А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 17)

   – Заместитель главного редактора газеты «Свидетель» Кряжимский Сергей Иванович.
   – Минуточку.
   Повисла долгая пауза, потом голос отчеканил:
   – Семена Аркадьевича нет, придите в другое время.
   – С кем я говорю? Откройте, пожалуйста, дверь, – взмолился Кряжимский, чувствуя себя беспомощным персонажем Кафки перед лабиринтами канцелярского бюрократизма.
   – Одну минуту, – опять включился голос, – жена Семена Аркадьевича спрашивает, что вам понадобилось в такое время.
   – Скажите, что я беспокоюсь о ее муже и что мне срочно надо с ней увидеться.
   Через пару минут дверь распахнулась, и, перешагнув порог, Кряжимский очутился в просторном и светлом парадном. Розовощекий детина в камуфляжной форме проводил Кряжимского до лифта. Сергей Иванович осторожно шагал по коврам, устилавшим холл.
   «Вот это да!» – стоя у лифта, он не мог оторвать взгляда от узорчатого пола и разлапистых пальм в кадках.
   – Пожалуйста, – сделал приглашающий жест охранник, когда двери лифта бесшумно разъехались перед носом ошеломленного всей этой роскошью Кряжимского.
   «Сколько же стоит такое жилье, и почему мы не пишем о счастливых обладателях подобных суперуютных гнездышек, а гоняемся за какими-то опасными сенсациями из жизни местного криминала?» – недоумевал он.
   Надо заметить, что его настрой был не более чем проявлением минутной слабости. В глубине души Сергей Иванович знал, что дело журналистов – находиться на передовой, «под пулеметным огнем истории», как любил говаривать он сам.
   И все-таки почему журналист чувствует себя при деле, когда описывает тяжелые материальные условия жизни шахтеров, пенсионеров или городской голытьбы, и стесняется сказать пару лестных слов в адрес вот такого, например, благоустроенного дома?
   Сергея Ивановича точно бес попутал. Наконец двери лифта открылись, выпуская его на пятом этаже.
   Он оказался в перекрестье двух широких коридоров, пол которых был застлан ковровой дорожкой. Слева и справа поблескивали застекленные двери. На веранду, наверное, или в зимний сад, предположил Сергей Иванович. Здесь тоже стояли пальмы в кадках и вовсю работали кондиционеры.
   Очнувшись от своих грез, Кряжимский позвонил в одну из четырех отделанных каким-то дорогим деревом (каким точно – определить он не мог) дверей.
   – Не заперто, – услышал Кряжимский высокий женский голос.
   «Что ж, – уныло подумал он, – можно позволить себе не запираться, если подступы к квартире так охраняются».
   Он толкнул дверь и сразу же очутился в гостиной. Вернее, не совсем в гостиной, а в ее передней части, отгороженной от основного помещения стеной с широкой аркой, по краям которой висели лиловые занавеси с бахромой.
   В глубине комнаты, выдержанной в охристо-фисташковых тонах, на мягком кожаном диване полулежала белотелая пышногрудая блондинка неопределенного возраста. На ней был лиловый шелковый халат, едва прикрывавший бедра, атласные шлепанцы с загнутыми вверх носами стояли внизу на мягком ковре. В руках она держала книгу в кожаном переплете, на обложке которой Кряжимский заметил какой-то магический символ. Почему-то смутившись, хотя профессия и богатый жизненный опыт научили его общаться с самыми разными людьми, Сергей Иванович сделал шаг вперед и представился:
   – Кряжимский Сергей Иванович, зам главного редактора еженедельника «Свидетель».
   – Ну зачем так официально, – мило улыбнулась блондинка, поправляя рукой пышно взбитые волосы а-ля Алла Пугачева.
   Несмотря на поздний час, она была в полной боевой раскраске: темно-розовые пухлые губы, глаза подведены карандашом, на ресницах – толстый слой туши.
   – Присаживайтесь, – не меняя позы, она указала на стоящее неподалеку от дивана кресло, – вы кто по гороскопу? Нет, нет, не говорите, я попробую сама определить.
   Блондинка вперила в Кряжимского любопытный взгляд, потом томно подняла глаза к потолку, повела головой справа налево и снова остановилась на Кряжимском.
   – Все, я знаю, – звонким, как колокольчик, голосом произнесла она, – вы – Весы. Я угадала?
   Кряжимский родился в конце февраля, и его знаком были Рыбы, но он уже немного освоился и, чтобы подыграть хозяйке, утвердительно кивнул. Она уронила книгу, которую все еще держала в руках, и радостно захлопала в ладоши.
   – Я так и знала, вы такой спокойный и рассудительный, – тараторила она. – Мой учитель говорит, что у меня сильное биополе и что если я буду регулярно заниматься, то смогу достичь грандиозных успехов. Смо– гу останавливать часы, как Ури Геллер. Вы слышали о нем? Наверняка слышали, это гениальный человек.
   Кряжимский где-то читал, что Геллер усилием воли пускал часы, которые стояли по нескольку лет, но спорить не стал: раз человек может пускать часы, значит, наверное, может и останавливать. Поэтому он только кивнул.
   – Мой учитель говорит… Ой, да что же это я? – она неожиданно сменила тему: – Хотите чаю? У меня есть великолепный чай от фирмы «Витамакс». Вы, конечно, знаете о ней. Это чисто российская фирма, в отличие от разных там гербалайфов и визионов, – блондинка пренебрежительно выпятила свои пухлые губки. – Сейчас вы сами убедитесь.
   Она легко поднялась с дивана, сунула ноги в тапочки с загнутыми носами и продефилировала на кухню. Кряжимский не успел остановить ее.
   «Нужно как-то форсировать ситуацию, – подумал он, – иначе я могу здесь застрять надолго. А почему бы и нет, с другой стороны? Все какие-то дела, газета, статьи, расследования. Надо же когда-нибудь расслабиться».
   Ему определенно нравилось в этой квартире, да и блондинка была явно в его вкусе – такая живая и аппетитная.
   «В конце концов чашечка чая мне не повредит», – разглядывая развешанные на стенах картины, подумал Кряжимский.
   Минут через пять блондинка выкатила в гостиную сервировочный столик с двумя дымящимися чашками.
   – А вот и я, – весело воскликнула она, остановив столик рядом с диваном. – Подсаживайтесь поближе. Если вы читали Алана Пиза, то должны знать, что нельзя вести переговоры, сидя друг напротив друга, это обязательно закончится конфронтацией.
   Она говорила с таким вдохновением, что Кряжимский невольно поддался обаянию ее непосредственности. Он пересел на диван.
   – Простите ради бога, – Сергей Иванович наконец сумел воспользоваться кратковременной паузой в ее безудержном речевом потоке, – я даже не знаю, как мне вас называть.
   – Мэрилин, – выпалила блондинка, кокетливо склонив голову набок и опустив пушистые ресницы.
   Кряжимский, который сделал первый глоток чая, чуть не поперхнулся. Из последних сил гася приступ кашля, он быстро поставил чашку на столик и затрясся как в лихорадке. Но кашель оказался сильнее его, и Сергей Иванович разразился глухой канонадой.
   – Ох, боже ж ты мой, – досадливо всплеснула руками блондинка, – давайте я вам по спине постучу.
   «Ты лучше себе по голове постучи, – пронеслось в голове у Кряжимского. – Мэрилин, нет, это ж надо, а?»
   Может, у нее шизофрения?
   – Да, да, в некотором роде я – Мэрилин Монро, – блондинка чудаковато хихикнула, чем привела немного откашлявшегося Кряжимского в полное замешательство. Ее последняя реплика только подтвердила его грустную догадку: перед ним шизофреничка.
   «Ну точно, раздвоение личности», – сформулировал он для себя душевное состояние хозяйки.
   – Да вы не волнуйтесь, – поспешила успокоить его блондинка, видя, в какой растерянности он пребывает, – у нас с ней, естественно, не полное сходство, такое в принципе невозможно…
   Она игриво хохотнула.
   «Может, она меня дурачит?» – раздраженно подумал Кряжимский, делая вид, что для него нет ничего удивительного в сходстве сидящей перед ним блондинки с секс-символом Америки пятидесятых.
   – Это друзья меня так называют, – сказала она с невинным выражением лица.
   Блондинка была немного огорчена и даже обижена на Кряжимского за то, что он позволил себе скроить недоверчивую мину.
   – Я так и понял, – поспешил загладить свою вину Сергей Иванович, заключив, что у дамочки с головой вроде бы все в порядке. – У вас замечательный чай, – похвалил он, чтобы как-то покончить с неловкостью.
   – Вам правда понравилось? – обрадовалась Мэрилин. – Это натуральный чай, у меня есть еще несколько сортов, хотите попробовать?
   – Вы знаете, – остановил поднявшуюся было Мэрилин Кряжимский, – я, в общем-то, к вам по делу.
   – Да, помню, – посерьезнела блондинка, опускаясь на место, – вы что-то говорили по поводу моего бывшего мужа.
   – Бывшего? – удивился Кряжимский.
   – Да, мы с ним расстались полгода назад, – равнодушно произнесла Мэрилин, словно речь шла о потерянной шпильке. – Он оставил мне эту квартиру. А что, с ним что-то случилось?
   – Я хотел бы ошибиться, но, мне кажется, случилось.
   – И что же? – она нетерпеливо уставилась на Кряжимского.
   – Я бы сначала хотел кое-что уточнить, если вы не возражаете?
   – Пожалуйста, – Мэрилин пожала плечами и запахнула халат, из-за отворотов которого едва не выпадали тяжелые полушария.
   – Когда вы видели своего мужа… своего бывшего мужа, – поправился Кряжимский, – последний раз?
   Мэрилин выпятила губы, всем своим видом изображая мыслительный процесс. Сергей Иванович даже почувствовал себя виноватым в том, что заставил дамочку так потрудиться.
   – Дня четыре назад, – произнесла наконец блондинка, справившись с подсчетами.
   – После этого он не давал о себе знать? Я имею в виду, он вам не звонил?
   – Нет, – лаконично ответила Мэрилин, видимо инстинктивно почувствовав неладное. – Да объясните мне наконец, в чем дело?
   – Есть подозрение, что его убили, – как можно мягче произнес Сергей Иванович. – Но это пока лишь предположение, доказательств у нас нет. Вы не могли бы ему позвонить?
   – Да-да, конечно, – Мэрилин взяла трубку радиотелефона и набрала номер.
   Она несколько раз лихорадочно повторила процедуру, но, видимо, так же безрезультатно.
   – У вас есть его адрес?
   – Да, то есть нет, – выпалила она, похоже, забыв про свою грудь, которая обнажилась до предела.
   – Да вы не волнуйтесь, – попытался успокоить ее Кряжимский. – Может быть, все обойдется. Вы его еще любите? – сочувственно поинтересовался он.
   – Вот еще, – фыркнула Мэрилин, всем своим видом демонстрируя пренебрежение.
   – Так вы дадите мне адрес? – спокойно, но твердо произнес Кряжимский.
   – Нет, то есть да. Тьфу ты, черт, – выругалась она, – не знаю я его адреса. То есть знаю, но сказать не могу. О господи, – возвела она очи горе, – я не знаю точного адреса, но могу вам объяснить, где живет мой бывший благоверный. Или нет, лучше я поеду с вами и покажу.
   – Вы считаете, что вам стоит поехать? – Кряжимского беспокоило состояние Мэрилин, и он предпочел бы поехать один, несмотря на всю свою симпатию к хозяйке квартиры.
   – Пуркуа па? – возбужденно сказала она с правильным, как показалось Сергею Ивановичу, произношением.
   Мэрилин решительно поднялась с дивана и, не дав Кряжимскому опомниться, направилась к двери, ведущей в другую комнату.
   – Я скоро, – не оборачиваясь, произнесла она.
   Не дойдя до двери, она шевельнула плечами, и халат лиловым пятном упал к ее ногам, позволяя Кряжимскому по достоинству оценить пышные формы Мэрилин.
   Решив изложить ситуацию своей начальнице, Сергей Иванович поднял с дивана телефонную трубку и набрал номер.
   Один гудок, второй, третий… Абонент не отвечал. «Может, не тот номер набрал», – промелькнуло у него в голове, и он повторил набор.
   После семнадцатого гудка соединение все-таки произошло, но в трубке висела пронзительная тишина.
   – Оля, что с тобой? Почему не отвечаешь? – взволнованно произнес Сергей Иванович.
   Наконец до Кряжимского донесся ее слабый голос:
   – Я слушаю… Кто это?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация