А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 23)

   Я опустила квитанцию в урну и направилась к машине. В конце концов я ничем не рискую. Через пятнадцать минут я увижусь с Денисом. Сидя в машине, я пробовала вообразить сцену встречи.
   Вот он стоит на автобусной остановке, жмурящийся на солнце, немного рассеянный, не знает, с какой стороны я появлюсь. Я приближаюсь, резко торможу и несколько секунд смотрю на него поверх солнцезащитных очков. Он не замечает меня. Я открываю дверцу и тихо зову его. Он точно просыпается, кидается со всех ног к машине и, радостно упав на переднее сиденье, целует мне руку. Женщины на остановке в шоке. Они давно наблюдали за златокудрым красавцем, сгорая от любопытства: кого он ждет? И вот мы несемся на всех парах, со страшной скоростью удаляясь от остановки, и я уже каким-то особым ревнивым и гордым зрением победившей тигрицы вгрызаюсь в потерянные лица жалких соперниц.
   Или другая картина.
   Я издалека замечаю Дениса. У него в руках букет цветов. Он как-то неловко держит его и вглядывается вдаль, откуда, по его прогнозам, должна появиться я. Я останавливаю машину, он сразу замечает меня и, застенчиво пряча за спину букет алых роз, медленно приближается ко мне. Я выхожу из машины и, пожираемая удивленными и завистливыми взглядами ожидающих транспорт женщин, кидаюсь на шею Денису. Он легко подхватывает меня и кружит. Розы взрываются фейерверком и осыпают серый асфальт. Мы хохочем. Денис слегка запрокидывает голову, ветер играет его золотыми прядями. Глаза полны синевой и смехом. Я чувствую силу и нежность его больших любящих рук, его… мятное… фу ты, черт, реклама мозги проела, чувствую его теплое дыхание, тонкий аромат… скажи еще «Олд спайс»!
   А может быть, все будет вот так:
   Он погружен в чтение расклеенных на доске газет. Я останавливаю «Ладу». Он меня не видит. Я выхожу из машины, подхожу к нему сзади и… обнимаю его. Боже, какие мышцы! Я закрываю глаза, прижимаясь к нему все теснее. Не оборачиваясь, Денис немного отстраняется, охватывает мою голову руками, ерошит волосы, бормочет всякие веселые глупости. Женщины окосевают, мы – на верху блаженства.
   Я взглянула на часы – ну и размечталась же я! Пора претворять мечты в жизнь. Быстрая езда всегда помогала мне избавиться от назойливых мыслей. Я включила «Европу-плюс» и отдалась на волю скорости и «Криденс».
   Улица Чапаева, как всегда в этот час, была забита выстроившимися в два ряда в обоих направлениях авто. Я, как могла, маневрировала, но в конце концов меня постигла участь ожидающих своей очереди автолюбителей. Все же как мерзко чувствовать себя такой беспомощной. Я взглянула на часы: три минуты шестого. Ладно, подождет, раздраженно сказала я вслух, кидая полные тихого отчаяния взгляды в окна стоящей рядом белой «Хонды».
   Наконец наша колонна тронулась. Мне удалось обогнать крутой джип «Шевроле», «шестерку» и перламутрово-зеленую «Ауди». Водитель последней с недобрым любопытством проводил меня долгим красноречивым взглядом. Но мне было наплевать. Вот и Ильинская площадь. Я издали заметила высокую фигуру в белой майке и голубых джинсах. А когда подъехала ближе, убедилась, что это Денис. Как в моих грезах, ветер играл его густыми золотистыми прядями, а солнце зажигало в них ослепительные искры. Но… Денис, чего я никак не могла представить, призывно и радостно махал мне рукой. Не доехав до остановки, я резко свернула вправо и, проехав мимо скверика, вырулила на ответвляющуюся под острым углом от Чапаева улицу.
   Что толкнуло меня на этот неожиданный маневр? Я и сама еще не вполне понимала. Точно внутренний голос отдал распоряжение.
   «Что же это я? – недоуменно спросила я себя, продолжая движение в направлении центра, – робость или…» Несколько минут я приходила в себя. Надо где-нибудь остановиться, перевести дух. Я припарковала машину неподалеку от тихого тенистого дворика и упала головой на руль. Кровь гулко ударялась в виски. В горле першило. Уж не простудилась ли я? Где в такую погоду можно простудиться? В редакции, например, сквозняки, в машине… Я точно старалась отвлечь себя от неприятной, если не от страшной мысли о том, что… Я сделала усилие, чтобы преградить путь волне тошноты, которая поднималась из желудка и готова была расплескаться в горле. Фу ты, черт, надо же!
   Последствия сотрясения? Едва я подумала о вчерашнем ночном эпизоде, мне стало еще хуже. Что же это такое? Проделки злого беса или предупреждение доброго ангела?
   Чтобы немного привести себя в чувство, я набрала сотовый Кряжимского.
   – Кряжимский слушает, – спокойный, даже вялый голос Сергея Ивановича подействовал на меня благотворно.
   – Это Ольга. Как там у вас? Вы еще не совсем уснули?
   – Ну что ты! Мы свежи как огурчики, несем вахту. Никто пока не появлялся, но мы полны решимости дождаться.
   – Отлично, – выдохнула я. – Вот что, Сергей Иванович, пока вы там, так сказать, без привычной умственной нагрузки прозябаете, – мой шутливый тон и чудная реплика развеселили Кряжимского, – прикидывали бы в уме потихоньку, как нам начать статью… – А я и прикидываю, – отозвался Кряжимский, – только вначале надо бы убийцу найти.
   – Убийца не убежит, – заметила я. – Кстати, вы где?
   – Двадцать восьмое отделение связи, на улице Рабочей, знаешь, где это?
   – Знаю, знаю, – вздохнула я. – До которого часа они работают?
   – До шести, – облегченно ответил Кряжимский. – Так что мне осталось здесь куковать меньше часа.
   – Как вы там устроились?
   – Прекрасно. Здесь на почтамте огромные окна, через которые видно стойку с ящиками. Так что я сижу в машине и наблюдаю за происходящим через объектив фотоаппарата.
   – Ну и хорошо, удачи вам, – я опустила аппарат на сиденье рядом с собой, положила руки на руль и уставилась прямо перед собой.
   Прошло чуть больше двух дней с момента убийства Лущенко – в том, что его убили, я уже не сомневалась. Сутки, как убили Клочкова. Потом Евграф. Хотя я и не была уверена, что его убили после Клочкова, может быть, и раньше. Но я была уверена, что все эти убийства связаны между собой. Более того, они были делом рук если не одного человека, то одной преступной группы. Кто следующий? Оля Бойкова? По телу пробежала волна озноба, хотя жара стояла под тридцать.
   Дело обстояло так, что, брось я расследование, в плане моей личной безопасности это бы ничего не изменило. Я слишком далеко зашла, преступник настроен решительным образом. Что бы я ни делала, он намерен убрать меня. Я почувствовала себя в западне, и самое интересное было то, что я сама загнала себя в нее. «Ну, хватит, – одернула я себя, – выходит, если бы тебе сейчас представился случай выйти из воды сухой, при условии прекращения расследования, ты бы согласилась, отступила перед трудностями, спасовала перед опасностью? Какой же тогда из тебя журналист? Или ты считаешь, что можно обойтись подбором сенсаций в духе желтой прессы? И перестань путать личн…»
   Нота протеста, заявленная сонной тишине моим сотовым, прервала мои размышления. Я лениво поднесла трубку к уху.
   – Алло, Оля, это ты? – встревоженный голос Дениса донесся до моего сознания как звуковой обрывок какой-то другой реальности.
   Но так было только в первую секунду. Действительно, чему удивляться, когда я вот так его оставила на остановке предаваться самым мрачным мыслям по поводу моего неожиданного маневра.
   – Да, Денис, это я. Хорошо, что позвонил, я не смогла приехать, – соврала я.
   В трубке повисла долгая напряженная тишина. Я боялась даже перевести дыхание, чтобы не вспугнуть ее.
   – Но ты же проехала мимо, вернее, свернула раньше… – он замялся.
   – Я вообще никуда не выезжала из редакции, – опять соврала я, чувствуя себя полной идиоткой.
   – Но… – растерянно и озадаченно произнес он.
   – Ты сомневаешься в моей честности? – решила я взять его на мушку.
   Лучший метод защиты – нападение.
   – Ну что ты, – миролюбиво, но все так же растерянно сказал Денис. – Тогда, может, перенесем нашу встречу на другое время?
   – Удачная мысль, – я наконец перевела дыхание. – Вот только на какое?
   – Например, на восемь вечера.
   – На восемь? – растерялась я, не отдавая себя отчета, чему обязана такой глупой реакцией.
   – Ты и в восемь не освободишься? – огорченно спросил Денис.
   – Сама еще не знаю, – в третий раз за несколько минут соврала я, – скорее всего, нет.
   – Так ты в редакции?
   – Нет, то есть да, – торопливо поправилась я, – но сейчас ухожу.
   – Уходишь? – недоверчиво переспросил Денис. – Может, ты просто не хочешь со мной увидеться?
   – Ну что ты, я ведь сама дала тебе номер своего телефона, – теперь я испытывала настоящее чувство вины. – Слушай, давай встретимся завтра.
   – Завтра я работаю, – разочарованно отозвался Денис.
   – Тогда послезавтра, – обрадовалась я, – ты мне позвонишь в редакцию или я тебе сама позвоню, идет?
   – А сегодня ты никак не можешь?
   – Боюсь, что нет, работы полно, ты уж прости, – выпалила я на одном дыхании.
   – Ну что ж, тогда до послезавтра. Я тебе сам позвоню, хорошо?
   – Договорились.
   Я кинула сотовый на соседнее сиденье и снова задумалась. Не знаю, сколько времени я просидела, теряя и заново ловя нить логики в попытках нанизать на нее разрозненные факты, и сколько времени еще потом пребывала в полузабытьи, потому что именно пиликанье сотового разбудило меня. Несмотря на то что я спала, мозг мой не переставал работать, хотя, конечно, в режиме подсознания. Когда я проснулась, было ощущение, что я не выходила из состояния бодрствования.
   – Бойкова слушает.
   – Оля, час грянул, мы преследуем объект, – голос Кряжимского дрожал от радости и предвкушения развязки.
   – Отлично, – мою ипохондрию как рукой сняло. – Где вы?
   – Едем за город, в сторону Пристанного, через Соколовую.
   – Догнать не обещаю, но подъеду, думаю, вовремя.
   – Такая удача! – Кряжимский пребывал в эйфории.
   – Это мужчина?
   – Да. Сел в голубую «девятку». На нем бейсболка и джинсы. Он в темных очках.
   – Смотрите, не упустите его. И держите меня в курсе, я еду следом.
   Я бросила мобильный на сиденье и дала газу. Наконец-то динамика, погоня, а не вялые неутешительные раздумья, чреватые тупиковой хандрой!
   Сердце плясало в груди, как языки костра – жарко и весело, кровь быстрее потекла по жилам, наполняя тело жизненной силой. Я боялась врезаться в кого-нибудь или сбить. Нет, так гнать нельзя, ты еще не на трассе. Я сбавила скорость, и только мысли мчались вперед, обгоняя одна другую.
   Глядя на унылую череду машин, запрудивших дорогу, я недоумевала – как можно так медленно тащиться. Я чувствовала себя хищником в клетке, жадно следящим за проносящимися в трех метрах стадами антилоп. Вернее, одной откормленной, лоснящейся, бегущей в моем разгоряченном мозгу – голубой «девяткой», которая неслась по трассе в сторону Пристанного.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация