А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 11)

   Лидия не выдержала и заплакала. Я не стала ее утешать – сама виновата.
   – Мы с Клаусом погрузили Майкла в машину, и Клаус повез его в больницу.
   – А вы спокойно вернулись домой?
   – А что мне было делать? Вы не понимаете, – Лидия повысила голос, – как я могла сказать мужу, что все вечера проводила с его братом? Он бы понял это буквально… Объяснять, что изменить ему с Майклом просто невозможно, значило бы подставить Майкла…
   – Но на следующий день что же вы делали в «Джулио Чезаре»? Мне бармен сказал, будто вы ищете Майкла.
   – Я слышала, что он вам сказал. Он сказал: «И этой девушке нужен Майкл». Просто они все очень удивлялись, что может быть общего у нас с Майклом. А общими были только хорошие отношения. Я в баре ждала Клауса, он должен был приехать из больницы и сообщить новости… Спросите у него сами, если мне не верите.
   – Клауса убили, – коротко сказала я.
   – Что?! – Лидия подскочила и уронила сигарету на пол. – Как это убили? Кто убил?
   Я развела руками:
   – Об этом знает убийца и тот, кто ему приказал. Я пока не в курсе, хотя есть соображения.
   Разговор с Лидией затянулся приблизительно до пяти часов и здорово утомил меня. Когда я уходила, она, волнуясь, заглядывала мне в лицо и просила, чтобы я ничего не говорила ее мужу. Обещать этого я не могла.
   Выйдя на улицу и глотнув свежего воздуха, я прикинула, как бы с пользой потратить оставшееся до открытия «Фаворита» время.
   – Поехали в итальянское кафе. Там неплохо кормят, – предложила я Виктору, и он кивнул в ответ.
   Подходя к кафе, я не удержалась и несколько раз взглянула на студию Клауса. Дверь была опечатана.
   В кафе все было по-прежнему. Бармен Саша, узнав меня, кивнул и показал бутылку «Вино де Кастельо». Мы с Виктором подошли к стойке.
   – Как ваши дела? – спросил Саша.
   – Пока не убили – значит, хорошо, – ответила я и согласилась на стаканчик вина.
   Оглядев зал, я заметила Лоли, сидящую в одиночестве за столиком у окна. Она сделала мне приглашающий жест рукой. Я кивнула в ответ.
   – Пойдем, я тебя познакомлю с замечательной девушкой, – сказала я Виктору. Тот, как всегда, внешне не отреагировал.
   Мы сели за стол к Лоли. Я познакомила ее с Виктором. Подошла официантка и приняла заказ.
   – Я вижу, твои детективные дела идут весьма успешно, – улыбнулась мне Лоли.
   – Это потому, что я все еще хожу своими ногами, – я достала сигарету и закурила. – Это потому, что ты, я вижу, нашла себе мужчину, – пояснила Лоли.
   Мы рассмеялись.
   – Виктор – сотрудник нашей газеты и сейчас при мне немного подрабатывает телохранителем. Можно сказать, что на этом настоял коллектив, – пояснила я.
   Принесли наш с Виктором заказ. Лоли за компанию тоже взяла салат. Я отложила сигарету в пепельницу и пододвинула себе тарелку с бифштексом по-флорентийски.
   – Ты была в «Фаворите»? – спросила меня Лоли.
   – Не то слово!.. Помнится, я не поняла твоего вопроса о том, смогу ли я в этот клуб попасть… Так вот, а когда поняла, то уже и деваться было некуда.
   – Попала прикладным методом?
   – Вот именно, – ответила я, не совсем понимая, о чем она говорит, но на самом деле примерно так и было.
   Лоли взяла свою сумочку, открыла ее и, поискав, вынула желтую карточку.
   – Мне нужно было сразу подарить тебе членскую карточку клуба. Сразу не подумала – ты так была уверена, что пройдешь…
   Я взяла и удивленно посмотрела на нее.
   – Оказывается, ее так просто получить…
   – Нет, – Лоли поковыряла вилкой свой салат, – они даются только по рекомендациям, и то далеко не всем желающим. Просто я одна из хозяек клуба и имею право ни с кем не советоваться.
   Вот это да! Я, честно говоря, немного обалдела от этой информации, а Лоли весело взглянула на мое вытянувшееся лицо и начала кушать салатик.
   – Почему ты сразу не сказала?
   – Ты же не спрашивала.
   Но мне уже не терпелось, и я решила выяснить все, что получится. К тому же меня Лоли и так интересовала. Как тип.
   – Можно спросить? – я, отставив в сторону тарелку, забыла про великолепные угощения «Джулио Чезаре».
   – Да ради бога, – кивнула Лоли.
   – Ты знаешь, у меня куча вопросов, – я помолчала и наконец высказалась: – Сначала я все хотела тебя спросить, почему ты так часто бываешь в этом кафе. Извини, конечно, но впечатление было такое, что тебе некуда деваться вечерами. А потом, ты же знала, что я провожу расследование и это могло как-то задеть твой клуб, а ты мне спокойно рассказала про Шмайссера. Он же торгует наркотой – ты не могла об этом не знать. Тебе так неинтересен твой клуб, если ты в него не ходишь? Тогда зачем он тебе нужен?
   Лоли посмотрела в сторону, вздохнула и усмехнулась.
   – Клуб задумывался как веселое и безопасное место встречи для своих, – она бросила на меня быстрый взгляд, и я кивнула понимающе. Она опять усмехнулась и продолжила: – Но потом все пошло по-другому. Шмайссер, проститутки обоих полов, затем просто стало не хватать денег. Мы взяли два кредита, а кредиторы нас взяли за горло. Постепенно клуб отожмут, я в этом почти не сомневаюсь, – Лоли затянулась сигаретой и, помолчав, сказала: – Знаешь, твое расследование могло бы помочь изменить ситуацию…
   – Как же это? – я не скрывала удивления.
   – Управление клубом осуществляет человек, поставленный кредиторами, и небольшой скандал, поднятый в прессе вокруг «Фаворита», мог бы заставить этих мерзавцев задуматься: а нужно ли им все это? Скандал в клубе сексуальных меньшинств, подконтрольном ассоциации «Апрель», навредил бы самой ассоциации. А я читала в твоем «Свидетеле» подборку против них. Круто.
   – Вот оно как… – протянула я.
   – К сожалению, так, – подтвердила Лоли, – поэтому сейчас мне там и появляться не хочется, а моя любимая девушка уехала в Милан в командировку, вот я и скучаю в этом кафе. Ты верно заметила: деваться вечерами некуда.
   Я посмотрела на Виктора. Он заканчивал доедать свой бифштекс, не сводя при этом удивленного взгляда с Лоли. Зная обычную невозмутимость Виктора, я поняла, что он потрясен. С этим он еще в жизни не сталкивался.
   – Ты знаешь, – медленно сказала я Лоли, – Майкла ранили на выходе из твоего клуба… А потом убили Клауса прямо в его студии.
   Она помрачнела.
   – Не знала этого, – тихо сказала она и с силой ткнула вилкой в тарелку, – сволочи…
   Лоли подняла голову и, увидев стоящую около стойки бара официантку, сделала ей жест пальцами. Та кивнула и скрылась в подсобке. Через минуту нам на стол поставили бутылку «Бергшлосса».
   – Сволочи, – с дрожью в голосе повторила Лоли, – Майкл с Клаусом были замечательной парой. Их связи уже приблизительно три года, и у них все было хорошо. Очень мало кто из наших так долго сохраняет семейные отношения…
   Мы помянули Клауса, Лоли снова закурила и спросила меня:
   – Могу тебе чем-нибудь посодействовать?
   – Наверное. Скажи, что находится в клубе наверху? Перед тем как в Майкла стреляли, он был там.
   – Массажный салон, – кривя губы, ответила Лоли. – Одно из изобретений нового директора – маленькая сауна на трех-четырех человек, зимний сад и проститутки. В основном студентки из университета. Не пойму только, что там делал Майкл. Он – порядочный человек… Когда, ты говоришь, в него стреляли?
   – В четверг вечером.
   Лоли задумалась, потерла лоб:
   – Совсем потеряла счет времени после отъезда Джулии… – она снова взяла сумку, достала из нее блокнот в глянцевой зеленой обложке и полистала его, – нашла, в четверг там как раз зависал Гурский с друзьями. Кстати, – Лоли посмотрела на меня внимательно, – он и сегодня тоже запланировал оттяг. С восьми вечера.
   Я машинально достала еще одну сигарету из пачки и покрутила ее в пальцах.
   – Значит, сегодня… – проговорила я.
   Мы с Лоли смотрели друг на друга, и каждая думала о своем.
   – Шмайссер – человек ассоциации? – наконец, спросила я. – Или он сам по себе?
   – Он ни в коем случае не сам по себе, – ответила Лоли, – но к ассоциации он не имеет отношения, у него другие боссы. Там этому пошлому ничтожеству Роме Гурскому ловить нечего.
   Я молча продолжала вертеть сигарету, поглядывая на часы, задумавшись о перспективах сегодняшнего вечера.
   – Все узнала или есть еще вопросы? – Лоли вздохнула и налила себе еще «Бергшлосса». Я недовольно взглянула на Виктора, недоумевая, почему он не ухаживает за дамой. Виктор ответил мне взглядом осуждающим и твердым.
   – Есть еще один и, наверное, последний, – я решилась и вернула сигарету обратно в пачку, – что такое «гей» я знаю, а что означает слово «гай»?
   – Чучело, – растерянно ответила Лоли, – а при чем здесь это?
   – Одна моя знакомая так назвала Шмайссера.
   Лоли застыла, и мгновенье спустя мы вместе с ней громко рассмеялись.
   – Нам пора, – сказала я, вставая со стула. Виктор резко вскочил и двинулся к выходу.
   – Удачи, – пожелала мне Лоли.
   – Лучше будет сказать: счастливой охоты.

   Глава 10

   Сидя в удобном кресле, я через отражение в зеркале видела задумавшегося с журналом в руках Виктора. Он сидел в вестибюле на стуле рядом с журнальным столиком. Журнал, открытый на одной и той же странице, он держал перед глазами уже с полчаса. Не меньше.
   Вестибюль от зала был отделен прозрачной стеклянной стеной, и поэтому я могла позволить себе удовольствие подглядеть за не подозревающим этого мужчиной. Проходящая мимо Виктора девушка случайно задела журнал, и он упал на пол. Виктор нагнулся, недовольно хмурясь. Вот и все объяснение: он просто-напросто спал, закрывшись от мира красивой обложкой. Мне стало немного стыдно: я позволила себе забыть, чем обязана этому человеку.
   Я перевела взгляд на зеркало, висящее передо мной.
   Мастер уже заканчивала работу, и на меня из зеркала смотрела красивая блондинка с пышной прической и с замечательно наложенным вечерним макияжем. Нужно было привыкнуть к своему новому лицу. Приятно сознавать, что тебя ничто испортить не может.
   Я опять взглянула на Виктора. Очнувшись от сна, он внимательно осмотрел зал и, вскочив на ноги, завертел головой по сторонам. Потом подошел вплотную к стеклу и пригляделся ко мне. Я заметила, что он меня узнал только после пристального рассматривания. Следовательно, можно сказать, что эффект был достигнут.
   Я решилась на изменение имиджа по нескольким причинам, и которая из них основная, я, пожалуй, и сама честно ответить не смогла бы. На ближайшие несколько часов – маскировка. На последующее время – перемена силы воздействия на окружающих. Обычно я просто нравлюсь, а теперь должна буду нравиться чрезвычайно.
   Я подумала про Майкла и передернулась. Ну почему такие приятные мужики оказываются бесперспективными, а?!
   Красоту я наводила в «Салоне красоты» и, надо сказать, осталась очень довольна. Само название салона несло в себе гарантию качества и уверенность в результате.
   Около половины девятого я вышла и взяла Виктора под руку.
   – Идемте, граф, нас ждут великие дела, – пообещала я ему, и этот спартанец лаконично кивнул мне в ответ.
   Мы поднялись на третий этаж, и при входе в клуб я показала членскую карточку. Охрана про Виктора даже не спросила. Член клуба действительно имел право проводить двух гостей. После обязательного проглаживания металлоискателем мы прошли в зал.
   Здесь все было, как вчера. Грохотал забойный шлягер, массы резвились. Я предусмотрительно выпустила Виктора на свободу, чтобы не выделяться из «своих». Он просто шел на шаг сзади, серьезно и внимательно рассматривая присутствующий контингент. Мой путь лежал к месту тусовки Шмайссера. В буфет сегодня идти не хотелось.
   Проходя через беснующуюся под музыку толпу, я услышала сзади неясный звук. Оглянулась и увидела, что Виктор поддерживает под плечи парня, явно теряющего сознание. К ним подскочили несколько человек, видно, знакомые заболевшего. Виктор бережно передал им парня и догнал меня.
   – В обморок упал парнишка? – спросила я, не прекращая идти вперед.
   – Приставал, – доложил Виктор.
   Я вздрогнула от этих неожиданных слов, но не оглянулась, чтобы его не смущать.
   Шмайссер крутился на своем месте около дверей в туалет. Рядом с ним, еле двигаясь, подтанцовывал под музыку Цыпа. Коляски, продавшей меня за триста рублей, видно не было. Шмайссер несколько мгновений смотрел на меня, не узнавая, потом поняв, что я не его клиентка, потерял ко мне всякий интерес. Законченный гей – что с него возьмешь!
   Мы с Виктором прошли мимо Шмайссера и его верного Цыпы. Толкнув знакомую дверь, ведущую на лестницу, я прошла туда. Виктор последовал за мной и прикрыл дверь. Мы постояли немного в темноте. Я закурила, подумала, подождала: не сунется ли Шмайссер следом. Не сунулся. Очевидно, принял нас за парочку, идущую заниматься «кто во что горазд», как он мне сам сказал.
   – Виктор, – негромко позвала я.
   Он подошел ближе.
   – Сходи, пожалуйста, и спроси у этих двух парней, где тебе найти Коляску. Это кличка девушки. Они, может быть, будут отрицать, что ее знают, но ты будь понастойчивей. Хорошо?
   Он молча кивнул и вышел. Было очевидно, что Коляска не имеет для Шмайссера никакого значения и Виктору вполне могли сказать, где она сейчас ошивается. Однако то, что я увидела, удивило меня.
   Распахнулась дверь, и Цыпа, приторно вежливый и предупредительный, объяснил Виктору, что нужно осторожно спуститься по темной лестнице, выйти на улицу и там Коляску можно будет найти без затруднений.
   Виктор кивнул и пошел вниз. Цыпа даже подержал открытой дверь, чтобы свет, идущий из зала на темную лестницу, сделал Виктору спуск удобнее.
   Я прижалась к стене и притворилась, что кроме курения меня не интересует ничего в этой жизни.
   Шаги Виктора затихли. Я повернулась – Цыпа скользнул по мне равнодушным взглядом и ушел, плотно закрыв за собою дверь.
   Снова Ольге Юрьевне пришлось спускаться в полной темноте. Так как опыт у меня уже был, я слетела на улицу в несколько секунд и даже не запыхалась.
   Виктор ждал меня около входа.
   – Что ты им сказал? – спросила я. – Они отнеслись к тебе с таким вниманием.
   – Я ее жених, – спокойно ответил он.
   – Желаю тебе не разочароваться, – пробормотала я и огляделась.
   Дворик был полутемным. Только одна худенькая девушка маячила невдалеке от нас. Она уже направлялась к Виктору, но когда вышла я, девушка сразу же изменила курс, совершив плавный разворот в обратную сторону.
   Теперь уже к ней направилась я и, подойдя, спросила про Коляску.
   – Подождите немного, – с любопытством оглядев меня, ответила девушка, – она скоро подойдет.
   Это «скоро» не затянулось. Коляска вынырнула из темноты зарослей, окружающих забор, и медленной походкой направилась к девушке. Из тех же зарослей вышел и невысокий парень в шортах. Поправляя рубашку, он прошел мимо нас с Виктором и затопал по лестнице.
   Девушка пошепталась с Коляской и показала ей на меня.
   – Не пойму, кто это… – услышала я ее голос.
   Я подошла к ней и отвела ее в сторонку.
   – Привет, – поздоровалась я.
   – Привет, – ответила она, не узнавая.
   Пришлось объяснить ей, что мы старые знакомые и не далее как вчера она меня едва не подвела под монастырь. Реакция моей доброй знакомой была весьма оригинальна.
   – Я тебе через час, наверно, смогу вернуть половину дозы, – сказала она и уже навострилась уходить, но я ее задержала.
   – Можешь оставить ее себе, – сказала я, – но в обмен посоветуй мне, как лучше поступить.
   – Ну? – напряженно отозвалась она.
   – Мне нужно попасть наверх в большой массажный кабинет. Как это лучше сделать, чтобы не выгнали?
   Коляска покрутила головой, пошмыгала носом и почесала себе коленку.
   – Это не так просто, – наконец выдала она, – денег будет стоить.
   – Сколько?
   – Двести! – выпалила она и застыла, ожидая моего ответа.
   – И за эти деньги я туда пройду? – удивилась я. – Как клиентка, что ли? Не получится, кабинет уже занят.
   – За эти бабки я тебе скажу верный способ, как туда пройти, – важно сказала Коляска, – дам подход к человеку, и она тебя там куда-нибудь посадит. Годится?
   Я подумала, что другого варианта пока нет, и кивнула:
   – Годится.
   – Гони бабки.
   Я не взяла с собою сумочку: Виктор был на сегодня не только моим телохранителем, но и кассиром. Я подозвала его, и он мне дал двести рублей. Они тут же исчезли в кулаке Коляски.
   – Короче, – она немного подалась ближе ко мне, – поднимешься туда и спросишь Ленку-массажистку, скажешь, что я просила показать тебе, что можно.
   – И она мне все так и показала, – засомневалась я.
   – Конечно. Ты же ей дашь еще двести и скажешь, что я возвращаю долг, – сказав это, Коляска отпрянула в сторону.
   Виктор неуловимым прыжком тут же оказался рядом с нею и поймал ее за руку.
   – Пусти, – зашипела она.
   – А эта Лена действительно может провести в кабинет? – как будто ничего не случилось, спросила я.
   – Ну да, – Коляска, не сумев освободить руку, успокоилась и поглядывала на Виктора уже с некоторым уважением.
   – Если она скажет по-другому, мы вернемся и тебе будет больно об этом вспоминать, – пообещала я.
   – Не скажет, – убежденно проговорила Коляска, – она только сегодня мне ныла, что ей очень бабки нужны.
   Виктор по моему знаку отпустил Коляску, она быстро отошла на безопасное расстояние, а мы вошли в служебный вход и стали подниматься по лестнице.
   – Так ты понял, кто это? – спросила я у Виктора. – Твоя «невеста»!
   Он молча сплюнул на ступеньку.
   Мы поднялись до четвертого этажа и остановились перед широкой деревянной дверью с глазком в центре. Лестница здесь заканчивалась.
   Я встала перед глазком, махнула Виктору – тот спустился на пролет ниже и остановился там.
   – Если не вернусь через час, значит, стала проституткой, а не вернусь через два часа, значит, меня убили, – громко прошептала я.
   Виктор серьезно посмотрел на меня и показал на свои часы.
   – Через час, – кратко сказал он.
   Я кивнула.
   Мысленно перекрестившись, я постучала в дверь. Ничего не произошло. Потом постучала еще раз. И еще. После третьей попытки за глазком что-то мелькнуло – дверь медленно отворилась, и на пороге появился пузатый бугай в красных трусах и сланцах, с толстой цепью на шее.
   – Чего тебе? На смену, что ли, опоздала? – прогундел он, почесывая пузо. – А вроде все ваши на местах.
   Я улыбнулась и попросила:
   – Мне бы увидеть Лену-массажистку, если можно, конечно.
   – Ленку, – задумался открывший мне, посматривая на мои ноги, – Ленку, значит… Ну, заходи, – решился он, осмотрел лестницу у меня за спиной и сделал шаг назад.
   Я прошла и оказалась в небольшой комнате. В ней были два высоких шкафа, деревянный стол и две лавки, стоящие вдоль стола. На столе выстроились рядами бутылки с пивом. Из этой комнаты вела в следующие помещения застекленная витражная дверь. Она была прикрыта.
   Шлепая подошвами сланцев и покачивая плечами, бугай подошел к этой двери. Открыв ее, обернулся и небрежно предложил:
   – Если хочешь, пивка глотни.
   Когда он вышел, я подскочила к шкафам и по очереди заглянула в каждый из них. Мною руководило только желание найти тайник, куда бы можно было спрятаться в случае чего. Моя врожденная отвага давала сбои.
   Довольно быстро дверь снова отворилась, и вошла худенькая светленькая девушка в белом халате.
   – Вы ко мне? – удивилась она.
   – Вы – Лена? – спросила я и, протянув ей двести рублей, сообщила, что Коляска расквадратилась вернуть долг.
   Лена обрадовалась и поблагодарила, но когда я заикнулась о возможности зайти в кабинет, она перепугалась и начала меня выпроваживать. Так мне и надо было: понадеялась неизвестно на что.
   Когда я, уже совсем опечаленная, была готова уйти, витражная дверь снова отворилась, и в комнату вкатился почти голый, маленького роста лысый мужчина. Из-под отвислого живота у него выглядывала лишь узкая полоска махрового полотенца.
   – Боже мой! Какой шарман! – вскричал он, распахивая руки в радостном приветствии. – Вы тоже здесь работаете? А почему вас не было в прошлый раз?
   – Нет, Роман Романович, – ответила Лена, – это знакомая забежала на минуточку, сейчас уже уходит.
   – Почему же уходит?! – возопил этот коротышка – У нас здесь весело, интересно, и с такой интересной женщиной будет еще… – он замялся, подыскивая нужный эпитет, и я, не удержавшись, помогла ему:
   – Интересней.
   – Да!
   Пошучивая и подпрыгивая, Роман Романович принялся уговаривать меня разделить его общество. Прилично поломавшись, я согласилась зайти «на чуть-чуть». А мне надолго было и не нужно. Я хотела посмотреть на персонал, на гостей и послушать разговоры. Может быть, удастся кого-нибудь из них вывести на разговор о минувшем четверге. Где-то здесь пряталась тайна покушения на Майкла. А возможно, она лежала на поверхности. Я надеялась ее разглядеть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация