А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 20)

   – Мне что, надо будет отбивать вас?
   – Ну это уже лишнее, – успокоила я его, – просто вы проследите, куда нас доставят, и утречком свяжетесь с кем-нибудь из своих многочисленных друзей, все им объясните и выручите нас.
   – О, какое волшебное приключение, – воскликнула Мэрилин, – провести ночь в участке! Это так романтично!
   – Не очень-то это романтично, – произнесла я, – но будем надеяться, что этого не произойдет. Итак, – подытожила я, – приступим? Сергей Иванович, камень метать придется вам.
   – Мне? – Кряжимский, казалось, не ожидал такого поворота событий.
   – Но вы же все-таки мужчина, – подбодрила я его и, не давая ему опомниться, вышла из машины.
   За мной, подобрав юбку почти до колен, выскочила Мэрилин, Кряжимский нехотя вылез следом. Мы отыскали подходящий метательный снаряд и направились к дому.
   – Вон те три окна, – показала Мэрилин пальцем. – Кидайте.
   Кряжимский прикинул камень в руке, пробуя его на вес, замахнулся и запустил им в окно. Мимо. Камень ударился о стену на полметра вбок и упал вниз.
   – Швыряйте сильнее, – сказала я, – ваша задача не просто попасть в окно, а разбить его.
   Кряжимский подобрал камень, отошел чуть подальше и, тщательно прицелившись, снова метнул свой снаряд в окно. На этот раз все произошло, как было задумано. Пробив стекло, камень пролетел в квартиру. Осколки со звоном посыпались на асфальт. Мне показалось, что этот звон в ночной тишине был слышен на другом конце города.
   – В машину, – скомандовала я.
   Мы снова расселись по местам и принялись ждать. Менты, надо отдать им должное, прибыли меньше чем через десять минут. Милицейский «уазик» безо всяких там мигалок и звуковых эффектов на большой скорости подлетел к дому и нырнул во двор.
   – Сработало, – захлопала в ладоши Мэрилин, непонятно что имея в виду – то ли сигнализацию, то ли мой план.
   – Тихо, – прошептала я, глядя на часы, – выходим через пять минут. Если у них есть дубликат ключа, они уже осмотрятся в квартире, поймут, в чем дело, и начнут собираться назад.
   – Оля, – тихо сказал Кряжимский, – может быть, не стоит рисковать?
   – Спокойно, Сергей Иванович, – я положила руку ему на плечо, – если что – вся надежда на вас. – Ну все, пора, – кивнула я Мэрилин, посмотрев на часы. – Вперед.
   Мы вышли из машины и направились к дому. Рядом с «уазиком», стоявшим возле подъезда, прохаживался милиционер. Он курил сигарету и поглядывал на двери. Смерив нас подозрительным взглядом, он продолжал глазеть на нас, пока мы не вошли внутрь. Уже войдя в подъезд, я мысленно показала ему язык, хотя сердце у меня в груди билось, как язык царь-колокола.
   Собственно говоря, пока мы не вошли в квартиру, бояться нам было нечего, но я почти физически ощущала, как адреналин порциями выбрасывается в кровь. Тем не менее мы без приключений добрались до третьего этажа. Дверь в квартиру Лущенко была открыта, и изнутри доносились шаги и негромкие реплики ментов.
   – Кто-то бросил в окно камень, товарищ лейтенант, – услышали мы баритон с хохляцким акцентом. – Вот, гляньте-ка.
   – Черт, – ответил ему высокий голос, почти фальцет, – небось какие-нибудь обкуренные панки колобродят. Забери камень на всякий случай, и пошли.
   Поняв, что медлить больше нельзя, я поманила пальцем Мэрилин и юркнула в квартиру. Везде горел свет, и я, сразу же определив месторасположение ванной, приоткрыла дверь и проскользнула туда. Мэрилин, путаясь в своей юбке, шмыгнула за мной. И как раз вовремя. Мимо протопали тяжелые ботинки, и мы снова услышали, как тот же баритон произнес:
   – Чевой-то в квартире-то пусто, никак переехал хозяин-то или ремонт собирается делать.
   – Это не наше дело, – ответил ему лейтенант. – Эти пузаны чумятся по-своему, деньги им некуда девать.
   – Погодите, товарищ лейтенант, чевой-то мне приспичило, – произнес баритон.
   – Ну, блин, – выругался лейтенант, – вечно ты не вовремя. Быстро давай!
   Мы с Мэрилин замерли, чуть дыша. Только бы он не решил после туалета руки помыть. Тогда нам крышка. Через тонкую перегородку, разделявшую ванную и туалет, было слышно, как крепкая струя ударила в унитаз. Через некоторое время раздался вздох облегчения, журчание спускаемой воды и торопливые шаги, направляющиеся к выходу.
   Мы с облегчением перевели дух.
   – Свет потушил? – грозно спросил фальцет.
   – Обижаете, товарищ лейтенант, – ответил мент.
   Потом мы услышали, как захлопнулась тяжелая железная дверь, лязгнул ключ в замке, и все стихло.
   – Свет не зажигай, – шепнула я Мэрилин, выходя из ванной.
   На ощупь пройдя в комнату, я осторожно приникла к окну, только осколки стекла противно хрустнули у меня под ногами. Мэрилин, стоя сзади, горячо дышала мне в спину.
   – Ну что, – сказала я, обернувшись к Мэрилин, когда милицейский «уазик» выехал со двора и повернул в сторону центра, – давай посмотрим, что здесь творится?
   Мэрилин включила свет и охнула.
   – Мама дорогая, что же это такое?
   Удивляться было чему. Комната оказалась совершенно пуста. Только кое-где по углам валялись старые газеты и журналы. То же самое было и в двух других комнатах, и на кухне.
   – Семен же недавно купил себе новую арабскую мебель и аппаратуру, – затараторила Мэрилин. – Куда же это все подевалось? Может, снова решил поменять? Наверное, она ему не понравилась. Только он мне об этом ничего не говорил. А-а-а, – воскликнула она, – наверное, завел себе подружку, и она захотела другую мебель, вот он и выделывается перед ней, гад.
   – Погоди, не верещи, – тормознула я ее, поднимая с пола газету бесплатных объявлений, – разберемся.
   Я сунула газету под мышку и, достав мобильник, позвонила Кряжимскому.
   – Запускайте двигатель, Сергей Иванович, мы идем.
   – Хорошо, Оленька, – согласился он. – У вас все в порядке?
   – Да, – коротко бросила я и направилась к двери. – Пошли, – кивнула я Мэрилин, – скоро здесь снова будут менты.
   – Свет надо потушить, – она собралась было вернуться, но я остановила ее.
   – Они приедут и сами потушат. И дверь снова запрут.
   Достав носовой платок, я обернула им руку и отперла замок.
   – Не отставай.
   Мы вышли на лестничную площадку и торопливо спустились вниз. На улице уже начинало светать.
   – Все, Сергей Иванович, – произнесла я, падая на сиденье, – на сегодня с меня хватит.
   – Ну что там, Оля? – поинтересовался он, когда мы отъехали от дома Лущенко на приличное расстояние.
   – Домой, Сергей Иванович, – выдохнула я уже в полудреме, – расскажу потом.

   Глава 7

   Мы подбросили возбужденно тараторящую Мэрилин до дома, потом Кряжимский довез и меня. Мэрилин долго не могла проститься с нами, и мне пришлось довести до ее взбаламученного сознания мысль, что все мы провели бессонную ночь, и, чтобы продолжать расследование, всем необходимо выспаться. Она вняла моим аргументам только после того, как я пообещала ей, что «приключения», как она называла расследование, продолжатся завтра.
   Я намеревалась посетить фирму, где работал Семен Аркадьевич. Мэрилин вызвалась меня сопровождать, и я не могла отказать такой милой даме.
   Я так и заявила ей, чем привела ее в дикий восторг. Она едва не расцеловала меня. Назвав ее милой дамой, я, конечно, грешила против истины, но чего не скажешь на радостях! Да еще после не просто бессонной ночи, в течение которой многие ворочаются в своих кроватях или мечутся по комнате в бессильных попытках заснуть и в конце концов глотают снотворное, а ночи напряженной, целиком и полностью посвященной распутыванию очень, ну очень запутанного дела.
   – Мэрилин, а вас на работе у Семена Аркадьевича знают? – сочла я нелишним осведомиться у Марии Алвиановны.
   – Обижаешь, милочка! – вспыхнула Мэрилин, приподняв свои насурмленные брови. – Да если б не я, Семену век бы ходить в лохмотьях!
   Я уже привыкла к выспренной и гротескно-образной манере Мэрилин выражаться, поэтому все, что она говорила, мысленно делила на четыре.
   – Отлично, – сказала я, чтобы закончить разговор и избавить себя, а заодно и Сергея Ивановича от излишних подробностей, которыми она нас и так вконец замучила, или перенести их на более подходящее время.
   С Кряжимским мы договорились встретиться завтра, ой, уже не завтра, а сегодня в полдень в редакции. Я, честно говоря, валилась с ног от усталости, да и Сергей Иванович, чтобы не заснуть, усиленно тер глаза, только что не хлопал себя по щекам. К бессонной, самой по себе тягостной ночи прибавились последствия небольшого сотрясения мозга. Так что, сами понимаете, каково мне было.
   Я могу засиживаться далеко за полночь, но уж утром люблю поспать, чего там говорить! А вот когда ночь плавно переходит в утро, а моя бедная головушка еще и не касалась подушки, тут я пребываю в замешательстве: где кончается ночное бдение и начинается утро следующего дня, которое, будь моя воля, я бы всегда проводила в постели.
   Я знала, что для хорошего цвета лица и правильного функционирования моих теперь вот неизвестно кем сотрясенных мозгов нет зверя страшнее, чем недосып. Особенно если он принимает хронические формы. Хотя здесь я плутую – недосып у меня не может стать перманентным просто в силу того, что больше одной ночи я не выдерживаю.
   Если после такой безумной ночи я не подремлю хотя бы четырех-пяти часов, обязательно усну среди дня, и тут уж мне не помешает никакая канонада.
   Что и говорить, приехав домой, я сразу брякнулась на кровать и провалилась в темную бездонную яму липкого, как жидкий каучук, сна.
   Я проснулась около одиннадцати. Вставать жуть как не хотелось, но осознав, что расследование не терпит отлагательства и дел еще полным-полно, я поднялась и даже сделала несколько вялых приседаний. В голове шумело, но сон все-таки оказал на меня свое благостное действие. В мозгу прояснилось, и, несмотря на небольшую ломоту в теле, я чувствовала прилив сил и энергии.
   Не знаю как вам, но мне готовить для себя одной было всегда скучно. Это не значит, что я люблю сухомятку и наплевательски отношусь к «вкусной и здоровой пище», просто не очень люблю есть в одиночку. Работать или, например, мотаться по городу люблю, а есть… Для рационального питания мне необходимо присутствие за столом хотя бы одного себе подобного. Поэтому, когда мы разъехались с Иркой, поначалу я, как киношный американский коп, перепихивалась бутербродами и пиццей.
   Но потом понемногу привыкла обедать в одиночестве и готовить только для себя. Вот и сегодня было все точно так же. Жареная картошка и соленые помидорчики. Кто-то содрогнется, мол, утром такая пища! Когда я голодна, мой желудок, как у Робина Бобина, готов поглотить и переварить даже каменную глыбу. А что касается лишних калорий, то будьте спокойны, моя физическая конституция, более-менее здоровая психика и ежедневные энергетические затраты не позволят мне превратиться в Монику Левински, которая, перенервничав из-за истории с Клинтоном, в ничтожно короткий срок набрала более девяноста килограммов.
   Сложив посуду в раковину, наведя красоту и одевшись, я выскочила на лестничную площадку и спустилась на улицу. Моя машина – свидетельница выпавших на мою долю вчера приключений – тихо дремала посреди залитого августовским солнцем двора. Вся игровая площадка была оккупирована суматошной детворой, которая бегала, прыгала, скакала, ссорилась, поднимая при этом чудовищный гвалт.
   Я включила зажигание и плавно стартовала. Часы показывали без четверти двенадцать. Газета, прихваченная мной вчера в квартире Лущенко, мирно покоилась между сиденьями. Вчера я совсем забыла о ней. Остановившись на светофоре, я одной рукой механически перелистывала газету, рассеянно пробегая взглядом ее забитые объявлениями и рекламой страницы. Вдруг мое внимание привлекли три помеченных черными чернилами объявления. Это была рубрика «Знакомства». Лущенко (я решила, что это именно он) выделил для себя три варианта знакомства: «молодая русоволосая одинокая женщина», «стройная знойная одинокая брюнетка» и «эффектная длинноногая блондинка».
   Все три дамочки набивались в подруги к «обеспеченным, без материальных и жилищных проблем джентльменам для интимных встреч на их территории».
   Что же это, выходит, Лущенко не гнушался подобными связями? Интересно, встретился он с ними или нет? Может, только с двумя или одной? А может, успел пообщаться на своей «территории» со всеми тремя?
   Я посмотрела, от какого числа газета. Двадцать первое июля. Почти месяц прошел с ее выхода. Ни адресов, ни телефонов женщин указано не было – только абонентские ящики. Так-так, а не была ли Клара одной из этих «умеющих создать подлинный уют и удовлетворить самые смелые фантазии»? То обстоятельство, что квартира Лущенко опустела, я имею сейчас в виду не хозяина, а мебель и ценные вещи, насторожило и не на шутку обеспокоило меня. Напрашивался вывод, что убийство на поляне имело своей целью ограбление… Вкупе с обнаруженными мной газетными объявлениями, старательно выделенными Лущенко, это наводило на мысль о преступном сговоре неких лиц, которые, возможно, действовали через газету: давалось объявление, потом происходила встреча-знакомство, устанавливались отношения, затем солидный джентльмен попадал в ловко расставленный сообщниками силок и…
* * *
   Кряжимский, по его словам, с половины двенадцатого ждал меня в редакции, надеясь на то, что я появлюсь раньше назначенного времени. Он нервно покручивался в кресле, занимая место Марины, которая хлопотала у электрочайника.
   – Оля, привет, как ты? – было первое, о чем он меня спросил, едва я переступила порог редакции и поздоровалась с ним.
   – Нормально, а как вы?
   – Все в ажуре, – натянуто улыбнулся он.
   – А что так неискренне? – поддела его я, бросая сумку на стол и плюхаясь в кресло для посетителей.
   По его вымученной улыбке я поняла, что он рад видеть меня, но чем-то обеспокоен.
   – Да Мэрилин эта тут, Марина говорит, с утра телефон обрывает! – с досадой воскликнул он. – Я сам с ней за эти полчаса уже раз шесть беседовал, а ты знаешь, как не просто наладить с ней разумный диалог.
   Кряжимский подмигнул мне.
   – Неуемная дама, – посочувствовала я ему. – И чего же она добивалась? Мы ведь вчера ей все популярно объяснили. Марина, мне тоже плесни кофейку, – попросила я секретаршу, которая уже наливала в чашки кофе.
   – Обязательно, – широко улыбнулась она.
   – Ты как? – поинтересовалась я ее самочувствием.
   – Все вроде обошлось, – сказала она, протягивая мне на блюдце чашку свежесмолотого дымящегося кофе.
   – Да я уж тут рассказывал Марине, – усмехнулся Кряжимский. – Вы у нас – подруги по несчастью. Обеим вчера досталось, и главное…
   – По одному и тому же месту, – подхватила я, размешивая сахар.
   – Не знаю уж, с кем там Лущенко любовные романы заводил, и вообще правда ли это… Женушке его верить можно только процентов на сорок.
   – Заводил, Сергей Иванович, – утвердительно кивнула я, – и, по-моему, по газетным объявлениям.
   – Да что вы говорите! – удивился Кряжимский. – Такой солидный дяденька… Значит, Мэрилин сказала правду?
   – Выходит, что так. И потом, Сергей Иванович, – я лукаво посмотрела на него, – именно среди солидных дяденек и заботливых семьянинов, как правило, и встречаются извращенцы и насильники.
   – Ну, это преувеличено, – скептически выпятил губы Кряжимский. – Не всему можно верить, что в газетах пишут.
   – По меньшей мере забавно слышать такое суждение от человека, работающего в редакции газеты, – подколола его я. – Я вовсе не хочу сказать, что для того, чтобы знакомиться по газетным объявлениям, нужно непременно быть извращенцем. Я лишь привела заключение, которое сделала, исходя из трудов Фрейда и его последователей. А когда читала о судебных процессах над насильниками, убедилась в этом, так сказать, на живых примерах.
   – Фрейд – это, конечно, хорошо, – громко, по-купечески отхлебнул из чашки кофе Кряжимский, – только и он прежде всего человек был, а людям свойственно ошибаться.
   – Но не будете же вы отрицать… – разошлась было я, но Кряжимский шутливо поднял руки вверх и сказал:
   – Все, все, все, капитулирую, меня и так Мэрилин замучила, я сейчас пас, никаких дискуссий!
   Я примиряюще улыбнулась и пожала плечами.
   – Сергей Иванович, не попить ли нам кофе в моем кабинете, а то, смотрите, вы совсем Марину вытеснили, – я кивнула в сторону замершей в нерешительности посреди приемной секретарши, поднялась с кресла и, взяв свободной рукой сумку, сделала шаг по направлению к своему кабинету.
   – Да, да, – торопливо и немного растерянно отозвался Сергей Иванович, – пойдем.
   Уже в кабинете, когда мы расселись по креслам, он тяжело вздохнул и произнес:
   – Мэрилин наша вся в нетерпении: когда мы поедем в «Мега-строй»?..
   – Так зачем нужно было давать ей наш телефон? – укоризненно посмотрела я на Кряжимского.
   – Ну, на всякий случай… – неуверенно сказал он. – Я даже не мог предположить, что эта дама… И потом, она настаивала…
   – Господи, да вы ее что, вчера не видели? По-моему, там клиника налицо. Конечно, по-своему она оригинальна и забавна, но в плане общения…
   – Ну, ты строга, строга, – выразительно покачал головой Кряжимский. – На первых порах она показалась мне даже очень симпатичной.
   – Вот как, – усмехнулась я. – И что же?
   – Ну, Оля, – шутливо нахмурился Кряжимский, – как ты можешь?
   – А что, Сергей Иванович, – я сделала серьезное лицо, – почему бы вам иной раз не пофлиртовать? Вы мужчина видный, обходительный, умеете найти подход к дамам. Так что не теряйтесь.
   – Я, знаешь ли, Оля, не люблю этим заниматься специально, – произнес Кряжимский, – а вот если случай представится… Ты меня еще не знаешь!
   Кряжимский хитро посмотрел на меня.
   – Но в случае с Мэрилин ты абсолютно права – ей не мешало бы показаться психиатру или наведаться к психоаналитику. Другое дело, – продолжал развивать свою мысль Кряжимский, – что многим психоаналитикам самим нужна помощь. Они берутся помогать другим, а сами страшно закомплексованные люди. Не все, конечно, но, я не побоюсь этого слова, многие.
   – Ну уж, скажете тоже, – я недоверчиво посмотрела на него. – Если уж назвался психоаналитиком, то со своими-то проблемами должен справляться.
   – Не веришь? – Кряжимский поставил пустую чашку на стол. – Могу привести тебе пример. У меня сосед по лестничной площадке – психоаналитик.
   – Ну и что же?
   – Не торопись, Оля, все по порядку. Зовут его Виталий, он худой, если не сказать тощий, росточку в нем метр с кепкой. Чтобы ты себе его лучше представила, похож он, как он сам себя описывает девушкам по телефону, на «смесь Амаяка Акопяна с Михаилом Боярским».
   – Так он что, еще и с усами? – уточнила я.
   – С усами, с усами, – кивнул Кряжимский, – так вот, этот недомерок, который страшно комплексует по поводу своего низкого роста, пользуется своими знаниями, для того чтобы соблазнять глупеньких девушек. Навешает им, понимаешь, всякой лапши, да еще сдобренной научной терминологией, да еще с умным видом, вот они и попадаются в его ловушку, как мухи в паутину. А ему, чтобы удовлетворять свое болезненное самолюбие, нужна постоянно новая партнерша, да еще требуется поделиться своими «подвигами» с приятелями. Вот так вот, – Кряжимский с досадой и пренебрежением махнул рукой. – Разве может такой психоаналитик чем-то серьезно помочь кому бы то ни было? Да его самого лечить нужно. А этой Мэрилин, по-моему, просто надо влюбиться, да в такого мужика, который бы не позволял ей из себя веревки вить. Вот тогда она про свою истерию и думать забудет.
   – Да она, похоже, про нее и не вспоминает, – вставила я.
   – Я имею в виду, конечно, – поправился Кряжимский, – что другим она не будет в тягость.
   – Влюбиться – рецепт универсальный, спорить не буду, – весело сказала я, – хотя в случае с Мэрилин его универсальность может быть подвергнута радикальному сомнению – уж очень она индивидуальна, – добавила я с иронией.
   – На месте Лущенко я, может быть, тоже начал бы шарить по газетным объявлениям, – шутливо подхватил Сергей Иванович, – или взгрел бы эту Мэрилин…
   – Ну, в этом я, положим, сильно сомневаюсь, вы слишком интеллигентны. А вот насчет газетных объявлений…
   – Удобно, но рискованно, – вздохнул Кряжимский.
   – Еще как рискованно. Я недавно статью в «МК» прочла как раз на эту тему. Некая преступная группа, действуя через газету «Из рук в руки», грабила и убивала людей, которые, заинтересовавшись объявлениями, приходили на встречу в назначенное время и пропадали. Случаи похищения имели место прямо на улице, среди бела дня. Вот и у нас что-то похожее намечается…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация