А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 16)

   Глава 4

   Женщин пускали в клуб бесплатно. Хвала нашей возросшей цивилизованности! Войдя в тускло освещенный зал, я некоторое время стояла в нерешительности. Дело в том, что внешность бармена, которого я заметила еще издалека, была далека и от облика Евграфа, каким мне описал его Николай, и от облика напавшего на Клочкова мужчины, которого видела Виолетта Гавриловна.
   Смешивающий напитки бармен «Рондо» был ослепительно красивым блондином, не белесым веснушчатым деревенским парнем, а настоящим золотоволосым красавцем.
   Да с такой внешностью надо в модели себя пробовать, а не здесь прокисать, подумала я и направилась к стойке. Я была уверена, что выгляжу отлично – немаловажное обстоятельство, если хочешь завести знакомство или добиться от собеседника максимальной откровенности и понимания.
   Сев на один из свободных высоких табуретов, я стала незаметно разглядывать блондина. Ясно, что это не Евграф. Может быть, сегодня не его смена, – решила я, наблюдая, как смазливый бармен ловко оперирует полотенцем и рюмками. Судя по широкой, но отнюдь не приторной улыбке, озарявшей его лицо всякий раз, когда он вступал в нехитрую беседу с посетителями, которые с рассеянным видом восседали на таких же табуретах, что и я, по своим природным характеристикам он являлся полной противоположностью корректного, но чопорного и недовольного Николая.
   Стойка была длинной и закругленной, так что я, разместившись за овальным изгибом, могла спокойно рассматривать очаровательного блондина. Он стоял ко мне в полоборота, и я имела возможность заключить, что его профиль ни в чем не проигрывает фасу. В густом охряном свете бра его закрывавшие шею кудри отливали красноватой медью. Когда он приблизился ко мне и вежливо, с неизменной улыбкой поинтересовался, что я буду пить, я, смутившись, как на первом свидании, сделала над собой гигантское усилие, чтобы не опустить глаза.
   – Морковный сок, – сумела все-таки выпендриться я.
   Он удивленно поднял брови, но тут же понял, что это шутка.
   – Именно морковный? – иронично уточнил он, с ходу включившись в игру.
   – Морковь богата витамином А, – стараясь не расплыться в идиотской улыбке, сказала я, – витамин А, в свою очередь, улучшает зрение. В таких сумрачных дебрях, как ваши, – я кивнула в сторону стонущего от дискотечной музыки и жужжащего роем человеческих голосов зала, – это особенно актуально.
   На протяжении всей этой дурацкой фразы немного раскосые синие глаза парня неотрывно смотрели на меня. Темные, красивого рисунка брови чуть сошлись на переносице, так что между ними образовалась тонкая, но глубокая складка. Искренне заинтересовался или прикидывается? – пронеслось у меня в голове.
   – Вполне с вами согласен, но, к сожалению, не могу предложить вам ничего, кроме апельсинового, персикового и ананасового. Хотя подождите, – он мягкой походкой хищника прошел к холодильнику, – есть еще нектар и томатный.
   – Большое спасибо за заботу, – поблагодарила я его, – пожалуй, я остановлюсь на персиковом.
   – А что покрепче? – обворожительно улыбнулся бармен.
   – Нет, спасибо, я за рулем, – наконец я подняла глаза к бэйджу, приколотому к белой рубашке, и прочла: Тринитацкий Денис.
   Его лицо нельзя было назвать правильным – широковатый нос и тяжеловатый подбородок не укладывались в каноны классической красоты. Но с другой стороны, их небезупречная форма как раз лишала это лицо налета столь ненавистной мне слащавости. Мужское обаяние – вот что действовало на меня безотказно. Вернее, действовало бы, окажись я здесь по другому случаю.
   – Дени, – раздалось у самого моего уха, – еще два скотча.
   Я чуть повернула голову. Рядом со мной приземлился молодой мужчина с густыми черными волосами и серыми невыразительными глазами.
   Господи, какое несоответствие! – подумала я про моего соседа, – чего только в природе не бывает! Сегодня я почему-то особенно внимательно относилась к внешности людей, особенно к прическе. Лысоватый мужчина в клетчатой рубашке и русоволосый Евграф не выходили у меня из головы.
   – Держи, – Денис легонько катнул по гладкой поверхности стойки две небольшие рюмки, на две трети наполненные янтарно-коричневой жидкостью, – «Черный рыцарь».
   – Отлично, – черноволосый мужчина залпом осушил одну рюмку и стал медитировать над другой. Я по-прежнему наблюдала за ним. По прошествии нескольких минут, в течение которых Денис обслуживал влюбленную парочку, которая, покинув столик, подгребла к стойке, а я потягивала персиковый сок, глаза моего соседа покрыла мутная завеса, вскипавшая порой маслянисто-влажным блеском. Он был основательно пьян, и дополнительная рюмка скотча только усилила это состояние.
   – Как же ты поедешь домой, Треф? – снисходительно поинтересовался подошедший к нам Денис.
   – Протрезвею и поеду, – упрямо произнес Треф и еще ниже склонился над рюмкой.
   – Только не думай, что останешься здесь, как в прошлый раз, – сухо предупредил его Денис, бросив на меня короткий, но красноречивый взгляд, точно приглашал меня в союзники.
   – Не боись, красавчик, – глухим, рокочущим затаенной ненавистью голосом сказал Треф, резким движением, словно манекен, вскинув голову и обдав Дениса презрительным взглядом, – ваш вертеп – не единственное в городе место, где можно переночевать, и потом…
   В этот момент к стойке присела еще одна парочка: оба высокие, худощавые и хорошо одетые. Дама была сильно декольтирована, ее стройную шею, которая сделала бы честь самой Нефертити, перехватывала широкая атласная лента в тон длинному облегающему платью. Тонкие ключицы и нежный контур груди делали ее по-настоящему трогательной и сексапильной. Черные волосы были собраны в аккуратный пучок. Восковую прозрачность кожи удачно оттеняла темно-фиолетовая ткань платья и ленты. Мужчина не отличался особым великолепием, но в его манерах определенно был лоск и свойственное завзятым денди изящество.
   «Дама с бархоткой на шее», – насмешливо окрестила я про себя эту статную красотку.
   – Как дела, Дени? – по-свойски обратилась к бармену женщина, обнажая в медоточивой улыбке ровные крупные зубы.
   – Отлично, – весело отозвался Денис, одарив брюнетку лукавым заговорщическим взглядом и уважительно кивая ее спутнику.
   Тот удостоил Дениса только беглым поверхностным взглядом. На лице Дениса я заметила тень беспокойства. Он бросал тревожные взгляды на окосевшего Трефа и смущенные – на кавалера брюнетки.
   Мой пьяный черноволосый сосед тупо уставился на женщину, потом перевел чумной взгляд на Дениса, словно напрягал память в попытке вспомнить, кто перед ним находится.
   – Так вот, запомни… – начал было он.
   – Треф, дружище, – намеренно громким голосом сказал сопровождавший даму мужчина, – давненько тебя не было видно.
   Треф молча ухмыльнулся, давая понять, что ему приятно такое внимание, но разговаривать он не намерен.
   – Бутылку розового «Шато де Берн», – сочным грудным голосом сказала брюнетка, ставя оба локтя на стойку.
   – Уно момэнто, – отозвался Денис и проскользнул к полке с дорогими винами.
   Я почувствовала что-то похожее на укол ревности. Мало того, что невесть откуда взявшаяся парочка не дает мне возможности поговорить с Денисом на интересующую меня тему, так еще эта «дама с бархоткой на шее» строит ему глазки.
   – Открой, – капризно приказала она, когда Денис протер бутылку и торжественно водрузил ее на стойку.
   Он достал два лотосообразных фужера и, откупорив «Шато де Берн», ровно наполовину наполнил их.
   – Мерси, – брюнетка двусмысленно улыбнулась Денису.
   Мужчина, все это время о чем-то вполголоса расспрашивавший Трефа, невозмутимо взял бокал и принялся неспешно пить.
   – Мне нужно с вами поговорить, – наконец вставила я, заставляя себя в упор посмотреть на Дениса, – по очень важному делу.
   Я скользнула взглядом по брюнетке, которая теперь обменивалась впечатлениями по поводу винного букета со своим спутником. Тот оставил Трефа в покое и благосклонно, с игривой снисходительной улыбкой внимал ей.
   Денис удивленно посмотрел на меня, но потом, окинув взглядом свою вотчину – все ли удовлетворены и особенно пристально посмотрев на спутника брюнетки, – сказал:
   – Давайте чуть отойдем.
   Но перед тем как двинуться вправо, он вполголоса обратился к надменному денди:
   – Алексей Самуилович, я отойду буквально на пару минут.
   – Не больше, – снисходительно разрешил Самуилович, бросая на меня заинтересованный взгляд.
   Наверное, он принял меня за девушку Дениса. Я не сомневалась, что спутник блондинки – шеф Дениса и скорее всего хозяин заведения. Высокомерный вид, повадки сибарита и небрежный тон в обращении с барменом свидетельствовали об этом.
   – А что, этот дурень до сих пор не появлялся? – с оттенком пренебрежения в голосе спросил вдруг Дениса Алексей Самуилович, остановив его пальцем.
   – Нет, – Денис сделал недоуменное лицо.
   – Загулял опять… – предположил Алексей Самуилович, – если появится, направь его ко мне. Я по горло сыт его запоями, – раздраженно добавил он.
   – Как ты его терпишь? – вмешалась брюнетка.
   – Больше не буду, – рассеянно пробормотал Алексей Самуилович и, предупреждая резким отрицательным жестом торопливую готовность Дениса заново наполнить свой опустевший фужер, сам налил себе вина.
   Наконец мы с Денисом прошли туда, где плавный изгиб стойки упирался в стену.
   – О чем вы хотели меня спросить?
   – О Евграфе, – коротко ответила я, – мне нужно срочно его увидеть.
   – Мы сами хотели бы срочно его увидеть, – шутливым тоном ответил Денис, – сегодня его смена, но он почему-то не вышел на работу. Вот я за него и отдуваюсь. Вчера не спал ночь и сегодня спать наверняка не буду.
   – Так это его имел в виду тот важный господин?
   Денис молча кивнул.
   – Это ваш директор? – наивно спросила я.
   – Директор, – с оттенком горечи в голосе произнес Денис.
   – И часто Евграф так поступает?
   – Раз в месяц – точно. А вы кто ему будете? – полюбопытствовал Денис.
   – Знакомая, – соврала я, – только давно не виделась с ним. Он ведь раньше танцевал.
   – Танцевал. Давно было, я еще здесь не работал.
   – А его партнершу вы случайно не знаете?
   – Несколько раз к нему приходила какая-то женщина… – неуверенно произнес Денис.
   – Блондинка с длинными волосами? – насторожилась я.
   – Да.
   – Можешь описать ее подробней? – взволнованно сказала я.
   Так, значит, я не ошиблась! Именно эту парочку я искала.
   – Ну, высокая, эффектная, ухоженная, руки – в кольцах, одета с иголочки. Только резкая она какая-то, недовольная была, словно все время торопилась и что-то неприязненно Евграфу выговаривала.
   – Вот, посмотрите, это не она?
   Я достала из папки фотографии и разложила их перед изумленным Денисом.
   Он бросил беглый взгляд на фото и пристальный – на меня.
   – Я – главный редактор газеты «Свидетель», – решила я выложить все карты, – слыхал про такую?
   – А как же! – продолговатые глаза Дениса еще больше удлинились от удивления.
   – Евграф и его знакомая мне нужны как свидетели. Я провожу журналистское расследование.
   – Понятно, – Денис задумчиво приложил ладонь ко лбу.
   – Так это та женщина, которая приходила к Евграфу? – настойчиво спросила я.
   – Похожа, – пробормотал Денис, разглядывая фото.
   – А этого господина ты случайно не знаешь? – я указала на дородного мужчину, пританцовывавшего на фотографии в полном неведении о своей трагической участи.
   – Нет, даже не видал ни разу.
   – А где живет Евграф, не знаешь?
   – Да здесь недалеко, Лермонтова, восемнадцать…
   Он осекся.
   – Вот мое удостоверение, – достала я корочки.
   – Квартира восемь, – заглянув в них, продолжил Денис.
   – Он живет один?
   – Один вроде, хотя не уверен.
   – А ваш директор не знает бывшую партнершу Евграфа? Она ведь, кажется, тоже здесь танцевала.
   – Давайте я его… – не договорил Денис, потому что я подняла палец в знак того, что не могу его дослушать, так как в моей сумке запиликал сотовый.
   Я поднесла трубку к уху.
   – Оля, это Кряжимский.
   – Слушаю вас, Сергей Иванович.
   – Та иномарка принадлежит некоему Лущенко Семену Аркадьевичу. Адрес тоже есть.
   – Отлично, – обрадованно сказала я, – немедленно поезжайте к нему.
   – Вы знаете, который час? – Кряжимский был в своем амплуа.
   – Какой бы ни был, дело не терпит отлагательства, – довольно резко произнесла я, чтобы прекратить прения.
   – Хорошо, – выдохнул Кряжимский.
   – Сергей Иванович, держите меня в курсе.
   – А вы где?
   – В «Рондо».
   В этот момент Денис сделал мне знак, что его требуют посетители и он не может больше ждать. Я понимающе кивнула. Он направился туда, где по-прежнему стояли Алексей Самуилович и его обворожительная спутница. Проводив глазами Дениса, я встретилась с неожиданно внимательным взглядом Трефа. Вторая рюмка была пуста, но, казалось, Треф протрезвел. Он пялился на меня. Впрочем, и «дама с бархоткой на шее» тоже неотрывно смотрела в мою сторону.
   Я принялась одной рукой сгребать фотографии.
   – Что-нибудь узнала? – поинтересовался Кряжимский.
   – Узнала, – лаконично ответила я и, чтобы приободрить его, добавила, – уверена, мы на правильном пути.
   – Дай-то бог, – со вздохом облегчения сказал Сергей Иванович.
   Вскоре Денис вернулся, но не один, а сопровождаемый Алексеем Самуиловичем.
   Суть нашей беседы могла быть сведена к тому, что некую танцовщицу Клару, подругу Евграфа, Алексей Самуилович не знал, так как сам только недавно стал директором «Рондо». Но земля, как говорится, слухами полнится. Один его приятель не раз аплодировал дуэту Клара – Евграф. Они выступали отдельно и с труппой. Он же знал Евграфа только в качестве непутевого бармена, которого непонятно почему до сих пор не выгнал. Персонал «Рондо» менялся так же часто, как наше правительство, поэтому из нынешних работников «Рондо» никто Клару, скорее всего, не знал. Давать адреса старых работников Алексей Самуилович наотрез отказался.
   – И вообще, – отмахнулся директор «Рондо», – почему бы вам не поговорить о Кларе с самим Евграфом?
   – Я так и сделаю.
   – Денис, – обратился он к бармену, – займись своим делом. Денис вернулся к посетителям. Уходя, я успела передать ему мою визитку, написав на обратной стороне номер своего сотового.
   – Так, на всякий случай, – улыбнулась я.
   – Я позвоню, – бросил он, – обязательно.
   Сев в машину, я минут пять размышляла обо всем, что мне удалось узнать. А что, собственно, удалось? То, что Евграф не вышел на работу, то, что он регулярно загуливает, то, что к нему приходила женщина, наружностью смахивающая на даму с поляны, то, что она весьма резко разговаривала с Евграфом. Еще у меня есть адрес этого непутевого бармена. Я была немного разочарована: в первую очередь тем, что не застала Евграфа на рабочем месте, во вторую – тем, что Клару в этом клубе никто не знал в качестве танцовщицы и в принципе не мог знать. У меня была надежда, что предстоящий разговор с Евграфом многое поможет разъяснить. Я наверняка что-нибудь узнаю об этой преподобной Кларе. Клара украла у Карла кораллы, Клара… кораллы… Или он у нее?..
   Фу, черт, мура какая-то в голову лезет! А что здесь удивительного? Взгляни-ка на часы. Тебе, девушка, давно пора бай-бай, а ты все за химерами гоняешься. Нет, нужно собраться, мобилизовать, как выражается Кряжимский, все силы, умственные и физические. Завтра отосплюсь. Вернее сказать, уже сегодня.
   Итак, сосредоточилась я, вопрос, кто убил Клочкова и Лущенко, остается открытым. Я почти не сомневалась, что тот солидный господин с поляны был уже больше суток как мертв. Прежде всего меня интересовала личность Клары. Я была уверена в том, что это она, ненавязчиво увлекая Лущенко к кустам, где с пистолетом в руке в полной боевой готовности сидел ее сообщник, вертелась на поляне. А вот носил ли этот самый сообщник звучное и неординарное имя Евграф – пожалуй, я не была уверена.
   Странно, что и директор «Рондо», по его словам, ничего не знает о Кларе, если, конечно, не принимать в расчет сообщение его приятеля. Хорошо бы выяснить, в течение какого времени этот Алексей Самуилович директорствует в клубе. Что ж, это можно попытаться сделать, рассеянно и сладко улыбнулась я, вспомнив о Денисе. Славный все-таки парень, позволила я себе снисходительно усмехнуться. Усмешка фифти-фифти предназначалась нам обоим. Не рано ли объединяться с этим красавчиком? Его обещание позвонить ровно ничего не значит, если он вообще возьмет на себя труд его выполнить. Нет, не пятьдесят на пятьдесят, поправилась я, усмешечка моя скорее носила характер самокритики. Не много ли ты из себя воображаешь? – мысленно обратилась я к себе, строишь из себя этакую роковую женщину? Да он, может, и забыл уже о твоем существовании, а ты тут лелеешь, как пишут в слащавых любовных романах, его милый образ.
   Устыдившись собственной сентиментальности, я не без усилий изгнала из воображения «милый образ» и опять стала размышлять о деле.
   А что, если Евграф сейчас в таком состоянии, что не сможет «дать мне интервью»? Пьяный в стельку… Что ж, придется подождать до утра. Я не сомневалась в том, что если застану его дома (впрочем, он может пить где-то на стороне), то не упущу такого важного свидетеля или… преступника.
   Так преступника или свидетеля? – зацепилась я за это двойное определение. Как бы то ни было, на текущий момент Евграф был единственным человеком, кто мог меня просветить насчет Клары. Меня интересовало буквально все: как они познакомились, как стали вместе танцевать, как выступали, подробности автокатастрофы, в которую попала партнерша Евграфа, как получилось, что последний снюхался с дурной компанией, по образному выражению угрюмого бармена из «У Бартольда».
   Не покидала меня надежда и на то, что Кряжимский что-нибудь выяснит о жертве сообщников – Лущенко Семене Аркадьевиче, чей белый «БМВ» так выразительно смотрелся на фоне напоенной солнечным светом зелени.
   «Куда-то тебя, подруга, в область черного юмора потянуло», – фамильярно попеняла я себе, включая зажигание и стартуя с места.
   Ночь была в самом разгаре – тишина и темень. Разгоняя первобытное оцепенение улиц, парадоксально подчеркнутое неподвижным лунатическим светом горбатых фонарей, редкие, затерянные во мраке автомобили мощным клокотанием двигателей задолго предупреждали округу о своем появлении. Я тоже была одним из одиноких скитальцев в ночи, дрожащей в зыбком электрическом туманце.
   Поднимавшаяся от реки прохлада, растекаясь в густом ночном воздухе, приятно освежала лицо. «То, что нужно», – удовлетворенно констатировала я, вдыхая полной грудью влетающий в открытые окна моей «Лады» свежий речной ветерок. Он бодрил меня, отгоняя сон и заставляя работать мой усталый мозг. Вот и улица Лермонтова, пустынная и космически безлюдная. Я въехала во двор, образованный парой вездесущих «хрущевок», и, прикинув, что восьмая квартира находится в первом подъезде, подрулила прямо к нему.
   Выйдя из машины, я оглядела грязно-серую сверху и меловую в свете тусклого фонаря снизу стену дома. Дом спал, только на пятом этаже горело одно-единственное окно, точно островок жизни во вселенской глухоте.
   Мне вдруг страшно захотелось пить. Надеюсь, Евграф даст мне стаканчик во… не водки, воды, конечно. Если он, конечно, в состоянии. А если нет, так сама о себе позабочусь. Если Евграф после первого моего вопроса не укокошит меня на месте. Шутка, конечно.
   «Так с кем мне предстоит наладить контакт – со свидетелем или… убийцей?» – спросила себя я. Страх? Что я, не человек, что ли?
   «Прежде всего ты – журналист и отступать не имеешь права», – твердо произнесла я вслух и вошла в темный подъезд.
* * *
   Белая «шестерка» Кряжимского остановилась перед одним из домов улучшенной планировки, которыми был застроен весь квартал. Жить в квартире, расположенной во чреве такого «Титаника», было сокровенной мечтой Сергея Ивановича: квартиры в двух уровнях, закругленные комнаты, лоджии по всему периметру, нестандартный интерьер, западный комфорт.
   Но проникнуть в эту крепость, символизирующую по нашим меркам не просто достаток, но богатство, оказалось не так-то просто. Двери, естественно, были на замке. Кряжимский нажал на кнопку, находящуюся на щитке переговорного устройства.
   – Слушаю, – раздался мужской металлический голос.
   – Добрый вечер, – вежливость Сергея Ивановича не знала границ, – мне нужен Лущенко Семен Аркадьевич.
   – А вам не кажется, что визиты наносить поздновато? – невозмутимо спросил загадочный голос.
   – У меня к нему срочное дело, – настаивал Кряжимский.
   – Представьтесь.
   «Господи, прямо КГБ», – возмущенно подумал Сергей Иванович.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация