А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 7)

   Глава 6

   Восстанавливать дыхание и успокаиваться было некогда.
   Нужно было бежать отсюда как можно быстрее и как можно дальше. Но не очень шуметь при этом.
   Пошарив в сумке, я достала зажигалку. Щелкнув ею, я осмотрелась.
   Чердак не был завален старыми вещами. Было темно, но справа я заметила тонкий лучик света, пробивающийся примерно на высоте полутора метров от пола, а над ним расходящееся легкое сияние. Я решила посмотреть, что же там такое.
   Зажигалку нужно было периодически гасить, иначе она нагревалась и жгла пальцы. Я повесила сумку на плечо и осторожно двинулась вперед. Полы под ногами были неровными. Я шагала по балкам перекрытия, стараясь не наступать между ними, потому что тогда меня могли услышать снизу. А вот этого не хотелось бы.
   Я дошла до стены – около нее стало светлее – и приложила глаз к щели, откуда шел слабый свет. За этой стеной было еще помещение, а в нем окно, забитое листами фанеры или картона. Я опять щелкнула зажигалкой и осмотрела стену. Она была сплошной, но невысокой. Крыша сходилась где-то на высоте трех метров от пола, а стена шла до двух. Я вздохнула и поняла, что придется перелезать.
   Повторилось почти все то же самое, что и внизу. Пришлось подпрыгнуть и, уцепившись руками за верх стены, перекинуть себя на ту сторону. Почему-то вспомнился мой пыльный Карасев, где я девчонкой здорово лазила через заборы. В жизни бы не поверила, если бы мне кто сказал, что эти навыки мне пригодятся впоследствии.
   Очутившись по ту сторону стены, я, тяжело дыша, подошла к окну. Оно было прямоугольной формы и вместо стекла заделано старыми листами картона. Оторвать их было нетрудно, но сначала нужно посмотреть, к чему это приведет. Отогнув край одного листа, я выглянула наружу.
   Окно не выходило во двор, как я думала, за ним была другая крыша, начинавшаяся почти сразу же. Еще один старый дом со своими секретами. Я посмотрела на свою одежду и присвистнула. Передо мною прорисовалась новая проблема. Предположим, я выберусь на улицу, а куда же деваться дальше? Хорошо, если меня примут всего лишь за бомжиху, хотя и в этом ничего хорошего нет. А если начнут кричать: держи воровку?! Видок у меня самый многообещающий.
   Я достала сигарету и закурила. Нужно было решать, что же делать дальше. Сзади еще ничего угрожающего не слышалось, но бежать надо было. Глупо получилось бы после преодоления стольких препятствий сдаться в самом конце.
   Подумав так, я снова выглянула наружу, сориентировалась, в какой стороне находится улица, и, затушив сигарету, начала отрывать листы картона от рамы окна. Работа эта была несложной, но ужасно пыльной. Листы разрывались от небольших усилий, поднимая при этом тучи затхлой пыли. Однако теперь я про свою одежду и не думала…
   Оторвав достаточно, чтобы можно было пролезть, я сначала высунула голову и осмотрелась. Улица была справа, а двор с бельевыми веревками, мусорными баками и растоптанной кучей песка – слева. Вот туда теперь и лежал мой путь.
   Просунув в окно руку с зажатой в ней сумкой, затем голову с плечами, ну, а потом и все остальное, я встала на неширокий парапет, ведущий вдоль крыши. Вторая начиналась в двух шагах, но мне уже надоело играть в скаутов-скалолазов.
   Я аккуратненько, приседая и держась за теплое железо крыши, прошла по парапету, добралась до торца дома и, присев на корточки, заглянула вниз.
   Эта сторона дома выходила в тупик, загороженный от общего дворика металлическим гаражом. От стены дома до гаража был узкий проход метра в полтора шириной. До земли было метров пять или около того. Просто так спрыгнуть на землю и сохранить после этого свою замечательную изящную походку было маловероятно.
   Неожиданно послышались голоса, и в гаражный проход по очереди вышли три мужичка лет сорока самого распространенного у нас рабоче-питейного типа: один был в цветастых шортах, двое других прекрасно чувствовали себя в вытянутых синих трико. Оглядевшись, они занялись своими делами. Один отошел в сторонку, прижался к стене дома и зажурчал. Второй в это время достал из полиэтиленового пакета буханку хлеба, бутылку водки и одноразовые стаканчики. Черт, придется мне торчать здесь!
   Тот, что был в шортах, достал из карманов два огурца и, подхватив валяющийся деревянный ящик, торжественно поставил его перед собой. Видно, намечался праздничек по поводу окончания трудового дня. «Отжурчавший» мужичок повернулся и вынул из кармана свернутую газету.
   – Программу новую купил, – объявил он компаньонам, развернул газету и постелил ее на ящик, разглаживая ладонями.
   Огурцы и хлеб легли на газету, а бутылка гордо встала в центре. Я поняла, что пришла пора действовать, пока они не начали разливать. Потом у них реакция будет уже не та.
   – Мужики-и, – негромко позвала я их, чтобы сразу не пугать.
   Но они все-таки испугались и завертели головами по сторонам. Бутылка пропала, словно ее и не было. Мужик в шортах, будто продолжая начатый разговор, произнес:
   – …вот я и говорю: алебастр цемента не любит, у них антагонизм. Отвалится, один хер… – выговаривая такие сложные вещи, он не забывал осматриваться, пытаясь догадаться, откуда послышался вражий голос.
   – Вверх смотри, – не выдержала я, сказав эти слова громче предыдущих.
   В ту же секунду на меня уставились три пары глаз.
   – Ну, е… твою мать, – с распевными интонациями осуждающе произнес мужик в шортах, – ты за каким туда забралась?
   – Лучше помогите слезть, – попросила я, – пожалуйста!
   Мужики заговорили о чем-то между собой, и один из них, в сердцах махнув рукой, пошел к гаражу.
   – Щас, – успокоили меня, – потерпи. Ты в Карлсона, что ли, играла?
   – Ага, в него, – согласилась я, чувствуя себя, мягко говоря, не очень уютно. И куда только может завести жизнь!
   Ушедший мужик вернулся, неся на плече недлинную деревянную лестницу. Ее приставили к стене – она не дошла до верха метра на полтора.
   – Ну ты, чего расселась-то?! Лезь, если надо! – напомнили мне.
   Мне было надо, и я, повернувшись к своим спасителям спиной, стала спускаться, неуверенно нащупывая перекладины лестницы.
   Снизу мной руководили, постепенно повышая голос. Я так думаю, от того, что моя перепачканная юбка начала задираться выше положенного. Но разве в такой ситуации усмотришь за всеми мелочами!
   Со второй, если считать сверху, ступеньки я соскользнула и проехалась почти до самого низа. Поймали меня уже у земли. Не вдаваясь в ненужные подробности, скажу только, что я слезла.
   – Спасибо, – поблагодарила я своих избавителей, оправляя юбку и наконец внимательно, при нормальном освещении, рассматривая ее. Лучше бы я этого не делала: такой завалящей я еще никогда не выглядела.
   – Не за что, – любезно ответили мне.
   Бутылка явилась на ящике вторично. Поймавший меня хмурый мужик с длинным редким хохлом, растущим из середины лба, посмотрел мне в глаза и равнодушно спросил:
   – Будешь, что ли?
   – Рада бы, да не могу, – ответила я, состроив грустную физиономию.
   – Ты расскажи, как туда попала-то? – мужик в шортах подобрался ко мне поближе и ненароком прижался плечом, но сам сразу же испугался своей прыти и отшатнулся, ожидая реакции. А ее не последовало.
   – Сама не знаю, – улыбнулась я и весело осмотрела моих спасителей, – вчера хорошо погуляли с ребятами, потом куда-то пошли, где-то лазили… – я не стала продолжать свою сказочку, оставляя простор для их фантазии.
   – Да, – крякнул хмурый, – видать, тебя здорово потрепали.
   Мужики негромко заржали, а я, играя в грусть, потупила глазки.
   Грустить, впрочем, было от чего: мой внешний вид делал меня своей в этой компании, однако на улице появляться так было рискованно. Пальцами показывать бы начали. Я быстро перебрала варианты: ловить машину – светиться; вызывать Виктора с его машиной – светить его; спросить у этих кадров, есть ли у кого из них машина, – засветить все. Оставался еще один вариант – распоследний. Обдумав его, я поморщилась и посмотрела внимательно на свою компанию. Они уже разливали и на меня не пялились, а лишь культурно косились. Воспитание, если оно есть, не спрячешь и не пропьешь, даже за гаражом.
   Дождавшись, когда первая порция огненной воды влилась в жаждущие подогрева организмы и была разлита вторая и завершающая, я под хруст огурчиков сказала:
   – Мужики, кто меня может выручить?
   Мужик в шортах шмыгнул носом, посмотрел на меня плотоядно и засунул правую руку в карман шортов:
   – Чего надо-то?
   Я набрала в грудь воздуху и ответила:
   – Мне нужно привести себя в порядок. Почистить одежду, умыться хотя бы… – я обвела взглядом их сразу насупившиеся лица и нажала на нужную кнопку. – Деньги у меня есть.
   Я открыла сумочку и заглянула в кошелек, не вынимая его. Деньги у меня действительно были.
   – Короче, я предлагаю сто рублей за аренду на час чьей-нибудь ванной. Годится?
   Мужики неуверенно заинтересовались предложением и начали мяться.
   – Представляю, как разорется моя Ритка, если я из гаража вернусь с девкой и скажу, что ей надо помыться… – пробормотал хмурый.
   Двое других заржали.
   – А у меня никого сейчас нет, – вдруг сказал мужик в шортах, – моя жена к теще умотала. В Астрахань.
   – А какого хрена тогда мы на улице потребляем, Вован? – тут же набросились на него товарищи.
   Вован ожесточенно почесал затылок и признался:
   – А я знаю?
   Он повернулся ко мне и заявил: – Гони стольник, и идем ко мне!
   – А можно сначала «идем», а потом «стольник»? – на всякий случай поосторожничала я и, вынув купюру, предложила убедиться в ее существовании.
   После нескольких минут обсуждения ситуации и вспрыскивания за ее успех наша смешанная группа взяла курс на квартиру Вована. Разумеется, не были забыты оставшийся огурец и недоеденный хлеб.
   Вован жил здесь же, во дворе, в двухкомнатной квартире. За старой деревянной входной дверью нас встретили маленькая злющая собачонка, пятнистая кошка и застоявшийся неприятный запах.
   – Судя по ароматам, твоя Нинка уехала неделю назад, как минимум, – предположил хмурый. Вован только засопел и ничего не ответил.
   – Вот тебе удобства, вон тебе краны, вода вроде была с утра, – Вован широким жестом показал мне совмещенный санузел средней паршивости и загаженности и протянул руку ладонью вверх, – гони бабки.
   – А утюг у вас тоже есть? – враз обнаглела я. Утюг был найден и выдан мне после некоторого ворчания, и, вручив хозяину стольник, я заперлась в вышеупомянутых удобствах. Пока все шло нормально. Посмотрим, что будет дальше.
   Через час я, чистенькая и бодренькая, здесь же в удобствах, положив на ванну доску, сушила утюгом постиранные юбку и блузку. Качество стирки получилось для походных условий даже сносное.
   Мои мужики на полученные деньги моментально отоварились и плотно засели в комнате. Выключив воду, я прекрасно слышала их разговоры и ориентировалась в действиях.
   Когда я, стоя в одних трусах, заканчивала гладить блузку, нестройная бессвязная беседа за дверью стала принимать угрожающий для меня характер.
   – Давай ты! – требовательно сказал кто-то из них.
   – Почему я? Пусть Вовка и идет. Его квартира, ему и говорить.
   – Во, бля! – громко возмутился Вован, – солидные мужики, а с девчонкой поговорить стесняются. Хрен с вами, сам и пойду!
   – Вот-вот и иди, покажи, как нужно баб уговаривать.
   Не скажу, что все это я прослушала с большим удовольствием. Я услыхала тяжелые шаги и такое же тяжелое постукивание о косяк. Вовану, похоже, уже начало мешать слишком быстрое вращение нашей планеты.
   Услышав требовательный стук в дверь, я, на всякий случай не выпуская утюга из рук, приотворила ее.
   В образовавшуюся щель между дверью и косяком показалось раскрасневшееся лицо Вована.
   – Еще десять минуточек, хорошо? – милым голосом попросила я.
   – Хоть двадцать, – хрипло предложил Вован, – слышь, подруга, такое дело… Дай шесть рублей пятнадцать копеек до завтра. Витька вернет, он обещает.
   Вован смотрел на меня так честно, что я поверила и вынула еще десятку. Не слушая благодарностей, я опять заперла дверь и поспешила закончить все свои дела.
   Мои часы показывали восемь часов вечера, когда я оставила своих новых знакомых и вышла на улицу. Провожали они меня очень душевно, нестройно выкрикивая вслед всякие добрые слова. Теперь я была уверена, что в данном районе передо мной никогда остро не встанет вопрос, где принять душ. Меня обещали вымыть при случае по крайней мере в трех квартирах.
   Я шла и думала. Шла в «Джулио Чезаре», чтобы прилично поужинать, и думала о том, как я собираюсь провести оставшийся вечер. Судя по тому, что меня вчера пытались убить, а сегодня – подставить под убийство, я была на верном пути в своем расследовании. Но я всего лишь шла по следам Майкла. Что же будет, если я нащупаю дорогу к организаторам всего этого? Подумав так, я пригладила рукою все еще немного влажные волосы.
   Единственной ниточкой, остававшейся у меня, был ночной клуб «Фаворит». И только после ужина я смогу сказать, будут ли у меня силы навестить этот клуб или нет.
   «Джулио Чезаре» уже заполнялся посетителями, но для одинокой девушки нашлось скромное местечко в самом уголке зала рядом с окном. Был вечер, и жалюзи были опущены.
   Подошедшей знакомой официантке я заказала много чего интересного, совершенно проигнорировав надоевший омлет. Она обещала выполнить заказ быстро, а я в ответ пообещала не срываться и не убегать. Мы обе рассмеялись, и я действительно долго ее не ждала.
   Сидя около окна, я протянула руку и небрежно отклонила пальчиком полоску жалюзи.
   Рядом со входом в студию Клауса стояли две легковые машины. В одной из них был шофер, другая – пустая. Никто не выходил из студии, но я не сомневалась, что в ней полно специалистов из РОВД, ищущих следы преступника. «Любопытно, наследила ли я там?» – подумала я и со вздохом поняла, что сделала это наверняка. Оставалось надеяться, что, кроме моих малочисленных следов, там будет много других.
   Пока я обедала, я не выпускала из поля зрения студию, но ничего нового не увидела. Закурив после ужина сигарету, я почувствовала, что у меня сохранились еще силы и азарт. Меня вполне может хватить и на ночной клуб, и еще на что-нибудь, если это «что-нибудь» внезапно подвалит.
   Расплатившись с официанткой, я снова вышла на тропу приключений.
   «Салон красоты», где находился нужный мне клуб, располагался на Немецкой улице – центральном пешеходном проспекте. Войдя в распахнутые стеклянные двери салона, я медленно поднялась по широкой лестнице на третий этаж. До второго этажа я никого не встретила, а вот выше стали попадаться одинокие молодые люди и девушки, молчаливо подпирающие стены. Они явно кого-то ожидали. Я ни разу не посещала ночные клубы, и, честно говоря, помимо расследования, у меня был еще и личный интерес. Поэтому я старалась внимательней смотреть по сторонам. Будет, что потом рассказать Маринке.
   На третьем этаже слышалась танцевальная музыка, и народу перед площадкой было больше, чем внизу. Я прошла через реденькую толпу и шагнула в открытую высокую металлическую дверь. За нею на стене горела выложенная разноцветными световодами надпись «Фаворит».
   Приятный охранник – стройный светленький мальчик в синей рубашке и темно-синих брюках – наклонился ко мне и негромко произнес несколько слов.
   – Что, что? – улыбнувшись, повернулась я к нему.
   – Членскую карточку покажите, пожалуйста, – повторил он, и я на секунду застыла в растерянности. О таком препятствии я не подумала.
   Я попробовала сыграть на своем поле. Снова улыбнувшись, я достала кошелек.
   – Конечно, – спокойно ответила я и начала копошиться, перекладывая у него на глазах разные визитки. Я понятия не имела, как выглядит эта карточка, оставалось надеяться на личное обаяние, очарование и везение.
   В клуб заходили люди. Они что-то показывали охраннику, и их свободно пропускали. Я же, продолжая рыться в сумочке, мелкими шагами постаралась просочиться, спрятавшись за спиной одного здоровенного парня. Когда-то давно, когда я еще жила в Карасеве, мне таким способом удавалось иногда пройти в кино. Тогда это у меня получалось, а здесь почему-то не прошло. Странно, правда? Я почувствовала, как мне крепко вцепились в руку.
   – Вы, наверное, забыли ее дома? – гадко улыбаясь, спросил охранник.
   И я закивала, глядя на него с робкой надеждой. Но на этого дубоватого недотепу несчастье бедной девушки совсем не произвело никакого впечатления, и он сухо предложил мне выйти. Представляете? Кого только эти клубы набирают в свою охрану!
   Стараясь следить за выражением лица, я вышла с самым независимым видом, словно все так и должно быть. У меня было неприятное ощущение, что если я захочу все-таки прорваться в «Фаворит», то для этого мне придется сначала подпереть стену так же, как это делают и другие. Только как это может помочь, непонятно.
   Кто-то меня подтолкнул, я слегка отстранилась. Поток молодежи, вливающийся в «Фаворит», увеличивался с каждой минутой. Немножко неприятно было смотреть на чему-то радующихся людей.
   Я бросила взгляды налево и направо, обдумывая другие возможности для входа. Вариант проникновения на веревке с крыши я отмела сразу. На сегодня я уже налазилась.
   Необходимо было что-то решить. Спустившись вниз по лестнице на пару ступенек, я вынула из сумки сигареты. В отличие от членской карточки клуба «Фаворит», их я нашла сразу же.
   Отойдя к стене, я прикурила от зажигалки и тут только подняла глаза на идущих по лестнице людей. Идущая впереди девушка показалась мне знакомой. Я задержала на ней взгляд, думая, где же я могла видеть эту шатенку в красном топике. Девушка тоже посмотрела на меня и улыбнулась.
   – Здравствуйте, – радостно вскрикнула она и как-то слишком уж шустро бросилась ко мне. Я даже немного вжалась в стену от удивления.
   – Вот уж никак не думала встретить вас здесь, – сказала она с преувеличенной восторженностью и улыбнулась во весь рот. Мне это тоже что-то напомнило, и я осторожно ответила:
   – Привет! Не пускают, как видите, – ответила я. Если мы с нею знакомы, пусть она узнает о моих трудностях. А вдруг сумеет помочь?
   – Ясно, – покровительственным тоном заявила девушка и даже качнула два раза головой для подтверждения.
   Она взяла меня под руку и потянула за собой:
   – Пойдемте, – почему-то прошептала она мне на ухо, дотронувшись до него губами, – не волнуйтесь, со мною вас пустят везде.
   Я решила отложить вопросы на потом и пошла с нею. Она не стала никуда сворачивать и провела меня прямо к двери. На этот раз охранник повел себя по-другому. Он мельком взглянул на желтый квадратик, которым махнула у него перед носом моя провожатая, и поднял глаза на меня.
   – Со мной, – небрежно бросила ему девушка и зевнула, конфузливо прикрывшись ладошкой. Во тут-то я ее и вспомнила: билетерша из «Галереи Искусств»! Сообразив это, я припомнила и ее дурацкие реплики в мой адрес, но зацикливаться на таких подробностях не стала.
   Охранник молча кивнул и отвел глаза, словно он меня не запомнил. Мы прошли и повернули направо. В узком проходе нас встретил второй охранник и молча прогладил нас обеих сверху вниз черным цилиндром металлоискателя. Может быть, у меня фантазия разыгралась, но я была уверена, что он нарочно старался прижать эту железяку поплотнее. У меня в сумке пикнули пилочка с ножницами. Хорошо еще, что не пришлось доказывать, что это не гранатомет, ограничились просмотром и прощупом.
   – Тебя как зовут? Меня – Линда! – снова горячим шепотом сообщила билетерша, выводя меня в зал.
   Зал встретил меня громкой музыкой, мерцающим полумраком и гулом голосов.
   – Не слышу! – уже не прошептала, а прокричала мне Линда.
   – Ольга! – ответила я, наклоняясь к ней.
   – Выпить хочешь? – поинтересовалась Линда.
   Я молча кивнула.
   – Тебя не встретили? – спросила Линда.
   Не поняв смысла ее вопроса, я на всякий случай кивнула головой.
   – Понятно, – сказала она, – хорошо еще, что я тут подвернулась. Членам клуба разрешено проводить двух гостей. Ну, пошли на встречу с пивом!
   Не выпуская моей руки, Линда, прорезая толпу, быстро повела меня вдоль зеркальной стены. Я шла и с любопытством посматривала по сторонам. В зеркалах отражалось все огромное помещение клуба. Музыка гремела. Народу было очень много, в массе своей, возможно, помоложе меня, но я разглядела и ровесников. Мне повезло – очередной хит ревел уже на финише и через полминуты на великолепном вое издох. Под возбужденный визг толпы совершенно конченый диск-жокей хриплым голосом сказал пару глупостей, которые он считал очень смешными, и объявил следующий хит. Толпа со стоном выдохнула и с первыми же тактами завелась снова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация