А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фавориты ночи (сборник)" (страница 10)

   – Серый, твою мать, ты где? – Диман заволновался и дернул пистолет, оглядываясь на дверь гостиной.
   Из коридора послышался невнятный звук. У меня, по крайней мере, сразу возникло впечатление, что Серый набил чем-то рот и в ответ у него получилось только неразборчивое «а-э».
   – Орать станешь – башку оторву, а так, может, еще и поживешь, – тихо сказал мне Диман, поглощенный происходящим в коридоре.
   Он, морщась, встал, опираясь кулаками в колени, держа пистолет в правой руке. Бросил на пол окурок, наступил на него и растер.
   – Се-ерый! – Диман, вытянув шею, постарался заглянуть в коридор, не отходя от меня дальше чем на шаг.
   Какая-то тень мелькнула в дверном проеме, снова раздался звук ломающейся пустой коробки, и Диман отпрыгнул в сторону, шипя и зажимая правое запястье. Пистолет со стуком упал на пол.
   – С-сука, – выдохнул он и быстро нагнулся, пытаясь схватить пистолет левой рукой.
   Я увидела Виктора, нашего редакционного фотографа. Нашего замечательного молчуна-афганца… Слегка приседая, он быстро, левым боком подскочил к Диману. В правой руке Виктор держал пистолет.
   Диману не повезло, он опоздал на секунду. Я видела, как поднимается ствол его пистолета, и тут Виктор нанес ему несколько неуловимых ударов ногой. Снова пистолет Димана упал на пол, сам он шарахнулся к окну, приближаясь ко мне. Я пересела плотнее на пятую точку и попыталась пнуть его ногами. У меня это не получилось, потому что он вовремя заметил мой маневр и отпрыгнул.
   – Руки! – кратко скомандовал Виктор.
   Теперь он стоял напротив меня, а Диман с левого бока. Скользнув по мне взглядом, Виктор на мгновенье отвлекся, и Диман, сделав ему подсечку, бросился к своему пистолету, лежащему на полу. Виктор, упав на руки, перекувырнулся и постарался движением ноги опередить Димана.
   Я поняла, что Виктор нарочно не стреляет, надеясь и так взять Димана. Тот был ранен в запястье и двигался по сравнению с Виктором медленно и неуклюже.
   Они дотянулись до пистолета почти одновременно, но внезапно Диман перестал бороться за оружие и попытался достать Виктора ударом левого локтя в грудь. Виктор захватил его руку, и они покатились по полу. Очевидно, ранение Димана было несильным и он еще рассчитывал постоять за себя.
   В это время в дверь осторожно заглянула Маринка. Она расширенными глазами осмотрела развернувшуюся перед ней картину и сделала то, что я никак не могла догадаться сотворить сама, увлеченная зрелищем борьбы.
   Маринка открыла рот и заорала.
   Диман, сумевший навалиться сверху на Виктора, приподнял голову и тут же сильно ударил Виктора лбом по носу. Виктор, нырнув под Димана глубже, почти выскользнул, но вдруг Диман, вскочив на ноги, отшвырнул Маринку от двери и выбежал в коридор.
   Я услыхала, как он затопал вниз по лестнице. Маринка сразу же прекратила звуковую атаку. Виктор прыжком встал на ноги и рванул следом за Диманом.
   – Стой! Стой, Виктор! – крикнула Маринка и тоже исчезла за дверью.
   Я осталась в комнате одна. Это было, конечно, лучше, чем в тесной компании с бандитами, желающими получить от меня непонятно что. Я осмотрелась и увидела ключик от наручников, валяющийся почти на середине комнаты. Добраться до него было невозможно.
   Я отклонилась на максимальное расстояние вправо и постаралась заглянуть в коридор через открытую дверь гостиной. Маринка умчалась вслед за Виктором, но в квартире я была не одна. Я увидела на полу коридора лежащего навзничь Серого. Он покачивал головой и медленно начинал приходить в себя после встречи с Виктором.
   Такой поворот событий меня не устраивал. Заорать, как Маринка, я побаивалась, потому что это могло побудить Серого очнуться быстрее. Сидеть и ждать тоже не хотелось.
   Я дернулась в одну сторону, потом в другую. Встала и отодвинула шторы. Выглядывая на улицу, я увидела только темноту и свое отражение. Я себе не понравилась. Торчать в окне смысла не было, и я села обратно. Приходилось тоскливо ждать.
   Наконец послышались шаги и тихий разговор. Хлопнула входная дверь моей квартиры. Отклонившись вправо, я увидела вернувшуюся Маринку. Она сразу же побежала ко мне.
   – Ты в порядке? – громко спросила она, и я кивнула.
   – Угу…
   Маринка наклонилась и подергала цепочку наручников.
   – Придется пилить, – сказала она задумчиво.
   Я показала ей на ключ, и она освободила меня.
   – Ты не позвонила сегодня вечером, как мы договаривались, – затараторила она, чуть не плача, глядя на меня и представляя, что мне пришлось пережить, – я тебе звонила, звонила, а потом уговорила Виктора съездить. Смотрим, у тебя вроде свет есть, поднимаемся…
   В дверь заглянул Виктор, улыбнулся мне и рывком поднял за шиворот Серого. Тот замычал и слабо зашевелил всеми конечностями. Виктор потащил Серого к нам.
   Маринка взяла меня за руку, и мы отошли к дивану. Виктор бросил Серого около батареи, но пристегивать наручниками не стал.
   Мы с Маринкой сели на диван, а Виктор похлопал Серого по щекам. Тот замотал головой, открыл глаза и, застонав, схватился правой рукой за левое плечо. Оно все было в крови, уже пропитавшей рубашку. Серому досталось в коридоре от Виктора весьма неплохо. Над правым его ухом уже выпятилась немалых размеров шишка, посередине лба краснела широкая ссадина.
   – Ты ранил его, Виктор? – спросила я.
   Виктор оглянулся на меня.
   – Пистолет не отдавал, – по своей привычке к лаконичным фразам сказал он и, кивая на Серого, спросил: – Что?
   – Кто его послал? – подсказала я первый вопрос.
   – Ну? – Виктор переадресовал вопрос Серому.
   Тот посмотрел на нас, потом на него и смачно выругался.
   – Хам! – возмутилась Маринка и достала сигареты.
   – Будешь? – она предложила мне одну.
   – Спрашиваешь…
   Мы закурили.
   В этот момент Виктор молча протянул руку, поднял продолжающий нагреваться утюг и приложил его к правой щеке Серого.
   Тот издал жуткий вопль. Виктор поставил утюг на пол и повторил:
   – Ну?
   – Гурский, – постанывая, ответил Серый, – кто ж еще?
   Он морщился, глаза у него повлажнели.
   – Роман Романыч? – уточнила Маринка, – президент «Апреля»?
   – Ну да, – Серый, косясь то на Виктора, то на утюг, оказался разговорчивым хлопцем. – Мне нужно сделать перевязку, – сказал он, страдальчески перекашивая лицо.
   Виктор снова вопросительно посмотрел на меня.
   – Что вы от меня хотели, объясни просто, чтобы я поняла, – попросила я Серого.
   Тот недоуменно вытаращился и стал монотонно говорить, перемежая слова ругательствами, не переставая жалеть себя и свои раны:
   – Ну ты… с Мишкой решила копнуть под «Апрель»… Мишка твой полез куда не надо, его это… того… А тебя никак… поймать не могли… узнать, что он раскопал… Мне «скорая» нужна!
   – Отвечай быстрее, – посоветовала Маринка, и Виктор кивнул, соглашаясь с ее словами.
   Серый оглядел всех нас с ненавистью.
   – С самого первого дня вы хотели именно этого? – удивилась я. – А зачем меня под машину толкали?!
   – Не-е, – Серый опять покосился на Виктора, – сперва тебя надо было озадачить, по плану, чтобы ты, значит, шугаться начала… а если ненароком грохнуть или там поломать, но случайно, за это премия, значит. А это потом, про Мишку-то. Диман доложил, что ты с ним по кафе ходишь, Романыч и просек, что неспроста это.
   – Как же вы, мерзавцы-сволочи, живого человека под машину?! – Маринка не выдержала, соскочила с дивана и подбежала к Серому. Тот сжался и наклонил голову. – Как это: премия, если ненароком!.. Не бойся, сволочь, не трону… А кто в Мишку стрелял? – выкрикнула она.
   – Диман и стрелял… – признался Серый, – он сам потом сказал… Мне бы «скорую», вы что, не люди, что ли?! Не понимаете?
   – Диман стрелял в Мишу Яблокова в клубе «Фаворит»? – уточнила я.
   Серый кивнул.
   – На улице…
   – Клауса с охранником Диман убил, или вы вместе сработали? – продолжала я.
   – Какого еще охранника? Не надо этого! – энергично запротестовал Серый. – Впервые слышу!
   – Про Клауса-фотографа ты тоже впервые слышишь? – не поверила я.
   – Не знаю такого! Что знал, все рассказал, а другое мне вешать не надо!.. – Серый сморщился, – дайте, что ли, тряпку какую-нибудь, я сам перевяжу. Вы звери или люди?!
   – Вызовем «скорую» и выведем его из дома, – предложила я, подумав, что выяснено все, что было нужно, – пусть там и забирают.
   – Милицию надо вызвать и сдать его! А подохнет – одним гадом меньше, – Маринка разошлась не на шутку, но меня эта перспектива не устраивала. Мне показалось, что я нащупала вариант получше, кроме того, я чувствовала себя такой разбитой!
   – Они же на всю ночь нам разборки учинят, – простонала я, – а мне так спать хочется…
   – Звоните, отвезу, – сказал Виктор, и Маринка развернула этот тезис:
   – Виктор сам отвезет его на «скорой» и даст все показания, скажет, что на улице его подобрал.
   – Слышь, пацаны-девки, – жалобно застонал Серый, бегая глазами от утюга к нам с Маринкой и обратно, – а может, пустите меня, я же так… Мне сказали… Я же теперь инвалидом могу остаться…
   – Давай, Виктор, звони в «скорую» и вместе с пистолетом его и сдай, – попросила я, – а мы тебя подождем здесь.
   Виктор кивнул, взял пистолет Серого, стер с него все отпечатки краем своей майки. Подойдя к телефону, он вызвал «скорую», представившись случайным прохожим.
   Он положил трубку и, подойдя к Серому, рывком за пояс брюк поднял его на ноги. Повинуясь Виктору, Серый, морщась и постанывая, пошел к выходу.
   Мы с Маринкой, сидя на диване, слышали, как хлопнула входная дверь.

   Глава 9

   Утро для меня началось тяжко и неприятно. Встала я с постели с трудом и с трудом потащилась в ванную комнату. Меня подстегивало только мое неуемное желание разобраться во всем этом мутном деле.
   Маринка уже хозяйничала на кухне и, судя по результатам, занималась этим уже давно. На кухне сидел и Виктор, слушая по радио новости.
   – Проснулась? А ну, быстрее умывайся и – завтракать! – весело скомандовала мне Маринка.
   Я ей кивнула и так же медленно, как и шла, закрылась в ванной. С полминуты я размышляла о холодном душе, потом, приняв решение, вздохнула и полезла под него.
   Не помогло, кстати, – бодрости не прибавилось.
   Когда я вновь явилась пред ясны очи моих друзей, Маринка, накладывая мне каши в тарелку, ввела в курс последних событий.
   – Приехала «скорая», – Маринка тараторила по своей привычке, – Виктор сразу же спрятался и видел, как забрали этого бандюгу. Он, представляешь, – Маринка посмотрела на Виктора с нескрываемой гордостью, – заново заставил бандита поставить свои отпечатки на пистолет и сунул ему его – ты не поверишь, – Маринка захихикала, – прямо в трусы!.. А нераненую руку привязал ремнем за спину. Так его и подобрали…
   Я слушала, кивала и думала.
   – О чем думаешь? – спросила меня Маринка, видя, что я ее плохо слушаю.
   – Как в газете, нормально все? – я посмотрела на нее и снова занялась завтраком, а Маринка так же многословно принялась мне объяснять, что сегодня воскресенье, а вчера была суббота и новостей быть не может.
   – Мне нужно будет заехать сегодня на работу, – сказала я, когда в ее повествовании возникла пауза.
   – И не думай даже! – воскликнула Маринка. – Тебе нужно отдыхать, и, кто его знает, может быть, тебе и опасно выходить из квартиры. Я считаю, что Виктор должен остаться с тобой.
   Я покачала головой.
   – Сначала в редакцию, а потом еще в одно место. К Яблоковым, а там видно будет.
   Внезапно я кое-что вспомнила. Пройдя в коридор, я сняла трубку телефона, позвонила по двузначному номеру и попросила передать следователю Попкову в Волжский РОВД, что раненый, подобранный вчера «скорой помощью», может дать информацию о покушении на Михаила Яблокова. После чего я нажала на рычаг. Возможно, к вечеру я раскопаю еще что-нибудь и позвоню снова.
   Маринка в это время подкладывала Виктору в тарелку третью добавку. Виктор был очень удобен тем, что его можно было не спрашивать. Он все равно не ответил бы.
   Замечательная получилась пара из них, подумала я, очень гармоничная, Маринка говорила за двоих, а Виктор так же удачно за двоих молчал.
   Через час мы втроем вышли из дома и направились ловить такси. Виктор был молчалив, как всегда. Маринка напряжена и оглядывалась по сторонам, а я думала и складывала из доставшейся мне информационной мозаики полную картину событий. Нескольких кусочков мозаики не хватало, но я надеялась их получить. Сегодня же.
   В редакции действительно все было, как всегда, и ничего не развалилось без меня. Из всего персонала на работе был только Сергей Иванович Кряжимский – самый старший член редакции и самый опытный журналист. Как любила говорить Маринка, «он пришел в журналистику еще в те времена, когда нас еще и в жидком виде не было»…
   Сергей Иванович прекрасно знал город и его прошлое. Кроме того, не будучи обремененным семьей, он проводил на работе целый день. И выходные тоже. Я направлялась в редакцию с целью залезть в наш редакционный компьютер, чтобы посмотреть, нет ли досье на клуб «Фаворит». Увидев Сергея Ивановича, я уже не волновалась об этом, зная, что нужную мне информацию все равно получу.
   – Ольга Юрьевна? – удивился Сергей Иванович, – Что-то случилось, экстренная информация в номер?
   Он сразу же заволновался, очевидно, прикидывая, что придется выкинуть из уже сверстанного номера. Я его успокоила.
   – Сергей Иванович, дорогой, – я присела рядом с ним за его стол, – мне вас нужно кое о чем спросить.
   Он посмотрел на меня поверх очков, потом бросил взгляд на Маринку, сразу же после прихода в редакцию занявшуюся приготовлением кофе. Виктор спрятался в свою каморку и его не было ни видно, ни слышно. Впрочем, как всегда.
   – Я слышал, вы раскручиваете какое-то громкое дело? – понизив голос, спросил меня Сергей Иванович.
   – Да, и мне нужно узнать все, что возможно, про клуб «Фаворит».
   – Давно пора! Давно! – Сергей Иванович неожиданно разволновался, снял очки, затем надел их снова. Глаза его загорелись праведным боевым огнем. – Давно надо эту гадость вымести и показать всем нормальным людям, пусть возмутятся! И первыми поднимем голос мы! – заявил он с покрасневшим от возбуждения лицом.
   Я немного удивилась такому напору. Обычно он являет пример выдержки и самообладания.
   – Я так понимаю, что о клубе вы располагаете какими-то фактами? – постаралась вернуть я его в обычное состояние.
   – Да, конечно, извините, Ольга Юрьевна, – Сергей Иванович сконфузился за свою неожиданную горячность, потом вспомнил, о чем он собирается поведать, и сконфузился еще больше. Пряча от меня глаза, он начал рассказывать:
   – Клуб «Фаворит» основали две подружки или, как принято говорить сейчас, герл-френд. Они, я прошу прощения, нестандартной ориентации и живут как бы, извините, семьей. Занимаются торговлей тканями. Основной источник поставок – Италия. Ездят и выбирают товар сами. Клуб ориентирован на таких же, как и они, – Сергей Иванович покраснел и продолжил тише, – то есть на гомосексуалистов и лесбиянок. Я очень извиняюсь, вы сами попросили…
   – Да не волнуйтесь вы так, – я погладила его по руке, – я провела вчера целый вечер в этом клубе, и кое-что мне даже понравилось…
   – Как? Вы?! – Сергей Иванович с таким потешным выражением лица уставился на меня, что я рассмеялась. – А Марина, она тоже была… там? – почему-то шепотом спросил Сергей Иванович.
   – Ее я с собою не взяла, – успокоила я Сергея Ивановича и попросила, – а дальше?
   – Дальше? Ах, да, дальше… – Сергей Иванович потер лоб и продолжил: – Финансовое состояние клуба не очень хорошее, несмотря на его популярность в определенной среде. Учредителям пришлось взять два кредита для поддержки деятельности этого… заведения. Кредиты взяты, между прочим, у ассоциации «Апрель». Вот так. А что, собственно, произошло?
   – Есть кое-что, но пока это все не оформилось в готовый материал, – туманно ответила я и, поблагодарив Сергея Ивановича, встала и сказала, что мне уже пора.
   После пререканий с Маринкой из здания редакции я вышла не одна, а с Виктором.
   Мы с Виктором подъехали к дому, где жил Николай Иванович Яблоков, приблизительно в три часа дня. У меня были большие претензии к Лидии, и я решила ее не жалеть. Она, по крайней мере, такую цель в отношении меня себе не ставила.
   Мы поднялись на третий этаж, и я позвонила в квартиру Николая Ивановича. Открыла мне сама Лидия.
   – Ой, здравствуйте, а Николая дома нет, – растерянно сказала она мне, хотя я ее ни о чем не спрашивала.
   – Тогда позвольте поговорить с вами? – предложила я ей, стараясь улыбаться поестественней. Симпатий к этой дамочке у меня не было.
   Лидия перевела взгляд с моей милой мордашки на замкнутое лицо Виктора и заколебалась. Я явственно почувствовала, как ей хочется захлопнуть дверь у меня перед носом.
   – Не надо этого делать, – посоветовала я, и она удивленно вытаращилась, – выгнать меня вы всегда успеете. Но только потом все, что я хотела сказать вам, придется сообщить вашему мужу. Вам это надо? – я внимательно посмотрела ей в глаза и сама же ответила: – Вам этого не надо.
   Помолчав и подумав – о чем только, интересно? – Лидия отступила на шаг и пропустила нас в квартиру.
   – Присаживайтесь, пожалуйста, – она указала нам на один диван и забралась с ногами на противоположный.
   – Я жду гостей, – сразу же предупредила нас она, – у меня мало времени.
   Я кивнула:
   – У нас его еще меньше.
   Я огляделась в поисках пепельницы, и Лидии пришлось встать и принести мне ее откуда-то из глубины квартиры. Подав мне пепельницу, она снова забралась с ногами на диван. Если бы она могла, она бы еще и голову в песок засунула – в такой растерянности она пребывала.
   Я закурила и начала беседу.
   – За то время, что мы не виделись, уважаемая Лидия, мне стало кое-что известно про вас и Майкла.
   – Что же? – упавшим голосом спросила она. – Ничего нового вы узнать не могли, я все рассказала… Может быть, конечно, забыла какую-нибудь мелочь…
   Я помолчала, рассматривая ее в упор.
   – Вы забыли, что вы с Майклом посещали клуб «Фаворит» аккуратно с понедельника по четверг включительно.
   Взгляд у Лидии застыл, и она судорожно сглотнула.
   – Что же еще? Или это все? – хрипло поинтересовалась она.
   – Есть и еще. Вы забыли, что Майкл бегом сбежал по лестнице служебного входа на улицу, и тут в него выстрелил человек ассоциации. Той самой, с которой очень не дружит ваш муж. Получается, что вы утаили многовато мелочей и от вашего мужа, и от меня. А я расследую это дело по заказу Николая Ивановича. Теперь я могу предположить, что вы ведете двойную игру и, возможно, виновны в покушении на Майкла. Как вы думаете, вашему мужу любопытно будет все это узнать? Или не очень?
   Лидия опустила глаза и молчала. Пальцы ее рук медленно сжимались в кулаки и разжимались. Пауза затянулась, мне стало скучно, я переложила ногу на ногу и уставилась в потолок на золоченую люстру. Если она решила выяснить, у кого крепче нервы, то это мы еще посмотрим. После вчерашнего дня, насыщенного веселенькими событиями, на диване я могу сидеть часами. Потому что мне лишний раз шевелиться не хочется.
   – Вы ошибаетесь, – наконец сказала она.
   – В чем же? – удивилась я. – В том, что вы с ним были в клубе не с понедельника, а еще с предыдущей недели?
   – С понедельника, – тихо сказала она и попросила: – Дайте закурить, пожалуйста, кажется, придется рассказать все…
   Она закурила и стала рассказывать:
   – Мы поссорились с Николаем… как раз в прошлое воскресенье… Ну, в общем, я узнала, что у него кто-то есть… но это не важно. Я всегда поддерживала хорошие отношения с Майклом. Давала ему деньги, когда он просил, да и просто с ним приятно было общаться. У нас даже были некоторые секреты от Коли. Если бы Коля узнал, что Майкл – гей, он бы и на порог его не пустил. Он очень предубежденно относится к таким людям… – Лидия глубоко затянулась сигаретой и опять замолчала, задумавшись.
   То, что с Майклом не все чисто, я уже давно подозревала. Но подозревать – одно, а услышать от знающего человека – совсем другое. Я глубоко вздохнула.
   – Вот и в понедельник мы встретились, я ему пожаловалась. Он же все может правильно понять. Такой человек… Вот и предложил мне развеяться. Мы пошли в клуб. Отдохнули, выпили немного… покурили… Я познакомилась с его другом, с Клаусом. Они уже года три как живут. Мы везде ходили втроем. На следующий день – снова. И так до того самого четверга. А в четверг все было вроде как всегда. Мы танцевали, выпили немного. Потом мы уже собрались уходить, вышли на улицу, а мне захотелось покурить…
   – Травки, – подсказала я.
   – Травки, – согласилась Лидия, – я выпила и закрутились дурацкие желания. Майкл пошел искать Шмайссера, а мы с Клаусом ждали его около забора, где служебный выход… Вдруг он выбегает и говорит мне, чтобы мы уходили отсюда, он будет ждать около фонтана. И побежал. Я обозлилась, а тут вдруг выскочил высокий парень и начал стрелять…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация