А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тень на плетень (сборник)" (страница 20)

   Итак, яхта проплыла, и плеск волн от ее обводов затих.
   Маринка первой нарушила молчание, как оно, впрочем, и должно было быть.
   – Это был он? – Она наклонилась к самому моему уху и продышала этот вопрос, одновременно стараясь не упустить из виду и всю водную перспективу перед нами, надо думать, чтобы возвращение яхты не застало ее врасплох. От этого упражнения Маринка стало выглядеть настолько забавно, что я криво улыбнулась в сторону, чтобы она не заметила, и честно сказала:
   – Не знаю, мне показалось, что да. А тебе?
   – Мне тоже показалось, – зло произнесла Маринка. – Вот ведь сволочь какая. Оля, да он маньяк, точно маньяк! Другой бы на его месте давно успокоился, а этот прямо вбил себе в голову дурацкую идею и никак очухаться не хочет!
   – Идею убить меня? – очень тихим шепотом спросила я, больше для себя стараясь привыкнуть к этой мысли, чтобы не пугаться ее.
   Ну хочет убить, ну и черт с ним. Подумаешь: убить хочет! А я, может быть, в Париже хочу жить и заниматься живописью! Вот это идея! А этот кретин: убить хочет какую-то тарасовскую журналистку! Мелко плавает, малыш, хоть и на яхте.
   Да и яхта тоже не фонтан – в три корыта длиной, в два шириной и с командой из двух идиотов под миниатюрным парусом. То же мне викинги, маму их за ногу.
   Маринка, что-то промурзив нечленораздельное, отвернулась к Виктору. Я не перенесла такого пренебрежения к моей персоне. Дернув ее за руку, я спросила еще раз:
   – Идею убить меня?
   – Ну да! – повысила голос Маринка и тут же испуганно прикрыла рот ладонью.
   Мы прислушались.
   Ничего не было слышно, кроме шевеления веток в лесу легким ветерком, и даже всплески воды затихли вдали.
   – Ночью звуки по воде разносятся далеко, – умно сказала я, – смотри, накличешь на свою шею приключений, потом не оклемаешься.
   – Сперва на твою, – вздохнула Маринка, – а на мою в самую последнюю очередь.
   Меня задело это уточнение. Я повернулась к своей подруге, рассуждающей, как наглая швабра, и четко продекламировала предсказание:
   – Не беспокойся, мать, и тебе тоже достанется. За компанию.
   Маринка что-то хотела сказать, глупость наверняка очередную, но почему-то передумала, встала и молча ушла.
   Мы с Виктором остались сидеть вдвоем. Вот странность: после ухода Маринки у меня и настроение улучшилось. Я снова заболтала ногами и постаралась выкинуть из памяти и яхту, и двух хануриков, неизвестно кого искавших в темноте. Говорят же, что ночью все кошки серы, к мужикам эта примета тоже запросто подходит: ночью они все на один голос, да и на одно личико тоже. Простейшие же. Амебы.
   На всякий случай, ну для того только, чтобы убедиться в глупости своих собственных страхов, я беззаботно спросила у Виктора:
   – Это был Пузанов?
   Виктор пожал плечами. Это лучше, чем прямое подтверждение. Лучше бы, если бы он опроверг мои подозрения однозначно. Но даже Виктор при всей его потрясающей чуткости иногда допускает такие досадные промахи. А ведь бывают случаи, когда и соврать можно. Вот как сейчас, например.
   Неизвестность – довольно-таки подлая штука. Может, и ерунда все это, и не касался нас совершенно разговор двух мужчин на яхте, но ведь запомнился же и не идет теперь из головы. А как спать с такими навязчивыми идеями? Вот и я не знаю.
   Так сама незаметно и маньячкой станешь. И будешь от людей шарахаться по углам. Надо же, даже за городом достали!
   Если же, конечно, это по нашу душу.
   Я посидела еще немного и незаметно для себя – честное слово, незаметно! – положила голову на плечо Виктору. Расслабилась я. А что? Не имею права? Так на природе же! И Виктор, святая душа, сделал вид, что не заметил моей слабости. Он не заметил, и я не заметила, ну прямо идиллия из провансальских песенок! И все было хорошо, как вдруг…
   Да, да, как всегда, именно Маринка подала звуковой сигнал в самый неподходящий и, можно сказать, интимно-лирический момент моей жизни. Точнее, не момент, конечно, а так, моментик, но все-таки!
   Итак, внезапно сзади из темноты послышался испуганный Маринкин крик. Услышав этот вопль, да будучи еще в состоянии расслабленном, я вся даже похолодела от испуга.
   Виктор вскочил на ноги и в секунду исчез в темноте. Как раз в том направлении, где стояла наша палатка. Костер был потушен, луна прикрылась тучей, ничего нельзя было разглядеть, хоть подкрадывайся сейчас маньяк Пузанов и режь Ольгу Юрьевну кухонным ножиком.
   Удрал Виктор на Маринкин вой о помощи, я осталась одна. Мне это не понравилось, и я бросилась за ним. Что же еще случилось у этой швабры? На сучок, что ли, напоролась?
   Треск веток и шум шагов сформировались в стройные звуки, и я поняла, что, похоже, случилось то самое, о чем и думать не хотелось: я услышала и Маринкин голос, и еще чьи-то чужие мужские голоса.
   Тем более оставаться здесь одной на бережку было и глупо, и подло. Я встала и, сориентировавшись в темноте, как получилось, побежала к палатке. Нужно было разобраться и действовать.
   Подбегая к нашему потухшему кострищу – еще раз скажу, что луна-зараза пошутить решила и выключилась в самый неподходящий момент подлым чубайсовским методом – и постоянно натыкаясь то на ветки кустарников, то спотыкаясь о какие-то дурацкие камешки, я точно уже различила голоса.
   – Да не пугайтесь нас, девушка, мы ребята мирные, – с бойкими интонациями выкаблучивалась в темноте какая-то скотина, – а вы тут одна или как?
   – А вам кто нужен?! – крикнула Маринка. – Может быть, вам милиция нужна?!
   – Да если вы так ставите вопрос, то, кроме вас, наверное, больше никто, – разгубастилась та же скотина, скотскими же своими ушами не слыша, что со всех сторон бегут люди. До того ему Маринка, что ли, понравилась?
   В этот момент, как поняла, к разговаривающим присоединился Виктор. Виктор, как известно, парнишка не очень-то разговорчивый, поэтому он сразу же с разбега повел свою личную беседу методом жестикуляции.
   Я нарочно не тормозила, у меня и в мыслях такого не было, я застряла в хитрых мангальных приспособлениях, выстроенных Виктором вокруг кострища, зацепившись юбкой за торчащую из земли палку.
   – Это ваш муж, девушка? – услышала я короткий вопрос, и тут же вопрос этот был прерван двумя различными способами.
   Сначала Коля Пузанов проорал недоконченную фразу:
   – Это тот хмырь, что меня в-в-в… – ну а потом послышались два шлепающих удара.
   Коля заткнулся сразу, а его товарищ ругнулся, и что было дальше, я не поняла, потому что опять упала.
   Я поднялась с земли, дернула юбку, услышала, как она трещит, и наплевала на это: там дальше били наших!
   От палатки слышались звуки ударов, Маринкин визг, и тут я в два прыжка ввалилась в самый что ни на есть эпицентр событий.
   Сцена, развернувшаяся надо мной – именно надо мной, а не перед и не рядом, потому что я опять упала и под самые ноги действующим лицам и исполнителям, – представляла собою бой без правил на четыре персоны.
   Виктор, как я поняла, сумел отразить первый удар Николая Пузанова. Маринка, не желая пропускать такие важные события, приняла в них самое деятельное участие, и не только оглушающим и своих, и врагов визгом.
   Она подхватила знаменитый туристический топорик Виктора – как только нашла, не представляю! – и размахивала им с криком: «А ну, только подойди. А-а! Не подходи!»
   Сам Виктор в это время занимался уже не Пузановым, стоящим на коленях и мотавшим больной головушкой, а его напарником. Я, ввалившись и снова споткнувшись, уцепилась чисто по инерции за ноги ближайшего ко мне человека, и оказалось, что я попала на противника Виктора! Я чуть не повалила его! То есть от меня была реальная польза в бою, а не дикий крик в ночи!
   Чтобы удержаться, мужик замахал руками и, разумеется, отвлекся. Виктор воспользовался подарком судьбы в виде боевого приема, проведенного мною, и провел уже свой прием.
   У него это получилось просто здорово, причем он сумел еще и ловко уклониться от Маринкиного топора!
   – Брось топор! – крикнула я ей и тут получила такой качественный удар по головке, что искорки из глазок моих ровненьким строем полетели в космическое пространство, смыкаясь где-то в глубокой темноте.
   Темнота была не только вокруг меня, но и внутри тоже.
   – Куда бросить?! Куда, Оль?! – продолжала где-то кричать Маринка, а я, не отпуская вражеские копыта, но теперь прижимая их к себе только одной рукой, потому что второй прикрывала голову, тащила этого гада вниз.
   Виктор воспользовался моей помощью сполна. Он двумя ударами погрузил второго бандита в глубокий сон. Тот рухнул, и рядом с ним прилегла и я, продолжая поглаживать себе темечко. Посматривая на лежащего рядом мужика, я подумала: «Интересно, а вот когда так оглушают, то сны бывают какие-нибудь? Надо будет у Маринки спросить, она все знает. Только спросить потом, когда она все-таки бросит свой томагавк. И не в меня».
   Я привожу тут свои мысли вовсе не потому, что они весьма ценны для последующих поколений, а чтобы вы поняли: сознание я не потеряла и соображения не утратила. То есть я была и в здравом, и в твердой. В здравом теле и в твердой воле! Или нет… в здравом духе и твердом ухе… Короче, неважно! Важно то, что мы победили, и с минимальными потерями: у меня шишка на затылке, у Виктора синяк на предплечье, и у Маринки голос подсел. Кто чем работал…
   Подняв тяжелую травмированную конечность – я имею в виду голову, – я осмотрела поле битвы. А тут и луна очень любезно заявилась, и немного просветлело.
   Наш уютный обеденный уголок был раскидан, словно по нему проскакало стадо носорогов. На деревянном штыре, единственном уцелевшем на своем месте из четырех аккуратно установленных Виктором, жалко висела какая-то тряпка, напоминающая кусок от моей юбки, но это случайность. Палатка наша все так же стояла, где и была, врать не буду, но она была вся раскрыта, и на наших постелях явно кто-то потоптался. Сумка с запасами раздавлена… Одним словом, полный бенц и никакой романтики. Спать-то как?
   – Ты жива? – просипела надо мною Маринка, присаживаясь рядом.
   – «Еще моя старушка», – пробормотала я еле слышно. Я не шутила, просто не могла же я не продолжить цитату из стихотворения Есенина, предложенную мне Маринкой. Я же все-таки главный бухгал… то есть, я хочу сказать, редактор.
   – Что? – переспросила Маринка.
   – Это стихи, – тихо ответила я, пытаясь подняться и занять ровное вертикальное положение.
   – Ты прикидываешься или на самом деле того, шизанулась? – напрямик спросила Маринка, и так же прямо я ответила:
   – Все со мною нормально, только голова болит.
   – А здорово я их… – начала Маринка, видя, что со мною все в порядке, но осеклась и закончила свою мысль совсем уж нелогично: – Ну и ты тоже неплохо действовала. Ка-ак вцепилась в него, он ка-ак зашатался, тут ему Виктор и наподдал.
   Маринка помогла мне встать, и я встала, все также держась за головушку. Состояние было не самым моим любимым, но ничего, главное, я вроде была жива и вроде все было при мне, даже, наверное, и обаяние тоже, только какое-то прихотливое.
   Земля начала вращаться не с той скоростью, как обычно, и из-за этого все предметы вокруг меня приняли какой-то даже немного сказочный вид.
   Виктор тоже подошел, но не ко мне. Он подобрал с земли прилегшего отдохнуть бандита и отнес его в сторону. Правильно сделал: нечего тут валяться всяким посторонним предметам.
   – А где второй? – спросила я, поглядывая на поверженного врага. – Этот живой, кстати, или уже в лучшем мире?
   – Лучший мир всегда был тут, – сипнула Маринка, – а про этого Виктор говорит, что он через пять минут очухается.
   Я не стала выяснять у Маринки, что означает фраза «Виктор говорит», опасливо покосилась на своего бывшего соседа и постаралась не поворачиваться к нему спиной.
   – Какой бардак, – удрученно сказала я, – а все так хорошо начиналось!
   Я подобрала с земли перевернутую кастрюльку и аккуратно поставила в ее естественное положение.
   – Ты что, собираешься еще здесь порядок наводить? – накинулась на меня Маринка. – Точно с ума сошла! Да я ни на секунду здесь не останусь! Собираем манатки и сваливаем, к чертовой матери!
   – А это еще куда? – спросила я. Виктор, как я заметила, тоже заинтересовался расшифровкой предложения.
   – К машине срочно и едем в город! – заорала Маринка, приседая от мощи децибел своего голоса. И сиплость куда-то сразу слетела, вот что странно.
   – Черт с вами с обоими, – рявкнула она, – едем ко мне! У меня Толик, сосед, в милиции работает и народу живет много, коммуналка все-таки. Погибнуть не дадут!
   Маринка остановилась и внимательно осмотрела нас Виктором, оценивая впечатление от своей микроречи. Не знаю, что она ожидала увидеть. Не знаю. Может быть, открытые рты, заплаканные глаза и полуоткрытые губы, с трудом шепчущие: «Гениально, гениально, ma chere amie!» Допускаю такое предположение, но посудите сами: у меня только-только искры из очей наконец-то все вылетели и вместо них в мозгах стал подниматься несильный однотонный гул, вроде того, как бывает на аэродроме во время захода на посадку старенького АНТа. Ясно, да? Мне было не до экспрессии и не до оценки Маринкиных речей.
   А про Виктора и вовсе говорить смешно: с его невозмутимой флегматичностью даже при извержении Везувия ни фига бы не случилось. А станцуй тут пред ним Маринка хоть стриптиз, хоть изобрази строевой шаг Отдельной роты почетного караула – один черт, реакция его была бы обычная: смотрел бы спокойно и думал непонятно о чем, а Маринка чувствовала бы себя круглой дурой, если бы у нее фантазии хватило, конечно.
   – Виктор! Сворачивай палатку! – крикнула Маринка и потащила Виктора за руку. Тот не сопротивлялся, но это и не означает, что подчинился. Просто пошел, куда повели. Толку от такого послушания мало, это только еще больше бесит.
   Маринка, подавая пример активности и полезной деятельности, начала закидывать в сумки наши тряпочки, ворча, урча и ругаясь.
   Виктор покосился на меня и выдернул первый колышек из крепления палатки.
   Я подумала кое-как и, признав Маринкину правоту, хоть и не хотела никуда тащиться на ночь глядя, стала помогать ей собирать наши вещички.
   Тащиться не хотелось, но и ожидать нового нападения не хотелось тоже: Пузанов-то скрылся и наверняка ошивался где-то рядом. А может быть, и за подкреплением побежал, ведь нашел же он где-то себе одного подельника, следовательно, мог найти и второго.
   Виктор бросил заниматься палаткой на третьем колышке, отошел и присоединился к нам только после того, как подтащил бездыханного бандита совсем близко к ближайшему дереву, крепко связал ему руки и второй конец веревки привязал к стволу дерева.
   Как раз в этот момент успокоившийся браток и пошевелился, но глаз не открыл. Я сразу же поняла, что он уже начал притворяться.
   Ну-ну, попритворяйся дальше. Я почему-то переполнилась вдруг такой гордыней, словно это я одна только что раскидала двоих мужиков. Одного вырубила, и это от меня теперь скрывался тот второй тощий недоумок с не подходящей ему фамилией Пузанов.
   – Кстати, а куда делся Пузанов? – спросила я, утрамбовывая свою сумку.
   – Убежал, я же тебе сказала, – ответила Маринка, копошащаяся тут же рядом.
   – А в какую сторону? – не унималась я. Не одной же Маринке иногда хочется поговорить, и у меня бывают такие же мелкие слабости.
   Маринка подняла на меня глаза и задумчиво сказала:
   – На все четыре стороны он убежал, Оля, на все четыре, собирайся быстрее!
   Виктор свернул палатку, мы с Маринкой упаковали наши тряпочки в сумки. В последний раз оглянувшись и на брошенный лагерь, и на Волгу, которой было абсолютно плевать на то, что здесь произошло, мы направились напрямик через заросли к гужевой дороге. Она должна была нас вывести к деревне, где мы оставили машину.
   До дороги мы не дошли, потому что справа, сквозь прореженные заросли, увидели качающуюся на воде яхту.
   Мне показалось, что она находится так близко, что через три-четыре шага можно подойти к ней вплотную.
   Виктор, шедший впереди, резко остановился, Маринка ткнулась ему в спину, я – в Маринку.
   – Что? – начала было Маринка, но Виктор, резко обернувшись, приложил палец к губам. Так Маринка и осталась стоять с открытым ртом и только спустя несколько секунд очень-очень медленно закрыла его.
   Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Бывают у моей Маринки такие бзики на послушание, что она становится похлеще иного солдафона. Сказано молчать – она и молчит, и даже рот старается закрыть как можно тише.
   Мне кажется, что в такие моменты Маринка необычайно близко подходит к самым пошлым мужским идеалам. Может быть, потому и личная жизнь у нее бурная. Временами.
   Виктор сбросил с плеча на землю палатку, знаком приказал нам оставаться там, где мы стоим, и, пригнувшись, легкими прыжками побежал к яхте.
   Мы с Маринкой остались стоять одни в темноте, в лесу, беззащитные, брошенные нашим единственным мужчиной, и тесно-тесно прижались друг к другу. Так было спокойнее. И теплее, кстати.
   Виктор вынырнул рядом с нами, как мне показалось, прямо из-под земли. Это, конечно же, не так, но он так неслышно и, главное, незаметно подошел, что я этого и не заметила.
   Снова подняв палатку, Виктор направился к яхте. Самое интересное, что на нас он вообще не обратил никакого внимания. Хоть бы кивнул, что ли, или рукой махнул…
   Мы с Маринкой потрусили за ним, надеясь, что Виктор, как всегда, прав и никто на нас не выпрыгнет с соседней ветки и не огреет дубиной по башке.
   Судя по поведению Виктора, яхта была пустой, но лучше было бы знать это наверняка. Маринка не промолчала. Для нее неизвестность хуже всего, и я ее понимаю.
   – Виктор, – позвала она, догоняя нашего проводника, – а там точно никого нет?
   Виктор отреагировал только легким поворотом головы влево, и Маринка успокоенно пробормотала:
   – Так бы сразу и сказал.
   Я всегда удивлялась тому, как она приспособилась и научилась четко и однозначно понимать все жесты Виктора. Идеальная была бы пара, если бы Маринка не… Но не будем об этом.
   Виктор привел нас к берегу и коротким движением не перекинул, а переложил палатку на палубу яхты. Яхта стояла в двух или трех метрах от берега, привязанная нетолстым канатом к стволу ближайшего дерева.
   Виктор нагнулся и подтянул канат, яхта, покачиваясь на воде, подплыла. Берег в этом месте резко уходил вниз, осадка у яхты была небольшой, и она, даже задевая бортом берег, все равно не касалась дна.
   Подав руку сперва Маринке, которая с испугом оглянулась на меня, но послушалась и первой залезла на борт, потом подсадив меня, Виктор отвязал яхту, кинул на нее веревки и сильно оттолкнул от берега. Запрыгнул сам и сел рядом с нами на палубу.
   – Как пираты, – прошептала Маринка и прижалась к Виктору, – а тут точно никого нет? Ты проверял?
   Виктор кивнул и встал. Он подошел к корме, подобрал длинное весло и оттолкнулся им от берега еще раз. Яхта, покачиваясь все сильнее, медленно, но уверенно стала отходить от берега.
   Я осмотрелась.
   Яхта была небольшая. Даже очень небольшая. Не будь у нее высокой мачты, ее можно было бы назвать даже моторкой, но наличие мачты и флажка на ней заставляло все-таки уважительно именовать сию посудину яхтой.
   Я встала и, пройдя два шага к носу яхты, спустилась вниз по трапу – кажется, так называется лестница на кораблях и пароходах – и заглянула в маленькую каюту.
   Две узкие лежанки располагались здесь слева и справа, проход между ними был не шире полуметра. Над лежанками располагались встроенные шкафчики. В общем-то, миленько, но не для такой большой и смешанной компании, как наша. Ну вы меня понимаете.
   – Здорово как, – послышался голос за моей спиной. Это вошла Маринка. – Смотри-ка, тут и шкафчики есть! – Она, подтолкнув меня, прошла, потянулась, раскрыла дверки и заглянула в левый. – Ну понятно. Мужики катаются, и у них тут одни бутылки и даже банка чего-то стильного, – Маринка вынула из шкафчика банку консервов, – килька в томате! Круто!
   Бросив банку обратно, она села на левую койку и потянулась.
   – А я уже думала, что все, кранты моему отдыху, нашему то есть, а тут совсем даже неплохо. Верно, Оль?
   Я не успела ответить, мы услышали, как ворчливо заработал мотор яхты. Переглянувшись с Маринкой, мы вышли из каюты. Виктор, сидя около мотора, смотрел на проплывающий мимо берег. Мы сели с ним рядом.
   – Классно, – сказала Маринка, она свесила ноги с борта, заболтала ими и рассмеялась. – Почти как в Калифорнии, – сказала она, – тепло, яхта и тишина.
   – Почему как в Калифорнии? – не поняла я.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация