А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 21)

   – Ты уверена?
   – А разве тоскливая пустота, неведомо как поселившаяся в холостяцкой и еще недавно, по словам Мэрилин, обставленной шикарной арабской мебелью квартире Лущенко, и найденная мной в этой же квартире газета не наталкивают на такую мысль?
   – Но ведь в газеты дают объявления не только насильники и убийцы, – возразил Кряжимский. – Нельзя же называть человека преступником только за то, что он мечтает устроить свою жизнь.
   – Резонное замечание, – согласилась я. – На основании одного объявления заключения не сделаешь, но когда исчезает человек, из его квартиры вывозятся подчистую все вещи, а здесь еще и отмеченное им в газете объявление, согласитесь, это наталкивает на определенные мысли…
   – Но, Оля… – попытался что-то вставить Кряжимский.
   Я не дала ему закончить.
   – Плюс ко всему убийство Клочкова. Потом у нас похищают фотографии и сразу после того, как мы начинаем выяснять обстоятельства дела, пытаются меня убить. И вы хотите сказать, что все это случайность?
   – Я этого не говорил, – Кряжимский откинулся на спинку кресла. – Но можем ли мы предположить, что все это звенья одной цепи, вот что я хочу сказать.
   – А вы считаете иначе?
   В кабинет заглянула Марина.
   – Тебя спрашивает какая-то Мэрилин, что ей сказать?
   – Соедини меня с ней.
   – Но, Оля, ты же не хотела… – Кряжимский даже привстал с кресла.
   – Она знает сотрудников Лущенко, – я посмотрела на него, – так что придется потерпеть ее еще немного. Алло, – подняла я трубку, – Бойкова слушает.
   – Ой, Оля, – раздался в трубке звонкий голос Мэрилин, – наконец-то я тебя застала. Я почти всю ночь не сомкнула глаз. Ты как спала? Я думала, думала и вот что решила. Да, кстати, передай от меня привет Сергею Ивановичу, он такой душка, настоящий джентльмен, такие теперь редкость, сразу видно – старая закалка. А какой у него проницательный взгляд! Кажется, он тебя насквозь видит, прямо рентген какой-то. Жуть. Обязательно передай ему привет от меня. Да, так вот, может быть, я подъеду сейчас и все вам объясню, ну по поводу того, что я придумала? А потом мы могли бы съездить к Семену на работу, я там всех знаю: и Валеру, и Жорика, ну и остальных тоже…
   – Хорошо, Мэрилин, подъезжай, мы будем тебя ждать. Ты знаешь адрес?
   – Конечно, – радостно воскликнула Мэрилин. – Сергей Иванович мне все вчера объяснил. Вы никуда не уедете без меня? Я мигом.
   Она даже на стала слушать, что я отвечу, и повесила трубку. Я облегченно вздохнула.
   – Она без ума от вас, – с усмешкой сказала я Кряжимскому. – Сказала, что вы настоящий джентльмен, каких теперь поискать, и велела передать вам привет, что я и делаю.
   – Господи, – Кряжимский поднял глаза к потолку, – неужели снова надо будет общаться с этой фурией?
   – Придется немного потерпеть, – я покачала головой и закурила. – Так вы считаете, – вернулась я к нашему разговору, – что все вышеперечисленные факты не связаны между собой?
   – Вот именно, – задумчиво произнес он. – Я бы не стал с такой поспешностью валить все в одну кучу. Меня, к примеру, интересует вот что. Квартира Семена Лущенко, как мы вчера могли убедиться, на сигнализации. Так?
   – Ну и что?
   – Как мог преступник вывезти оттуда вещи, даже если у него и были ключи? Ведь на это нужен не один час, а наряд милиции прибывает через десять минут.
   – Ага, – сказала я, – вы тоже об этом подумали? Мне кажется, все могло происходить следующим образом. Преступница втерлась в доверие к состоятельному мужчине, напросилась к нему в гости и узнала пароль, который тот произносил по телефону. После того как от него избавились, она и ее сообщник приехали к нему домой с бригадой грузчиков и вывезли вещи. Даже не так, – продолжала я вслух свои размышления. – Скорее всего, чтобы не светиться в чужом доме, преступники отдали ключи грузчикам, все им объяснили, и те вывезли вещи по указанному адресу.
   – Тогда, может быть, стоит поискать этих грузчиков? – загорелся Кряжимский, – а через них выйти и на заказчика.
   – А что, – обрадовалась я, – это идея. Вот вы и займитесь ее разработкой. А я уж возьму на себя Мэрилин.
   – Но я как-то не очень хорошо представляю себя в роли Шерлока Холмса, – попробовал возразить Кряжимский. – Да и газетой нужно заниматься.
   – Газета не убежит, – отрезала я. – Уверена, что вы все успеете. А насчет расследования… Пообщайтесь с соседями Лущенко, узнайте, когда вывозили вещи, наверняка это видел не один человек. Говорить с людьми вы умеете. Если повезет, мы сможем найти этих грузчиков и выяснить, где складировали все, что вывезли из квартиры. Или вы хотите поехать с Мэрилин на работу к Семену Аркадьевичу?
   – Боже упаси, – с дрожью в голосе воскликнул Кряжимский, – я с содроганием вспоминаю вчерашний день.
   – Тогда можете прямо сейчас приступать к выполнению возложенной на вас задачи, – улыбнулась я и посмотрела на часы. – Мария Алвиановна скоро будет здесь.
   – Да-да, я пойду, – Кряжимский быстро поднялся и торопливо направился к выходу.
   Конечно, с моей стороны это был удар ниже пояса, но надо было как-то подтолкнуть моего зама. Время не терпит.

   Глава 8

   Оставшись одна, я вызвала Марину и попросила сварить мне еще кофе. Этот ароматный напиток вместе с сигаретой помогал мне сосредоточиться. Голова моя почти не болела, только можно было нащупать небольшую шишку. Мое кофепитие было прервано приходом Мэрилин. Вообще-то «приход» – не совсем точное определение. Она ворвалась в кабинет, словно ураган или смерч, который затягивает в свою воронку все, что попадается ему на пути.
   Следом семенила Марина, тщетно пытаясь задержать ее.
   – Я хотела сказать ей, что нужно доложить, – жалобно пролепетала она.
   – Ничего, все нормально, – махнула я рукой.
   – Добрый день, – зазвенела Мэрилин, – как дела? А где же Сергей Иванович?
   На этот раз на ней был атласный морковного цвета костюм, состоящий из сарафана, открывавшего пухлые коленки, и длинного приталенного пиджака с большими остроугольными лацканами. Наряд довершали серебряные босоножки на огромном каблуке и миниатюрная кожаная сумочка на тонком ремешке. Волосы были забраны назад и кучерявились на затылке крупными волнами. Длинные ногти и пухлые губы были лиловыми, что придавало ее облику нечто инопланетное.
   Когда-то и мне нравились оранжевые кофточки, желтенькие маечки, но такой кислотной раскраске, как у Мэрилин, позавидовал бы самый крутой панк нашего города. Прикид что надо! И это при всем при том, что она была далеко не тинэйджерского возраста.
   Я кивнула в ответ на приветствие и поднялась навстречу.
   – Ну что, ты готова?
   Она удивленно посмотрела на меня, словно я спросила, как погода в Антарктиде.
   – Тогда пошли.
   Не дав ей опомниться, я прошла мимо нее и направилась к двери. Когда через несколько секунд столбняк у нее прошел, она двинулась следом.
* * *
   Она без умолку тараторила всю дорогу, пока мы добирались до офиса Семена Аркадьевича, и ненадолго притихла только тогда, когда я показала ей фото, сделанное Клочковым, на котором был запечатлен мужчина с залысинами.
   – Что ж, – произнесла она со вздохом не то сожаления, не то облегчения, – этого следовало ожидать.
   В ее устах это прозвучало как заключение в конце научного трактата. Во всяком случае теперь я точно знала, что мужчина на фотографии и есть Семен Аркадьевич Лущенко.
   Когда мы остановились у пятиэтажного здания из стекла и бетона, я прихватила с собой свой «Никон» – вдруг понадобится. Вообще-то я предпочитаю, чтобы фотоаппарат всегда был со мной – никогда не знаешь, когда он может пригодиться. Мы оставили машину и вошли в здание, на котором рядом с другими висела табличка: «ЗАО «Мега-строй».
   В вестибюле было сумрачно и прохладно, и никто не остановил нас на вахте. Собственно, и вахты-то никакой не было – так, бабулька в небольшой комнатушке рядом с лифтами, которая разогревала себе обед на электрической плитке.
   Мы вышли на третьем этаже, и Мэрилин решительно пересекла холл и повернула в коридор, ведущий направо. В коридоре было еще темнее, чем в холле, но Мэрилин прекрасно там ориентировалась. Благо, что ее нынешний наряд позволял ей свободно передвигаться. Правда, она смешно сгибала колени при ходьбе – несмотря на ее совсем не юношеский возраст, высокие каблуки ею не были еще освоены на все сто. Но голову Мэрилин держала гордо и прямо.
   По пути нам попались двое худощавых, о чем-то оживленно беседующих на ходу мужчин, которые, приблизившись, ненадолго смолкли и в течение нескольких секунд буравили нас любопытными, немного удивленными взглядами. То ли привлеченные боевой раскраской и ярким туалетом Мэрилин, то ли обалдев от исходившего от нее терпкого аромата «Опиума», они даже оглянулись. Их озадаченные взоры я почувствовала затылком, а когда немного повернула голову вправо, только убедилась в поразительной визуально-сенсорной способности своей многострадальной макушки.
   – Так, – не обращая никакого внимания на мужчин, произнесла Мэрилин, – здесь у них бухгалтерия, – она прошла мимо одной двери и открыла следующую, – а здесь начальство сидит.
   Она рывком распахнула дверь и бесстрашно шагнула через порог секретарской. Я проследовала за Мэрилин точно Данте за Вергилием.
   – Женечка, привет, как поживаешь?
   Перед нами за огромным, заваленным бумагами и папками столом, взглядывая из-под овальной формы очков на экран монитора, сидела молодая темноволосая женщина, одетая в легкий серо-голубой костюм. Услышав сочное восклицание Мэрилин, она оторвалась от компьютера и, повернув голову, поверх очков взглянула на нас.
   – Мария Алвиановна! – приветливо улыбнулась она. – А Семена Аркадьевича нет, – немного озадаченно добавила она.
   – А мы знаем, – лукаво сказала Мэрилин, многозначительно улыбаясь.
   Я вспомнила ее вчерашние завывания, слезы, судорожные всхлипывания. Где все это? Мэрилин вела себя так, словно речь шла о командировке ее бывшего мужа или его часовой отлучке на обед.
   – Валера у себя? – Мэрилин подошла к зеркалу и кокетливо поправила прическу.
   В этот момент в комнату вошел худощавый парень среднего роста с крупноносым лицом и прямыми маслеными волосами, падавшими на модный воротничок его ярко-оранжевой рубашки. Темно-коричневый пиджак и начищенные до блеска туфли дополняли ансамбль. Увидев Мэрилин, он расплылся в приторной улыбке, которую совсем не красила шевельнувшаяся при этом блекло-каштановая полоска реденьких усиков.
   – Мария Алвиановна! – театрально воскликнул парень, манерно качнув головой. – Сколько лет, сколько зим! Совсем забыли нас!
   – Жорик, солнышко! – Мэрилин устремилась к жирноволосому парню, – да ты прямо франт! Откуда такая милая рубашечка?
   – Из Лондона, – Жорик смахнул жидкую прядь, упавшую на лоб. – В командировку недавно летал. Семен Аркадьевич не говорил?
   – Я, видишь ли, давно с ним не виделась, – поджала губы Мэрилин.
   Мне даже показалось, что она вот-вот всхлипнет и расплачется. Надо сказать, что с первой минуты Жорик с любопытством косился на меня. Его ореховые глаза, которые казались такими же маслянистыми, как и волосы, шарили по моему лицу и фигуре с вполне понятным прицелом.
   – Ах, да, знакомьтесь, – она с милой улыбкой повернулась ко мне. – Это моя подруга Ольга. Главный редактор еженедельника «Свидетель», между прочим.
   Жорик плотоядно улыбнулся и, подойдя ближе, впился в мою руку жарким поцелуем. Я еле сдержалась, чтобы не отдернуть ее, такими слюнявыми и неприятными показались мне его губы.
   – Да вам надо не газетой управлять, а на подиуме блистать, – отвесил он мне пошловатый комплимент, оторвавшись наконец от моей руки.
   Я сухо поблагодарила его и шепотом напомнила Мэрилин, зачем мы сюда пришли.
   – Жорик, душка, – проворковала Мэрилин, – ты Семена давно видел?
   – Да уж дня три не вижу, – пожал плечами тот. – Звонили ему – телефон не отвечает…
   – Ты не дашь мне ключи, я бы хотела посидеть в его кабинете.
   Я удивленно взглянула на Мэрилин: что это – хитрость или каприз? Так или иначе, исходя из каких-то ей одной понятных соображений, она решила свою не совсем обычную просьбу оформить, как вступившую в голову блажь.
   – Ключи у Семена, – с недоумением в глазах ответил Жорик. – Кажется, у Валеры есть запасные. Женечка, – он взглянул на секретаршу, – сделай нам кофе, пожалуйста.
   Мэрилин, ни на кого не глядя, направилась к двери с табличкой «Генеральный директор» и, не тушуясь, распахнула ее. Жорик последовал за ней, оставив меня наедине с секретаршей. Она занималась приготовлением кофе и то и дело бросала на меня заинтересованные взгляды. Не знаю уж, что ее так привлекло во мне? Может быть, мой «Никон», висевший на плече на широком ярко-желтом ремне.
   Прошло по крайней мере минут пятнадцать, прежде чем на пороге снова появилась Мэрилин. На этот раз помимо Жорика ее сопровождал симпатичный молодой мужчина, одетый в безукоризненный серый костюм. У него было открытое, довольно скуластое лицо, широкий лоб и уверенные жесты. Темные, густые, коротко остриженные волосы стояли бобриком, мощные плечи были победоносно развернуты, взгляд выражал бодрое спокойствие, оттененное едва заметной иронией. Генеральный директор (я догадалась, что это был он) излучал энергию и мужское обаяние.
   – Я недолго, Валера, – взяла генерального за локоть Мэрилин.
   Валера снисходительно улыбнулся и уставился на меня.
   – Знакомьтесь, – торопливо сказала Мэрилин, – моя подруга, главный редактор газеты «Свидетель» Бойкова Ольга. Генеральный директор «Мега-строя» Суров Валерий Константинович.
   При упоминании о моей должности и месте работы во взгляде генерального мелькнуло настороженное выражение. Но секундой позже он непринужденно кивнул и как-то в нос произнес:
   – Очень приятно. Можно просто Валера.
   – Взаимно, – вяло отозвалась я.
   – И давно вы знакомы? – полюбопытствовал он, разглядывая меня с не меньшим бесстыдством, чем Жорик.
   Моя спонтанная симпатия к Валере мигом улетучилась. Я попробовала осадить его, обдав пренебрежительным взглядом, но он оказался глух к проявлению чужой неприязни.
   Для него, похоже, главное было, чтобы ему кто-то нравился, а нравится ли он – вопрос второстепенный.
   – Ну, мы пошли.
   Выходя из кабинета, я опять своим чувствительным затылком, выполняющим у меня роль третьего глаза, ловила на себе оценивающие взгляды Жорика и Валеры. Не знаю, почему именно затылок обладает такой сенсорной чувствительностью. Наверное, потому, что он ближе к мозгу, чем, например, шея, плечи, спина или… ноги. Будь по-другому и имей перечисленные части тела ту же степень чувствительности (я имею в виду бесконтактное взаимодействие с объектом), они бы налились свекольным цветом под плотоядными взорами генерального и исполнительного директоров «Мега-строя».
   И юбка-то моя была только чуть выше колен и не такая обтягивающая, как у большинства женщин, работающих в подобных конторах, и держалась я скромно и отстраненно. Но этим самцам все равно. Наоборот, похоже, их это еще больше возбуждает, женское равнодушие для них – как красная тряпка для быка.
   Мы пересекли приемную, и Мэрилин открыла дверь в кабинет Лущенко. Там царил сверхъестественный порядок. Кроме дорогой сувенирной чернильницы, вазы с авторучками и карандашами и трех телефонов, на его рабочем столе ничего не было. На полках шкафов из светлого дерева аккуратно расставлены разноцветные папки, графин с водой и два высоких стакана, в углу стыдливо притулилось фото в рамке.
   Мэрилин с порога ринулась к нему.
   Я решила, что сейчас с ней опять начнется истерика, потому что фото воспроизводило радостно улыбающуюся пару довольных собой и жизнью людей – Лущенко Семена Аркадьевича и Лущенко Марию Алвиановну.
   Я представила, как она схватит это фото, бурно облобызает его или с душераздирающим выражением вдовьей скорби на лице приникнет к нему помертвелыми губами. Или наградит счастливое изображение трогательным благодарным поцелуем и разразится слезами и воспоминаниями.
   – Вот гад! – хрипло прорычала внезапно взбешенная Мэрилин, в момент утратив звонкую силу своего молодого плаксивого голоса и не стесняясь в выражениях. – Врал мне, что фото стоит у него на столе и напоминает ему о счастливой поре нашей жизни!
   Она действительно схватила фото, но вместо того, чтобы горестно или благодарно поднести его к губам, шваркнула его о стену.
   – Успокойся! – я нагнулась, чтобы поднять фотографию. – Это уже в прошлом.
   – Мне лучше знать! – с вызовом выкрикнула она. – Ты еще слишком молода, чтобы судить о моей жизни, о нашей жизни, – с достоинством поправила она саму себя и, выхватив у меня фото, торжественно водрузила его на стол.
   – Прости, я не хотела тебя обидеть, Мэрилин, просто твоя реакция напугала меня.
   – Ха-ха! Правда, напугала?
   Мэрилин излучала бешеную радость. Я не поспевала за сменой ее настроения.
   – Ну да, – подыграла я ей из интереса.
   – Правильно мне Семен говорил, что в актрисы мне нужно было идти, талант, мол, пропадает.
   Она снова взяла фотографию и заботливо смахнула с нее пыль.
   – Вот ведь как оно бывает, – с философской интонацией произнесла Мэрилин. – Только тогда и убеждаешься в правоте слов человека, когда этого чело…
   Она протяжно всхлипнула и разревелась. Я поспешила к графину с водой. Протянула полный стакан скулящей, дрожащей и причитающей Мэрилин, которая, беспомощно рухнув в кресло, выронила фото и лихорадочно скребла длинными лиловыми ногтями по поверхности сумки, стараясь нашарить застежку. Наконец она нашла ее, открыла сумочку и достала оттуда ажурный носовой платок.
   Под ее оглушительное высмаркивание я взяла на себя смелость пройтись по полкам шкафов. Я не знала толком, чего ищу, просто надеялась отыскать что-нибудь, что могло бы пролить дополнительный свет на личность Семена Аркадьевича, какую-нибудь мелочь, которая в данных обстоятельствах могла сказать о хозяине больше и, главное, объективнее, чем, например, утирающая слезы женщина, с которой Лущенко прожил несколько лет.
   – Слава богу, хватило ума накрасить глаза водостойкой «Лореаль», – трезвый голос Мэрилин неприятно резанул слух.
   Пока я перебирала папки, она успокоилась, вытерла слезы и теперь, подойдя к зеркалу, критическим взором оглядывала себя с головы до ног. Изучив свое наштукатуренное лицо, Мэрилин перешла к лацканам пиджака. Она методично поправляла их, разглаживая пальцами яркую атласную ткань.
   – А Сергей Иванович ваш каких женщин предпочитает: смелых, экспансивных или скромных, гармоничных?
   Я не знала, что мне делать: злиться на Мэрилин или расхохотаться прямо в ее наглую физиономию?
   – Не хотелось бы бросать на него тень, – еле сдерживая смех, начала я, – или внушать тебе, Мэрилин, беспокойство или, что еще хуже, разочаровывать тебя, – но в последнее время…
   Я почти физически ощущала, как напряглись лицевые мышцы Мэрилин, как учащенно забилось ее сердце.
   – …Сергей Иванович сам не свой, – мысленно смакуя производимый моим витиеватым объяснением эффект, продолжила я. – У него наблюдается, как бы это понаучней сформулировать, так вот, у него происходит смена ориентации…
   Мэрилин, которая сделала глоток воды, чуть не поперхнулась.
   – Что-о?? – округлила она свои накрашенные водостойкой «Лореаль» глаза. – Как ты сказала? Но ведь это же полный бред! – воскликнула она.
   – Не скажи. Обычно с мужчинами в таком возрасте и случаются всякие казусы, – я как ни в чем не бывало перешла к столу Семена Аркадьевича, потянула за ручку верхнего ящика.
   – А ключи от ящиков стола есть?
   – Ага, – Мэрилин торопливо прошла к висевшей на противоположной стене акварели, чуть отодвинула ее и, сунув в образовавшийся проем два пальца, выудила связку миниатюрных ключей. – Держи.
   Она с равнодушным видом протянула мне ключи.
   – Так какой возраст, что-то я не совсем понимаю… – теперь она уже с утроенным вниманием смотрела на меня. – Ты про смену ориентации говорила.
   – Спасибо, что напомнила, – я с притворной благодарностью взглянула на нее. – Только я, Мэрилин, ты уж меня извини, не могу поверить, чтобы такая проницательная, такая тонкая и образованная женщина, как ты, ничего не знала о критическом возрасте, когда всех мужчин точно бес одолевает – одни начинают за молоденькими стрелять…
   – Семе-ен дострелялся, – непонятно, с досадой или затаенным злорадством отметила Мэрилин.
   – …другие своих жен принуждают к извращенным формам…
   – Что-о?! – захохотала Мэрилин. – Этого еще не хватало!
   – Да я сама в «МК» об этом читала, причем в разврат впадают не только старики, но и старухи. Открывают для себя, как они говорят, прелести секса.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация