, что нашел, братишка…
   Диман оглянулся через плечо. Серый держал в руке мой замечательный утюг.
   – Включай в розетку и посмотри, нет ли у нее скотча или пластыря, – скомандовал Диман, повернулся, пустил струю табачного дыма мне в лицо и усмехнулся. – Он же не просто так полез на этот чердак, а с целью. Хотел потом удрать, но у него не получилось. Кто его навел, ты, что ли? Или еще кто-то?
   Я смотрела в глаза Диману, но думала только об утюге. Серый прошаркал к нам ближе, подключил утюг к розетке в ближайшем ко мне углу справа и, кряхтя, нагнулся, ставя утюг на пол. После этого он ушел, не выражая интереса к происходящему.
   Диман ладонью слегка хлопнул меня по лицу.
   – Рассказывай, – потребовал он.
   – Мы случайно познакомились, – пролепетала я, понимая, что ужасно боюсь и Димана, и утюга, – мне понравилась его картина на выставке, он подошел – мы разговорились…
   Диман неотрывно смотрел на меня, и его взгляд начал тяжелеть.
   – Не хочешь по-хорошему, будем по-плохому, – вздохнув, сказал он, протянул руку и взял утюг. Поплевал на его поверхность и, послушав ответный пшик, полуобернулся назад.
   – Серый, где ты там?!
   – А? – послышалось из коридора.
   – Нашел скотч? А то девица наша разверещится сейчас, весь дом на уши поставит…
   Серый не ответил, но из коридора донеслась какая-то возня и затем сухой резкий звук, словно кто-то с силой наступил на пустую упаковку из-под молока.
   «Куда это он залез?» – подумала я совершенно не к месту. Любопытство оказалось сильнее страха.
   Диман думать не стал, он выматерился и крикнул:
   – Не понял! Что там у тебя, Серый?
   Серый не отзывался, и Диман, облизнув губы, поставил утюг на пол рядом с собою.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация