А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чушь собачья (сборник)" (страница 9)

   Глава 8

   Как я и предполагала, сходство с Шарон Стоун было скорее вымышленным. Но есть определенный сорт людей, которым доставляет невыразимое удовольствие сознание того, что они похожи на какую-нибудь личность. По-видимому, сравнение с голливудской звездой приподнимало эту женщину в собственных глазах. Мы с Виктором приняли правила игры.
   Провинциальная Шарон не позволила нам пройти в комнату, она отвела нас на кухню. На ее месте любая порядочная хозяйка поступила бы наоборот. Кухня являла собой печальное зрелище: гора грязной посуды, забрызганные стены, покрытая толстым слоем жира плита. На веревке, протянутой поперек помещения, сохли интимные предметы туалета, а на холодильнике валялась дамская сумочка. Она была полураскрыта, и на белую эмалевую поверхность высыпалась часть содержимого: тюбик помады, денежная мелочь, сигареты и связка ключей.
   Усадив нас на колченогие табуреты, хозяйка сунула в рот одну из сигарет, раскурила ее и, нервно выпустив дым через ноздри, спросила:
   – Чего вам надо? Зачем вас Тигран прислал?
   – Надо нам совсем немного, – ответила я. – Нам нужно знать, где в данный момент может скрываться Тимоха. И вы должны нам помочь.
   Серые глаза самозваной Шарон с недоверием уставились на меня, а потом перекочевали в сторону Виктора.
   – Тогда вы врете, – безапелляционно заявила она. – Никакой Тигран вас не присылал. Тигран может найти Тимоху в любую минуту. Он просто дает ему шанс.
   Сигарета в ее тонких пальцах едва заметно дрожала. Я поняла, что женщина с трудом сдерживает огромное внутреннее напряжение – мне показалось, что она ведет какую-то непонятную и рискованную игру.
   – Хорошо, приносим свои извинения, – сказала я. – Мы действительно солгали. О Тигране мы узнали случайно. Просто нам казалось, что так легче будет найти с вами общий язык.
   – Так кто же вы и что вам нужно? – нетерпеливо спросила Шарон.
   – Откровенно говоря, мы из газеты, – объяснила я. – Газету «Свидетель» знаете? Сейчас мы расследуем одно убийство, совершенное девятого июля на даче. Невинный человек сидит в тюрьме. У нас есть подозрение, что Тимоха что-то знает об этом убийстве. Его показания могут спасти того человека.
   Мне показалось, что теперь на лице хозяйки отразилось разочарование. Глаза ее будто потухли. Она бросила недокуренную сигарету в грязную чашку на столе и сказала, отворачиваясь:
   – Я не знаю, где сейчас Тимоха. Сто лет его не видела.
   Ну, теперь-то врала она – я видела это совершенно ясно. Но желание разговаривать у нее пропало окончательно. Через пять минут она попросит нас покинуть квартиру, и тогда все пропало.
   – Можете ничего не говорить, – сердито сказала я. – Мы прямо отсюда идем к следователю.
   Шарон пожала плечами – мои слова не испугали ее.
   – Между прочим, Тимоху ищет еще кое-кто, – добавила я мрачно. – Один неприятный тип с забинтованной рукой. Он не столь вежлив, как мы, и, между прочим, мастерски владеет ножом!
   Шарон бросила на меня быстрый взгляд. И когда я перехватила этот взгляд, меня осенила новая догадка – этот тип уже побывал здесь! Несомненно это было так – равнодушно-торжествующий взгляд Шарон был убедительнее любых слов.
   Но почему в таком случае она так спокойна? – лихорадочно думала я. Она заодно с этим типом? Когда она успела сговориться с ним? Может быть, она же и навела его на Гаврилова? Но зачем? Все эти вопросы разом метались в моем мозгу, и ни на один из них не было ответа. Как хорошо было бы собраться сейчас в редакции и все спокойно обсудить! Но время шло на минуты, и надеяться нужно было только на себя.
   – И что всем так понадобился Тимоха? – неожиданно произнесла хозяйка. – Можно подумать, это не дешевый сутенер, а премьер-министр! И с чего вы взяли, что он возьмется спасать постороннего человека? Этот идиот мать родную продаст, если хотите знать. Ну, ладно, вы пока посидите, а я кое-куда позвоню – может быть, сумею вам чем-то помочь, – она поднялась и легкой походкой вышла из кухни.
   Едва она вышла, как Виктор тоже встал и бесшумно приблизился к холодильнику. Быстрыми ловкими движениями он принялся рыться в сумочке, внимательно разглядывая предметы, попавшие ему в руки. Один раз я услышала, как он негромко, как будто озадаченно, хмыкнул и опять продолжил свое занятие.
   Я сидела, как на иголках, ожидая, что в любую секунду может вернуться Шарон. Мне все-таки хотелось закончить дело без скандала.
   Однако все завершилось благополучно. Виктор вдруг прервал свое занятие и все так же бесшумно вернулся на свое место. А еще через некоторое время появилась хозяйка. Вид у нее был, пожалуй, довольный.
   – Пролетарская улица, дом шестнадцать, квартира тридцать три, – лаконично сообщила она. – Если не будет открывать – стучите, он наверняка там. Это квартира одной его знакомой.
   Она выжидающе уставилась на нас, давая понять, что свидание закончено. Мы не стали засиживаться. Уже у порога женщина неожиданно спросила:
   – Вы говорили про какого-то жуткого человека с рукой… Может быть, о нем стоит сообщить в милицию? Если он так опасен? Теперь я буду трястись по ночам.
   В голосе ее звучала надежда. Шарон, кажется, была бы не против, чтобы этого человека убрали. И еще она говорила таким тоном, каким говорят о том, что хорошо известно. Наверняка он уже побывал здесь, почти уверилась я.
   – А вы, случайно, не встречали этого типа? – спросила я, глядя Шарон в глаза.
   Она поежилась и ответила безмятежно:
   – Нет, славу богу! Наверное, я просто бы умерла от страха!
   Ее слова прервал требовательный звук дверного звонка. Шарон машинально поправила рукой волосы и бросилась открывать. Она даже не посмотрела в глазок – видимо, на это время у нее действительно была назначена встреча.
   В прихожую ввалились двое – благообразный седоватый джентльмен в изысканном темном костюме с искрой и двухметровый амбал в рубашке с короткими рукавами, из-под которых выглядывали накачанные бицепсы. Джентельмен изобразил на губах слащавую улыбку и церемонно раскланялся, а детина, смерив нас подозрительным взглядом, вопросительно посмотрел на Шарон.
   – Это мои гости, – негромко сказала она. – Они уже уходят.
   Амбал успокоился и, подхватив под локоть своего спутника, повел в комнату. Видимо, он работал у Тиграна – развозил клиентов по злачным квартирам. Мы получались теперь совсем лишними и беспрекословно вышли за дверь.
   – Тебе не показалось, что эта особа знает гораздо больше, чем говорит? – спросила я Виктора. – Она явно чего-то крутит. Только я никак не пойму, что у нее на уме.
   – У нее на уме, – невозмутимо ответил Виктор, – ехать в Кисловодск. В сумочке я нашел железнодорожный билет на имя Козловой А.П.
   – Серьезно? – удивилась я. – Это совсем интересно. Может быть, это не ее билет? Нужно будет узнать ее подлинную фамилию. Хотя, с другой стороны, зачем я положу в свою сумочку чей-то билет? И на какое число?
   – Девятнадцатое июля, – сказал Виктор.
   – Любопытно, – пробормотала я. – А еще, знаешь, что мне показалось? Что «милиционер» здесь уже побывал. Но раз он здесь был, а Шарон цела и невредима… то это значит… А что, собственно, это значит? Может быть, они заодно?
   – Не может, – отрезал Виктор. – Он тогда не пошел бы в Кавказский переулок.
   – Не пошел бы, – согласилась я. – Но почему она тогда не боится? Потому что уже отбоялась? Встреча состоялась, и она сказала все, что от нее требовали. Но тогда другой вопрос – почему он оставил ее в живых? Может быть, он еще вернется?
   Мы медленно спускались по железным ступенькам в полумраке подъезда. Шарканье наших подошв слышалось в тишине. Где-то на уровне второго этажа мы услышали, как наверху хлопнула дверь и застучали дробные тяжелые шаги быстро спускающегося человека. Скорее всего, это был амбал, уже пристроивший своего клиента.
   Я механически подняла голову, чтобы убедиться в своей догадке, но в это время Виктор предостерегающе коснулся моей руки. Я перевела взгляд и увидела, что навстречу нам поднимается какой-то человек.
   Он шел не торопясь, размеренным твердым шагом, слегка ссутулившись и сунув руки в карманы плотной защитного цвета куртки. Это был рослый мужчина атлетического телосложения, с круглым спокойным лицом, на котором почти не было морщин. Но светлые волосы в области лба уже начинали заметно редеть.
   У меня перехватило дыхание, и я едва не остановилась от неожиданности. Человек скользнул по нам равнодушным взглядом и хотел пройти мимо. Но тут сверху с грохотом сбежал давешний громила, поигрывая на ходу мобильником, который держал в руке.
   Он промчался мимо нас, едва не задев плечом, и покатился дальше. Человек в куртке терпеливо пропустил его и намеревался продолжить путь. Неожиданно Виктор оттеснил меня и заступил ему дорогу.
   – Минуточку! – сказал он. – Вы-то нам и нужны!
   Человек нахмурился и пристально посмотрел на Виктора.
   – Не понял, – спокойно сказал он. – По-моему, мы незнакомы.
   – Так, может, познакомимся? – предложил Виктор.
   – Знаете, молодой человек, я очень занят, – объяснил лысоватый. – И совсем не расположен шутить.
   – Я тоже, – сказал Виктор. – Я не собираюсь шутить. Я хочу взглянуть на ваши руки.
   Даже в полутьме было видно, что незнакомец изменился в лице. Но он тут же подавил волнение и сказал очень медленно и спокойно, обращаясь ко мне:
   – Простите, девушка, ваш молодой человек, случайно, не сумасшедший? Зачем он ко мне цепляется? – глаза его в этот момент неотрывно смотрели на Виктора.
   – Мы хотим проверить, не забинтована ли ваша правая рука? – выпалила я.
   Незнакомец, словно от удивления, отступил вниз на одну ступеньку и спросил:
   – Зачем это вам?!
   Решив пойти ва-банк, я любезно объяснила:
   – Нам кажется, что эту руку вам прострелили из пистолета девятого июля, ночью, в районе, где расположены дачи…
   – Какая чепуха! – гневно сказал человек и вдруг, прервав разговор, быстро пошел вниз по лестнице.
   Виктор молча и стремительно перебросил свое худое жилистое тело через перила лестницы и, мягко спрыгнув вниз, преградил ему путь. Я не успела даже ахнуть, как незнакомец, не останавливаясь ни на секунду, выхватил из карманов руки. Правая кисть была забинтована, в левой сверкнул нож с длинным узким лезвием. Делая очередной шаг, незнакомец одновременно ударил Виктора ножом в живот – точно выбросив из кулака короткую неуловимую молнию. Я в ужасе закричала.
   В следующий миг Виктор сумел отбросить противника ударом ноги, и тот, отлетев к стене, тут же оттолкнулся от нее и, не делая никаких попыток продолжить схватку, еще быстрее побежал вниз по лестнице. Через несколько секунд внизу хлопнула дверь, и стало тихо.
   Я бросилась к Виктору. Он стоял, прижавшись спиной к перилам и вытянув вперед ладони, с которых на черные ступени капала густая багровая кровь. На обеих виднелись глубокие порезы.
   – Б-ыстрый, черт! – смущенно сказал Виктор. – Не знаю… Если бы правой рукой – он, наверное, меня бы достал.
   В заднем кармане брюк я нашла у него большой носовой платок и кое-как завязала одну рану. У меня еще был свой платок, но его не хватало на широкую ладонь Виктора, и он просто зажал его в кулаке. Это немного остановило кровотечение.
   – Ну-ка, пойдем! – решительно заявила я и потащила Виктора обратно в квартиру Шарон.
   Как ни странно, он шел покорно, неодобрительно глядя на собственную кровь, которая сочилась сквозь импровизированную повязку. Кажется, он был не слишком доволен собой и задет тем обстоятельством, что какой-то неизвестный сумел справиться с ним одной левой. Мне думается, он был слишком строг к себе – страшно было представить, чем бы все кончилось, если бы Виктор не сумел защититься от смертельного ножевого удара!
   Как и следовало ожидать, Шарон не торопилась реагировать на мой звонок. Это было вполне естественно – ведь она была на работе, а я срывала производственный процесс. Но я не собиралась сдаваться. Не убирая пальца с кнопки звонка, я спокойно ждала, пока у сладкой парочки лопнет терпение.
   Расчет мой оказался верен – трудно заниматься любовью под неумолчный трезвон. Через некоторое время раздался знакомый лязг замков, звякнула цепочка, и в узкую щель выглянуло разгневанное лицо хозяйки квартиры.
   – Какого черта вам еще нужно?! – прошипела она. – Я все вам сказала! Убирайтесь отсюда, или у вас будут неприятности!
   – У нас уже неприятности, – возразила я, показывая на Виктора. – Но вообще-то эти неприятности предназначались, кажется, вам.
   Шарон увидела кровь и ахнула. Не раздумывая ни секунды, она откинула цепочку и впустила нас в квартиру. Я заметила, что лицо ее сделалось пепельно-бледным, а в глазах появился страх. Халат, наброшенный впопыхах, распахнулся, и нашему взору предстали все прелести Шарон, но она, кажется, даже не заметила этого.
   Снова притащив нас на кухню, она принялась рыться в шкафчиках, безжалостно разбрасывая все, что попадалось ей под руки. Наконец она нашла то, что искала, – пакет салфеток и толстый моток бинта. Протягивая все мне, она спросила сквозь зубы:
   – Это был тот? Лысый?
   – Да, он, – ответила я. – И направлялся он к вам. Мы ему помешали.
   Шарон выругалась тоскливым полушепотом и отошла к окну. Пока я как следует бинтовала Виктору руки, она сосредоточенно рассматривала двор внизу. Потом вдруг спросила:
   – Вы думаете, он вернется?
   – Он не успел посвятить нас в свои планы, – ответила я. – Возможно. Но, думаю, у вас еще есть время отправиться с нами в милицию и рассказать все, что знаете.
   – О чем? – воскликнула она. – Я ничего не знаю!
   – Вам виднее, – заметила я. – Можете сидеть дома. Мы ни на чем не настаиваем.
   Шарон колебалась. Неожиданно откуда-то из комнаты прозвучал изнывающий от нетерпения голос: «Котик, где же ты? Я уже соскучился!» А через мгновение на пороге появился давешний джентльмен, одетый теперь крайне скудно. Увидев нас, он изменился в лице и испуганно ойкнул.
   – Убирайся к чертовой матери! – скомандовала Шарон, не оборачиваясь. – Чтобы духу твоего здесь не было!
   – Кто – я?! – пораженно вскричал клиент.
   Но, натолкнувшись на угрюмый взгляд Виктора, он стушевался, отступил назад и покорно произнес:
   – Как скажешь… Я уйду… Только учти, денег ты не получишь. Я имею право не платить…
   – Убирайся вон со своими погаными деньгами! – внезапно завопила Шарон, и джентльмена как ветром сдуло.
   Шарон некоторое время стояла, раздувая хищно ноздри и бессмысленно глядя в пространство. Я закончила перевязку и вопросительно посмотрела на нее.
   – Ну и что вы решили?
   Она вздрогнула и нехотя улыбнулась.
   – Да-да, я обязательно пойду в милицию! – сказала она. – Правда, я ничего не знаю… Может, Тимоха? Но я схожу все равно, раз вы советуете. Только чуть попозже, ладно? Мне нужно закончить кое-какие дела.
   – Ваши дела, кажется, уже ушли, – сказала я, услышав, как хлопнула входная дверь.
   – Ах, это! – Шарон вяло махнула рукой. – Это ерунда! Нет, у меня есть другие дела. Но через полчаса я освобожусь и пойду в милицию, честное слово!
   По глазам было видно, что она безбожно врет, но не могли же мы тащить ее силой!
   Мы сделали вид, что поверили ей на слово, и попрощались. Шарон проводила нас до порога с облегчением.
   Уже у дверей я кое-что вспомнила и как бы между прочим спросила:
   – Простите, а как ваше настоящее имя? Мы, конечно, и сами можем его узнать, но ведь вам нечего скрывать, верно?
   Она пожала плечами.
   – Шарон – это для работы, – сказала она. – Вообще меня Анной зовут. Анна Петровна Козлова. Могу паспорт показать.
   – Спасибо, это лишнее, – ответила я.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация