А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тень на плетень (сборник)" (страница 11)

   – Точно! – вскрикнула я, наконец-то вспомнив, где я видела этого парня. – Точно! Это был он!
   – Ты думаешь, я не узнала? – хмыкнула Маринка. – У меня на мужиков, слава богу, взгляд оттренированный! Я помню, что ты тогда сказала: не любовь это, ты сказала, а подлость!! Я, правда, тогда и не поняла ничего, но сейчас все становится ясно…
   Маринка замолчала и затаилась, ожидая от меня признаний. Я, как мне показалось, чуть ли не воочию увидела, как растопырились ее уши. Однако к разговорам я не была расположена.
   – Едем! – тихо сказала я, садясь за руль «Лады».
   – Куда едем? – азартно спросила Маринка, словно ехать нам нужно было в разные места или в несколько мест. – А! Я поняла! Ты хочешь ехать к нему! – торжественно воскликнула она, но я качнула головой, пробормотав:
   – Едем на работу.

   Глава 9

   Маринка болтала без умолку. Я старалась собрать мысли в кучу, но ничего из этого не получалось. Вместо того чтобы обдумать то, что со мною произошло, я занималась совсем другим делом. Получалось нечто извращенческое: я изо всех сил старалась отвлечься от Маринкиного голоса и сохранить свои мозги в недосягаемости от Маринки. Наверное, получилось, потому что она несколько раз спрашивала меня, почему я ей не отвечаю и слушаю ли я? Я упорно молчала, и она получила такую великолепную возможность потрепаться и отвлеченно порассуждать в конкретном приложении к моей скромной персоне, что немедленно ею и воспользовалась. Отвлеченности, конечно же, у меня ни фига не получилось. Весь Маринкин разговор вертелся вокруг воображаемого ею моего романа с этим придурковатым мальчиком в кожаных штанишках.
   Так мы незаметно и подъехали к зданию, где располагалась редакция «Свидетеля». Я поставила «Ладу» на привычное место, недалеко от входа.
   – Уже подкатили? – Маринка удивленно завертела головой. – Надо же, а я и не заметила. – Она передохнула мгновенье и спросила: – Как ты думаешь, Оль, наши ровесники, кроме юношеской гиперсексуальности, имеют еще что-нибудь за душой? Вот это твой парнишка, например…
   Выходя из машины, я, чтобы перебить разговор и перевести его на другую тему, спросила:
   – А как ты думаешь, Марина, не являются ли кожаные брюки признаком нестандартности в сексуальной сфере?
   Маринка задумалась даже на более долгое время, чем требовал такой простой вопрос, – я же пошутила. Мы уже подходили к двери здания, в котором располагалась редакция, когда она наконец выдала:
   – Ты думаешь, он, встречаясь с девушками, маскируется? Тогда он просто гад!
   Я шмыгнула носом, скрывая усмешку, и потянула дверь на себя. Она легко подалась.
   – Ты смотри, – удивилась Маринка, – а я-то мечтала, что мы приедем самые первые! Во дает Сергей Иванович: как рано ни примчись на работу, а он уже тут! И не спится ему!
   – Он на работе отдыхает от семьи, забыла, что ли? – улыбнувшись, сказала я, вспомнив один из любимых афоризмов Кряжимского.
   – Да, ты права, Оль, мерзавцы мужики, что и говорить, – поддержала меня Маринка, выворачивая мои слова в своем любимом ракурсе, – это мы, горемычные, от них отдыхаем на работе, а они-то отдыхают всю жизнь! Это уж точно!
   Мы с Маринкой вошли через входную дверь, поднялись по лестнице и прошли по коридору к редакции.
   – А помнишь, вчера что случилось? – шепотом спросила меня Маринка и прижалась ко мне.
   – Прекрати немедленно! – прикрикнула я на нее, уже не сдерживаясь. – И без тебя нервы не в порядке, а тут ты опять с этой чушью!
   Маринка, раскрыв рот, вытаращилась на меня и словно задохнулась, будучи не в силах вымолвить ни слова. Она так затянула процесс молчания, что я, удивившись, даже несколько раз посмотрела на нее. Да нет, не умерла, однако случилось торможение какое-то странное и на нее не похожее.
   Я недолго удивлялась. Распахнув дверь в редакцию, я услышала у себя за спиной обиженно-ядовитое:
   – Ну спасибо, Оленька! Ну спасибо! Я так и…
   Не дослушав новый перл, я прошла в комнату редакции. Первым делом я заметила, что Сергея Ивановича нет за компьютером, и вообще его компьютер, кажется, даже не был включен. А еще я заметила, что кто-то прячется за Маринкиным столом.
   Я остановилась как вкопанная, потом подумала, что пора прекратить дурью маяться – это наверняка сантехник или электрик. Сами же вызывали на прошлой неделе, и вот кто-то из них и явился. Скорее всего, электрик, потому что для сантехника здесь не тот пейзаж.
   – Здравствуйте! – громко и весело произнесла я. Настроение у меня на самом деле стало быстро улучшаться, тем более что здесь, можно сказать, в родных стенах – метафорически, конечно же, – я чувствовала себя защищенной.
   – Это ты с Сергеем Ивановичем здороваешься? – недовольным голосом спросила у меня Маринка, входя следом.
   – Ау, где вы, Сергей Иванович? – крикнула Маринка, направляясь к своему столу.
   Я, ругая себя за подлое злорадство и мстительность, увидела, что Маринка не заметила электрика под своим столом, и решила не попадаться ей под горячую руку, когда она наткнется на этого мужика и разорется, как резаная, от испытанных переживаний.
   Я быстренько, как только смогла, не вызывая подозрений, подошла к кабинету, отворила дверь и вошла в него. Прикрыв дверь за собой, я только шагнула по направлению к своему столу, как сразу же услышала из комнаты редакции великолепный Маринкин крик. Это был даже не крик, а рык, прекрасно затяжной и переходящий в подскуливание. Вот теперь ты поймешь, швабра, что такое испугаться!
   – Йес! – сказала я самой себе, сопровождая это слово соответствующим жестом. – Мы сделали это, Ольга Юрьевна!
   В прекраснейшем настроении я подошла к столу, бросила на его блестящую поверхность сумку и, почти с улыбкой вспоминая происшествие в машине, четко сказала себе, что больше без Виктора никуда не поеду как минимум неделю, а лучше две. А по поводу мальчика в кожаных брюках сегодня же позвоню майору Здоренко. Путь принимает меры, расследует, охраняет меня со своими пятнистыми мальчиками, и вообще, не мое это дамское дело – сидеть в собственной машине под стволом чужого пистолета. Я села за стол, расстегнула сумку, и тут дверь моего кабинета медленно отворилась. Вошла Маринка и не закрыла за собой дверь. Даже не покраснев от аморального удовольствия видеть ее, такую перекошенную, с дрожащими губами, я достала из сумки пачку сигарет, диктофон, полученный сегодня от Ромки, и небрежно, словно и не догадываясь ни о чем, спросила:
   – Ты что там расшумелась? Таракана в кофеварке увидала? – Я осуждающе покачала головой, с трудом сдерживаясь, чтобы не улыбнуться. – Нужно будет купить… забыла… Ну, короче, это средство, по телевизору про него постоянно говорят… как же оно? «Мортал комбат», кажется…
   Маринка, не отвечая, медленно подошла к столу.
   – Да что с тобой? – против ожидания я даже немного взволновалась. Что происходит, в конце концов? Не было еще такого в нашей практике, чтобы Маринка переживала так сильно по поводу подобной ерунды. Или, может быть, это электрик или кто он там еще оказался тем самым парнем, которого она подцепила на прошлой неделе, поверив, что он – долларовый миллионер? Да, от такого разочарования, пожалуй, можно и перекоситься ненадолго. Но почему все же она молчит?
   – Оля, – Маринка помассировала горло ладонью, хрипло откашлялась и тяжело оперлась на столешницу. – Оля, он там мертвый. Убитый. У меня под столом.
   – Кто? – не поняла я и услышала, как мой голос тоже сел. – Кто там мертвый?
   Я почему-то сразу же поверила Маринке, и мне стало дико жалко Сергея Ивановича. А ведь иногда он действительно принимал нитроглицерин, как я могла забыть.
   – Ну что же ты тормозишь! – вскричала я. – Вызывай «Скорую» скорее! Сергей Иванович!
   – Его там нет, – тихо произнесла Маринка, – там только один комендант.
   Я замерла на месте, укладывая в голове Маринкины слова. Какой комендант? Что за очередная херь?
   – Позвони, Оль, – слабо попросила Маринка и села на стул для посетителей. Мне даже показалось, что она сейчас упадет в обморок.
   – Да что там происходит? – проговорила я, быстро выходя из-за стола и приближаясь к Маринке. – Кто умер? Кого убили? Говори толком!
   Маринка кашлянула и тихо произнесла:
   – Коменданта, я же сказала!
   Я недоуменно посмотрела на нее и поняла однозначно, что мы дождались: у Маринки съехала крыша. Ну что ж, если быть честной, я давно этого ожидала, еще, кажется, в прошлом году.
   – Тебе нехорошо? – участливо спросила я, поглаживая Маринку по голове.
   – Сейчас и тебе нехорошо станет! – взревела Маринка, зверски откидывая мою руку. – Иди сама и посмотри! Нечего тут меня за дуру держать! Там у нас покойник лежит! Под моим столом!!!
   Озадаченная этим взрывом эмоций, веря и не веря в одно и то же время, я внимательно посмотрела на Маринку, выискивая у нее на лице скрытую усмешку. Но усмешки не было. Значит, нужно было действовать.
   Я четким, ровным шагом подошла к двери, думая, что сейчас Маринка расколется и признается, что она просто глупо пошутила по своему обыкновению.
   Маринка же молчала, и моя смелость, так лихо проявленная в первые секунды, возле двери стала понемногу испаряться.
   Обернувшись назад, я увидела, что Маринка вовсе не смотрит ехидно мне вослед, как должно было бы быть в случае розыгрыша, она, наоборот, сидела за столом, уронив голову на руки и покачивая ею. От всей ее позы веяло таким отчаянием и безнадежностью, что меня даже передернуло от холодной волны страха, вдруг налетевшего неведомо откуда. Господи! Ну что еще за чертовщина произошла у нас в редакции?!
   Внезапно я услыхала в комнате редакции тихие, медленные шаги. Я едва не сплюнула: ну надо же, чуть было не попалась!
   Распахнув дверь, я увидела, что это пришел на работу Сергей Иванович.
   – А вы уже здесь, Ольга Юрьевна! – произнес Кряжимский, снимая пиджак и вешая его на спинку своего стула. – Что-то вы рано сегодня приехали. Я увидел вашу машину и даже подумал, что что-то случилось… – он вопросительно взглянул на меня.
   – Почти ничего, – ответила я, поворачиваясь к Маринкиному столу, – сегодня, правда, меня один раз чуть не убили, а во второй раз чуть не напугали. Одним словом, обычная рутина, и ничего новенького. Скукотища.
   – Ну и юмор у вас стал, Ольга Юрьевна, – Кряжимский покачал головой и сел за свой стол. – Раньше только Мариночка наша так шутила, а теперь вот и вы начали…
   Я смело подошла к Маринкиному столу, а чего бояться, если я здесь уже не одна и почти наверняка Маринка пошутила?
   Обойдя стол, я заглянула за него и с первого взгляда даже не поняла, что там увидела.
   На полу на правом боку лежал комендант. Да, именно комендант того самого нехорошего дома!
   Левая рука его была безвольна опущена на пол, она неудобно изогнулась, кисть как бы вывернулась наружу. Ботинок с одной ноги свалился.
   Еще не отойдя от потрясения, я наклонилась еще ниже и только тут четко разглядела, что из горла у него торчит узкая и длинная рукоятка ножа.
   – Сергей Иванович, – упавшим голосом позвала я Кряжимского.
   – Да, да, слушаю вас, Ольга Юрьевна, – отозвался он, приподнимаясь со своего стула, на котором он уже успел удобно расположиться.
   – Вызывайте милицию, – сказала я. – Скажите, что у нас здесь труп.
   Сергей Иванович приоткрыл рот, помедлил с секунду, потом быстро подошел ко мне.
   То ли возраст, то ли закалка, полученная за жизнь, сыграли свою роль. Оценив ситуацию одним взглядом, Сергей Иванович крепко взял меня за плечи и почти насильно оторвал от Маринкиного стола. Я и не думала сопротивляться, просто, как бы это понятнее сказать, ноги почему-то начали тормозить и не послушались с первого раза.
   Сергей Иванович отвел меня в кабинет, сунул в кресло и с моего телефона вызвал милицию. Все, что нужно, он сделал быстро и аккуратно. После вызова милиции он вернулся в комнату редакции, отважно подошел к Маринкиному столу, выудил из него кофеварку и поставил вариться кофе. Ну а затем Сергей Иванович как нянька не отходил ни на шаг от нас с Маринкой, пока не приехали оперативники, а за ними и эксперты.
   Вот как раз оперативники, как им и положено, начали развлекать по-настоящему. Сперва нас всех развели по разным углам и стали спрашивать всякие интересные вещи, потом снова собрали в кучу и спрашивали все то же самое, но уже всех вместе.
   Во время этого шоу появился Виктор, который успел как раз ко второму отделению спектакля – не удалось ему отлынить от содержательной беседы с оперативниками, как он ни старался.
   Воспользовавшись недолгой паузой в допросах, которые напористые молодые люди почему-то называли разговором, я попросила разрешения позвонить своему адвокату.
   – Зачем вам это? – искренне удивился тощий меланхоличный капитан, начальник всех этих отечественных лестрейдов. – Никого из вас ни в чем не обвиняют, а пока обвинение не предъявлено, присутствие адвоката законом не требуется!
   – Вы знаете, товарищ капитан, – застенчиво призналась я, – я так привыкла советоваться со своим адвокатом по любому поводу, вплоть до…
   – В чем выйти утром на улицу, – не удержалась Маринка от абсолютно неуместной реплики в присутствии посторонних людей и тут же прикрыла рот ладошкой: – Извини, Оля.
   Нас всех накрыла тягучая пауза, во время которой оперативники задумчиво разглядывали меня, Виктора с Сергеем Ивановичем, Маринку, а я, куснув губы, все-таки взяла трубку своего телефона.
   Видя, что препятствий мне не чинится, я быстро набрала номер сотовика Фимы. Мне повезло: он еще не успел доехать до работы и отключиться – он всегда так делал «из экономических соображений», как любил выражаться. Врал, как всегда, наверное.
   – Оля! – радостно заорал Фима в трубку так громко, что оперативники, услышав его голос, решили продлить задумчивую паузу до конца нашего разговора.
   – Оля, если ты решила пожелать мне доброго утра, то ты опоздала! Я давно уже проснутый, умытый и еду…
   – Фима, ты срочно едешь ко мне на работу! – крикнула я, стараясь остановить накатывающийся поток красноречия. – Срочно!
   – А я не могу, – неожиданно спокойно ответил Фима, – у меня сегодня встреча, рандеву, симпозиум, коллоквиум. Одним словом, меня ждут, Оль. Давай после обеда? Часика в три?
   – Фима, у меня в редакции обнаружен чужой труп! – скороговоркой выкрикнула я, не давая ему возможности отключиться сперва от разговора, а потом отключить и сотовик, чтобы затем при встрече честно наврать мне про плохую связь.
   – Почему чужой? – озадачился Фима, и тут же его пробило: – А милицию вы уже вызвали?!
   – Уже, Фима, уже допрашивают! – радостно крикнула я, понимая, что Фима, скорее всего, еще и не решил, а его руки сами уже разворачивают его ядовито-зеленый драндулет в сторону нашей редакции.
   – Не допрашивают, а расспрашивают, – осторожно поправил меня меланхоличный капитан.
   – Не допрашивают, а расспрашивают, – послушно повторила я, понимая, что с капитаном лучше не ссориться. Черт его знает, сейчас расспрашивает, а потом…
   – Все, молчать! – рявкнул Фима в трубку. – Я еду! Молчать как рыба об лед!
   – Я тебя жду, – устало произнесла я и положила трубку.
   – У меня хороший адвокат, – сказала я, обращаясь к капитану.
   – А фамилия у него какая? – поинтересовался один из оперативников.
   – Резовский Ефим Григорьевич, – сказала Маринка, не пережившая бы того, что я разговариваю, а она нет, пусть даже и с оперативником, – очень хороший адвокат.
   – Это лохматый такой и говорливый? – уточнил капитан и заметно стал еще более меланхоличным.
   Фима влетел в редакцию через три минуты, потрясая какой-то бумажкой.
   – Оля, меня тут на углу какой-то гибддун оштрафовал, представляешь?! – заорал он. – Они сроду тут не стояли!
   – Вы кто? – спросил его капитан, но Фима, аккуратно положив квитанцию штрафа на стол, напористо спросил: – А вы? – после чего полез в карман за удостоверением. Такое ритуальное движение проделал и капитан.
   После того как все познакомились, наш совместный разговор потек более спокойно и обстоятельно. Первым делом Фима вытряс из капитана те слова, о которых мы только мечтали, но спросить как-то побаивались. Оказалось, что, согласно предварительным заключениям экспертов, смерть коменданта наступила приблизительно в три часа ночи. Это раз.
   Во-вторых, дежурный наряд в три часа пятнадцать минут заметил машину «Жигули» первой модели, на большой скорости удаляющуюся от этого здания. Машину настигли через пять минут, когда она уже стояла пустой за два поворота отсюда.
   Оба эти момента да плюс еще наличие доказательств, что все мы были у себя дома, включая Виктора и Сергея Ивановича, делало наше положение достаточно безопасным.
   После того как Фима прояснил для нас обстановку, я вздохнула спокойно, а Маринка даже начала строить глазки капитану. Хотя это, наверное, у нее было нервным: зачем нужен этот тоскующий оперативник?
   После того как атмосфера разрядилась, перед нами на стол была положена длинная тонкая указка, завернутая в полиэтилен. Именно ею был убит комендант.
   – Кому знакома эта вещь? – спросил капитан.
   Все пожали плечами. Все, кроме меня. Я нагнулась, чтобы лучше рассмотреть орудие убийства.
   – Откуда вы знаете этот предмет? Где вы его раньше видели? – тут же насели на меня оперативники.
   – Ми-ну-точку, господа! – Фима, как горный орел, расправил крылья и прикрыл меня ими. – Минуточку! Ольга Юрьевна не сказала, что предмет ей знаком! Она просто старается добросовестно выполнить вашу просьбу и смотрит на эту… Кстати, а что это такое? Указка, что ли?
   Предмет представлял собою как бы длинный стилет, конический в сечении, с деревянной конической ручкой. На рукоятке были нарисованы краской какие-то значки.
   – Так вам незнакома эта вещь, Ольга Юрьевна? – уже мягче спросил капитан, бросая осторожный взгляд на Фиму.
   – Мне кажется, я видела это раньше, – тихо сказала я, – это магический жезл.
   Маринка присвистнула, Фима вздрогнул, а оперативники переглянулись.
   – Так, Оля, – быстро проговорил Фима, – все хорошо. Все отлично! Мы здесь все твои друзья! Пойдем-ка покурим, поговорим, – он погладил меня по руке, – ты знаешь, я вчера интересный фильм смотрел… забыл, как называется… ну короче, хоть секса и не было, но тоже неплохо…
   – Хватит меня уговаривать! – Я вырвала руку, обидевшись на всех сразу. Да раньше у них чердак слетит, чем я начну заговариваться!
   – Это очень похоже на магический жезл декана Розенкранца, – твердо сказала я, упрямо взглянула в испуганные глаза Фимы и достала из ящика стола визитницу. Поискав в ней, я бросила на стол визитную карточку. – Вот, приходил ко мне этот Воланд, и у него было что-то похожее…
   Тут наши беседы разгорелись снова и пошли на второй круг.
   Труп коменданта увезли только через час после приезда Фимы, не раньше, запаковав его в толстый черный полиэтиленовый мешок.
   Еще через час у меня появилась надежда, что, похоже, оперативники скоро нас оставят в покое, и они действительно ушли около двенадцати часов, напоследок попросив всех нас никуда не уезжать из города и переписав все номера телефонов. Разумеется, и моего сотовика тоже.
   – Черт знает что! – заявила Маринка, как только двери закрылись.
   – Он-то точно знает, Мариночка, – согласился Сергей Иванович, раскрывая форточку. – Да вот только нам не легче от этого.
   Фима выдернул из-под манжеты часы, пробормотал «ого» и начал раскланиваться.
   – Спасибо, Фимочка, – с чувством произнесла я. Чувство, наверное, оказалось не тем, на которое рассчитывал Фима, потому что он самым свинским образом сморщился и сказал, что будет звонить мне систематически.
   – Ну, и ты не теряйся, душа моя, – посоветовал он перед уходом, – чуть что – звони!
   – Обязательно, – пообещала я и проводила его до дверей. Заслужил, чистая правда.
   Я вернулась в свой кабинет и впервые спокойно закурила. Ничего не хотелось, даже курить. Такое свинство.
   – Кто хочет кофе? – с безнадежностью спросила Маринка, приготовившая за сегодняшние полдня, наверное, недельную норму этого напитка.
   – Бр-р-р, – откровенно ответила я.
   – И я того же мнения, – поддержал меня Сергей Иванович, – вот от минералки не откажусь. Сейчас схожу и куплю.
   – Ну тогда спрошу прямо и однозначно, – повысила голос Маринка, – кто хочет сегодня работать?
   Я подошла, опустилась на свой стол и поболтала ногами. Работать мне не хотелось, но как начальник я, наверное, не могла об этом сказать первой. А если я не скажу первой, то решится ли кто-нибудь на свое заявление?
   Кряжимский промолчал вслед за мною, и поэтому Маринка решилась перейти в активное наступление.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация